.АЯ библиотека!

Учебная

Главная Знание - Сила Учебная Материалы омского общества краеведения

Материалы омского общества краеведения - Организация краеведческой работы на местах.

МАТЕРИАЛЫ Омского Общества Краеведения. 1926 г. Материалы Окружной конференции по краеведению. СССР. ОмскОрганизация краеведческой работы на местах.
(Формы и методы ее).

Потребность в широкой постановке вопроса конкретного осуществления краеведного дела у нас давно назрела. В западной Европе, особенно в Англии, Германии, Финляндии краеведение давно уже пустило глубокие корни, получило, самое широкое развитие и сыграло, несомненно, большую роль в деле изучения этих стран и выяснения всех их ресурсов и возможностей. Благодаря чрезвычайно развитой сети многочисленных местных обществ и упорной первичной исследовательско- наблюдательской работе всех разбросанных по селам и деревням интеллигентных сил — врачей, учителей, агрономов и прочих, там не осталось почти ни одного неизученного, хоть сколько-нибудь, уголка. Свойства и особенности каждого данного района, его устройства поверхности геологии, гидрологии почвы, климат, растительности, ресурсы, производительные силы и население с его бытом, хозяйством, экономикой и проч., — все это является там предметом наблюдения и изучения со стороны не только одних ученых, но и самых рядовых, местных интеллигентных и культурных сил, проявляющих в этом должную инициативу, добрую волю, необходимое внимание и достаточную кропотливость и выдержку в длительной работе многолетних наблюдений и изучения. Неизмеримо далеко ушли вперед нас в деле изучения своего края и все остальные Европейские страны, как Франция, Швеция и Норвегия, Голландия, Дания и др. Даже в маленькой Латвии, приступившей к делу Краеведения, можно сказать лишь со вчерашнего дня, главным образом по выделении ее в самостоятельную республику, насчитывается в настоящее время значительно больше 3000 местных краеведческих обществ и пунктов.

У нас же, по всей обширной территории нашего Советского Союза до самого последнего времени краеведное дело вообще было поставлено весьма слабо. Ведали им, главным образом, существовавшие лишь по наиболее крупным губернским и областным центрам, отделы Географического, Антропологического, Археологического, Естественно-Исторического и других научных обществ, которые путем организации экспедиций и командировки своих членов вели научно-исследовательские работы по разным отраслям знания. Исследования сами велись не порайонно, а по тем или иным отдельным научным вопросам, охватывая иногда очень крупные маршруты по целому ряду районов, иногда без связи цели исследования с задачами практического строительства, причем результаты работы часто оставались достоянием узкого круга ученых специалистов, теоретиков. Работа носила академический характер, оторванный от жизни, и достижения ее не становились предметом широкой общественности, оставаясь зачастую совсем неизвестными тем, кто могли бы использовать их для претворения в жизнь. При широком и очень глубоком, подчас, захвате того или иного специального вопроса, хотя и дающем очень много нового и ценного в деле изучения страны в общем, самые исследуемые районы в целом, как комплексы естественно-исторического, экономического и прочих условий и факторов оставались совсем неосвещенными, да и не могли быть освещены в силу непосильности такой задачи для отдельных разрозненных и совсем немногих в конце концов, исследовательских сил ученых специалистов, так как для всестороннего исследования всех многочисленных районов огромной страны не может хватить никаких кадров ученых специалистов; такая задача может быть по плечу лишь широким массам коллективов всех мало-мальски культурных и научно-подготовленных сил.

