.АЯ библиотека!

Пионеры не держат руки в карманах, ибо пионер, держащий руки в карманах, не всегда готов.

Смена за сменой

Главная

Главная Проза Публицистика Стройка — наша судьба

Стройка — наша судьба - ОМСК — МОЯ СУДЬБА (воспоминания бывшего управляющего трестом №2 т. Ищенко Е.С.)

Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.Е.С. ИЩЕНКО
ОМСК — МОЯ СУДЬБА

В этом 1990 году советский народ отмечает 45 годовщину Великой Победы и чем дальше уходят в прошлое незабываемые годы тяжелейших испытаний и утрат, горечи поражений и торжества побед советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., тем величественнее встают его героические свершения.

Решимость и усилия советского народа явились единственными в Европе, способными противостоять агрессии германского фашизма, изменить ход Отечественной и всей второй мировой войны, разгромить это уродливое порождение империализма, успевшее ко времени нападения на СССР поставить себе на службу весь экономический потенциал континентальной Европы.

Эта решимость, ставшая свойством великого народа, завоевавшего подлинную свободу в огне Октября и гражданской войны, освободившая от коричневой чумы не только свое социалистическое Отечество, но и народы Европы — со всей силой проявилась в грозные годы войны и на трудовом фронте.

Не только тысячи крупных и мелких предприятий, оставшихся на местах, но и перебазировавшиеся на Восток и сумевшие в небывало короткий срок обосноваться на новых местах — превратились в кузницу вооружений, ставших поступать во все возрастающем количестве и нужном качестве сражающейся Красной Армии, принявшей на себя внезапный удар пятимиллионной военной машины германского фашизма, в достатке оснащенной всеми видами новейшей военной техники.

Война привела в движение коллективы многих предприятий европейской части СССР, перемещавшихся в восточные районы страны. Возродившись на новом месте в небывало короткий срок, они стали давать фронту все необходимое.

В числе таких предприятий был и наш завод имени П.И. Баранова.

Прибыв в Омск в сентябре 1941 года и с ходу включившись в работу коллектива строителей треста №2 по размещению цехов завода, рабочих и их семей, мы сразу поняли, насколько сложны вставшие перед нами задачи. Сложность их состояла в том, что прибывшие в Омск барановцы и работники других предприятий, переведенных сюда же, увеличили население города в полтора раза, а его жилой фонд в расчете на одного жителя был ниже западных промышленных городов, откуда прибывали предприятия, поэтому размещение людей сопровождалось, казалось, непреодолимыми трудностями. Не лучше было и с размещением цехов, так как выделенная заводу площадка представляла собой всего 5-6 недостроенных корпусов. Технологическое назначение и их производственные площади не соответствовали ни профилю, ни потребностям завода. Не решены были и такие насущные проблемы, как электро-, водо-, тепло- и другие виды энергоснабжения, а время уже склонялось к холодам.

Людей размещали в наскоро приспособленных помещениях, подселяли к местным жителям, проявлявшим поистине родственное участие в устройстве прибывших, называвшихся новым тогда словом — эвакуированные. Однако жилья все же не хватало — жили в буквальном смысле скученно. Используя остатки теплого времени года, частью сил треста было развернуто активное строительство жилых бараков упрощенного типа, главным образом из местных материалов, это как-то помогало делу, но нужда в жилье оставалась острой. Выделяемые по фондам более ценные строительные материалы шли на возведение промышленных сооружений.

Нет необходимости вспоминать многочисленные примеры того трудового героизма, который проявили строители — их труд был частицей сомоотверженных усилий всего советского народа, охваченного одним стремлением: дать как можно скорее и больше необходимой продукции сражающейся Красной Армии, помочь ей изменить ход войны в нашу пользу.

В результате совместных усилий строителей и будущих хозяев сооружений — рабочих завода — значительная часть производств была размещена в достроенных или построенных вновь корпусах уже к середине ноября, некоторые же производства работали под открытым небом или под временными навесами. Новые корпуса мы строили, резко сокращая расход металла, цемента, железобетона и даже каменных материалов, они были значительно менее капитальны в сравнении с довоенными, но тогда, в условиях войны, многие вопросы строительства вообще решались своеобразно.

