.АЯ библиотека!

Учебная

Главная Знание - Сила Учебная Двенадцать экзаменационных сочинений медалистов г. Омска и Омской области

Двенадцать экзаменационных сочинений медалистов г. Омска и Омской области

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияМинистерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образования

ДВЕНАДЦАТЬ экзаменационных сочинений медалистов г. Омска и Омской области
Омск - 1993

 

В материалах сборника - сочинения медалистов г. Омска и Омской Области. Мы адресуем их учителям русского языка и литературы, учащимся старших классов и абитуриентам.

В приложении к сборнику даны методические рекомендации «Как писать сочинение»

Составители:
Л. Ф. Ойдинская, старший преподаватель кафедры художественной культуры ОмИПКРО.

Рецензенты
П. К. Нефедова, к. п. н., зав. кафедрой художественной культуры ОмИПКРО.
Т. С. Жолнерчук, учитель-методист, отличник просвещения РФ.

Редактор выпуска
Ю. В. Маковский, к. п. н., ректор ОмИПКРО.

Издательство ОмИПКРО, 1993.

 

Вариативные программы и представленное учителю и учащимся право выбирать художественные произведения для текстуального изучения определили изменения в проведении экзаменов по литературе, в частности, повлияли на характер тем экзаменационных работ.

В процессе обучения и подготовки к экзамену сегодня лучше не предлагать темы, в которых определяется конкретное произведение и конкретный образ героя, как это было прежде, например: «Протест Катерины против «темного царства» в пьесе А. Н. Островского «Гроза». Ведь в соответствии с новой программой могут быть выбраны и другие произведения Островского, кроме того, изучается не только критическая статья Н. А. Добролюбова, но и статьи А. А. Григорьева «После грозы» Островского», «Письма к Ивану Сергеевичу Тургеневу». Нельзя предлагать и социологизированные темы, широко распространенные в недалеком прошлом, такие как «Роман «Что делать?» - книга пророчества и напутствия», «Враги народа о поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» (следует подчеркнуть, что речь идет не об отказе от изучения этих произведений, а только о более корректной формулировке тем сочинений).

Если раньше главным критерием оценки сочинения выдвигалось «правильное понимание темы» (предполагалось при этом, что «правильным» является только одно единственное толкование произведения - то, которое задано программой и учебником), то нынче главным критерием становится умение изложить собственные суждения о произведении. Исходя из прежде существовавшего требования «правильно объяснить события и поведение «героев», экзаменатор по существу получал право по своему произволу объявить ошибочной любую попытку самостоятельной аргументации мыслей экзаменующегося, Ныне действующее требование аргументировать сбои мысли в сочинении в принципе исключает возможность произвола при оценке письменных работ: идеологические мотивы и соображения на оценки сочинений влиять уже не могут.

Таким образом, со всей уверенностью можно заявить, что выпускникам и абитуриентам на экзамене гарантируется свобода мысли, свобода слова и свобода творчества.

Вместе с тем, критерии оценки сочинений, связанные со способами изложения собственных мыслей экзаменующегося, ориентируются на здравый смысл и в этом отношении сохраняют свою преемственность с прежде действовавшими у нас и ныне действующими во всем мире критериями. Это - доказательность, привлечение материала, важного для раскрытия темы, умение делать выводы и обобщения, точность в цитатах и умение включать их в текст сочинения, соразмерность частей и логичность переходов между ними.

Итак, психологическая проблема экзаменационного сочинения, связанная со своеобразным «комплексом сочинительской неполноценности» времен «развитого социализма», вполне разрешима. На письменном экзамене по литературе не требуется ничего, кроме демонстрации умения передать свои мысли о прочитанном.

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияЕлена Степанова (школа 117)
НО ГРУСТНО ДУМАТЬ, ЧТО НАПРАСНО БЫЛА НАМ МОЛОДОСТЬ ДАНА... (Автор и герои романа «Евгений Онегин» их отношении к обществу)

Не дай остыть душе поэта,
Ожесточиться, очерстветь
И наконец, окаменеть в мертвящем упоенье света,
Среди бездумных гордецов,
Среди блистательных глупцов...
Среди вседневных, модных сцен,
Учтивых, ласковых измен,
Среди холодных приговоров
Жестокосердной суеты,
Среди досадной пустоты
Расчетов, дум и разговоров...

А. С. Пушкин

Есть книги, которые перечитываются из поколения в поколение. Они похожи на охранные грамоты народного языка, истории, культуры. Это и «Евгений Онегин» Пушкина, и «Война и мир» Толстого, и «Преступление и наказание» Достоевского... Каждый скажет, что он читал эти произведения. Но кто же из вдумчивых читателей отважится утверждать, что он уже «прочел» их, то есть до конца понял их содержание?

Гениальные художественные произведения обладают способностью жить вместе со временем. Поэтому они всегда, в разные годы, десятилетия и века - читаются по-новому и становятся, таким образом, нашими извечными собеседниками.

Лиро-эпическая форма пушкинского романа в стихах, с его смесью «прозы и поэзии в изображении действительности», непрерывными авторскими лирическими отступлениями, суждениями, ставшими афоризмами, и высказываниями на самые разнообразные темы, определяет колоссальный круг проблем. Это, в первую очередь, нравственные проблемы, затем политические, общественные и, наконец, философские, являющиеся связующим звеном всего произведения. Одна из важнейших проблем - отношений автора и героев романа к обществу. Автор и его герои молоды, и их взаимоотношения с обществом во многом связаны с поисками смысла жизни - труднейшим вопросом, на который каждый человек должен найти свой собственный ответ.

Б. Г. Белинский назвал «Евгения Онегина» поэмой исторической» в полном смысле слова, хотя в числе ее героев нет ни одного исторического лица, а ее автора считал «представителем впервые пробудившегося самосознания».

Юность поэта проходила во времена важнейших исторических событий, которые в большой степени определили основные темы его творчества, связанные с общенациональными проблемами, с интересами народа, общества. Конец наполеоновских войн, возникновение декабристского «Союза спасения», революции в Испании и в Неаполе, восстание в Греции и, наконец, события на Сенатской площади - все это помогло сформироваться мировоззрению молодого Пушкина, его взглядам и, в том числе, его отношению к обществу.

И эти идеи автор выразил в романе «Евгений Онегин», основном, центральном произведении, созданном в период наивысшего расцвета его поэтического творчества.

Белинский писал: «Здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его здесь его чувства, понятия, идеалы. Оценить такое произведение - значит оценить самого поэта во всем объеме его творческой деятельности».

Одна из самых сложных проблем и конца двадцатых годов девятнадцатого столетия, и начала девяностых нашего века - взаимоотношения человека и окружающего мира.

Пушкина не устраивает положение дел в Обществе, и он даже не стремится это скрыть. Поэт устал от бессмысленной суеты светской жизни, желает покоя. Свое состояние в это время он называет «хандрой». И ею же автор в полной мере наделяет своего героя Евгения Онегина.

Этакий юный «светский лев», он некоторое время жил по законам своего общества. Но его образование и воспитание на французский манер, типичное в своей оторванности от русских традиций все же было достаточно глубоким, чтобы быстро распознать глупость, низменность целей, однообразие интересов завсегдатаев светских салонов и балов. В самом начале юности «в нем охладел пыл души»... Онегин теряет всякий интерес к своим прежним занятиям и развлечениям:

Ни сплетни света, ни бостон.
Ни милый взгляд, ни вздох нескромный,
Ничто не трогало его,
Не замечал он ничего.

Евгений уезжает в деревню, но ничего лучшего не находит и там. Из общества, жизнь которого основана на лицемерии, он попадает в другое: мещанское, самодовольное.

Оно готово принять «ученого соседа» в свои утомительно-гостеприимные объятия, но Онегин не принимает назойливых наездов и приглашений.

И общество вынесло свой безапелляционный приговор: Сосед наш неуч; сумасбродит; Он фармазон; он пьет одно Стаканом красное вино. Соседи оставляют Онегина в покое. Добившись желаемого уединения, он, однако, не удовлетворен. Ему все же нужно общение, но общение с человеком, столь же образованным и умным. В это время Онегин знакомится с Ленским.

У поэта Ленского понятия о человечестве, любви, о дружбе высоки, но оторваны от действительности … Живя среди народа, он «полурусский». Владимир покорен судьбе, но его «вольнолюбивые мечты» и пламенное сердце могли бы завести его куда угодно.

Со временем Ленский мог бы стать замечательным поэтом, или опустившимся интеллигентом, подобно чеховскому Ионычу, или кем-нибудь другим, в том числе, я думаю, и декабристом. Его Будущее нельзя предугадать:

При громе плесков иль проклятий,
Он совершить мог грозный путь,
Дабы последний раз дохнуть
В виду торжественных трофеев,
Как наш Кутузов иль Нельсон,
Иль в ссылке, как Наполеон,
Иль быть повешен, как Рылеев.

Онегин и Ленский - друзья, но могли стать Братьями, Будучи душевно привязаны к дому Лариных. Трагедия состояла в том, что вражда разделила близких людей.

Дуэль не лучший способ выяснения отношений, тем более между друзьями. И вся вина за случившееся ложится, безусловно, на Онегина. Он и сам понимает это, осознает, что стал убийцей. Так его называет и автор, впервые открыто осуждая действия своего героя.

Онегин не смог подняться над предрассудками светского общества, над ложными представлениями о гордости и чести. Он не желал дуэли, но не отказался от нее, боясь позора.

В этой печальной истории Большую роль сыграл Зарецкий:

... некогда буян,
Картежной шайки атаман,
Глава повес, трибун трактирный.

Пушкин с сарказмом говорит о том, как изменился Зарецкий:

Надежный друг, помещик мирный
И даже честный человек!
Так исправляется наш век!

В действительности перемены произошли лишь в образе жизни, характер же остался прежним. Устав от однообразия, Зарецкий рад столь незаурядному событию. Он, видима, решил непременно довести это дело до конца и не только не предотвратил дуэль, но и незаконно разрешил ее. Ведь Онегин, не в силах открыто извиниться перед Ленским, все же сознательно нарушил такое количество различных правил, что поединок не должен был состояться. Ленский из лучших побуждений привел Онегина в дом Лариных и в итоге поплатился за это. И в судьбе Онегина, и в недолгой жизни Владимира Ленского Большое значение имело знакомство с этой семьей. Старшие Ларины - типичные представители поместного дворянства. Для них важны патриархальные порядки. Даже фамилия их, такая домашняя, обычная, имеет свою мифологическую основу, уводящую в глубокую древность; Ларами в Древнем Риме называли богов, покровительствовавших отчему очагу. Младшая дочь Ольга отличается от родителей лишь возрастом. В остальном она такой же заурядный человек:

... любой роман
Возьмите и найдете верно
Ее портрет: он очень мил,
Я прежде сам его любил,
Но надоел он мне безмерно.

Ее отношения с обществом обыкновенны: Ольга ничем не выделяется среди других провинциальных барышень:

Бывало, писывала кровью
Она в альбоме нежных дев,
Звала Полиною Прасковью
и говорила нараспев...

Эти строки о матери Ольги и Татьяны, но их с успехом можно отнести и к самой Ольге...

Однако, старшая сестра Татьяна - полная противоположность своим родным.

В образе Татьяны Лариной воплотился пушкинский идеал женщины, автор любуется своей героиней. Она красива, но это не кукольная красота Ольги: ее красота, скорее, выражалась в изысканности, грациозности, изяществе. В отличие от сестры, она много читает. Татьяна с детства впитала в себя исконно русские черты характера, любовь к природе. Несмотря на плохое знание русского языка, она верна народным традициям, верит в приметы и сны.

С малых лет Таня любила уединение:

Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна,
Сидела молча у окна.

Любовь к Онегину заставила Татьяну поступить вопреки устоям светского общества: обычно влюбленные поклонники сочиняли послания своим возлюбленным, но никак не наоборот. Татьяна же решилась обратиться к Евгению с письмом, положившись на его честь и благородство. И она не ошиблась. Теплое чувство боролось в Онегине с равнодушием, и, хотя равнодушие победило, он ни словам, ни взглядом не оскорбил девушку.

После разговора с Евгением Татьяна, по мнению окружающих, стала вести себя еще более странно. Она отказала всем своим поклонникам, просившим ее руки, и предпочла полное одиночество. Для девушки, которой пора замуж, такое поведение, по меркам светского общества, было совершенна непонятным.

Татьяна страшится предстоящей зимой поездки в Москву. Она думает, что высшее общество значительно отличается от знакомого ей уездного. Но, приехав в Москву, она убеждается, что ничего хорошего здесь нет, да и разница не так уж велика:

... всех в гостиной занимает
такой бессвязный, пошлый вздор;
Все в них так бледно, равнодушно;
Они клевещут даже скучно.

Девушке это не нравится:

Татьяна смотрит и не видит,
Волненье света ненавидит...

Но, устав от бессмысленных надежд и безответной любви к Онегину, Таня, уступая матери и тетушке, посещает балы и, на одном их них, знакомится с генералом, который позже станет ее мужем.

Здесь Пушкин на некоторое время расстается с ней, так как в свет возвращается Онегин.

Путешествие по стране во многом изменило его взгляды на современное устройство общества. Он видел тяжелое положение крестьян в стране; его волновали уже не только заботы высшего света, но и общие народные проблемы. Однако через несколько лет Евгению наскучило и это времяпрепровождение.

Он возвратился и попал, Как Чацкий, с корабля на бал. Эти строки многое говорят об Онегине. Автор не случайно сравнивает его с Чацким. Безусловно, сходства не кончается на том, что Евгений прямо с дороги попадает в светский салон. Пушкин проводит параллель между Чацким и Онегиным в их взаимоотношениях с окружающими. И если Чацкий пошел на открытый конфликт с обществом, Онегин так и не доходит до этого.

Оказавшись на балу, Евгений встретил Татьяну, и вот тогда он понял, что любит ее.

Теперь уже он, Онегин, поступает вопреки законам общества (впрочем, формальным законам; по меркам высшего света, его поведение вполне нормально). Он посылает Татьяне несколько писем, но тщетно: Татьяна имеет свои принципы и следует им до конца. Она - пример верной жены. Таковы были жены декабристов, и она вполне могла бы отправиться за мужем в Сибирь.

После объяснения, в тяжелую для Онегина минуту, Пушкин уже навсегда оставляет своего героя.

Дальнейшая судьба Онегина неизвестна. Критики, историки расходятся во мнении, станет Евгений декабристом или нет.