Но и эта, замкнутого характера, исследовательская и ученая деятельность названных обществ, с их сравнительно значительными кадрами научных работников и специалистов, сосредоточивалась главным образом в столицах и больших городах Европейской России. У нас же в Сибири, где существовало всего лишь несколько отделов чуть не одного Географического Общества с крайне скудными кадрами научных работников, дело краеведения обстояло еще хуже и велось оно силами, главным образом невольных исследователей и наблюдателей жизни Сибири — политически ссыльных, да отчасти заезжими исследователями из тех же центров, при очень незначительном участии в этом деле местного чиновно-служилого элемента. Политссыльные, признававшиеся опаснейшими врагами существовавшего тогда строя, ссылавшиеся в силу этого в самые отдаленные и суровые углы, возможно дальше от культурно-общественных, городских центров, в глуши своей ссылки, являлись обычно каждый в своем районе единственными наблюдателями и исследователями окружающей жизни. Но оторванные часто не только от общения с общественно-научной средой городов, но даже и друг с другом в соседних районах, они могли работать лишь каждый сам по себе, без какого-либо общего плана и системы, по собственному разумению. И далеко не все они заинтересовывались окружающей их жизнью, а из среды заинтересовавшихся опять таки лишь немногие брались за кропотливый и упорный труд систематического наблюдения и изучения, с записью всего замеченного. Труды же тех немногих из них, что отдавались этой работе, попадали, в конце концов, в те же академические и малораспространенные издания указанных выше научных обществ, не становясь тем самым достоянием широкой общественности. Там же публиковались цепные, но специально научные исследования заезжих центральных работников, а равно немногие и не всегда обстоятельные труды местных работников из чиновно-служилой среды. Результат получился тот, что в то время, как оказывался более или менее обследованным какой-нибудь отдаленный, глухой и малодоступный угол, ближайшие к культурно-промышленным центрам районы, где всякое наследование могло бы скорее находить себе реальное применение и использование, сплошь и рядом остаются до сего времени почти совсем незатронутыми в этом смысле. Конечным же итогом такого положения у нас краеведного дела является то, что добрых 70% огромной территории Сибири до сего времени можно сказать еще совсем незатронуты изучением, а остальные 30% изучены так, что требуют еще значительных доисследований.

Но что могло быть терпимо при старом, отсталом государственном строе, тому не может быть места теперь, в нашем новом, социалистическом строе, в пору лихорадочно спешного строительства, когда пульс жизни страны бьется необычно ускоренным темпом. В результате всех пережитых за последнее десятилетие войн и потрясений, страна бьется в тисках промышленного, экономического и хозяйственного кризисов ища средств и путей к скорейшему изжитию их, возрождению нашей экономической мощи и достижению культурного расцвета. Путь же к этому может быть только один — самое всестороннее использование всех ресурсов и возможностей своей страны. А это обязывает нас к самому интенсивному, настойчивому и всестороннему изучению края. Мы не можем уже позволять себе и дальше оставаться в неведении того, что нас окружает, что мы имеем и как их можем использовать. И, вот уже не первый год, как идет настойчивый призыв наших руководящих государственных и научных центров к развитию на местах широкой сети краеведных ячеек и конкретной постановке интенсивного изучения края.

Современное краеведение, в отличие от прежнего, связывается по преимуществу с производственной проблемой. Но отсюда не следует, что оно должно отрешиться от своего научно-исследовательского характера и вылиться в узкий практицизм и любительство. Отнюдь нет. Оно может и должно остаться строго научным. Здесь все дело лишь в том, что часть огромной работы, непосильной по своему об'ёму одним высококвалифицированным научным работникам и специалистам, в части ее простейших первичных форм, перекладывается, в целях ускорения дела, на плечи массы рядовых, хоть и малоподготовленных, но разбросанных повсеместно общекультурных сил, имеющих работать в области наблюдения и сбора материалов по научным вполне программам и указаниям компетентных организаций, с приданием всем этим наблюдениям и сборам практического уклона. Обработка же, обобщение и выведение тех или иных заключений из всего собранного материала и широкое распространение полученных данных во всеобщее сведение, для использования их органами, непосредственно ведающими делом строительства, будут лежать, конечно, на вполне компетентных учреждениях и организациях, с их кадрами ученых и специалистов.

Как же может быть осуществлено краеведное дело в такой научно- практической постановке и широком масштабе, с привлечением к нему массы работников всех районов и мест? Что могут дать в этом смысле рассеянные по всем углам страны деревенские и сельские учителя, фельдшера, избачи, агрономы, секретари риков и ячеек ВКП и прочие работники нашей низовой интеллигенции и передового крестьянства? Работники мест часто недоумевают — что они могут делать и дать, когда непосредственно окружающие их природа и жизнь так серы, однообразны и будничны и то, что они знают об этой природе и жизни так общеизвестно всем. Но они не учитывают совсем, что общеизвестно это лишь им самим, да обитателям их района, а отнюдь не тем, кто, стоя в стороне и не изучив непосредственно их районы, пытаются создать картину действительности в широком масштабе, на основе лишь немногих известных им фактов. Результаты же таких построений бывают нередко совершенно превратны, примеров чему совсем не так мало. Припомним хотя бы существовавшие до проведения Сибирской железной дороги в наших правивших кругах представление о бедности Сибири естественными ресурсами, и ошибки эти возможны лишь потому, что работники мест молчат о том, что они знают о своем районе и, что им кажется общеизвестным. Надо только суметь заставить всех говорить о том, что они знают о своем крае и подобным превратным представлениям не будет уже больше места, и на вопрос, что могут дать низовые работники мест — должно ответить, что сорганизовавшись в каждом районе в краеведческие кружки, поддерживающие постоянную живую корреспондентскую связь со своими окружными или областными центрами, снабженные соответствующими программами и инструкциями и распределив между собой все об‘екты наблюдения и изучения в своем маленьком районе, они могут в конечном итоге дать очень много.