Такой, например, вопрос, как теплоснабжение завода, решили созданием двух батарей из 10-12 паровозов каждая, превращенных в водогрейные или паровые котельные, подающие теплоноситель по трубопроводам, проложенным прямо по поверхности земли к корпусам завода. Коллектор промышленных стоков из-за отсутствия труб большого диаметра был выполнен из дощатых клепок, стянутых проволочными обручами, как это делается в бондарном производстве, с той лишь разницей, что протяженность такой «бочки» измерялась многими сотнями метров. Металлические емкости для хранения мазута, используемого в паровозных котельных, заменены были грунтовыми котлованами, днища и боковые стенки которых облицовывались толстым слоем жирной глины, уплотненной трамбованием или вибрацией. Кирпичные стены выполнялись с устройством вертикальных пустот-колодцев, заполнявшихся шлаком, что сокращало расход кирпича до 30 процентов.

Характерным было и высокое чувство ответственности за выполнение объектов строительства в установленные сроки и необычность решений, принимающихся для обеспечения этих сроков. Примером этого могут служить как технические, так и организационные решения, осуществленные при строительстве испытательной станции для готовой продукции завода, представляющей кирпичный корпус площадью около 5 тысяч квадратных метров и высотой до 10 метров.

Обстоятельства сложились так, что к середине ноября были закончены работы только по закладке фундаментов здания и технологического оборудования, а для окончания строительства корпуса надо было выполнить большой объем кирпичной кладки, смонтировать конструкции кровельных перекрытий — произвести сведенные до минимума отделочные работы и смонтировать сантехнические системы. Дело осложнялось еще и тем, что к этому времени началось резкое похолодание, приведшее к полной остановке кладки стен корпуса, возведение которых определено: быть станции, введенной в строй, а значит, и нормальной сдаче продукции заводом, или не быть, со всеми вытекающими отсюда последствиями, и надо прямо сказать — довольно строгими.

По графику нужно было выполнить коробку корпуса в короткий срок — всего за 10 суток, или укладывать ежесуточно по 60 тысяч штук кирпича. Для этого было сделано, казалось бы, все необходимое, подобраны каменщики, проработан поток подачи кирпича и необходимых материалов на высоту, обеспечение каждого рабочего места каменщика коксовой мангалкой для обогрева, однако итог первых суток работы не превысил 20-25 процентов задания. Усилившийся мороз с ветром перечеркивал все расчеты, и инженерно-техническим работникам, непосредственно руководящим строительством объекта, представлялось единственно возможным решение — устройство над всем строящимся сооружением деревянного шатра, или так называемого тепляка. Руководством треста эта идея вначале была принята как фантазия, однако после анализа всех обстоятельств, в том числе и прогнозов метеослужбы, предложение производственников было принято. Более 500 плотников, разделенных на две 12-ти часовые смены, возвели тепляк за двое суток, а сантехники, работая параллельно, к этому времени смогли включить тепловые приборы для его обогрева. Положительной температуры в тепляке не достигли, да на это и не рассчитывали, однако минус 5-8 градусов казались уже полной благодатью, каменщики стали работать настолько раскованно, что в отдельные дни укладывали до 70 тысяч штук кирпича вместо 60 по первоначальному графику. Существенное значение оказало и такое организационное мероприятие, как стимулирование труда каменщиков, которым выдавали бесплатно талон на дополнительный обед и пачку махорки ежедневно. В тот тяжелый для страны период ограничений, в том числе и продовольственных, такая мера была довольно существенной, несмотря на то, что и так каждый стремился своим трудом помочь общему делу.

Испытательная станция была построена в срок — 20 декабря, завод переключил производство из-под навесов в закрытое помещение и в декабре же стал давать свою, столь необходимую Красной Армии продукцию.