Существуют две точки зрения относительно временных рамок романа. Первая заключается в том, что действие заканчивается в тысяча восемьсот двадцать пятом году, за несколько месяцев до восстания на Сенатской площади. Согласно второй, события конца романа нужно относить к тысяча восемьсот двадцать седьмому году. Для каждой теории есть свои доказательства. Лично я склоняюсь ко второй версии, основываясь на следующих фактах: в предисловии к первому изданию Пушкин писал, что действие романа начинается в тысяча восемьсот девятнадцатом году; в первой главе Онегину восемнадцать, в последней - двадцать шесть лет. Значит, это двадцать седьмой год.

Если принять такие рассуждения за истину, то вопрос о связи дальнейшей судьбы Евгения с декабристами можно снять: он просто «проездил» восстание.

Что же с ним будет, кем он станет в обществе? В поместье Онегин не уедет:

... увидел ясно он,
Что в деревне скука та же.

Не будет на государственной службе - он не приучен к труду; не пойдет и в армию:

Он думал, что добро, законы,
Любовь к отечеству, права
Одни условные слова...

Я не знаю, кем он будет. Вероятно, у него найдется достаточно средств, чтобы продолжать праздное существование.

«Но грустно думать, что напрасно была нам молодость дана...

Пушкин считал, что если человек не сохранил идеалов молодости, юношеского вдохновения, стремления к благородным целям, то он бессмысленно провел лучшие годы.

Сам Пушкин остался верен своим идеалам.

В. Г. Белинский не зря назвал роман «Евгений Онегин» «энциклопедией русской жизни». Все вложено в эту книгу: ум, сердце, молодость, мудрая зрелость, минуты радости и горькие часы без сна - вся жизнь прекрасного, гениального и веселого человека.

Читатели бывают разные. Но Пушкин верил своему читателю, верил, что пишет свой роман для тех, кто найдет в нем пищу для мечты, для сердца, для ума, а не просто для развлечения.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияМарина Габсева (общеобразовательный лицей Первомайского района)
В ЕГО РОМАНАХ «ДУША ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ИЗОБРАЖАЕТСЯ С РЕАЛЬНОСТЬЮ, - ЕЩЕ НЕБЫВАЛОЙ В НАШЕЙ ЛИТЕРАТУРЕ» (Н. СТРАХОВ). (По одному или нескольким произведениям Л. Н. Толстого.)

Особенность графа Толстого состоит в том, что он не ограничивается изображением результатов психологического анализа, его интересует самый процесс.
Н. Г. Чернышевский

Наверное, во все времена людей интересовало, что же такое душа человеческая? Одни считают, что ее вообще нет. Другие же, напротив, поклоняются ей. Мне кажется, я отношусь ко второй категории людей. Душа - это тот бог, который находится внутри каждого из нас. К сожалению, обожествляя душу, мы порой завываем, что она не мертвый идол. Она живая, развивающаяся часть нас самих. Мы можем воспитывать, обогащать, совершенствовать ее. Но можем и убить, растоптать, растерять. Чтобы не случилось этого, необходимо познать законы развития души. Этот вопрос издавна волнует людей, И в литературе, которая всегда была отражением общества, он тоже получил своё разрешение. Сколько книг написано об этом. Но, с моей точки зрения, наиболее полный ответ на вопрос, что же такое душа человеческая, дал Л. Н. Толстой в своем романе «Война и мир».

Долгих шесть лет работал он над этой книгой, вносил бесчисленные поправки, исправлял ключевые части своего романа. Действительно, так трудно проследить развитие души человека, пускай даже литературного героя. Именно поиски, искания человека, преодоление трудностей на пути совершенствования самого себя интересовали Толстого. Конечно, нельзя сказать, что до него никто в литературе не пытался показать духовные искания своих героев, но Л. Н. Толстой, этот «великий художник души человеческой», открыл свои приемы изучения «закоулков» внутреннего мира людей.

Вы не замечали, что, открыв книгу и прочитав несколько первым листов, видите, как перед вами вполне отчетливо предстает тот человек, с которым вы будете встречаться на протяжении всего повествования? Каков он из себя? Манерен или простодушен, весел или постоянно под властью хандры? Но, в отличие от живописного и скульптурного, портрет в литературном произведении более динамичен: он передает не общий устойчивый облик, а мимику, жесты, движения личности. Именно это характерно и для Толстого. В его произведениях обычно нет статичного, завершенного портрета, при каждой новой встрече с тем или иным героем перед нами совершенно другой человек. Сколько оттенков чувств, настроений скользит по лицам персонажей романа, высвечивая разные стороны их характера. Исследователи творчества Толстого нашли в «Войне и мире» восемьдесят пять оттенков выражения глаз и девяносто семь оттенков выражения улыбки человека, с помощью которых Толстой раскрывал различные эмоции героев своего романа. Толстой разрушил привычную манеру - давать законченный портрет главного героя в экспозиции произведения, как это делали Тургенев, Гончаров. Портрет персонажей «Войны и мира» рассредоточен по разным временным и пространственным пластам повествования и, следовательно, неотделим, от развития их характеров. Можно выделить два типа изображения облика героев. Один - когда черта, деталь, повторяясь, оттеняет изменения в характере героя, произошедшие за большой период времени. Например, когда мы впервые встречаемся с Н. Ростовой, ее улыбка обворожительна. А вот мы видим ее уже после смерти князя Андрея, и автор сравнивает ее улыбку с тем, как открывается ржавая дверь. Второй тип портрета - когда писатель передает непосредственно в данную минуту протекающий душевный процесс. Но Толстой не везде придерживается одного и того же принципа в создании портрета. В романе встречаются и портреты-маски. Толстой создает их в сатирических целях при характеристике отрицательных персонажей: Курагиных, Бергов. У этих людей нет никаких целей в жизни (конечно, если не считать целью наживу), они не развиваются. И таков же их портрет. На протяжении всего романа, на лице Элен только ничего не выражающая, натянутая улыбка.

Заметьте, эта светская красавица ни разу не показана писателем на фоне чарующей русской природы. Толстой - тонкий мастер пейзажа. Природа в «Войне и мире» чрезвычайно разнообразна. Но не всегда она обращена к человеку. Иногда - для того, чтобы открыть ему красоту мира (вспомним князя Андрея, раненного после Аустерлица, и небо). Чаще - чтобы оттенить важный смысл происходящего. Образы-символы: небо Аустерлица и знаменитый дуб по дороге в Отрадное - неотделимы от образа Андрея Болконского, его мучительных поисков, горьких разочарований и подъемов. А картины святочных гаданий и охоты Ростовых! Не говоря прямо, Толстой не раз подчеркивает, что эта семья очень близка к национальным традициям. Они русские по своей душе. И совсем другие, жестокие пейзажные зарисовки встречаются в романе при изображении отрицательных персонажей. Хотя Наполеон и сравнивается с образом солнца, но это солнце не греет, оно слепит. И в этом величии Наполеона нет ничего общего с прекрасным светилом, дающим всем людям жизнь.

Наиболее испытанным и любимым средством выявления душевных «тайн» являются у Толстого внутренний монолог. Как правило, он восходит к исповеди, внутренним раздумьям героя. Нередко такая «Беседа» персонажей с самим собой или с воображаемым собеседником отличается противоречивым содержанием. В «Войне и мире» Толстой пользуется приемом внутреннего монолога для обрисовки характеров героев в драматических ситуациях или кризисных состояниях. Вспомним знаменитый монолог-раздумье раненого князя Андрея в поле под Аустерлицем:

«... как тихо, спокойно, торжественно, совсем не так, как я бежал, не так, как мы бежали, дрались, кричали. Как же я не видел прежде этого высокого неба?»

В сознании героя раздвоенность. Поэтому автор и дает такие совершенно разные понятия:

«бежали, дрались, кричали» и «тихо, спокойно, торжественно».

Через сознание своего героя Толстой показывает свои собственные мысли о том, что для человека гораздо важнее увидеть в своей жизни высокое небо, познать все многообразие мира и величие человека в нем, нежели убивать друг друга и лить кровь из-за «великих» целей.

Не это ли делает роман произведением, которое сегодня остаётся современным? Конечно, человек никогда не будет идеальным, ведь только из холодного камня можно выточить совершенный памятник. Но это и является самым главным в нашей жизни: стремиться вперед, совершенствовать себя, свою душу, искать место в жизни. Не этим ли близки нам герои «Войны и мира», вовсе не идеальные люди, но, пытающиеся стать лучше, чище, добрее?

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияАнна Неучева (школа-гимназия 140)
ЧТО МНЕ ОТКРЫЛОСЬ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ МИРЕ М. БУЛГАКОВА И А. ПЛАТОНОВА

Мир Булгакова и Платонова... Как долго он был закрыт для нас! А теперь мы открываем его. Открываем как некую величественную сокровенную тайну, «прячущую» в себе весь смысл бытия.
«Белая гвардия» - первое прочитанное мной произведение Булгакова.
«Белая гвардия» передает состояние эпохи, разрушенное, потерянное, «распластанное», греховное. И вместе с тем пронзительнейший мотив очищения присутствует в повествовании, сливаясь, с тончайшим лирическим началом.

В центре повествования - путь, скитания, мытарства семьи Турбиных, семьи, поддерживающей Белое движение. Уже в начале повествования разыгрывается трагедия - умирает мать. Она завещала: «Дружно... живите». «Но как жить? Как же жить?» «Жизнь-то им перебило на самом рассвете. Им придется мучиться и умирать».

Турбины живут в напряженнейшее и в страшнейшее для России время - время революций, потрясений, величайших «окаянных дней».

Мотив трагедии России переплетается с мотивом страшного надвигающегося будущего эта «мысль о страшном и суетном электрическом будущем человечества... где неустанно мотающие свои отчаянные колеса машины до корня расшатывают самое основание земли, « пронизывают все произведение.

Но только ли Безысходен конец? Осталась ли хоть капля тепла и любви, надежды и просветления? Безусловно. Турбины, эти пережившие столько горя и страдания люди, сохраняют до конца священный огонь любви, сострадания.
«Крест превратился в угрожающий острый меч. Но он не страшен. Все пройдет. Страдания, муки, голод и мор. « Пройдет потому, что в этих неисчислимых страданиях, муках, потерях должно произойти очищение и просветление, воскресение души. «Очистительное таинство скрыто Творцом в замысле трагедии» (М. Волошин). В этом высшая идея произведения.

Роман «Мастер и Маргарита» - центральное произведение творчества Булгакова.

Если в «Белой гвардии» активно выступает лирическое начало, то «Мастер и Маргарита» - ритмическая проза. Ритм придает повествованию мерное спокойное звучание даже в моменты наивысшего напряжения (глава «Казнь»).

В романе отчетливо прослеживаются три пласта повествования: уровень Мастера, евангельские мотивы и уровень дьявола, Сатаны.

Зло разгулялось, разошлось по миру, оно безраздельно властвует над миром, искушает мир. «Выпросил у Бога светлую Русь. Сатана», хочет показать Богу, что зло победило в мире и не за что зацепиться в душе человека.

В большей степени в романе выражено не идеологическое, политическое начало, а бытийное. Раскрыто бытие людей, вернее, их небытие. Мир погрузился во мрак зла, бездуховности, безверия, а потому так легко поддается искушениям Сатаны. (Сцена представления Роланда и его свиты в театре). Это мир в потерянном, греховном состоянии, мир абсурда, парадоксов, инфернальщины. Даже Маргарита несет в себе это дьявольское начало, хотя оно соединено с жертвенностью, готовностью на все ради мастера.

Мир мастера чрезвычайно светел, потому что несет в себе истину. И хотя этот мир хрупок и тонок, он может противостоять злу. Зло, видя в человеке духовное сопротивление при внешней слабости, неприспособленности к материальному миру, бессильно что-либо ему сделать, причинить.

Евангельские мотивы обозначены всего несколькими главками, описание современности неожиданно переключается на описание мира, существовавшего много веков назад. Но и этот мир абсурден и жесток. Неужели ничего не изменилось за несколько веков? Неужели люди такими и остались - бездушными, жестокими, бесчеловечными?

Сатана, видя это, на время поселяется в мире, чтобы показать Богу (и здесь Сатана как бы искушает Бога), что люди, которые созданы Богом, находятся как тысячи лет назад, в таком состоянии, что не готовы к пришествию Христа и могут повторить то преступление, которое уже было совершено.

Тогда зачем шел Христос на землю, страдал за людей?

Неужели мир в своем неверии и пороках, обречен?

Нет. Истина еще существует на земле. Тот «дух святой», дух живой и нетленный, еще живет в душе Мастера, еще теплится в душе Иванушки, который нашел «путь истинный».

А мир жив именно этим. А мир движется этим. И мир не остановится и не разрушится, пока будет живо это. И всегда и везде этому греховному и абсурдному миру будет помниться вечный мотив пришествия Христа на землю и то, что он страдал за людей.

Мир Андрея Платонова также загадочен и труднодоступен. Читая Платонова, нужно пройти через преодоление формы, то есть через преодоление платонического стиля, такого необычного, нового, но такого свежего, органичного. «Обнажившееся сердце» - чисто платоновская метафора. Он как бы прикасался к своим героям этим «обнажившимся» сердцем, а потому так эмоционально насыщена его проза, насыщена предельностью сопереживания и соучастия.

Мир Платонова - скитальческий, страннический, ищущий и саже какой-то обреченный. «Главным признаком новой эры... наметилось движение, овладение пространством» (Петров-Водкин). И голос Платонова в этом мире - слегка приглушенный, сдержанный, «утомленно-печальный», задумчивый, размышляющий. Писал он «тихо», вслушиваясь не в звучание фразы, а в сложную мелодию этого сложного и непонятного мира, этого скитальческого и страдающего, думающего и тоскующего мира. Это какой-то забытый мир, одинокий, сиротливый.

Чевенгур - город Будущего. Сначала «... выла степь и люди, идущие своего существования вдалеке; дорога им дальняя, а из родного дома они ничего, кроме своего тепла не берут». Но вот «... произошел Чевенгур: в нем собралось население. Прохожие рабочие ушли, а город остался, надеясь на бога». И вот уже «путей нету - люди доехали». Таково происхождение Чевенгура, который являет совой сообщество, содружество людей, то есть коммуну.