Сообщаемые в объединяющие центры материалы и наблюдения с мест дадут, прежде всего, возможность работающим по тем или иным вопросам специалистам правильно намечать районы, нуждающиеся в подробном научном освещении и исследовании в первую очередь, для направления туда соответствующих исследовательских сил и тем удержать их от непроизводительной траты этих сил на исследования неподлежащих районов. Накапливаясь же и систематизируясь в объединяющих центрах, материалы и наблюдения эти, иногда даже случайные, дадут, в конце концов, стройную картину описания края.

Не задаваясь целью дать полный перечень всех возможных и доступных вполне для этих местных сил краеведных работ, укажем, для примера, хоть на некоторые из них.

В целях рационального ведения сельского хозяйства представляется весьма важным в каждом районе более или менее основательное знакомство с его естественно-историческими условиями. Ведение же наблюдений и регулярная запись их по программам — задача доступная и посильная любому работнику низовой интеллигенции. Регулярную запись температуры, выпадения дождя и снега, измерений этих осадков соответствующими приборами, барометрических и прочих метеорологических данных, (при наличии хотя бы простейших приборов), а равно такую же регулярную запись фенологических явлений, как-то — дат вскрытия и замерзания озер и рек, прибыли и убыли вод, измерений высоты их, выпадения и таяния снега, прилета и отлета разных видов птиц, распускания, цветения, вызревания и увядания разных видов деревьев, кустов, трав, цветов, злаков, овощей и проч., появления и развития разных насекомых, гусениц, вредителей, наступления заморозков и т. д. может вести любой грамотный человек, снабженный необходимыми указаниями и материалами.

Всякое построение плана рационализации хозяйственной жизни и улучшения быта населения требует точного учета современных бытовых условий и экономической мощи этого населения. Оказывается необходимым знать — каков состав семьи, ее живой и мертвый инвентарь, хозяйство, характер и размеры посевов, огородов, покосов, способы обработки земли, жилищные условия и домашнюю обстановку, питание, одежду, процент грамотности, размеры и характер оказываемой медицинской помощи и т. д., и т. д. Зная хорошо своих односельчан и имея выработанные и присланные краеведческими центрами подробные опросные листы, каждый сельский интеллигентный работник может произвести подробную подворную опись своей деревни или села и выполнить это, быть может, даже лучше и точнее, чем незнакомый с населением, заезжий специалист статистик.

Одной из наиболее боевых и неотложных задач нашего времени является вопрос выявления всех богатств и ресурсов наших недр. Нам известно много месторождений золота, серебра, меди, железа, угля и прочих богатств, разбросанных по разным углам нашей обширной территории, из которых эксплуатируются нами лишь очень немногие, более доступные, а главная масса их лежит пока втуне, вне пределов нашей досягаемости. Но нет сомнений, что имеется еще большее количество таких месторождений разных минералов и других богатств недр, существования которых мы пока даже не подозреваем, причем легко может статься, что многие из них лежат, что называется под боком у нас, в условиях, легко доступных для эксплоатации. Выявить их возможно скорее — наша насущная задача. Но на производство детального обследования всех районов, углов и местечек необъятной страны — у нас нет достаточных сил. Да не только у нас, но и у любого другого государства не может найтись для такого рода обследования достаточного количества специалистов и средств. И огромную помощь в этом деле могут оказать именно работники мест. От пытливого взора местного наблюдателя, имеющего возможность облазить каждый уголок и кустик своего небольшого района, не может укрыться ничто, стоящее его внимания. При некоторой, хотя бы небольшой дозе внимания и наблюдательности, такой местный исследователь всегда может точно установить — имеются-ли на поверхности земли в его районе выходы каких-нибудь каменных углей, торфа, точильного камня, необычной цветной глины, жерновых камней, охры, разных цветных камней, минеральных ключей, гипса, алебастра, разных строительных материалов, как мраморы, граниты, песчаники и т. д. Он точно может сказать — не работают ли в его районе какие-нибудь хищники по добыванию того или иного ископаемого богатства. Ему легко выявить, наконец, все существующие в районе об'екты подсобных промыслов как-то — орехи, грибы, ягоды, рыба в озерах и речках и т. д., а равно установить возможные минимум и максимум добычи по каждому промыслу и указать дефекты и возможности улучшений орудий и способов этих промыслов. Массовое сообщение со всех углов результатов своих наблюдений в этой отрасли в собирающие и систематизирующие все эти материалы центры может оказать общему делу незаменимую услугу. Полезным окажется в этом смысле присылка даже отрицательных сообщений, что признаков таких богатств не наблюдается в таких то районах, это предотвратит, по крайней мере, направление туда тех или иных специалистов.