Как и в любой производственной семье, в коллективе строителей треста №2 в то тяжелое время первого периода Великой Отечественной войны рождались маяки, служившие примером для многих бойцов трудового фронта. Уже на строительстве испытательной станции стали проявляться организаторские способности целого ряда мастеров своего дела. Вспоминаются каменщик-сибиряк Николай Гагарин и запорожец Игнат Ворона, один из первых кавалеров ордена Ленина, а впоследствии делегат от нашей областной партийной организации на XIX съезде ВКП (б). Вспоминается и замечательный специалист и организатор, сибиряк плотник Дмитрий Ефимович Иванов, тоже один из первых кавалеров ордена Ленина, и начинающая тогда свой путь запорожская девушка Мария Леонтьевна Мазур, пришедшая на стройку без специальности и впоследствии ставшая бригадиром лучшей бригады штукатуров, удостоенная высокого звания Героя Социалистического Т руда, и многие другие.

А с каким воодушевлением принимал наш коллектив сообщения о разгроме фашистских армий под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге. Трудовое напряжение возрастало, с большей уверенностью решались сложные вопросы, возникающие при строительстве очередных объектов, рассчитанных на увеличение мощности завода. Увеличивалось и количество предприятий нашей отрасли, строительство которых поручалось тресту №2. В городе Омске создавался промышленный потенциал Сибири.

2. СТРОИТЬ НА ВЕКА

Вместе со всем советским народом радовались омские строители разгрому фашизма, окончанию войны. Вместе с болью тяжелейших утрат, какие были почти в каждой советской семье, переживали они и чувство большой гордости, своей сопричастности к Победе.

Еще в ходе войны, когда исход ее уже был предрешен, строители взяли курс на коренное изменение характера строительства — отказывались от временных решений и переходили на более капитальные сооружения как производственного характера, так и жилья.

Воплощением этого курса в жилищном строительстве стало решение о строительстве кирпичных 2-3-этажных домов с тем минимумом коммунального оборудования, который был тогда под силу строителям. Навстречу строителям пошли заводы, взявшие на себя изготовление приборов и деталей сантехнического оборудования, чего не могла в то время предоставить промышленность страны в централизованном порядке. На омских заводах изготавливались отопительные приборы, чугунные канализационные трубы и фасонные части к ним, раковины, фитинги и прочие детали. Спрос на производство этого оборудования на заводах был в то время так же строг, как за выпуск основной продукции. Разворачивалось строительство двух-, трех-, а затем и четырех этажных домов с центральным отоплением от местных котельных, водоснабжением и канализацией по ул. Б. Хмельницкого, комплекса общежитий для молодых рабочих в Юнгородке и таких же домов по ул. Герцена. Однако повышение капитальности строительства в большой степени выражало тенденцию улучшения условий для проживания людей, нежели создания современного города.

С окончанием же войны курс на повышение капитальности жилищного строительства совместился с задачами градостроительства — встал вопрос о концентрации и комплектности застройки жилых массивов, как минимум в 5-этажном исполнении, с размещением в кварталах застройки магазинов, школ, детских учреждений, зон отдыха и других объектов социально-бытового назначения. Одновременно представлялось необходимым изменить существующий порядок взаимоотношений между строительной генподрядной организацией и заводами-заказчиками, тормозивший осуществление идеи концентрации.

Решение вопроса повышения капитальности строительства оказалось наиболее простым: трест стал оснащаться пятитонными башенными кранами, на построенных предприятиях стройиндустрии был организован выпуск сборных железобетонных деталей, крупноразмерных перегородок и других элементов зданий, положивших начало индустриализации в строительстве жилья. Сложнее обстояло дело с концентрацией жилищного и социально-бытового строительства, так как заводы-заказчики стремились располагать жилье рядом со своими предприятиями, что распыляло силы строителей по разным прирайонам города, дробило участки застройки, усложняло прокладку коммуникаций.