Чепурной, главный человек» в Чевенгуре, говорит Коленкину, «странствующему комиссару»: «Будешь себе внутренне жить! У нас в Чевенгуре хорошо - мы мобилизовали солнце на вечную работу, а общество распустили навсегда!.. Главная профессия в Чевенгуре - душа».
«Занятия людей необязательны», ибо «труд объявлялся пережитком жадности». А потом «коммунизм был объявлен странствием» и Чевенгур «снят с вечной оседлости».

И все же нет в людях» уверенности, что строят они то, что задумали. «Чевенгур затих и начал бояться - взойдет ли солнце утром и наступит ли утро когда-нибудь». Какое важнейшее прозрение Платонова! Жизнь постепенно увядает, умирает, а не угаснет ли она совсем? «Жизнь отрешилась от этого места и ушла умирать в степной бурьян». «Ушла умирать»... Значит, все-таки, мир безысходен, обречен?
«Множества бледных травинок продирается сквозь землю». Значит, жизнь идет, продолжается, «пробивается» такая нежная, такая хрупкая, такая беззащитная.

Захар Павлович - одно из главных действующих лиц романа «Чевенгур». Он - мастер, изобретатель. Он идет в город, чтобы обратить свое умение в дело. А в городе «дома, как закрытые гробы», а город наполнен техникой, механизмами. Сначала Захар Павлович «сливается» с ним, чувствуя тепло и душу машин», но, однажды, увидев у железной дороги одинокого мальчика с котомкой, он «с чего—то усомнился в драгоценности машин и изделий» и «не чувствовал больше уважения к паровозам». «Рыбак утонул в озере Мутево, бобыль умер в лесу, пустое село заросло кущами трав, но зато шли часы церковного сторожа, ходили поезда по расписанию - и было теперь Захару Павловичу скучно и стыдно от правильных действий часов и поездов».

Человеческая жизнь идет, люди живут и умирают, обращаясь в земной прах, забывая прошлое, не понимая и не «чувствуя» смысла настоящего и будущего. А техника, железная техника века стоит и будет стоять. Она никогда не знает поломок, она - «идол века». И снова глубинное, метафоричное сознание Платонова! Происходит наполнение человеческого мира чем-то нечеловеческим, противоестественным. Это передано состояние эпохи - разброд, скитания людей и в то же время наполнение мира техникой, вечной техникой. Не человек вечен, а техника. Платонов смутно чувствует опасность этого.

Герои «Котлована» - тоже скитальцы, ищущие свое место в мире. Пренебрежение к собственной жизни, забвение себя порождает равнодушие и отчуждение между людьми. («Ты кончился, Сафронов! Ну и что?.. Ты вполне можешь не существовать»). На таких же отношениях строится и коммуна в Чевенгуре.

Герои ищут, «пытают» истину. Вощев, Чиклин, Сафронов пытаются достигнуть смысла мира, бытия. Они роют котлован. Если в «Чевенгуре» освоение действительности пространственное («движение - неотложный признак коммунизма»), то в «Котловане» происходит углубление, опускание, погружение в ад, в круги ада, что порождает отчуждение, разъединение людей, при внешней их сплоченности, собранности. «Каждый мечтал вырваться отсюда и найти свое счастье».

Прочтение обоих произведений - романа «Чевенгур» и повести «Котлован» - рождает ощущение трагичного конца мира.

Мир Платонова - это кочующий мир, мир в странствии, искании, движении. Но обретет ли он то, что ищет?..

Мир Платонова и мир Булгакова тесно переплетены. Они являют состояние и нашей жизни, действительности.

Наш мир - это вечный спор Добра и Зла. Зло никогда не победит Добро. Так говорит Булгаков, а Платонов добавляет, что мир до того не найдет истины, пока не найдет дорогу к Добру, дорогу эту нужно искать в собственном мире, собственной душе, которые нужно беречь от опустошения.

Мир Булгакова и Платонова о многом заставляет задуматься: о человеке, о его душе. Это мир раздумий, исканий. Человек должен найти в этом мире свою собственную, затерянную где-то душу.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияИрина Макеева (школа - гимназия. 140)
ПОЭТИЧЕСКИЕ ИСКАНИЯ И МИР ПЕРЕЖИВАНИЙ В ПОЭЗИИ XX ВЕКА

... в наших интонациях содержится наше мировоззрение, все, что человек думает о жизни,
М. Пруст

Заканчивался XIX век, о котором Ф. М. Достоевский писал: «... живешь точно в каком-то вихре: подхватило вас и вертит, и вертит. Россия стояла на пороге нового столетия, в ожидании грядущих перемен: глобальных, может быть, катастрофических. На рубеже веков каждое событие мыслилось как мировое, космическое. Лучшее подтверждение этому - искусство как форма выражения человеком своего мировосприятия, мироощущения, мирочувствования. А из всех искусств музыка и поэзия глубже всего передают внутреннее состояние человека, мятежность его души, ищущей опору в мире, пытающейся взлететь к горным высотам и понять все...

Начала XX столетия называют «серебряным веком» русской поэзии. На рубеже веков заявляют о себе новые поэтические течения.

В 90-х годах XIX века появляется группа поэтов - символистов. Что же объединило Вл. Соловьева, В. Брюсова, К. Бальмонта, А. Белого, И. Анненского и М. Волошина?

Среди этих людей с классическим образованием были философы, историки, критики, литераторы и переводчики. Теперь они стали теоретиками новой поэзии. В этом особенность поэтических течений «серебряного века» - поэты создавали теорию поэзии.

Плавным теоретиком символизма был Вл. Соловьев. Его идея Вечной женственности и софийности бытия была особенно близко принята А. Блоком. Известны также теоретические работы и критические статьи Д. Мережковского, Вяч. Иванова, Б. Брюсова и других.

В чем же состояла новизна символической поэзии? В. Брюсов писал о том, что искусство - это способ познания мира нерассудочными, внелогическими путями. Познать мир можно только душой.

Но поэзия - «искусство слова. Как можно словом наиболее точно выразить состояние души?

Современное состояние языка не дает такой возможности, считали символисты, надо обновить язык поэзии. Наши чувства обманывают нас, каждое явление - символ, в котором кроется глубокий тайный смысл, оттого-то язык символистов так богат интонациями, «за словами, которые они произносят, чудится гул еще других, не их голосов... «

Мотивы произведений символистов разнообразны. В стихотворении А. Белого «Душа мира», поражающем необычностью строфики и значимостью каждого слова, чувствуется попытка понять, ощутить

Душу мира, неуловимую и присутствующую во всем одновременно.

В стихах Блока, человека, над головой которого современники однажды увидели нимб святости, постоянно присутствует образ Вечной жены, женского начала бытия, Софии. Символ ее - девушка в белом платье, поющая в церковном хоре.

Лирический субъект стихотворений К. Бальмонта задумывается о «Вечном чуде», о появлении на свет человека. Жизнь его - вечное горение, и стихи Бальмонта полны «горящих зданий», «отсветов зарева» и «угасших огней».

Символистское течение достигает своего расцвета, когда подрастает юный поэт с мужественной и романтичной душой. Юноша, проводивший дни в Библиотеке, пытавшийся понять законы стихов символистов, создает свою теорию поэзии - акмеизм (от греческого слова акме, означающего высшую степень чего-либо, расцвет).

А. А. Ахматова писала, что вся теория акмеизма принадлежит Н. Гумилеву. В статье «Наследствие символизма и акмеизм» он говорит о символизме как о «достойном отце». Однако, ценя его за вновь открытое значение символа в искусстве, акмеисты не хотели приносить в жертву других способов поэтического воздействия. Если символизм углублялся в область неведомого, то акмеизм «опустился» на землю. Язык его стал понятным и простым. Но простота эта основывалась на знании русской и мировой литературы.

Предшественниками акмеизма Гумилев называл Шекспира, Рабле, Т. Готье и Вийлона. Акмеисты стремились, согласно формуле кольриджа «Поэзия - есть лучшие слова в лучшем порядке», выразить внутренний мир человека в Безупречной форме.

Искусству стихосложения, по мнению Гумилева, можно было научится. Из «цеха поэтов», созданного им, вышло немало талантливых авторов.

А. Блок в статье «О лирике», неодобрительно отзываясь об акмеистах, назвал А. Ахматову настоящим исключением. Ее немного усталую, самоуглубленную манеру сразу отметили читатели.

Основная тема стихов Ахматовой - любовь. Любовь-жертва, любовь-подвиг, неразделенная, приносящая горечь и страдания, но не заслоняющая радость жизни, а дарующая счастье видеть мир по-новому.

О. Мандельштама, по словам М. Волошина, нельзя читать как не акмеиста. Его стихи отличаются особенной четкостью, изяществом и хрупкостью формы. Лирический субъект Мандельштама - это ребенок, пришедший в мир и захотевший понять смысл своего появления в нем.

Поиски новых путей в поэзии продолжались. В 1719 году была написана статья С. Есенина «Ключи Марии» и статьи В. Шершеневнча и А. Мариенгофа. Новое течение было названо имажинизмом, от английского слова image - «образ». По мнению имажинистов, слова, стертые, как старые пятаки, можно было оживить, заключая их в яркие поэтические образы.

Образ провозглашался самоцелью. Корни имажинистской поэзии уходят в народную мироэпическую традицию. В качестве примера можно привести стихотворение С. Есенина:

Я пастух, мои палаты
Межи зыбистых полей,
По горам зеленым — скаты
С гарком гулких дупелей.

Вяжут кружево над лесом
в желтой пене облака.
В тихой дреме под навесом
Слышу шепот сосняка.

Светят зелено сутемы
Под росою тополя.
Я - пастух; мои хоромы
В мягкой зелени поля.

Говорят со мной коровы
На кивливом языке.
Духовитые дубровы
Кличут ветками к реке.

Позабыв людское горе,
Сплю на вырублях сучья,
Я молюсь на алы зори,
Причащаюсь у ручья.

Стихотворение начинается с утверждения собственного «я» в просторном, гармоничном мире природы. Человек ощущает себя ее органической, частью, ему свойственно синкретическое мировосприятие Природа - это хоромы, а сам он - царь, носитель высшего духовного начала. «Хоромы» могут означать и «храм», «божий дом», ведь человек молится «на алы зори», причащается, то есть становится причастным тайнам у ручья. Такое мировосприятие свойственно языческому сознанию, народному творчеству, в котором имажинисты пытались отыскать утерянную первоначальную живость и образность слова.

Говоря о поэзии «серебряного века», нельзя не сказать о футуризме, который сразу резко противопоставил себя другим течениям. В 1912 году был опубликован манифест футуристов «Пощечина общественному вкусу», под которым подписались Д. Бурлюк, А. Крученых, В. Маяковский, В. Хлебников.

Футуристы считали себя поэтами Будущего и привлекали к себе всеобщее внимание. Однако за игрой, эпатажем скрывалась напряженная работа. Футуристы экспериментировали, прежде всего, с формой. Работа Маяковского называлась, в соответствии с его характером, твердо: «Как надо делать стихи».

Очень интересны статьи В. Хлебникова «Метаязык» и «Звукописи», которые не печатались долгое время. Хлебников исследовал фонетический строй языка, взаимосвязь звука и его цветового изображения. Поэт, как многие композиторы, обладал цветовым восприятием музыки.

В работе «Метаязык» Хлебников подразделял язык поэзии на семь уровней, связывая их с теорией Лобачевского о п-мерном пространстве. Людям привычен «звездный» язык, язык обычного трехмерного пространства. Есть так называемая «звукопись» -язык микромира, недоступный обычному восприятию. Наивысший уровень языка - «безумный», на котором говорят иномиры. Может быть, из-за незнания теории Хлебникова долго оставались непонятными и непонятыми его стихи «Заклятие смехом» и другие. Незнакомая форма становилась препятствием для проникновения в зеркальный иномир стихов, живущий по своим законам.

Поэтические движения «серебряного века» возникали и сменяли друг друга стремительно, создавая впечатление одновременности. Каждое течение заявляло о своей новизне, о принципиальной этапности. Но это был лишь эпатаж, игра. Все течения уходили корнями в традиции русской и мировой литературы и находились в диалоге друг с другом. Они сосуществовали, взаимодополняя и обогащая друг друга, создавая единое целое, то, что мы сейчас называем «поэзией серебряного века русской литературы».

Тенденции развития русской поэзии, появившиеся в начале века, развивались.

Творчество Б. Пастернака, М. Цветаевой, Н. Заболоцкого, И. Сельвинского нельзя отнести к какому—либо течению, но их поэзия органично воспринимается нами в общем контексте эпохи.

Современные литературоведы особо выделяют женскую поэзию XX века, которая включает творчестве М. Цветаевой, В. Инбер, Н. Крандиевской, Е. Кузьминой-Караваевой, К. Некрасовой, О. Бергольц, К. Друниной.

Отдельно можно говорить о творчестве поэтов «военного» поколения: А. Прокофьева, П. Васильева, А. Суркова, М. Исаковского, К. Симонова, А. Твардовского.

Особо интересным мне кажется период 60-х годов, когда начался новый этап развития русской поэзии. Появилась новая форма - бардовская, авторская песня, обратившаяся к философии древности и современности. Поэты 60-х - 70-х годов на равных вступили в диалог со своими предшественниками.

В последнее время идет открытие незнакомой прежде поэзии «русского зарубежья». К нам возвращаются имена тех, кто недавно был изгнанником: Вл. Набокова, И. Бродского.

Все чаще появляются публикации молодых и совсем юных поэтов, которые ищут свой собственный способ выражения состояния духа нового поколения.

Сейчас русская поэзия вновь приближается к рубежному состоянию. Яркий пример - творчество И. Бродского. Он использует самую необычную модернистскую форму и одновременно исследует душу человека на уровне фрейдовского психоанализа.

Мне кажется, русская поэзия стоит на пороге новой эпохи своего развития, замерев на мгновение перед открытиями мирового масштаба, ожидающими ее впереди.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияОльга Вихирева (школа 94)
«ЧУВСТВА ДОБРЫЕ Я ЛИРОЙ ПРОБУЖДАЛ» (По лирике А. С. Пушкина)

Лирические произведения Пушкина в особенности подтверждают нашу мысль, о его личности. Чувство, лежащее в их основании, всегда так тихо и кротко, несмотря на его глубокость, и вместе с тем так человечно, гуманно!
В. Г. Белинский

Как известно, литературная слава порой весьма непостоянна. Не зависит от времени и моды лишь классика, к которой, без сомнения, можно отнести творчество Александра Сергеевича Пушкина. Что же привлекает сейчас читателей к произведениям этого замечательного поэта?