Весьма существенно сообщение и чисто географических наблюдений. Характеристика устройства поверхности каждого района, его угодий, рек, озер, лесов, лугов, болот, почв и характера и свойств их, определение количества годных и негодных земель, учет всех деревень, поселков, заимок и мельниц, с указанием их названий и числа душ населения в них, сообщенные с места и систематизированные и суммированные в центрах, могут составить богатый материал для вырисовки общей картины географии края. Наличие же последней далеко не безразлично для правильной и целесообразной работы наших планирующих и созидающих органов.

Наше время — время чрезвычайно интенсивной передвижки, расслоения, новообразований нашего сельского и туземного населения и ломки и переустройства его быта. Наблюдается масса случаев выселения из своих старых, насиженных мест и оседания в новых районах. Идет постепенный переход от старых, устаревших форм землепользования и обработки земель к новым более современным и рациональным. Местами восстанавливаются старые уже забытые формы домашних производств и предметов, обихода, как домашнее тканье, беленье, крашенье, ручной помол муки и крупы, освещение лучиной, плошками, смольем в печных фонарях и т. п. Наряду с этим по деревням, распространяются всевозможные сеялки, веялки, молотилки, косилки жнейки, сепараторы и даже тракторы и электричество, прививается пчеловодство, развивается животноводство. Фиксация всех подобного рода явлений и фактов, выяснение их причин и извещение об этом краеведческих центров представляется также крайне полезным. Точно вырисовавшаяся в результате сводки таких сведений картина географического распространения этих явлений будет, несомненно, очень ценным ориентировочным материалом для дальнейшей плановой работы наших государственных и хозяйственных органов.

Все указанные примеры эти не охватывают, конечно, и малой доли всей той большой краеведческой работы, которая может быть выполнена местными силами. Но для уяснения общего характера этой работы достаточно, думается и этих примеров. Не останавливаясь больше, поэтому, ни на огромной роли, которую могли бы сыграть местные силы своими сборами разного рода экспонатов и материалов, как для существующих, так и вновь создаваемых музеев, ни на столь, же важной возможной роли их в школьном деле, ни на многих других видах, возможно, их работы, отметим лишь еще одну отрасль вполне доступной им, но совершенно неотложной работы. Ни для кого, конечно, не новость сообщения о том, что там-то местные жители разрыли курган, без всякого на то разрешения центра, или в такой то лавочке завернули покупателю колбасу или селедку в старую бумагу, оказавшуюся ценным архивным документом, что в Братском Остроге пли далеком Якутске разваливаются и растаскиваются остатки старинного острожка (крепостцы) а в селе Урике вырублен, насаженный декабристами сад и т.д. Сообщения такого рода стали общим явлением и мало затрагивают внимания обывателя. А между тем в этом, бытовом ныне явлении, кроется очень большая опасность. Гибнут безвозвратно чрезвычайного значения исторические и культурные ценности, памятники нашей седой старины, рисующие жизнь и быт наших предков. Чуть не со дня возникновения своего, наша Советская государственная власть, целым рядом декретов призывает места к "учету, регистрации и охране" всех памятников старины, искусства и природы, представляющих общепризнанную многомиллиардную стоимость. Но у Республики нет совершенно достаточных сил и средств на учет и охрану всех памятников на всей огромной территории страны и на помощь должны прийти в этом деле все живые силы на местах. Весь этот учет и надзор должны взять на себя все местные краеведные ячейки и организации. Все местные работники должны выявить в своих районах все старинные сооружения, памятники гражданского, военного и церковного зодчества, старинные колокола и пушки, курганы, старинные могильные памятники, придорожные каменные бабы, старинные картины и скульптуры и стенную живопись, старые рощи писанные камни, писанцы на скалах и т. п. и сообщить обо всем этом в свои краеведческие центры на предмет обследования, учета и охраны их.