Настойчиво решая вопрос в министерстве, трест получил право концентрации у себя всех средств для финансирования жилищного строительства, ранее выделявшихся заводам, и таким образом стал одновременно и строителем жилья, и его заказчиком. Этот принципиально новый порядок возлагал на трест №2 большую ответственность не только за обеспечение плана строительства, но и за выбор типов жилья, его проектирование и размещение, являлось как бы прообразом общепринятого теперь единого порядка застройки городов, когда заказчиками являются исполкомы городских Советов народных депутатов.

Получив новые права и обязанности, трест первым делом занялся поиском такой строительной площадки в черте города, которая была бы примерно одинаково удалена от каждого из предприятий отрасли и позволяла бы застраивать ее в течение 10-15 лет, создавая новый благоустроенный район города. После долгих поисков было принято решение осушить заболоченный берег Иртыша между насосной станцией городского водопровода и Ленинским рынком (площадью до ста гектаров, путем намыва грунта и создания площадки для строительства многоэтажного жилья;. Строительной практики использования больших площадей, образованных намывом грунта, для многоэтажного строительства жилых массивов ранее не существовало. Таким образом, коллективу треста предстояло стать пионером в таком приеме градостроительства. Так рождались площадки «А» и «Б» и весь микрорайон на Иртышской набережной. Освоению этого микрорайона застройки сопутствовали решения и некоторых чисто инженерных вопросов. Среди них — рациональный способ перемещения нескольких миллионов кубометров песка с помощью гидроснарядов и пультоводов большого диаметра, проложенных по дну реки до песчаных размываемых островов Иртыша. Интересно решалась и задача выбора конструкций фундаментов для будущих жилых домов. Дело в том, что проектировщики предлагали использовать в качестве фундаментов железобетонные сваи, а производство их в то время налажено еще не было, да и забивать их в грунт было нечем. Поэтому было решено применить в строительстве уширенные ленточные фундаменты, позволяющие значительно уменьшить нагрузку на грунт и этим обеспечить надежность всей конструкции здания.

Рост капитального строительства, его индустриализация совершенствовали и организацию труда строителей. Укрупнялись бригады, велась их специализация, вводилась сменность, улучшалось использование механизмов. Законом становилось выполнение проектов организации работ и суточных графиков. В результате время сооружения 5-этажных домов сократилось до 120-150 дней.

Много энергии, новаторских и организаторских способностей проявили при застройке массива на набережной Иртыша такие известные у нас строители, как Петр Филиппович Худолей, удостоенный почетного знака «Заслуженный строитель СССР», а в последующем — управляющий трестом, Семен Иванович Онищенко, ставший впоследствии главным инженером, а затем и управляющим трестом.

Большой вклад в разработку технических решений внесли главный инженер треста Федор Георгиевич Павлов, начальник технического отдела Леонид Ильич Борисов и ряд других специалистов. Выдвинулись в то время и новые организаторы — бригадиры, ставшие затем заслуженными строителями СССР, кавалерами высоких правительственных наград: В.Ф. Гооге, М.В. Чеплак, П.В. Мартынова, Н.Ф. Науменко, В.Е. Уткин, П.Е. Ланин, Г.Г. Цикунов, Н.Д. Горбенко, А.П. Дерик и многие другие энтузиасты, ветераны омских строек.

Росли и кадры инженерно-технических работников треста, выдвигаясь на руководящие должности не только в своем коллективе, но и в другие. Леонард Петрович Замятин, начавший работу в нашем тресте мастером, многие годы возглавлял коллектив треста №3. От конструктора до главного механика треста прошел путь участник Великой Отечественной войны Константин Семенович Холкин, от инженера производственного отдела до заместителя управляющего трестом — Владимир Иванович Липин, от электрика до главного энергетика треста, а затем и Главомскпромстроя — Николай Александрович Платонов. П. Рольгейзер и С. Щиколотков, начавшие работу слесарями, стали: первый — начальником участка, а второй — прорабом сантехработ.