Пожалуй, наиболее важным чувством, звучащим во всей лирике Пушкина, является стремление к свободе в самом широком, понимании этого слова: свободе страны, родной земли, свободе творчества, стремлений, пристрастий.

В раннем стихотворении «Лицинию» поэт, говоря о пороках Древнего Рима, несомненно, имеет ввиду свою страну, предостерегая «гордый край разврата, злодеянья»: «Свободой Рим возрос, рабством погублен». В известной оде «Вольность» звучит прямое обвинение «неправедной Власти», «самовластелительному Злодею», слышится ничем не скрываемый призыв к открытой борьбе!

Хочу воспеть Свободу миру,
На тронах поразить порок....
Тираны мира? трепещите!
А вы, мужайтесь и внемлите,
Восстаньте, падшие рабы!

Свобода страны неотделима от свободы народа. Для поэта невозможно равнодушное отношение к «невежества убийственному позору», к «дикому Барству», царящему на Родине!

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
И рабство, падшее по маним царя,
И над отечеством свободы просвещенной
Взойдет ли, наконец, прекрасная заря?

(«Деревня»)

Знакомство с передовыми для своего времени идеями, общение с декабристами оказали сильное влияние на гражданскую позицию Пушкина, готового вместе со своими товарищами «отчизне посвятить души прекрасные порывы». Однако в творчестве поэта встречаются и такие стихотворения, в которых есть сомнение в правильности (точнее, в своевременности) своего труда, сознание того, что он «свободы сеятель пустынный», «вышел рано, до звезды»:

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
... Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

(«Свободы сеятель пустынный... «)

Да, Пушкин не был на Сенатской площади, не участвовал непосредственно в восстании декабристов, которое было обречено на поражение. Сам поэт так пишет об этих событиях:

Погиб и кормщик и пловец!
Лишь я, таинственный певец,
На берег выброшен грозою,
Я гимны прежние пою...

(«Арион»)

Постоянна присутствует в творчестве Пушкина тема Поэта и Поэзии, священного служения Музам. Настоящий поэт может быть «всех ничтожней» лишь до той поры, когда к нему приходит вдохновенье, когда певец, отрешившись от «забав мира», идет «дорогою свободной» и полностью отдается во власть звуков. Пушкин пишет:

Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

(«Поэт и толпа»)

Но этот отказ от «житейского волненья» не означает отказа от жизни общества, от судеб людей. Поэт может стать Пророком, к которому обращается сам Бог:

Восстань, пророк, и виждь и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей.

(«Пророк»)

Такое высокое предназначение поэта нисколько не противоречит желанию общаться со своими друзьями, любить, наслаждаться красотой природы, естественному для каждого человека. Замечательное стихотворение «Пущину» проникнуто не только Благодарностью «бесценному другу», но и искренним желанием помочь ему, «озарить заточенье лучом лицейских ясных дней». «Свободный глас» поэта доходит в «каторжные норы», вселяя уверенность в то, что «желанная пора» наконец придет:

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье...
Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут - и свобода
Вас примет радостно у входа,
И Братья меч вам отдадут.

(«Во глубине сибирских руд... «)

Как драгоценны для Пушкина воспоминания о Лицее, друзьях юности! Перед читателем проходят «кудрявый певец» Корсаков, «чужих небес любовник беспокойный», «волн и бурь любимое дитя» Матюшкин, «счастливец с первых дней» Горчаков, «вещун пермесских дев» Дельвиг, «брат родной по музе, по судьбам» Кюхельбекер... Всех этих людей объединяет их настоящее отечество - Царское Село:

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен
Неколебим, свободен и беспечен,
Срастался он под сенью дружных муз.

(«19 октября»)

Для всей поэзии Пушкина характерно особое отношение к женщине как к святыне, «гению чистой красоты». Только она может быть утешением среди «грусти Безнадежной», «тревог шумной суеты». Любовь - чувство, возвращающее к жизни, заставляющее ценить жизнь:

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.

(«Я помню чудное мгновенье...»).

Сердце поэта «не любить не может», но эта любовь не эгоистична. В проникнутом светлой печалью стихотворении «Я вас любил: любовь еще, быть может... « звучит самое высшее проявление чувства - добровольный отказ от своего счастья ради любимой женщины:

Я вас любил: любовь еще, быть может,
В душе моей угасла не совсем;
Но пусть она вас Больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем...
Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим.

Пушкин тонко чувствует не только внутреннюю красоту человека, но и красоту природы. Поэт противопоставляет суетному свету «мирный шум дубров», «тишину полей», которые рождают «жар к трудам» и «творческие думы». В стихотворении «К морю», носящему романтический характер, гордая, торжественная красота моря лишь сильнее подчеркивает зависимость, несвободу человека, который не может «навек оставить скучный, неподвижный Брег»:

Моей души предел желанный!
Как часто по Брегам твоим
Бредил я, тихий и туманный,
Заветным умыслом томим!

В более поздних произведениях читатель встречает совершенно другой пейзаж. Осенний день, роща с почти облетевшей листвой, застывший пруд, «уснувшие дубровы» дороги поэту по-своему:

Унылая пора! очей очарованье
Приятна мне твоя прощальная краса
Люблю я пышное природы увяданье,
В багрец и в золото одетые леса.

(«Осень»)

Чувство любви к природе более зрело, глубоко. Оно постепенно переходит в сожаление о Бренности человека. Знакомая местность напоминает о счастливых днях прошлого. В родном «уголке земли» поэта «минувшее объемлет живо». Вновь возникает мотив светлой грусти, но грусть эта, по словам Белинского, «усмиряет муки души и целит раны сердца».

Мне кажется, интерес к лирике Пушкина не угаснет никогда. В наш «жестокий век» так необходимы светлые человеческие чувства, добрые чувства! В любом возрасте человек открывает для себя нового Пушкина, находит что-то свое, личное. Я надеюсь, настоящее, серьезное знакомство с творчеством этого удивительного поэта у нас еще впереди.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияЮлия Чернышева (школа 84).
«ЧУВСТВО РОДИНЫ - ОСНОВНОЕ В МОЕМ ТВОРЧЕСТВЕ» (С. Есенин). (По лирике С. Есенина)

Ой ты, Русь, моя родина кроткая, Лишь к тебе я любовь Берегу.
С. Есенин.

В 1924 году, в день 125-летнего юбилея А. С. Пушкина, Есенин стоял на ступеньках пьедестала, в руках держал Букет цветов, который потом возложил к подножию памятника. Поэт читал свое стихотворение, посвященное Пушкину:

А я стою как пред причастьем, И говорю в ответ тебе - Я умер бы сейчас от счастья, Сподобленный такой судьбе. Он шел к пушкинской гениальной простоте через русский фольклор. У народа-языкотворца учился всю жизнь искусству слова. В юные годы, впервые прочитав «Слово о полку Игореве», Есенин был «совершенно ошеломлен им, ходил, как помешанный». Он хотел пропеть свою неповторимую песнь о России. Поэт по праву мог сказать о себе с гордостью: «Чувство родины - основное в моем творчестве». Но петь ему оставалось, недолго... Юрий Либединский рассказывал: «Перед тем, как отнести Есенина на Ваганьковское кладбище, мы обнесли гроб с телом его вокруг памятника Пушкина. Мы знали, что делали, - это был достойный преемник пушкинской славы».

Десятки лет Есенин был запрещенным поэтом, из школьной программы его изъяли. Сотни тысяч читателей были обворованы, лишены возможности учиться любить свою страну. Не случись этого, может быть сегодня мы стали бы иными? Духовно Богаче? Увереннее, добрее, милосерднее? Писать стихи Есенин начал рано, с девяти лет. И все посвятил только одной теме - теме родины. О чем бы он ни писал: о селе Константинове, о родных лесах, о животных, о любви, о женщине, о матери - все это в конечном итоге - родина, Россия. Русь. Поэт любил звучание этого нежного слова «Россия»: в нем для него были и синь, и роса, и свет. Даже в своей фамилии Есенин слышал отголосок слов «ясень», «осень», «сила». Любимыми цветами поэта стали синий и голубой. Эти цветовые тона усиливают ощущение необъятности просторов России («только синь сосет глаза», «солнца струганные дранки заграживают синь»).

О Русь - малиновое поле
И синь, упавшая в реку,
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.

Каждая поэтическая строка Есенина согрета чувством Безграничной любви к родному краю. В ранних стихах он с любовью выписывал мелкие подробности деревенского быта:

Пахнет рыхлыми драченами,
У порога в дежке квас,
Над печурками точеными
Тараканы лезут в лаз.

Ничего не пропускает зоркий глаз поэта. Мы видим «сажу над заслонкою», «нитки попелиц», «шелуху сырых яиц», и «выть», и «гать», и «веретье» - все, чем живут люди деревни.

Родина у Есенина всегда прекрасна. И тогда, когда «нивы сжаты, рощи голы», и тогда, когда они превращаются в «несказанное, синее, нежное». Теплом и светом согреты есенинские картины русской природы. Подобно шишкинскому лесу или осени Левитана, нам бесконечно дороги и «зеленокосая березка» - самый нежный образ поэта; и его старый клен «на одной ноге», стерегущий «голубую Русь»; и цветы, низко склонившие в весенний вечер к поэту свои головки. Природа у Есенина многокрасочна. Она играет, переливается всеми цветами радуги.

Синий туман. Снеговое раздолье, Тонкий лимонный лунный свет...

Или:

Золотою лягушкой луна
Распласталась на тихой воде!

С Россией связана лучшая метафора поэта - «страна березового ситца». Есенину было пятнадцать лет, когда он написал стихи, поражающие своей образностью, нежностью, чувствами:

Там, где капустные грядки Красной водой поливает восход, Клененочек маленький матке Земное вымя сосет. Пройдет всего десять лет, и он станет поэтическим сердцем России. С детства запали в душу поэта грустные раздольные песни, светлая печаль, кандальный сибирский звон, церковный благовест, сельская тишина, веселый девичий смех в лугах, рассказы о колдунах, нечистой силе, ворожеях:

Потонула деревня в ухабинах,
Заслонили избенки леса,
Только видно на кочках и впадинах,
Как синеют кругом небеса...
Запугала нас сила нечистая,
Что ни прорубь - везде колдуны.

Надо было пережить войну как глубокое личное горе, бедствие, чтобы в девятнадцать лет найти такие слова, такие чувства, что почти физически ощущать этот раздирающий душу крик отчаяния, плач «седых матерей». Вспоминается стихотворение «Русь»:

Повестили под окнами сотские
Ополченцам идти на войну.
Загыгыкали бабы слободские,
Плач прорезал кругом тишину.

Есенин хотел верить в лучшее, в то, что беда обойдет его край стороной. Всей душой, всем сердцем поэт всегда был с народом: и в короткие радостные мгновения, и в долгие годы горя и печали:

Ой ты, Русь, моя родина кроткая,
Лишь к тебе я любовь берегу.

Время Есенина - время крутых поворотов в истории России: война 1914 года, революция, гражданская война, интервенция. Следы войны: разруха, нищета, голодные села, неухоженные поля, мертвая земля. Однако Есенин, как и Блок, верил в то, что Русь «не пропадет, не сгинет». Он не оплакивал уходящую Россию, хотя, мне кажется, многое жалел:

Друзья! Друзья!
Какой раскол в стране,
Какая грусть в кипении веселом!..
Я человек не новый! Что скрывать?
Остался в прошлом я одной ногою,
Стремясь догнать стальную рать,
Скольжу и падаю другою.

Октябрь Есенин принял с восторгом:

Да здравствует революция
На земле и на небесах!

«Не будь революции, я, может быть, так бы и засох на никому не нужных символах». Вихревое начало революции увлекло Есенина. Побеждает разум. Поэт понимает неизбежность нового. Голос мысли говорит сердцу, а сердцем он любит древний деревенский уклад. Есенин пытается осмыслить происходящее в стране. Он то радуется переменам, то грустит о том, что уходит его любимая Русь. Уезжает за границу, чтобы посмотреть на Россию издалека. Побывав в Америке, в Германии, во Франции, в других европейских странах, увидев там высокое развитие техники, поэт остро почувствовал неизбежность конца полевой нищей России. По пути из Европы в Америку» я вспомнил про «дым Отечества», про нашу деревню, где чуть ли не у каждого мужика в избе спит теленок на соломе или свинья с поросятами; вспомнил после германских и бельгийских шоссе наши непролазные дороги и стал ругать всех, цепляющихся за Русь, как за грязь и вшивость... «

И тем на менее гибель деревенского уклада Есенин воспринял с душевной болью: стихи последних лет пронизаны тоской. В его «Возвращении на Родину» есть такие слова:

Ах, милый край! Не тот ты стал, Не тот.
Да уж и я, конечно, стал не прежний.
Чем мать и дед грустней и безнадежней,
Тем веселей сестры смеется рот.

Совсем не просто и нелегко было это преодолеть. Поэт пытался. Он любил Россию не слепо. Хорошо знал ее, обворованную, изможденную борьбой, начавшую свою индустриализацию с зажигалок. Но Есенин гордился ею и благословлял молодое поколение:

Цветите, юные! И здоровейте телом!
У вас иная жизнь, у вас другой напев.

Он имел право сказать:

Но и тогда, когда на всей планете
Пройдет вражда племен,
Исчезнет ложь и грусть,
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким «Русь».

Есенин так любил свою страну, что не поменял бы ее на рай:

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
- Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».

В чем же секрет популярности лирики Есенина в наши дни? В страстной любви поэта к Родине, к природе, к жизни, к людям, ко всему живому. Это бесспорно. Но еще и в том, что сегодня, когда Россия больна, его стихи заставляют нас по-новому оценивать жизнь, задумываться над происходящим вокруг, по-иному воспринимать такие строки:

Ну что ж!
Прости, родной приют.
Чем сослужил тебе - и тем уж я доволен.
Пускай меня сегодня не поют, -
Я пел тогда, когда выл край мой волен.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияЕлена Братских (школа-гимназия 19)
«ЧУВСТВО РОДИНЫ - ОСНОВНОЕ В МОЕМ ТВОРЧЕСТВЕ «(С. Есенин).