Так рисуются вкратце общие вехи имеющей развиться у нас, краеведческой работы. Задача огромная, посильная лишь коллективу всех живых и мыслящих сил на местах. Но как добиться объединения всех этих живых сил и направить планомерно всю их работу по одному общему руслу? Каковы должны быть схемы организации и структуры краеведческой работы на местах? Надо сказать, что пока у нас еще не было опыта этой работы. Зародившись недавно лишь в наших главных научных центрах, современная краеведческая деятельность сосредоточилась эти последние годы главным образом в наших более крупных, особенно университетских городах с их значительными кадрами научных работников. Разростание краеведного движения вширь и глубь, в самую народную толщу начинается лишь теперь и я вряд ли ошибусь,

если скажу, что наша попытка организации сети краеведческих ячеек во всех районах нашего округа является одной из первых попыток подобного рода, по крайней мере, у нас в Сибири. Места начинают организоваться самостоятельно, каждое по своему, в зависимости от наличия инициативных и активных работников. И понятно, конечно, поэтому, что никаких твердо отлившихся форм организации низовых ячеек на местах пока нет. Они появятся лишь по накоплении достаточного опыта и по учету всех ошибок и достижений массовой работы, организующихся стихийно мест. А так как в целях наибольшей планомерности и продуктивности является, тем не менее, необходимой координация и согласованность работ всех районов, то представляется желательным выработать все же какую-то одну, общую для, всех наших низовых ячеек схему организации, хотя бы примерную и временную, с тем, что в процессе работы, время и опыт внесут в нее свои коррективы, но которым придется и строиться потом в соответствии с требованиями самой работы.

Исходя из этого, нам представлялась бы целесообразной, в грубых контурах следующая схема организации низовых ячеек, в каждом районе, одно или несколько инициативных лиц, путем личных переговоров и убеждений об‘единяют все местные культурные силы — учителей, избачей, культурников, фельдшеров, агрономов и прочих работников партийных ячеек и государственных, хозяйственных и кооперативных учреждений, комсомольцев, передовых крестьян и всех, кто может вести хоть какую-нибудь работу в области систематических наблюдений и исследований. В соединение это должны вовлекаться не только работники центра района, но по возможности представители и всех входящих в состав района деревень и поселков, причем чем больше представителей от каждого населенного пункта окажется втянутыми в работу — тем лучше. На созванном затем общем собрании избирается президиум или бюро из нескольких лиц, имеющее вести всю переписку с учреждениями и организациями и с Правлением Общества Краеведения в Омске, об'единяющими все районы. Центром пребывания кружка представляется, целесообразным избрать избу-читальню, объединяющую вокруг себя все культурные силы района. Там же, где работа избы читальни слаба, удобнее всего концентрироваться при районной школе, с ее учительским кадром.

Являясь исполнительным органом кружка в этом центре, бюро или президиум его несет и все хозяйственно-административные и прочие функции. Если кружок образуется достаточно мощный по количеству членов, то рекомендуется разбивка его на секции соответственно секциям Общества. В этом случае все информации, направление материалов, получение инструкций и программ и прочее идет по соответствующей линии секций, направлялись, конечно, через бюро и Правление Общества. При малом количестве членов кружка представляется излишним деление на секции. Как в том, так и другом случае, все члены кружка, по общему соглашению, распределяют между собой всю работу по собиранию материалов, экспонатов и сведений по наблюдениям. Так один член берет на себя, предположим, изучение и собирание представителей флоры, другой — метеорологические или финологические наблюдения, третий — производство подворной описи и выявление экономической мощности хозяйств, четвертый — изучение быта населения и т.д. При делении на секции, это распределение ролей производится внутри секций, в противном случае — на общем собрании. Время от времени, но по возможности периодически и регулярно, созываются общие собрания а при наличии секций, то отдельно и секционные собрания, на которых члены кружка информируют о ходе своих работ и обсуждают взаимно свои методы и подходы к работе, внося собранием, где нужно, коррективы к постановке работы того или другого члена.