С ростом технической оснащенности треста, зрелости его кадров возник вопрос перехода жилищного строительства на повышенную этажность. Т о, к чему омичи теперь уже привыкли — к домам в 9, 1 2 и больше этажей, начиналось со строительства первых трех девятиэтажных кирпичных домов на Иртышской набережной. Эти дома отличались от других не только тем, что были оснащены необычным в то время для Омска оборудованием — лифтами, мусоропроводами, они и внешне отличались устройством лоджий вместо балконов, получившими теперь широкое распространение, как и все высотное строительство, изменившее облик нашего города.

Продолжавшийся рост населения города, курс на быстрейшее переселение из упрощенного жилья военного периода в благоустроенное требовали увеличения и ускорения жилстроительства. Появилась необходимость организации крупнопанельного домостроения, значительно сокращающего его трудоемкость за счет высокого уровня сборности меньшей зависимости от погодных условий, значительно сокращающего так называемые мокрые процессы и дающего целый ряд других выгод.

Группа партийно-советских работников города, строителей треста №2 и проектировщиков выехала в Ленинград для ознакомления с организацией крупнопанельного домостроения. Результаты работы этой группы легли в основу мероприятий по организации такого строительства в Омске. Промышленные предприятия изготовили сложную металлическую оснастку многократного использования для формовки бетонных и железобетонных деталей домов, а трест №2 провел реконструкцию своего железобетонного завода для изготовления этих деталей. На этом же заводе, входившем в состав комбината подсобных предприятий второго треста, под руководством будущего первого начальника ДСК-1 Д.Е. Лукьянова и началось изготовление деталей для крупнопанельных домов, строящихся в городке Нефтяников, руководил М.В. Яременко, отличавшийся вдумчивостью и особой аккуратностью, без чего тогда при отсутствии у монтажных бригад опыта, обойтись было совершенно невозможно. Успешному освоению нового крупнопанельного домостроения способствовал и набор опыта непосредственных исполнителей изготовления и монтажа конструкций, приобретенного бригадой строителей разного уровня, возглавляемой секретарем парткома треста А.А. Барановым, изучавшей эти процессы на предприятиях и стройках Ленинграда.

В дальнейшем, с развитием крупнопанельного домостроения, комбинат подсобных предприятий нашего треста и его монтажники выделены из треста и преобразованы в домостроительный комбинат (ДСК), а новый метод строительства стал уверенно занимать ведущее место в жилищном строительстве города.

В трудовой биографии омских строителей наступил новый (крупнопанельный) век высокой индустриализации, совершенствования форм труда и эффективности методов домостроения, ускоривший изменение облика нашего города.

3. ПО УЛИЦАМ И ПЛОЩАДЯМ ТВОИМ

Мощный рост промышленности, а значит и жилого фонда города поставил на повестку дня острейшую проблему улучшения водоснабжения, которую можно было решить только строительством нового многокилометрового водопровода со всеми инженерными сооружениями. Строительство этого сооружения, названного «большим водопроводом», — с суточной подачей воды в 100. 000 кубометров — было поручено тресту №2. И хотя трест не имел ранее дела с объектами такого рода, сознание острой необходимости и важности решения этой задачи мобилизовало коллектив на нахождение наиболее рациональных решений.

Первым испытанием для строителей стало устройство водозабора и пересечения полукилометрового участка реки и озера, вставшего на пути водовода. Не было тогда в тресте никакой техники для подводных работ, с помощью которой можно было бы выполнить траншеи в днище реки и уложить в них трубопроводы водозабора. Поэтому было решено эти работы выполнять зимой со льда реки и озера. Пересечь озеро решили не в траншее, как предусматривалось проектом, а выглубив трубопровод над замерзшей поверхностью, забив в определенном порядке в дно озера спаренные сваи, на которых и смонтировали водовод. С наступлением тепла, когда лед растаял, водовод укрыли грунтовой отсыпкой в виде земляной дамбы.

Необычным способом выполнены и конструкции водозабора по дну Иртыша. Была построена земляная перемычка в виде буквы П, которая уходила в русло реки примерно на 50 метров, упираясь длинными сторонами в берег. Из замкнутого пространства откачали воду и на оголенном дне выполнили необходимые работы по устройству водозабора, после чего перемычку разрушили, и Иртыш скрыл все смонтированные на его дне конструкции.