Быть поэтом - это значит... кровью чувств ласкать чужие души.
С. Есенин

Не свой любовный произвол пою - своей отчизны рану...
М. Цветаева

Россия начала века... Кровь на февральском снегу, слякоть под сапогами десятилетие спустя. Мировые катаклизмы, тень призрака упала на Европу... Кто острее всех чувствует это? Через чье сердце пройдет рубец, если страшная трещина обезобразит нашу Землю?.. Мы не знаем, как рождаются Поэты - «тайна сия велика есть», - но почему они рождаются, мы знаем. Их рождают великие события, социальные потрясения, когда на рубеже веков происходит ломка человеческого сознания. Так появился безымянный автор «Слова о полку Игореве», так мир обрел Пушкина и Лермонтова, так родился Некрасов. Но шли годы... Они приносили новые испытания человечеству, а новое время рождало новых Поэтов. Век великих Мастеров, век девятнадцатый был назван Золотым веком русской литературы. По аналогии с ним век двадцатый назовут Серебряным. Много будет совершено ошибок и загублено жизней, прежде чем вернется система истинных ценностей. В гнетущей обстановке непонимания будет творить Анна Ахматова. Из далекой Франции донесется трагический голос Марины Цветаевой.

Я здесь одна. К стволу каштана
Прильнуть так сладко голове!
И в сердце плачет стих Ростана,

Как там, в покинутой Москве. Даниил Андреев во владимирской тюрьме вздыхал с надеждой:

В круг последних мытарств
я с народом вступаю.

Как не вспомнить имена погибших поэтов; Николая Гумилева, Владимира Нарбута, Осипа Мандельштама, Сергея Клычкова, Петра Орешина, Даниила Хармса... Но в самые жестокие годы поэты размышляли прежде всего о судьбе Родины, обращались к ней с заветными горькими мыслями, с больными вопросами, продолжая высокую гражданскую традицию русской классической поэзии. У каждого поэта Русь своя - «печальная», «великая», «одинокая» но всегда - любимая! У Сергея Есенина это «страна березового ситца».

Родился я с песнями в травном одеяле, Зори меня вешние в радугу свивали... Далекое Константиново... «Мертвой петлей» к началу двадцатого века были стянуты все прибрежные села. Есенины считались одной из бедных семей. Крестьянское лето — без яблок, двор - вез лошади. Фактически жить приходилось не на деревенские, а на городские - торговые деньги. Однако при всей своей неприспособленности судьбу детям и выбирал, и ладил отец. По его настоянию Сергея определяют в церковно-учительскую школу. Именно в этот период появляются первые его стихи. Ничего специфически «деревенского» в них еще нет. Но уже тогда юный поэт определяет чертеж своей Будущности:

... Но, наверно, навеки имею
Нежность грустную русской души.

«Отрезанным ломтем», причем сызмала, ощущал себя Будущий поэт. В тысяча девятьсот пятнадцатом году он уезжает в Петербург. «Божья дудка», «расписная балалайка» - такими эпитетами наградила его столица за непохожесть и детскую откровенность. Именно в это время Есенин впервые ощутил ту светлую печаль по своей Родине - далекой и близкой, малой и большой. В самые тяжелые минуты одиночества он все чаще вспоминает церковный благовест и сельскую тишину, вся красота родного края слагается в грустные и радостные строфы... Вспомним его ранние стихи: «Край любимый! Сердцу снятся «Гой ты, Русь, моя родная. «В том краю, где желтая крапива... « Вспомним написанную девятнадцатилетним поэтом «Русь Типичный пейзаж раннего Есенина словно подернут дымкой. Краски приглушены, смягчены… Полыхающие зори мы видим сквозь курящиеся туманы. Сквозь синий туман проглядываются и «красные крылья заката». Вот характерный образец есенинской пейзажной живописи дореволюционного периода;

Задремали звезды золотые,
Задрожало зеркало затона,
Брезжит свет на заводи речные
И румянит сетку небосклона.

Позже мы различим иные краски... Здесь вся красота ярмарки, русский лубок и «прялочное весельство»:

Ярче розовой рубахи
Зори вешние горят.
Позолоченные бляхи
С бубенцами говорят.

Очень четко проявляется в творчестве Есенина и мифологический, языческий элемент. В «Ключах Марии» он рассуждает о христианстве, его истоках и вечных ценностях. Здесь мы уже видим если не поэта—философа, то человека далекого от никчемной Беллетристики о резеде да березках. Каждый есенинский образ теперь заключает в севе сложное определение некоторой мысли. Например, на яблоню он глядит «двойным зрением»; это и реальное дерево, и образ души человеческой:

Хорошо под осеннюю свежесть
Душу—яблоню ветром стряхнуть,

Обилием творящего дара любуется Есенин. Его стихотворение «Не жалею, не зову, не плачу... « - это прощание с юностью...

На смену бело-розовой палитре цветов нежной юности и целомудрия приходит иное:

Сойдись, явись нам,
Красный конь!..

Между этой разительной переменой - полоса черная: «черная гибель», «черные паруса кобыл... «. И эти цветовые перепады не случайны: за ними, как всегда, - сложные чувства, мысли, переживания и внешние события...

Октябрь, озарил есенинскую поэзию неизвестным доселе светом:

Небо — как колокол,
Месяц - язык,
Мать моя - родина,
Я - Большевик.

Революцию Есенин принял, по его собственному признанию, весьма сочувственно, хотя и с «мужицким уклоном». Он опасается за судьбу той «золотой Бревенчатой избы», которая была им возведена...

К сожалению, обращение к новой теме не принесло желаемого Обновления. Нужно ли оно было вообще?». Я благодарен всему, что вытянуло мое нутро, положило в новые формы и дало мне язык.

Но я потерял все то, что радовало меня, отвечает Есенин и подтверждает эту мысль своими представлениями о судьбе человека и его первоначальном предназначении:

Не губить пришли мы в мире,
А любить и верить!

Раскол Есенина с самим совой и с той «ухватистой силой», ворвавшейся на красном коне, отразили его стихи конца тысяча девятьсот двадцать четвертого года:

... Ни за что я теперь не желаю
Слушать песню тележных колес.

Страна сделала свой выбор... Есенин - нет? Казалось бы, надо смириться с реальностью, перейти от «полевой», «деревянной», «соломенной» России к новой - стальной. Но протестует все его естество, его лира!.. Уже позади военный коммунизм, позади испытания совестью, шатания крестьян и самого Есенина...

Сыпь ты, черемуха, снегом,
Пойте вы, птахи, в лесу.
По полю зыбистым бегом
Пеной я цвет разнесу.

... Россия была и осталась в его творчестве. Из ярмарочно-лубочной она переходила в нежную красоту березового колка, пересаживалась с гнедого жеребца на «алого коня» революции... Но чувство Родины осталось неизменным. Вне России не было ничего: ни жизни, ни стихов, ни любви, ни славы. «За эту смертную любовь к Родине Есенина обвиняли в национализме, в узости творчества. Но он лишь восклицал: «Россия моя! Ты понимаешь - моя... « И проводив отчалившую «голубую» Россию, встретив и оставив Русь стальную, он ушел...

Дайте мне на родине любимой, Все любя, спокойно умереть! Ушел - помятый и осмеянный, признанный и искромсанный... ... И не жалость - мало жил, И не горечь - мало дал, - Много жил, кто в наши жил Дни, все дал - кто песню дал. Эти слова Марины Цветаевой понеслись вслед за ним на прежнем гнедом жеребце, чтобы вернуть и оставить навсегда его Большое сердце на «шестой части земли... «

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияЕвгений Погарский (школа 19)
ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА В СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Не царь природы человек, не царь, а сын.
Е. Исаев

В последнее время советские писатели и публицисты все чаще и чаще стали обращаться к проблеме взаимоотношений человека и природы. Давно уже не надо никому доказывать, что человек — часть природы, он неотделим от нее. Но, тем не менее, природе не становится легче, и с каждым годом исчезают десятки видов растений и животных. В атомной физике есть такое понятие как критическая масса, превышение которой ведет к неуправляемости ядерной реакцией. На мой взгляд, такого же состояния достигло наше отношение к природе. Если человечество не одумается, взрыв неизбежен. Как хорошо сказал Расул Гамзатов:

Страждет мир, что нами обитаем, Станет он, он подает нам знак. Но молчим мы, время упускаем... Да, медлить нельзя. И поэтому советские писатели бьют в набат, призывая всех к Бережному отношению к природе.

Свой рассказ о произведениях, говорящих об экологии, я хотел бы начать с романа Чингиза Айтматова «Плаха». Эта книга - о нравственности людей; об их отношении к тому, что нас окружает: птицы, реки, озера, звери - неотъемлемая часть нравственности. Не может быть нравственным то, что приносит природе горе, разрушение. Перестав бояться крови, человек перестает быть человеком. В романе мы видим чудовищные сцены истребления животных. Автор романа пишет: «... но пришло время, и человеко-боги стали устраивать облавы на машинах, веря на измор, точь-в-точь как волки, и валили сайгаков, расстреливая их с ходу, а потом человекобоги стали прилетать на вертолетах и, высмотрев вначале с воздуха сайгачьи стада в степи, шли на окружение животных в указанных координатах... Машины, вертолеты, скорострельные винтовки - и опрокинулась жизнь в Моюнкумской саванне вверх дном... « Все бежит в страхе перед оружием. Даже волк, который считается одним из самых опасных зверей, вынужден прятаться в кустах. Когда человек приходит с ружьем в степь, волк перестает быть хищником, а им становится человек. Мы видим, что у членов «хунты», созданной Обер-Кандаловым, нет ничего святого. Да и что может быть святого у людей, зарабатывающих на чудовищном истреблении сайгаков?! Такое бездушное отношение к природе приводит их к еще более страшному преступлению - распятию Авдия Каллистратова. Через весь роман проходит судьба двух волков - Ташчайнара и Акбары. Люди для них стали врагами. Сколько неприятностей приносят они волкам, рушат сложившийся жизненный уклад. Погибает верный друг Акбары, которым был для нее на протяжении многих лет Ташнайнар. И тут же еще одна беда обрушивается на волчицу. Безжалостный и завистливый Базарбай крадет у Акбары волчат. Чингиз Айтматов пытается найти ответ на вопрос: «В чем же истоки такой жестокости?» Их он видит в Бездуховности безнравственности людей. Он призывает бороться с этим злом. Но в одиночку ничего не сделаешь. Бостон, пытавшийся вернуть Акбаре волчат, сам становится жертвой. Стреляя в Акбару, вспомнившую свой материнский инстинкт и унесшую сынишку Бостона, он убивает вместе с волчицей и своего ребенка. Да, человек и природа - вечное противостояние. Если раньше человек брал от природы только то, что ему было нужно для жизни, то сейчас - что захочет. Киргизский писатель искренне желает того, чтобы мы остановились, посмотрели на «Братьев наших меньших» как на друзей, проживающих на одной планете с нами.

Такие же проблемы поднимает Валентин Распутин в повести «Пожар». Действие повести разворачивается в Сосновке. Это «неуютный и неопрятный, и не городского и не деревенского, а Бивуачного типа поселок». В этом и состоит его главная беда. Живут здесь, в основном, временные люди. Они приехали сюда на заработки, им «лишь вы лето перелетовать, а потом зиму перезимовать». Отсюда и варварское отношение к природе. «Валить лес, только валить и валить, не заботясь, останется, вырастет что-нибудь тут после них или нет», - так определил Валентин Распутин главный принцип этих людей, прозванных «архаровцами». На наших глазах разрушается царство природы, столетиями стоявшее гордо и неприступно. Вообще для творчества Распутина характерно обращение к теме экологии. В произведении «Прощание с Матерой» он отражает те же самые проблемы. Деревня Матера обречена на гибель, так как попала под затопление. Вот о чем говорит Дарья, одна из главных героинь: «Думаешь, люди не понимают, что не надо Матеру топить? Понимают оне. А все ж таки топют». Беспрекословное подчинение приказам приводит к губительным последствиям. Символом природы на острове является лиственница, высокая и статная, любовалось которой не одно поколение жителей Матеры. Ничто не может сломать эту царевну природы, не берет ее ни огонь, ни пила. Падает дерево, и как-то горько становится: все, отжила свое Матера, нет больше такой деревни. Страшно становится от всей этой безысходности. Валентин Распутин не может смириться с тем, что уничтожаются такие огромные богатства, какими являются земля, лес. Его душа восстает против этого. Распутин говорит о том, что, только поняв природу, прочувствовав ее, можно стать настоящим хозяином земли, жить в согласии с ней.

Еще из произведений о природе я хотел бы выделить рассказ грузинского писателя Нодара Думбадзе «Собака». Это произведение, конечно, Больше рассказывает о взаимоотношениях между людьми, их совести, нравственном совершенстве, но также и о жестокости людей по отношению к животным. Мне нравятся произведения этого замечательного грузинского писателя, так как их отличает какая-то неповторимость языка, мягкость, плавность, национальный колорит. В рассказе говорится о том, как мальчик встретился с собакой, ошпаренной Буфетчиком, с жалобным тявканьем катающейся в песке, у которой «из левого, неповрежденного глаза текли слезы». Этот случай навсегда остался в памяти у собаки: в ней вспыхнула ненависть к мужскому полу, она не признавала никого, кроме мальчика и его деда. Но это была не последняя встреча собаки с жестокостью. Однажды чья-то собака покусала ребенка, а до этого напала и на дворовых собак. Ее посчитали бешеной. И начался отстрел собак, подозревавшихся в бешенстве. Нодар Думбадзе показывает жуткую картину этой, можно сказать, собачьей трагедии: «За первым выстрелом последовали второй, третий, четвертый... Со всех сторон доносились звуки выстрелов, лай и вой собак, крики мужчин, вопли женщин, плач детей, мычание скота... Целый час продолжалось это неслыханное, Безжалостное истребление собак». - Нодар Думбадзе говорит о том, что все связано, все находится в зависимости друг от друга. Селу стало чего-то не хватать. «... Этой неотъемлемой частью, этой плотью от плоти и кровью от крови села была собака - обыкновенная сельская дворняжка». Думбадзе решает проблему взаимоотношений человека и природы через сострадание к животным, которых он считает полноправными членами нашего общего дома. Можно назвать еще целый ряд произведений о природе. «Белый Бим Черное ухо» Троепольского, «Не стреляйте в Белых лебедей» Васильева, «Убил охотник журавля» Исаева, «Царь-рыба» Астафьева - это лишь их неполный перечень.

«Писатели призывают людей: «Будьте гуманны!» Нужно немедленно действовать, чтобы сохранить природу, все то, что досталось нам от предыдущих поколений. Расул Гамзатов пишет:

Неужели, жизни не жалея,
Мир мы предадим, и отдадим,
И погубим леностью своею,
И навеки канем вместе с ним?