Сорганизовавшийся так кружок должен держать самый тесный контакт через Правление Общества с его научными секциями. Все собирающиеся материалы, сведения и наблюдения, по мере накопления должны присылаться Правлению Общества, передающему их в соответствующие секции для систематизации и сведения воедино. Со всеми возникающими вопросами, не могущими получить разрешения на месте, равно за всякими указаниями, и раз‘яснениями, кружок должен также обращаться через свое бюро и Правление Общества прежде всего к соответствующим секциям Общества, если ближе не находится достаточно компетентного источника, могущего скорее и достаточно полно осветить темный вопрос. Необходима также периодическая информация кружкам Общества, по квартам. о ходе своих работ и положении дел.

Со своей стороны Общество, через свое Правление, должно снабжать районные кружки выработанными его секциями, программами, инструкциями, указаниями, анкетами, опросниками, краеведческой литературой и всем прочим, необходимым для сколько-нибудь продуктивной и рациональной работы на местах.

Всякий экспонатный материал по всем отраслям знания должен собираться непременно по меньшей мере в нескольких дублетных экземплярах. Один экземпляр этих экспонатов должен стать основой создаваемого на месте районного Музея. Надо всемерно стремиться к оборудованию пока что хоть какого-нибудь обособленного уголка, где экспонировать систематически подобранные и монтированные результаты этих сборов. С течением времени, постепенно пополняясь всеми последующими сборами, уголки эти сами собой, незаметно вырастут в ценные и полные музеи, филиалы краевого Музея, всесторонне выявляющие всю жизнь и природу районов, на экспонатах которых сельская молодежь будет с раннего возраста учиться познавать свой район. Все остальные комплекты собираемых экспонатов должны присылаться через О-ве в Краевой Музей, как для пополнения экспонатов, последнего так и в качестве обменного фонда для отсылки, в случаях надобности, как и центральные музеи, так и в Окружные или областные, в обмен на другие экспонаты, нужные как Краевому Музею, так и об‘единяемым им окружным и районным Музеям.

Осуществление кружками всех предстоящих им работ по наблюдениям, исследованиям и сбору материалов и экспонатов и монтировке последних для организуемых музеев, а равно переписка, делопроизводство и проч. потребуют, несомненно, хоть и очень незначительных, в первое время, но нее же расходов. Едва ли можно говорить о покрытии их путем самообложения немногих по своей численности членов кружков, имеющих и без того крайне скудные заработки. Не приводится рассчитывать в этом смысле на какую-нибудь денежную помощь и со стороны об‘единяющего районы Омского Общества, которое само изворачивается всячески для покрытия своих расходов. Очевидно, приходится рассчитывать пока что лишь на инициативность и энергию самих членов кружков, которым придется как то изыскивать эти средства в пределах своих районов. Быть может это окажется осуществимым путем устройства спектаклей, лекций, световых картин, сбора пожертвований или иным каким способом. Во всяком случае, кружкам придется подумать над этим самим. В дальнейшем, в связи о ростом нашей экономики с одной стороны, и проявлением кружками своей жизнеспособности и выявлением и признанием общеполезности их работы с другой, можно надеяться, что расходы по их деятельности хотя бы в известной части их смогут быть включены на районные бюджеты. Пока же, повторяем, источник средств может быть только один — своя инициатива, находчивость и умение.

Такой нам рисуется возможная организация краеведческих кружков, на местах. Конечно, это самая общая и сжатая схема. Несомненно, на месте возникнет еще целый ряд вопросов. Но в коротком докладе невозможно предусмотреть все могущие возникнуть вопросы. Да и лишне, думается регламентировать и предрешать все детали, которые в разных районах, в зависимости от разности условий, быть может, потребуют и разных решений. Нам важно было наметить общность структуры лишь в ее главных чертах.

Переходя в заключение к вопросу о методах краеведческой работы в низовых ячейках на местах, во избежание недоразумений, должно оговориться с самого начала. Краеведение лишь одно из проявлений научной деятельности и как таковое не может иметь своих собственных, каких-то особых научных методов. Наука едина, а стало быть, и методы научной работы едины, почему и одно из проявлений этой работы не может иметь ни своих особых методов, ни само быть методом. Краеведение, как мы говорили, уже выше — это лишь переложение большой научно-исследовательской деятельности, в ее простейших формах, с плеч немногих специалистов на плечи масс низовых культурных сил, мест или, что тоже — вовлечение в исследовательскую работу широких масс. Будет правильнее поэтому, говорить нам здесь не о методах краеведческой работы на местах, а об основных принципах этой работы, и наиболее правильных подходах к ней. И в этом смысле, во избежание досадных ошибок работе, основные и главные руководящие указания должны быть, конечно, даны.