Не менее сложным оказалось и пересечение водоводом магистральных железнодорожных путей в районе Омского вокзала. Большая интенсивность движения поездов по этим путям исключала даже краткосрочные перерывы, необходимые для устройства траншеи и прокладки труб открытым способом. Закрытый способ проходки, так называемая проходка штольней, тоже не годился, так как постоянная вибрация от движущихся мощных составов могла обрушить штольню. Поэтому было решено пройти под магистральными и привокзальными путями продавливанием металлической трубы-кожуха, которая послужила бы своеобразным тоннелем для прокладки в нем стальной трубы водопровода. Такой кожух изготавливался из листовой стали по частям и с помощью мощных домкратов вдавливался в грунт под путями в горизонтальном направлении. Грунт из трубы удалялся вручную, а направление ее движения выверялось геодезическими инструментами. После такого пересечения путей по трубе-кожуха на специальных катках была пропущена труба водопровода, покрытая защитным составом и испытанная на гидравлическую плотность.

Многие рабочие и специалисты треста, занятые на строительстве «большого водопровода» проявили в то время высокую организованность и ответственность за скорейшее решение проблемы водоснабжения города. Среди них хочется отметить инициативу, изобретательность и инженерную предприимчивость таких руководителей подразделений треста и его субподрядных организаций, как Иосиф Давыдович Шкловский, Алексей Романович Штыренко, Илья Моисеевич Райхлин, прораб Федор Арсентьевич Круглов, механики Григорий Петрович Гладков и Павел Иванович Шендяпин, механизатор Алексей Петрович Корнев, ставший Героем Социалистического Труда, и другие строители.

Большой вклад в строительство городского водопровода внесли бригады, возглавляемые В.В. Почекуевым и В.С. Берсеневым, отлично сваривали стальные участки водовода сварщики во главе с коммунистом В.А. Большанником, работу которого можно было принимать без проверки. Сантехнический монтаж насосных станций, их электрооборудование вели бригады субподрядных организаций, которыми руководили прорабы В.П. Шерман и Г.В. Туркельтауб. Да разве перечислить всех ударников этого сложного строительства, которому мы обязаны сегодня снабжением города питьевой водой.

Старожилы города помнят, что к началу сороковых годов в городе не было ни одного квадратного метра асфальтированных дорог, а центральная часть его соединялась узкими булыжными мостовыми только с железнодорожным вокзалом и Октябрьским районом. От центра отходили небольшие выезды в сторону агрегатного завода им. Куйбышева, Сибзавода и на улицу 10-летия Октября — вот, пожалуй, и все пути с твердым покрытием. В зимнее время над городом поднималось много дымовых столбов из труб жилых домов и небольших котельных. Свежевыпавший снег в городе редко оставался чистым более суток: тонны золы, выбрасываемой из труб, сразу перекрашивали его в серый цвет.

Запорожские строители привезли с собой оборудование для асфальтобетонной установки и, смонтировав ее уже в октябре 1941 года, уложили первый омский асфальт на площади у административного здания завода им. Баранова.

Первой асфальтированной дорогой в городе стала дорога по ул. Б. Хмельницкого, которая поворачивала на ул. Масленникова и выходила на ул. Ленина до здания обкома КПСС и облисполкома. Затем в этом же районе была заасфальтирована площадь, на которой устанавливается праздничная трибуна во время первомайских и октябрьских демонстраций трудящихся. Стали укладываться асфальтированные подъезды и тротуары ко всем жилым массивам, которые возводил трест. С появлением асфальтобетонных заводов у других строительных организаций и особенно после ввода в строй нефтеперерабатывающего завода, который среди многих продуктов вырабатывает и дорожный нефтебитум, благоустройство дорог, тротуаров и площадей приняло такой размах, что теперь, пожалуй, трудно найти автотранспортный проезд без твердого покрытия.