Этими строчками я и хотел бы закончить свое сочинение. Нет, мы не имеем права погубить природу, она принадлежит не только ним, но и нашим потомкам.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияДмитрий Ходос (школа 72)
«НЕЛЬЗЯ ДОПУСТИТЬ, ЧТОБЫ ЛЮДИ НАПРАВЛЯЛИ НА СВОЕ СОБСТВЕННОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ ПРИРОДЫ, КОТОРЫЕ ОНИ СУМЕЛИ ОТКРЫТЬ И ПОКОРИТЬ» (Ф. Жолиа-Кюри).

На протяжении долгих веков своего существования человечество, ведомое твердой рукой Создателя, изобретало Бесчисленное множество орудий, предназначенных для умерщвления разумных существ, называемых людьми. Огромных успехов удалось достичь в изобретении методов подавления как физической плоти человека, так и его личности.

К началу двадцатого века в арсенале человека уже были ружья и пушки, аэропланы и штыки. Настораживал явно ускорившийся ритм научной мысли, делались все новые и новые открытия, переворачивавшие прежние представления о природе вещей.

И вот 1896 год. Начался новый период в истории последней человеческой цивилизации. Именно в это время французский ученый Антуан Анри Беккерель проводит опыты, с солями урана, даже не подозревая о значении результатов для человечества. Зловещий крест, проявившийся на фотопластинке, символизировал приближающийся конец. Подтверждением роковой предопределенности в судьбе человечества явилось то, что опыты Беккереля не остались незамеченными. За исследование радиоактивности теперь уже серьезно берется супружеская пара: Пьер Кюри и Мария Склодовская-Кюри.

Мария Склодовская-Кюри - физик и химик. Она родилась в Польше, работала во Франции, там же добилась огромных успехов в науке, подтверждением чего является то, что Мария Склодовская стала первой женщиной профессором Парижского университета и одной из первых женщин-лауреатов Нобелевской премии.

Итак, упомянутой супружеской паре удалось сделать грандиознейшее по своей сути и значению открытие. Они сумели получить химические элементы, не встречавшиеся ранее в природе.

Открытие необычных свойств тяжелых элементов было, несомненно, важным этапом в развитии человеческих представлений о микромире, но, в то же время, к счастью, не представляло никакой практической пользы. Однако неизбежно было роковое для человечества открытие искусственной радиоактивности, которое и сделал Фредерик Жолио-Кюри в 1934 году. Теперь люди, способные проводить ядерные реакции на нейтронах, могли использовать эти реакции с энергетическим выходом. Странно, но все тот же Ф. Жолио-Кюри, автор пацифистской фразы, вынесенной в заголовок, в 1939 году предсказывал принципиальную возможность цепной реакции с освобождением энергии. Так творческая мысль ученого, ищущего познания неизведанных сил природы, неожиданно обернулась источником бед и страданий многих тысяч людей.

Наивно было бы предполагать, что описанные выше открытия могли остаться без внимания военных, тем более что все они были сделаны накануне великих событий - Второй мировой войны.

Да, именно война стала сильнейшим толчком к интенсивной разработке и изучению явления радиоактивности.

Адольф Гитлер, разработав свой механизм подавления мыслящей личности, поставил себя вне закона для совершения преступления по совести, во благо «великой расы» - почти по Раскольникову. Несомненно, для внедрения своей безумной идеи в «массы» была недостаточно слов и лозунгов. Нужно было оружие, сильное, ужасное оружие, с помощью которого можно было бы превратить миллионы индивидуумов в «массы», покорные и вполне управляемые. Нет ничего удивительного в том, что взор диктатора упал именно на ядерное оружие, самое мощное, с неисчерпаемыми возможностями. Всю войну ждал Гитлер помощи от своих ученых, но, к счастью, атомная бомба не была применена в боевых операциях. Человечеству была дана отсрочка, но, как стало ясно в 1945 году, ненадолго.

Шестого августа 1945 года люди впервые испытали на себе потенциальные возможности совсем недавно» открытых сил природы.

Преступление, совершенное с. особой циничностью верхушкой американской власти в Хиросиме и Нагасаки, дало понять миру, что начинается новый этап в истории человечества, что зарождается новый принцип межгосударственных отношений, что приближается конец цивилизации.

В наше время о неизбежном глобальном катаклизме, приближающемся с каждым днем, говорить приходится, на мой взгляд, уже всерьез. Основание к такой постановке вопроса лежит в истории двадцатого столетия. Кажется очевидным то, что, начиная с начала текущего века, колесо истории стало вращаться с необычайным ускорением. Именно в двадцатом веке были сделаны открытия в области науки и техники, превосходящие по своему значению все предыдущие открытия. Итак, после первого ужасного испытания атомной бомбы началась новая эра отношений между народами. Началось, время «холодной войны». В это время величайшей политической напряженности и нестабильности продолжается разработка смертоносного оружия. Люди продолжают искать все новые и новые способы самоуничтожения. В пятидесятых годах двадцатого века открывается новый метод использования энергии атомного ядра - слияние ядер водорода. В данном случае исследования проводятся исключительно в милитаристских целях, и этого уже никто не скрывает. Результаты, полученные А. Д. Сахаровым, ошеломляющи: удельная энергия взрыва в несколько раз превосходит энергию деления ядер урана. И совсем не случайно, что именно человеку, проводившему фундаментальные исследования атомного ядра и постигшему его разрушающую мощь, приходят в голову мысли о несовершенстве внутреннего устройства «красной империи», об очевидной, на первый взгляд, аномальности межгосударственных отношений. Сахаров понимает, какую опасность для цивилизации представляет обладание сверхоружием двумя сверхдержавами, насколько опасна сила атомного ядра в руках политиков, мыслящих догмами и не желающих даже разговаривать с «противником». Наверное, подобные мысли и заставили Сахарова отойти от занятий ядерной физикой и посвятить себя правозащитной деятельности.

Итак, человечество крайне напугано результатами трудов ученых. И вот еще один немаловажный фактор - страх. Именно под влиянием этого панического страха начинают развиваться все дальнейшие события в истории, до безумия наращивается военный потенциал. К концу восьмидесятых годов «разность потенциалов» достигает своего максимума, обстановка накаляется до предела. И, кажется, неизбежен разряд, взрыв. Кажется, что вот-вот произойдет глобальный военный конфликт, приближавшийся много десятилетий и логически неизбежный. Но вновь, следуя непонятному для человека плану, Создатель дал еще одну отсрочку человеческой цивилизации на еще один «неопределенный» срок.

Однако за сорокасемилетнюю историю существования ядерной цивилизации людям не раз была продемонстрирована губительная энергия сильных взаимодействий. Последний раз - в Чернобыле.

Двадцать шестого августа 1986 года на небольшую часть человечества обрушилось горе. Ядерная энергия, которую люди вынуждены были использовать для своего развития, неожиданно свернулась великой бедой. Еще раз пополнялись списки жертв изобретений, порожденных скудным человеческим разумом, еще раз ЛЮДЯМ дали понять, что цивилизация самопоглощается.

Ни один человек на Земле не в силах предугадать причину, из-за которой погибнет человеческий род, но на сегодняшний день уже можно предположить, что произойдет это благодаря технической революции, случившейся в последние десятилетия. И не исключено, а, скорее, напротив - наиболее вероятно, что апокалипсис, предвещаемый большинством религий, наступит из-за того, что вырвется наружу из глубоких шахт ядерный смерч. Ведь, насколько это видно

люди, полагаясь на совершенство современной технологии, продолжают строить атомные электростанции с далеко не замкнутым производственным циклом, до сих пор проводят ядерные испытания, уже приведшие к гибели тысяч людей. Несомненно, энергия атомного ядра способна приносить и уже приносит пользу человеку, но человеческий разум несовершенен: он никогда не может заранее знать, к чему могут привести собственные же начинания. Поэтому люди просто обязаны быть крайне осторожны в отношениях с ядерным монстрам, все время, помня о возможности роковой случайности, последствия которой будут катастрофическими для всего человечества.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияСветлана Велитарская (школа 117).
«НЕЛЬЗЯ, ДОПУСТИТЬ, ЧТОБЫ ЛЮДИ НАПРАВЛЯЛИ НА СВОЕ СОБСТВЕННОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ ТЕ СИЛЫ ПРИРОДЫ, КОТОРЫЕ ОНИ СУМЕЛИ ОТКРЫТЬ И ПОКОРИТЬ» (Ф. Жолио-Кюри).

Молчал, задумавшись, и я,
Привычным взглядом созерцая
Зловещий праздник бытия,
Смятенный вид родного края.

Н. Рубцов

Это она, моя душа, наполнила все вокруг беспокойством, недоверием, ожиданием веды. Тайга на земле и звезды на небе были тысячи лет до нас... нам только кажется, что мы преобразили все... мы внушаем севе, будто управляем природой и что пожелаем, то и сделаем с ней...

В. Астафьев

26 апреля выла печальная годовщина со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Со временем мы почему-то стали забывать о жертвах этой катастрофы, лениво пробегаем глазами строчки статей об участниках тех трагических событий. Такова людская сущность, но все это до очередного экологического взрыва. Гром грянет - мы вспомним и Спитак, и Чернобыль, обратимся к великим пророчествам, которые вобрало в себя Откровение Святого Иоанна Богослова: «Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобию светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки... «

Разве мог предположить в конце XIX века Беккерель, исследовавший излучение ряда химических элементов и обнаруживший, что уран самопроизвольно создает радиоактивное излучение, чем закончится эпопея «приручения и покорения» атома.

Да, бурные открытия в этой области привели к тому, что сейчас использование ядерной энергии является очень выгодным. При разрушении одного грамма урана получают столько энергии, сколько выделяется при сжигании нескольких тонн каменного угля. Но в, то же время атомная энергетика таит в себе огромную силу, которая может быть направлена против человека. Даже сами мирные атомные станции представляют собой своеобразную бомбу, грозящую человеку.

Пример тому - взрыв на Чернобыльской АЗС 26 апреля 1986 года. Этот день в истории человечества отмечен знаком беды. Местность вокруг Чернобыля (в переводе с украинского это слово обозначает полынь) была просто сказочной. Люди приезжали сюда отдыхать семьями на целое лето. Собирали грибы, ягоды, готовили запасы на зиму, ловили рыбу, купались. Но вот пришел черный день, и бомба, сотворенная человеческими руками, взорвалась...

Долгие годы мирный атом преподносился как верх Безопасности и экологической чистоты. Авария на Чернобыльской АЭС еще раз показала, что люди не до конца освоили ту энергию, которую сами вызвали к жизни.

Но это лишь часть проблемы. Есть еще и другая – ядерное оружие. Один американский бизнесмен, побывавший в Чернобыле, писал: «Я видел города, в которых не было ни одного человека...

Если бы люди видели это, они бы сразу поняли, что атомное оружие надо уничтожить... «

К сожалению, для многих политиков и правителей Чернобыль - это еще не аргумент. А мирные «обыватели» (я и себя причисляю к этой категории людей) тоже не торопятся оглянуться вокруг себя, увидеть «маленький Чернобыль» там, где живут. Хочется верить, что когда-нибудь, устав от потерь и разочарований, человек научится соизмерять разумное, вычислять необходимое, хозяйничать, ничего не губя, никому не вредя.

Но кто-то должен помочь «растревожить совесть», «разбудить душу» человека. Уместно, я считаю, обратиться к слову. Литература всегда силой своего слова звала к активному неприятию зла и разрушения (я имею в виду подлинное, высокое слово).

Мне близка по духу публицистика Валентина Распутина.

Еще в начале 70-х годов, в эпоху застоя, в «Комсомольской правде» можно было увидеть его статьи и очерки, которые привлекали внимание общественности, да и просто честных людей, к волевым, тревожным проблемам современности. В последующие годы творческая деятельность В. Распутина богато насыщена художественной прозой. И вдруг в 80-е годы вновь возвращение к публицистике. Чем же объяснить такой поворот в литературной судьбе Распутина? По собственному признанию художника, он - «вынужденный» публицист, и его вынужденность - не вымученность, а невозможность молчать, мириться, оставаться спокойным в то время, когда «глаза видят, уши слышат, душа болит».

Книга публицистических статей «Сибирь, Сибирь... », наверное, для нас, сибиряков, - это своего рода Откровение. Откровение - предупреждение о том, что невозможно покорить природу, не изломав ее, о ненужности покорения, необходимости диалога с ней на равных.

Боль и тревога В. Распутина - Байкал. Его так долго «покоряли», «открывали» в нем неиссякаемые возможности для службы на благо человека, что нарушили естественную биологическую структуру озера. «Для кого мы построили этот город, разве для человека?..

Ибо человеку уже сейчас нельзя жить в этом городе. И живут люди там потому, что не знают об условиях, в которых существуют, не знают, чем они дышат, что пьют», - пишет Распутин в очерке «Байкал». Мы уже знаем, что дети, рожденные и живущие в таких городах, физически больны, страдают аллергическими Болезнями, раздражительны, плохо усваивают школьную программу. Вот и выходит, что забота о здоровье детей, нынешних и будущих, - это забота о нравственном здоровье общества XXI столетия. Вопрос о Байкале, Ангаре, Иртыше давно уже перестал быть экологическим и перешел «в разряд нравственных. «Нуждаясь в рабочей силе, во сто крат нуждается Сибирь в жителе, который мог бы быть ей сыном, радетелем и патриотом, который, и, преобразовывая ее, делал бы это не с холодным сердцем для кого неизвестно, а для собственных детей и внуков», - утверждает В. Распутин.

В очерке «Земля твоя и моя» слышится голос самой Сибири, к которому давно пора прислушаться: «... не надо меня больше покорять, я давно покорена и принадлежу вам, не надо по старине смотреть на меня как на пригодную для жизни сторону, а пора принять меня как Родину, без коей остальная родина не существует, и как к родине относиться ко мне с любовью и заботой».

Эту мысль Валентин Распутин утверждает почти в каждой своей статье: уважайте свою землю, свое Отечество.

Любить природу - любить Родину. Природа - венец творенья, она дана нам, чтобы мы могли вволю пить, чистую воду, дышать чистым воздухом, любоваться державной ее красотой. Она никогда не отказывалась помочь человеку, но только в той мере, чтобы вода оставалась чистой, красота - непогубленной, воздух - незасоренным, а жизнь в ней и вокруг нео-неиспорченной. Это, прежде всего, необходимо нам, ведь сам человек - неповторимое творение матери - природы. В. Распутин неустанно напоминает о нерасторжимости человека и природы. Никогда человек не обретет внутренней гармонии, пока «не найдет общего языка с природой - не просто договорно-общительного, но уважительного».