Надо, однако, оговориться и здесь. Жизнь и природа разных районов столь разнообразны и многогранны, и часто столь несходны друг с другом, что зачастую в разных районах будет требоваться, вероятно, и разный совершенно подход к одним и тем же явлениям. Невозможно поэтому дать какие-нибудь точно установленные подходы ко всем многообразным моментам краеведческой работы на местах, могущие быть выявленными лишь в процессе работы, а можно указать лишь на несколько основных принципов, несомненно, общих для всей краеведческой деятельности, каковыми нужно считать следующее.

1. В целях наибольшей продуктивности работы следует начинать с учета сил. Важно знать — какие работники имеются и где, сколько их и какова степень их подготовки для той или иной работы. Должны приниматься при этом в расчет и работники с заведомо малой подготовкой. Работы так много и так она разнообразна, что хватит ее для всех и для всякой степени подготовки. Нужно только сумет распределить ее так, чтобы каждому досталось то, что ему посильно и отвечает его склонностям.

2. Другой важный подготовительный момент это — необходимость знать — кем и что сделано по данному вопросу и какая имеется по нему литература, и если вообще есть таковая. Важно это с одной стороны в целях учета имеющегося уже опыта, а с другой — во избежание повторений уже выполненной кем-нибудь работы. На помощь местным работникам в этом случае должно прийти объединяющее их окружное Общество, в данном случае наше Омское, которое может снабдить их библиографическими данными, а равно имеющейся литературой.

3. Основным принципом научно ценной краеведческой работы является обязательность фиксации по возможности точно установленных и проверенных фактов. При собирании напр., тех или иных опросных сведений, очень часто вкрадываются досадные ошибки лишь потому, что опрашивающий не дает себе труда проверить сообщенное сведением повторным опросам других лиц. Факт же, не подтверждаемый другими лицами, в значительной мере теряет характер несомненной достоверности. Верные выводы и обобщения возможны лишь на основе точно установленных и проверенных фактов, Возьмем простейший пример. Ведется кем-нибудь подворная опись живого и мертвого инвентаря крестьянского хозяйства. Работа ведется, конечно, на основе опросов, самих домохозяев. Но всем известно, что наш крестьянин очень часто дает преуменьшенные цифры своего имущества. И ясно, что если обследователь ограничится только опросом самих хозяев, то результаты его работы при этих условиях, будут явно ошибочны. Во избежание этого он кино должен проверить сообщенные данные опросом соседей хозяйства. Или другой пример. Кто-нибудь, изучающий быт, получил сообщение о каком-нибудь обычае. Но одного сообщения мало. Чтоб убедиться, что сообщенный факт действительно общераспространенный обычай, необходимо получить подтверждение его от разных лиц, по возможности незнакомых друг с другом, и из разных мест. Конечно, может быть вполне достоверен факт, сообщенный и одним только лицом, но только надо быть совершенно уверенным, что сообщающий не шутит или почему-либо другому не выдает за факт вымысел. Надо помнить, что простой человек, не понимая целей исследователя и принимая расспросы его как проявление праздного любопытства или за что-нибудь еще хуже, очень часто сообщает какой-нибудь тут же вымышленный вздор. Это и обязывает краеведа относиться с большой осторожностью ко всяким сообщениям. Этот же подход должен быть, конечно, и во всех других отраслях исследования.

4. Важнейшим моментом всякого изучения и исследования является принцип классификации изучаемого явления или предмета. Всякое, сколько-нибудь сложное явление или фактор, должно разбиваться на отдельные, мелкие, составляющие его группы и изучаться по этим группам отдельно. Исследование методом индукции, от частного к общему, с последовательным изучением предварительно всех небольших величин, доступных достоверному пониманию и составляющих в своей сумме данное сложное явление — основной принцип всей краеведческой работы. Без предварительного изучения всех частностей того или иного вопроса невозможны никакие выводы и обобщения, так как иначе не будут полны все звенья предпосылок к логически верному заключению. Нельзя напр., обобщать характеристику крестьянского хозяйства поселка на основе изучения лишь двух трех случайно взятых крестьянских хозяйств; безукоризненно верная картина может быть дана только по изучении всех без исключения хозяйств этого поселка.