Благоустраивая город, строители не забыли о снижении трудоемкости прокладки дорог, о мерах, ускоряющих их строительство. Технология асфальтирования, разработанная еще в довоенные годы, представляла собой сложный комплекс ручных работ — предварительное мощение калиброванным камнем, укатку его катками, а затем уже укладку асфальтобетона. Работа эта была трудоемка и малопроизводительна. Поэтому коллектив треста пошел по другому пути: в качестве основания для асфальтового покрытия использовался слой щебня на песчаной подстилке либо бой кирпича, что удешевляло и ускоряло работу.

Вопросами механизации дорожного строительства, повышения его качества серьезно занимался коллектив специального подразделения треста, которым руководил И.М. Райхлин, много лет отдавший благоустройству города, будучи председателем комиссии по благоустройству в городском Совете народных депутатов. Значительный вклад в организацию дорожных работ внесла главный инженер этого подразделения Т.К. Саввон. Непревзойденным мастером укатки асфальтобетона зарекомендовал себя в те годы моторист самоходного катка А.Е. Шостка. Асфальтирование городских площадей и улиц резко уменьшило запыленность воздушного бассейна в черте города. Существенное влияние оказала и газификация жилых домов, которая списала в архив не только бесчисленные примусы и керогазы в домах омичей, но и различные титаны, кухонные плиты, дровяные колонки горячего водоснабжения.

Значительную роль в улучшении состояния воздушного бассейна сыграло переключение отопления домов и других объектов социальной сферы, на централизованное теплоснабжение от теплоэлектроцентралей или мощных районных котельных, с прокладкой от них теплотрасс, как правило, большой протяженностью.

Строительство таких теплотрасс было довольно сложным делом. Они должны были обеспечиваться всеми средствами, предохраняющими трубопроводы от затопления грунтовыми водами в обустроенных траншеях. А в густо застроенных частях города сделать это непросто. Как всегда на помощь в таких случаях приходили инициатива и инженерная мысль строителей, когда нашему тресту выпала честь строительства первой тепломагистрали в городе от ТЭЦ-2 до поселка им. Чкалова. При сооружении теплотрассы протяженностью в 8, 5 км за строительную часть отвечал руководитель подразделения треста Петр Филиппович Худолей, а за сантехнические работы — руководитель субподрядной организации Николай Васильевич Степанец. Отличительной чертой обоих был постоянный поиск рациональных решений как в исполнении конструкции, так и способов производства работ. Ими впервые в городе были применены сборные железобетонные блоки для устройства стен каналов вместо традиционной кирпичной кладки. Эти блоки, в несколько раз снизившие трудовые затраты, легко монтировались автокранами, позволяли увеличить или уменьшить ширину канала. Тогда же впервые были применены и сегментные элементы теплоизоляции подземных коммуникаций большого диаметра, что также значительно ускоряло и удешевляло строительство.

Изменение облика нашего города, его современный вид достигались, конечно, не только застройкой новых жилых массивов и их благоустройством. Свое особое неповторимое лицо Омск приобретал и с возведением отдельных примечательных зданий — Дворцов культуры, учебных заведений, объектов торгового назначения, здравниц и просто жилых домов, в которые вложили свой труд строители треста №2.

Приближаясь к завершению своих воспоминаний, хочется поделится с молодой частью коллектива некоторыми сторонами истории треста, помнят которые пожалуй, только такие ветераны, как П.Ф. Худолей, Л.И. Борисов М.Л. Мазур и другие, работавшие в тресте в период войны или вскоре после ее окончания.

1. О РАЙОНАХ ЗАСТРОЙКИ ГОРОДА.

Общеизвестно, что коллектив треста явился инициатором создания такого района застройки, как Набережная Иртыша, на намывном грунте, о чем уже сказано выше. Жизнь показала, что основная идея, заключавшаяся в концентрации жилсоцбытстроительства на единой площадке, с продолжительностью ее застройки в течение 10-15 лет, полностью оправдалось начавшееся там строительство в 1956 году продолжалось более 20 лет.