Публицистическая повесть В. Распутина «Пожар» призвана показать нам, что же будет с сообществом людей, перешагнувшим через нравственный порог вечных заповедей: «не убий», «не укради», «не навреди». Сюжет повести, как и всегда у Распутина, прост: в поселке Сосновка на берегу Ангары горят орсовские склады. Люди пытаются хоть что-то спасти от огня.

Писателя интересует человек. Что же с ним происходит? Ведь с человеком что-то творится, если душа его не находит покоя, мечется, болит, стонет. Центральный герой повести - шофер Иван Петрович Егоров. Но главным героем можно назвать саму природу в образе многострадальной земли, на которой стоит Сосновка.

Прошло 20 лет со дня затопления Егоровки. Человек научился управлять водой: он повернул реку, заставил ее обрушить воды на малые деревеньки, где жили землепашцы, животноводы - люди, - понимающие и любящие природу. За 20 лет после затопления люди научились беспробудно пить, стали чужими друг другу. Кажется, вода затопила не многострадальные малые деревеньки, а души людские, напрочь смыв с них милосердие, сострадание, доброту и другая стихия - пожар - полыхает в новоявленной Сосновке. И не случайно почудилось шоферу, что горят не склады, а его душа. Так и пройдут через всю повесть два пожара, связанные воедино логикой человеческого поведения. Но не верится Ивану Петровичу, что люди могут нажиться на беде, не боясь потерять себя, свое лицо. Все идет к этому: люди направляют на свое собственное духовное «уничтожение те силы природы, которые они сумели открыть и покорить». Пожар высветит нравственное состояние общества, поможет увидеть то, что в Библии названо концом света.

Не смогли люди, привыкшие к хлеборобскому постоянному, на одном месте делу, прижиться в новом поселке. На это еще полбеды, что не прижились. Беда в том, что стали приспосабливаться, перенимать худшее. Да и было у кого: леспромхозу нужны были рабочие руки, вот и понаехали сюда сезонники, шабашники, люди воз кома, Без двора - «перекати-поле». За четыре года в Сосновке из-за пьяной стрельбы да поножовщины погибло почти столько же народу, сколько в шести деревеньках, слившихся в Сосновку, за войну.

Продовольственный склад горел вовсю, сбежался едва не весь поселок, но не нашлось пока никого, кто сумел бы организовать его в одну разумную твердую силу, способную остановить огонь. Люди научены только лес валить, ломать, не раздумывая.

В повести появилась новая категория людей - архаровцы. Это синоним злого, агрессивного равнодушия, наплевательства: лишь вы мне было хорошо, за это «хорошо» я со всеми сделаю что угодно.

Свет перевернулся не сразу, не одним махом: начиналось с малого - с хищнического истребления леса, где главным был план, деньги. Сгоревшие продукты, прочие товары можно восстановить, но «вряд ли когда-нибудь оживут угасшие надежды, начнут плодоносить с такой же щедростью выжженные поля былой доброты и справедливости».
«Молчит земля. Что ты есть, молчаливая наша земля, доколе молчишь ты? И разве молчишь ты?» - этими вопросами заканчивается повесть, похожая на волевой вопрос, который задает сама жизнь.

Многие ученые мира склонны связывать стихийные явления в природе: эемлятрясения, обвалы, сели, наводнения - с агрессивной деятельностью человека. Создается такое впечатление, что сала природа посылает предупреждение: одумайтесь, пока не настал последний день, пока «не вострубил четвертый Ангел беды».
«Нельзя допустить, чтобы люди направляли на свое собственное уничтожение те силы природы, которые они сумели открыть и покорить».

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияМаксим Кривда (школа-гимназия 19)
«В ЧЕЛОВЕКЕ, В ЕГО СКРОМНОЙ ОСОБЕННОСТИ, В ЕГО ПРАВЕ НА ЭТУ ОСОБЕННОСТЬ - ЕДИНСТВЕННЫЙ, ИСТИННЫЙ И ВЕЧНЫЙ СМЫСЛ БОРЬБЫ ЗА ЖИЗНЬ» (В. Гроссман),

(По роману М. А. Шолохова «Поднятая целина»)

До недавнего времени метод социалистического реализма применялся ко всей советской литературе. Такой подход сильно повредил ряду произведений, так как закреплял догматический подход к их оценке. Внедряемый в сознание нескольких поколений советских людей классовый критерий, превратившийся в вульгарно-социалогическую догму, затруднял осмысление содержания и образов многих произведений. Это приводило к обедненному пониманию социально-исторической и нравственно-философской сущности позиции автора. Такой подход был осуществлен ко многим нашим писателям и их произведениям. Одним из таких писателей и стал М. Шолохов. Классовый критерий поработал и над оценкой его романа «Поднятая целина». Это далеко не случайно. Ведь в романе затрагивается одна из неоднозначных тем советской истории - тема коллективизации, когда человеческая жизнь утратила значение высшего гуманистического критерия, а насилие и убийство стало привычным делом. Сейчас же критика оценивает не столько содержание произведения Шолохова, не столько его нравственную позицию, сколько-то хрестоматизированное представление о романе, которое сложилось в нашем сознании. Дает ли нам «Поднятая целина представление о трагедийности событий той эпохи? Показывает ли нам Шолохов борьбу народа за свою жизнь, за свою особенность жизни? Вот те вопросы, на которые нам необходимо сегодня ответить, руководствуясь современными историческими взглядами и новыми представлениями о философии личности и Общества. Причем, необходимо учитывать, что Шолохов сам пыл активным участником описываемых событий.

История, поведанная Шолоховым, о строительстве гремяченского колхоза не вызывает оптимистических настроений. Даже на финальных страницах романа, писавшихся в 50-е годы, нет примет полного осуществления надежд и чаяний крестьян. Кратко обмолвился он в последней главе об осенней страде: «Допоздна гремели на гумнах веялки, глухо выстукивали по утрамбованной земле каменные катки, слышались людские понужающие голоса и фырканье лошадей. А потом все стихло». Ни одного слова не сказано об урожае, во имя которого и развертываются основные события романа. Хутор, кажется, утратил нечто первичное, словно в нем оказалась вытравленной сама душа. Человек тогда стоит крепко на ногах, сберегает свою живую душу, когда он живет под высоким и вечным небом, когда он чувствует под собой землю - родную, понятную. Отсюда пошел народ, здесь корни его духа. Эти корни в романе оказались подрубленными.

Трагедийность времени и человеческих судеб Шолохов показывает обилием смертей в романе, страницы романа буквально залиты кровью. Первоначальное название романа: «С кровью и потом» имело отнюдь не метафорический, а вполне конкретный смысл. За восемь месяцев жизни в Гремячем логу, изображенных Шолоховым, скончалось одиннадцать человек, и только один из них, хуторской пастух дед Агей, умер естественной смертью. Такая, концентрация человеческой смерти помогает Шолохову показать ненормальность положения в хуторе, трагедию происходящих событий.

Интересно проследить отношение крестьян, народа, к происходящим событиям. Именно здесь необходимо искать те причины, которые привели наше крестьянство к потере своей особенности, к пассивности в борьбе за жизнь. Наиболее яркая картина, которая дает нам представление о настроениях, в крестьянской среде, изображается Шолоховым, на общих собраниях. Здесь прослеживается и политика Давыдова как представителя партии. При обсуждении дел Давыдову легко навязать свою точку зрения, например о кулаках: «Под корень их! Нет, уж лучше с корнем, а не под корень». Но уже при поименном обсуждении на достойность «пролетарской кары» единодушие в крестьянской массе начинает таять. «Воздерживаюсь» - звучит непривычно для Давыдова и Нагульнова, когда необходим категоричный ответ. Ведь по их логике бедняк Тимофей Борщев должен испытывать классовую ненависть к кулаку Дамаскову, а он проявляет сомнение: «Потому, как он - мой сосед, и я от него много добра видел. Вот и не могу на него руки подымать... все время мне пособлял, быков давал, семена ссужал... мало ли... « Но такой ответ не может устроить категоричность Давыдова, когда для «революции надо». Он «будто нож к горлу приставил»: «Ты за Советскую власть или за кулака?» Понятно, что такой вопрос вызывает только смятение у малограмотного человека: «Я - за власть. Чего привязались?»

Очень интересен с правовой и нравственной точки зрения эпизод, связанный с раскулачиванием Фрола Дамаскова, где каждая из сторон сначала дискуссионно защищает свою правоту. У Дамаскова это справки о выполнении налога на хлеб, которые подписал сам Разметнов. А у Разметнова свои резоны: «Хлеб тут ни при чем». Фрол: «А за что же меня из дома выгонять и конфисковывать?». А у Разметнова своя «логика»: «Беднота постановила, я же тебе пояснил». «Таких законов нету! Вы правиловку устраиваете» - вырывается у Дамаскова. Но закон у Разметнова есть постановление ЦК ВКП (б) от 30 января 1930 года о конфискации у кулаков имущества, инвентаря и рабочего скота - беззаконие в законе.

Но атмосфера насилия требовала только «инородного» человека, чуждого всем, способного не разжалобиться, если придется слышать детский крик, плач детей и матерей. Андрей Разметнов таким человеком не был, ему чужды категоричность Давыдова и экстремизм Нагульнова. Отсюда и его сопротивление насилию уже после первого дня раскулачивания: «Раскулачивать больше не пойду... Я... я с детишками не обучен воевать!.. На фронте - другое дело! Там любому шашкой, чем хочешь. И катись вы под разэтакую! Не пойду!.. Да разве это дело? Я что? Кат, что ли? Или у меня сердце из самородка?» Неприятие Разметновым социальной и нравственной несправедливости показано с такой сердечной болью, что оно не может быть опровергнуто ни Нагульновым, ни даже Давыдовым.

Считаются тождественными взгляды Шолохова и героев—коммунистов в романе на коллективизацию. Исходной точкой такого суждения служит признание самого автора: «Вот и отпели донские соловьи дорогим моему сердцу Давыдову и Нагульнову... « На основании этого делается вывод, что Давыдов и Нагульнов представлены в романе как герои, в полной мере выразившие суть нравственно—философского идеала Шолохова. Такое суждение является упрошенным. Давыдов и Нагульнов дороги Шолохову не как воплощение человеческого идеала, а как живые люди, в трагических изломах судеб которых отразились аномалии, и противоречия общественного развития. Но Шолохов не упростил свою задачу, он не изобразил людей, лишенных личностного начала. Наоборот, его герои - яркие, самобытные личности, которым присуща неординарность.

Бесстрашие Шолохова перед лицом трагических противоречий рождающегося в муках мира не может не поразить и сегодня. Пронзительным свидетельством этого является недавно опубликованное письмо Шолохова к Е. П. Левицкой. Этот документ уже неоднократно использовался для подтверждения фактической основы трагедии крестьянства. Шолохов потрясен бедствием народа: «я все такой же, только чуть-чуть погнутый. Я бы хотел видеть такого человека, который сохранил бы оптимизм, когда вокруг него сотнями мрут от голода люди, а тысячи и десятки тысяч ползают опухшие и потерявшие облик человеческий». В этих словах отразилось мироощущение художника, мучительно искавшего состояние целостности в жизни народа на трагическом ее изломе. Было бы ошибочным упрощать эту точку зрения писателя, представлять ее как лакировочную, конъюнктурную, приспосабливающуюся к официальной государственной политике. Шолохов принадлежит к тем художникам, которые сумели ощутить и запечатлеть свое время как эпоху глубоко драматичную, эпоху разрушения и созидания.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияЕвгения Тюменцева (школа 48)
«ТОЛЬКО РОДНОЕ СЛОВО... МОЖЕТ ПРОБУДИТЬ. В ЧЕЛОВЕКЕ ПЕРВЫЕ ИСТОКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ» Ч. Айтматов).

Каждый человек говорит на своем языке, гордится родной землей, имеет присущие только ему ценности. «Говорят, в капле росы отражается небо, сразу же исчезает, как только упадут на нее первые жаркие лучи или подует легкий ветерок. Ей нужно стать частью океана, чтобы обрести силу и величие». Маленькая капля и

могучий океан... Эти два образа, созданные народным поэтом Калмыкии Давидом Кугультиновым, как нельзя лучше выражают суть взаимоотношений национальной литературы и литературы советской. Как могучий океан состоит из маленьких капель, так и советская литература вбирает в себя те духовные ценности, которые созданы лучшими художниками во всех уголках нашей страны. Но и каждая национальная культура, в свою очередь, питается не только из «собственных родников», она обогащается за счет духовных источников других народов.

В раннем детстве, когда только закладывается основа будущей личности, формируются представления о добре и зле, о чести и достоинстве, о долге, пробуждаются в человеке истоки национальной гордости.

Киргизский писатель Чингиз Айтматов шел от народа, от его нравственных представлений, впитывая лучшие традиции старины и чутко улавливая ростки новой морали. В его повести «Лицом к лицу» старуха-мать рассказывает соседкам о сыне, ушедшем мальчишкой на фронт, добром и самоотверженном, исполненном любви к людям. Рассказывает о том, как зимой, сняв с плеча полушубок, отдал его на станции закоченевшему мальчишке из эвакуированных. Не о щедрости сына она хотела сказать - не в полушубке дело. Вот если у этого мальца-горемыки согреется душа, если с ранних лет поймет, что долг каждого человека делать добро другому, тогда он сам вырастет человеком. «Человек у человека учится добру. И если это, сбудется, значит, сын мой сделал святое дело» Эти слова, определяют в значительной мере позицию самого автора. Его книги - призыв к борьбе со злом, уродством, жестокостью.

Мы не раз встречались в литературе с детской трагедией, произошедшей из-за душевной глухоты взрослых. Мальчик уплыл по реке рыбой, а мы остались на берегу, растерянные и оглушенные, словно пассажиры Белого парохода... Финал повести «Белый пароход» потрясает своей неожиданностью и неизбежностью. Но как бы ни были драматичны, трагичны развертывающиеся в произведении события, главное, как отзовутся они в наших душах. Трагедия очищает. Пусть же и смерть мальчика всколыхнет души живых...