5. Такой же основной принцип краеведческой работы — изучение всех явлений и факторов в их динамике, в состоянии движения и развитая, с выявлением причин этого развития или регресса, а равно выявление взаимовлияния всех факторов окружающей среды. Всякий факт может быть освещен правильно лишь при условии изучения его в общей связи со всеми сопутствующими явлениями, так или иначе отражающимися на его развитии. Так, например, изучая, скажем, развитие маслоделия в районе, нельзя изучать его безотносительно к окружающим условиям. Правильные суждения и выводы в этом вопросе будут возможны лишь при непременном учете всех влияющих условий, как то — количество и порода молочного скота, кормление и уход за ним, пастбища и свойства кормовых трав района, наличие или отсутствие ветеринарной помощи в районе, способы изготовления масла, условия его сбыта, условия перевозок, тяготения района к тем или иным скупающим центрам, конкуренция между скупщиками и т. д. и т. д.

6. Весьма существенным требованием полезно-продуктивной краеведческой работы является необходимость учета и увязки изучения явлений и факторов с естественно историческими и хозяйственными условиями районов. Важно освещение изучаемых факторов с точки зрения полезности и целесообразности их в жизни и экономике района, выявления средств и мер к усилению и развитию полезных факторов и локализации к изжитию напротив вредных явлений и выяснение возможности этого роста или локализации по естественно-историческим условиям района. Предположим, что изучая виды и сообщества представителей растительного царства, краевед находит в своем районе никем неиспользуемое дикорастущее лекарственное растение. Ученый ботаник, специально исследующий флору какого-нибудь обширного района, вероятно, ограничится в таком случае констатированием нахождения этого растения в таком то районе, в сообществе таких и таких-то растений и в таких-то условиях. Дело краеведа взглянуть на это несколько иначе. Он должен задаться и по возможности разрешить, кроме констатирования наличия, и вопросы - может ли быть полезна для населения района эксплоатация найденного растения, много ли его в районе, может ли это быть выгодно, допускают ли естественные условия возможность специального культивирования, что для этого требуется и т. д.

7. Предметом сугубого внимания краеведа — должны являться вообще все стороны и проявления окружающей их жизни и природы. Поэтому он должен помнить всегда, что для исследователя нет ничего мелкого и недостойного внимания. Все важно и все должно тщательно наблюдаться, изучаться и описываться. Иная мелочь, не стоящая, как может показаться иногда, и внимания исследователя, в общей цепи наблюдений и фактов может оказаться напротив, чрезвычайно ценным и важным фактором. Всякий малейший штрих и незаметная деталь должны неизменно фиксировать на себе чуткое и осторожное внимание краеведа,

8. Необходимо, наконец, избегать всяких поспешных выводов из своих наблюдений. Нет ничего легче, как сделать ошибочный вывод за неполным освещением всех данных. Определить же выявлены ли все предпосылки для заключения — часто трудно даже для опытного специалиста исследователя, а не только для новичка, каковыми являются, несомненно, в своём большинстве работники только что нарождающихся краеведных ячеек в районах. Целесообразнее поэтому для работников первичных краеведческих организаций просто накапливать материал, нанизывая звено за звеном цепь своих наблюдений и изучения, и без попыток обобщения их, в сыром виде, пересылать его в объединяющее их более крупное общество, в данном случае Омское, где и по наличию сил и по скоплению со всех районов материала, дающему возможность сравнения и взаимной проверки одних материалов другими, легче будет, конечно, систематизировать и обобщать все поступающие данные.

Вот те немногие, самые общие руководящие указания, которые кладутся обычно в основу краеведческой работы. Других указаний, более детальных, но общих для всех видов работы, нашей краеведческой практикой, пока еще не выработано. Они выработаются, как мы говорили уже, лишь в процессе самой работы, по мере накопления опыта, Обычно, каждый начинающий исследователь учится на своей работе — как надо подходить к делу изучения того или иного вопроса. Но в таком массовом проявлении научного исследования, как краеведение, общие подходы к тем или иным деталям исследовательской работы, надо думать, будут выработаны.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Знание - Сила Учебная Материалы омского общества краеведения