Но трест явился инициатором создания и второго значительного района города — поселка имени Чкалова, идея возникновения которого такова: Предприятию, именуемому сейчас ПО «Полет», начавшему выпуск самолетов ТУ-104, потребовалась новая взлетно-посадочная полоса (ВПП), для строительства которой Стройтресту №2 в 1955 году был придан новый субподрядчик.

По идее, субподрядчик должен был располагать всей необходимой для строительства техникой и сборно-разборным жильем на весь личный состав, но оказалось, что как раз такого жилья у него и не было. Чтобы не упустить такого субподрядчика, трест решил оказать помощь сооружением нескольких двухэтажных кирпичных общежитий- казарм, на территории аэродрома ПО «Полет», где освобождало трест от подыскания места строительства в черте города и согласования его со всеми контрольными службами Горисполкома.

После строительства общежитий потребовалось строительство столовой, затем домов потом клуба, магазина — словом создался порядочный жилой узел.

С вводом новой ВПП и переносом к ней всех аэродромных служб, территория старого аэродрома в несколько десятков гектаров, как бы сама напрашивалась на расширение зародившегося поселка — массовое строительство современного жилья, что и было сделано с превращением старой ВПП в основную автомагистраль района.

2. О двух мероприятиях определивших, в свое время, производственные возможности треста.

Первое из них относится к военному периоду, периоду организаций буквально всех ресурсов, в том числе и автобензина. Лимиты установленные правительством были настолько жесткие, что, например, закрепленная за руководителем оборонного предприятия легковая машина получала только 60 литров бензина в месяц, а лимит грузовых машин давал возможность использовать их только несколько дней в месяц.

Создавалось катастрофическое положение — грозившее остановкой всего хода строительства. В этой обстановке по инициативе И.М. Райхлина, работавшего тогда начальником механических мастерских автотранспортной конторы, силами коллектива этих мастерских, большинство бензиновых автомашин было переоборудовано в короткий срок в газогенераторные. Ими же было оборудовано механизированное производство березовой чурки, для получения при ее сгорании, горючего газа. Это мероприятие обеспечило использование в годы войны всего автопарка, выполнявшего при большом напряжении перевозки, в объеме потребном для строительства и хозяйства.

Второе мероприятие относится уже к послевоенному периоду, когда часть работников из состава эвакуированных из строительных батальонов стала возвращаться в родные места.

Отток этих кадров стал уже сказываться на мобильности подразделений треста, снижение объемов строймонтажных работ и производства продукции подсобных предприятий треста.

В этой обстановке в ноябре 1947 г. работники МВД попросили трест принять для размещения и трудоустройства 40-50 семей переселяемых из западных областей Украины.

Трест решил этот вопрос иначе, согласившись принять не менее 1000 семей, с чем службы МВД немедленно согласились, так-как это буквально освобождало их от забот. С неимоверными трудностями, используя помещения клубов, красных уголков, прорабских конторок, обогревалок и даже некоторых производственных помещений, приспособленных под временное жилье, все 1000 семей были помещены под крышу, а работоспособные представители семей были организованы на строительство отдельного помещения, для каждой семьи, что и удалось решить уже к осени 1948 г. почти 1500 работников дали эти семьи, что позволило перейти на 2-х, а кое-где и 3-х сменную работ и вскоре превратило почти всех в высококвалифицированных работников нужных тресту специальностей. Трудности, сопряженные с размещением такого количества людей, оправдались тем обстоятельством, что на протяжение ряда лет трест не ощущал недостатка в рабочих кадрах.

Старейший строительный коллектив города внес большой вклад и в развитие сельскохозяйственного производства области, но это уже другая тема. Сегодня нельзя не радоваться тому, что наш город продолжает расти и вширь, и ввысь. Масштабы этого роста значительны, растут и возможности наших строителей. И нет сомнения, что в ближайшем будущем наш Омск станет одним из самых благоустроенных, современных и красивых городов Сибири, а славный коллектив треста №2 будет с успехом занимать одно из ведущих мест в осуществлении этого благородного дела.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика Стройка — наша судьба