Герою повести «Белый пароход «не хватало родительской ласки, людского участия. Вот и верил он в собственную сказку и сказку, которую рассказал ему дедушка о Рогатой матери-оленихе. Дети, рожденные Оленихой, - начало людского рода. И мальчик, и старый Момун - ее сыновья, они несказанно горды, что принадлежат к этому роду. Момун считает, что человек должен «помнить отцов», принять из их рук эстафету добра. Старик, сам того не ведая учит мальчика быть Человеком.

Расторопный Момун - это вековая мудрость народа, его мораль и чуткая совесть. «Всю свою жизнь с утра до вечера в работе, в хлопотах прожил Момун, а заставить уважать себя не научился» подмечает автор. Он все делает для того, чтобы быть достойным уважения, ничего - чтобы добиться его. В этом заключается способность мудрого старика полностью растворить себя в служении людям.

Но рядом со счастьем идет беда, подстерегает, вламывается в душу... В конце повести Момун впервые в жизни поссорится с зятем, а затем будет вымаливать прощения у осатаневшего браконьера. Он отправится охотиться на маралов и убьет самку... По преданию, тронуть, поднять руку на детей Оленихи, обидеть их -навлечь несчастье на весь свой род на многие годы и поколения.

Автор в произведении показывает, что нельзя нарушать вековые устои нравственности, нормы морали, осквернять национальные идеалы. Они - святыни, которые хранит историческая память народа. И не случайно Ч. Айтматов заканчивает повесть словами: «Детская совесть в человеке - как зародыш в зерне, без зародыша зерно не прорастет». Мальчик поставлен перед необходимостью решать для себя сложные, непосильные нравственные проблемы. Детство искренне ужасается злу, с которым свыкаются, взрослея. Ему свойственна вера в добро, справедливость, так важно не потерять ее.

Тяготение к трагическому характеру, трагическому конфликту - одна из особенностей творческой манеры Айтматова.

В повести «Материнское поле» речь идет о духовных ценностях наших современников. Это диалог двух матерей: Толгонай, потерявшей в Великую Отечественную войну и мужа, и троих детей, и Земли - кормилицы как символа неистребимой жизни. О торжестве жизни над смертью и ведут свой скорбный и мужественный разговор Мать - Толгонай и Мать—Земля, чья память хранит проклятье фашизму и веру в добро и разум.

Главная героиня повести прожила большую жизнь. Она связана с землей, полем, крестьянским трудом. Ведь земля неотделима от человека, здесь корни его счастья. Автор считает, что материнское счастье - это народное счастье, судьба одного человека - неотрывная связь судьбы всенародной. Айтматов обращается к психологическому анализу души, раскрывает историю отношений женщин двух поколений: Толгонай и Алиман, свекрови и невестки. Они объединены памятью к погибшим, общим горем. Толгонай, как о своей дочери, заботится об Алиман, поддерживает ее, не оставляет одну в трудную минуту.

Герои Айтматова учатся добру, постигают высшие законы гуманизма. Они дороги и близки нам. Время жестоко испытывает их. Это почти всегда испытание на человечность. «Испытать себя, почувствовать свои внутренние силы - без этого невозможна полноценная жизнь», - утверждает Чингиз Айтматов.

Духовное Богатство любого народа становится достоянием всех Национальностей, которое с каждым днем пополнятся, это счастье Бесконечных открытий и встреч с прекрасным. И если «родное слово... может пробудить в человеке первые истоки национальной гордости», то каждый писатель, каждый поэт должен думать, как его слово отзовется не только в душах земляков, но и душах его соотечественников.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияПРИЛОЖЕНИЕ №1

Как писать, сочинение

В комплектах заданий, предлагаемых для письменной экзаменационной работы, можно встретить три варианта. Первый предлагает готовую формулировку темы на заранее определенном материале. Второй вариант предполагает сформулировать свое названые темы сочинения по предложенному материалу. А третий - раскрыть предложенную тему на самостоятельно выбранном материале. В каждом из этих случаев сохраняются общие исходные посылки и основные - этапы работы.

1. Выбор темы

Выбирая тему, при прочих равных обстоятельствах, предпочтение следовало бы отдавать тому, что вы лучше помните и что было для вас интереснее. Если возникнет соблазн воспроизвести одно из школьных сочинений, получивших хорошую оценку, следует учесть: сохранение этой оценки вам далеко не гарантировано. Экзаменационные критерии выше требований, Предъявляемых к плановой школьной работе.

Что же касается тем, формулировки которых предлагаются самим экзаменующимся, то преимущество здесь за нестандартными вариантами.

Так, заведомо проигранными оказываются несколько десятилетий существовавшие «образы» («Образ Евгения Онегина» или «Образ Базарова»). Напротив, нестандартные, оригинальные формулировки уже сами по себе повышают оценку работы. Как правило, любой ученик может придумать несколько оригинальных тем. Сильные ученики - около десятка. В условиях «мозгового штурма» может родиться до сотни разнообразных тем. (Тогда вместо «Образа Онегина» появится формула: «И чего ему в XIX веке не хватало?...», а вместо «Образа Базарова» - «Свой среди чужих, чужой среди своих»).

2. Обдумывание работы и составление плана

Опыт показывает, что, пренебрегая планом, экзаменующиеся часто не могут в полной мере проявить свои умения и показать знания. Если экзаменующийся не в состоянии представить план, значит, он не вполне готов к работе. Другое дело, что план может в ходе работы измениться. Поэтому до начала работы можно предварительно на черновике сформулировать для себя 2—3 пункта общего плана, ориентируясь на основные понятия, вынесенные в заголовок работы.

3. Работа с черновиком

Отсутствие черновика вызывает подозрения, что сочинение списано. Поэтому, если вы решили на экзамене повторить свою прежнюю работу, постарайтесь после воспроизведения на черновике отредактировать ее. Помните: предела совершенству нет.

Черновик требует серьезного к себе отношения. Нужно добиваться предельной четкости и точности всех мыслей уже в черновике, не удовлетворяться приблизительными, сразу пришедшими на ум славами и формулировками, не оставлять «на потом» расстановку знаков препинания. Единственное, что можно пропустить в черновике, - это цитаты (в том случае, если вам разрешено на экзамене пользоваться текстами произведений). При этом на пропущенном месте вы указываете страницу цитируемого текста, его начальные и конечные слова.

Одно из условий успеха: постарайтесь отнестись к «черновику как к чистовику. Не о внешней чистоте и красоте написанного в первую очередь следует заботиться, а о внутренней четкости и завершенности содержания работы.

При этом главные требования, о которых вы не должны забывать: логичность, последовательность, доказательность. Каждое свое наблюдение, каждую мысль вы должны аргументировать цитатой или отсылкой к тексту произведения. При этом нужно иметь в виду тот главный вопрос, ответ на который будет отыскивать в вашем сочинении читатель - экзаменатор; способен ли автор сочинения внятно изложить свои мысли.

4. Оформление чистовика

Свое время распределите таким образом, чтобы избежать спешки при переписывании. Однако при всех обстоятельствах после завершения черновика передохните минуту: нужно отвлечься от работы, а затем внимательно перечитать написанное, исправляя в черновике все замеченные ошибки. Избегайте помарок и небрежности. Особое внимание обращайте на переносы. Неправильный перенос не только прямо влияет на оценку за работу, но и косвенно портит впечатление экзаменатора о ней.

Не следует бояться исправлений: лучше аккуратно перечеркнуть ошибочно написанное и надписать сверху желательный вам вариант, чем пытаться «незаметно» исправить слово в строке.

При переписывании следите за тем, чтобы каждая новая мысль вводилась новым абзацем.

5. Проверка

После того, как вы закончили переписывание работы, еще раз попытайтесь на минуту переключить внимание и только после такого отдыха медленно, вчитываясь в каждое слово и вдумываясь в произносимый про себя текст, проверьте работу.

Не торопитесь сдавать написанное, не стесняйтесь проверить сочинение два—три раза. При необходимости не бойтесь внести исправления, но только в том случае, если вы уверены в их необходимости. Сомнения - в пользу уже написанного.

 

 


***

Министерство образования Российской федерации Омский институт повышения квалификации работников образованияПРИЛОЖЕНИЕ N 2

ТЕМЫ СОЧИНЕНИЙ, ПИСАВШИХСЯ Б РАЗЛИЧНЫХ РЕГИОНАХ РОССИИ В ПРОШЛОМ УЧЕБНОМ ГОДУ

  • «В группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Москва» (И. А. Гончаров). (По комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума».)
  • Сочинение по творчеству Ф. М. Достоевского. (Тему формулирует учащийся.)
  • «Я спокойно и просто открываю мою душу. Открываю-хочу, чтобы интимное стало всемирным» (Ф. Сологуб). (По творчеству одного из поэтов начала XX века.)
  • Идея духовного пробуждения человека в русской литературе ХХ века. (По одному или нескольким произведениям.)
  • «Быть человеком - это чувствовать свою ответственность» (А. Сент—Экзюпери). (Жанр своей работы определяет учащийся.)
  • Романтические поэмы А. С. Пушкина. (По одному или нескольким произведениям.)
  • Сочинения по творчеству А. Н. Островского. (Тему формулирует учащийся.)
  • Сатира В. Маяковского сегодня.
  • «Бессмертен тот, чья муза до конца добру и красоте не изменяла» (Л. Плещеев). (По одному или
  • «Кто себе друзей не ищет, самому себе он враг» (Ш. Руставели). (Жанр своей работы определяет экзаменующийся.)
  • Философские мотивы в лирике М. Ю. Лермонтова.
  • Сочинение по творчеству А. П. Чехова. (Тему формулирует учащийся.)
  • «В стихах моих читатель должен главным образом обратить внимание на лирическое чувствование и... образность» (С. Есенин) (По лирике С. Есенина.)
  • Русская драматургия XX века. (По одному или нескольким произведениям.)
  • «Стараясь о счастье других, мы находим свое собственное» (Платон). (Жанр своей работы определяет учащийся.)
  • В его романах «душа человеческая изображается с реальностью, еще небывалой в нашей литературе» (Н. Н. Страхов). (По одному или нескольким произведениям Л. Н. Толстого.)
  • Сочинение по творчеству А. Фета. (Тему формулирует учащийся).
  • «Чувство родины - основное в моем творчестве» (С. Есенин). (По лирике С. Есенина.)
  • «В человеке, в его скромной особенности, в его праве на эту особенность - единственный, истинный и вечный смысл борьбы за жизнь» (В. Гроссман). (По одному или нескольким произведениям русской литературы XX века.)
  • «Нельзя допустить, чтобы люди направляли на свое собственное уничтожение те силы природы, которые они сумели открыть и покорить» (Ф. Жолио-Кюри). (Жанр своей работы определяют учащиеся.)
  • «Для каждого возраста Пушкин имеет у себя нечто соответствующее» (В. В. Розанов).
  • Сочинение по творчеству Н. А. Некрасова. (Тему формулирует учащийся.)
  • «Все равно остался я поэтом золотой бревенчатой избы» (С. Есенин). (По лирике С. Есенина.)
  • «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие» (А. С. Пушкин). (По одному или нескольким произведениям литературы XX века.)
  • «Имя милое России... мне от скорби талисман» (В. И. Турманский). (Жанр своей работы определяет учащийся.)
  • «Пафос поэзии Лермонтова заключается в нравственных вопросах о судьбе и правах человеческой личности» (В. Г. Белинский).
  • Сочинение по творчеству Н. В. Гоголя. (Тему формулирует учащийся.)
  • Ранняя лирика В. Маяковского. Поэтическое новаторство.
  • «История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь отечество» (Н. М. Карамзин). (По одному или нескольким произведениям литературы XX века.)
  • «Жизнь понимаю как движение «к совершенствованию духа» (М. Горький). (Жанр своей работы определяет учащийся.)
  • Онегин и Татьяна. Поединок долга и чувства. (По роману А. С. Пушкина «Евгений Онегин».)
  • Сочинения по творчеству Л. Н. Толстого. (Тему формулирует учащийся.)
  • Россия, народ, интеллигенция в творчестве А. Блока. «Кто прячет прошлое ревниво, тот вряд ли с будущим в ладу» (А. Твардовский). (По одному или нескольким произведениям литературы XX века.)
  • «Слава вбежит от тех, кто добивается ее низкими средствами» (А. Доде). (Жанр своей работы определяет учащийся.)
  • «Его врагом выла пошлость, он всю жизнь боролся с ней» (М. Горький). (По одному или нескольким произведениям А. П. Чехова.) Размышления над прочитанной книгой...
  • Москва в изображении русских писателей. (По одному или нескольким произведениям).
  • «Что такое человек, как подумаешь о нем?.. И этому чуду подивишься... Как разнообразны человеческие лица» (Владимир Мономах).
  • «Знание человеческого сердца - основная сила его таланта» (Н. Г. Чернышевский). (По одному или нескольким произведениям Л. Н. Толстого.)
  • «Гений и злодейство - две вещи несовместимые» (А. С. Пушкин). (Жанр своей работы определяет учащийся.)
  • «В произведениях г. Достоевского мы находим одну общую черту... это боль о человеке» (Н. А. Добролюбов). (По одному или нескольким произведениям.)
  • «Сколько прекрасного встретишь в человеке, где и не ожидаешь» (В. В. Розанов). (Жанр своей работы определяет учащийся.)
  • Сочинение по творчеству А. Фета или Ф. Тютчева. (Тему формулирует учащийся.)
  • «Непрестанное и вечно живое обаяние гоголевского творчества» (И. Анненский). (По одному или нескольким произведениям.)
  • Санкт-Петербург в изображении русских писателей. (По одному или нескольким произведениям.)
  • «Не верят в мире многие любви... « (М. К. Лермонтов). (Жанр своей работы определяет учащийся.)

 

 


Выходные данные

ДВЕНАДЦАТЬ ЭКЗАМЕНАЦИОННЫХ СОЧИНЕНИЙ МЕДАЛИСТОВ г. ОМСКА И ОМСКОЙ ОБЛАСТИ: Сборник статей

РЕДАКТОР Валентина Николаевна Баранова
ТЕХНИЧЕСКИЙ РЕДАКТОР Любовь Абрамовна Соколинская

Уч. изд. л. 4. 0. Тираж 1000 1993г. Цена

ИЗДАТЕЛЬСТВО ОмИПКРО 644099, г. Омск, ул. Тарская, 2
ТИПОГРАФИЯ ПО «Агропромсистема», ул. Красногвардейская, 42.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Знание - Сила Учебная Двенадцать экзаменационных сочинений медалистов г. Омска и Омской области