.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Звездинский вальс

Звездинский вальс - Праздники рождаются в будни

Праздники рождаются в будни

Почему Мубаракшин, человек практичный, умеющий считать копейку, так настаивал, чтобы именно в его хозяйстве был создан первый в области культурно-спортивный комплекс? Причем, обещал любую поддержку — финансовую, организационную, личную? Что ему — других забот мало или при миллионных доходах деньги девать некуда? Или взыграла честолюбивая струнка в новом деле быть первым, примером для других?

Он точно знал — почему... Да, его радовали экономические показатели, на его глазах происходили перемены в хозяйстве, так ведь не только в «Москаленском»! Просто где-то на донышке души не давала покоя капелька горечи. Как саднящая ранка, может, и не сильно болит, а ноет, ноет... Что он не помнит, что ли, как село стало переориентироваться на город, пережил и боль, и стыд. Каких только дум не передумал: как жить дальше, ведь земле нужны хозяева, люди по сути, по корням своим деревенские. Неужели легкая жизнь (да и легкая ли?) — такое великое благо? Так почему не перевешивает на чаше весов родная деревня, где все твое — родня, тропинки, отчий дом? Если это из-за асфальта, коммунальных удобств, организаций труда и досуга, значит, надо ошибки выправлять, надо признать вредными расхожие напутствия иных руководителей, мол, первым делом — производство, а культура — культура потом...

Улетала-то молодежь, да какими дружными стаями, целыми классами — кто учиться, кто на завод, кто на стройку, оставались единицы, к которым отношение было, как к невезучим. Наверное, пока сам молод, не замечаешь — сколько встречаешь молодых лиц, живешь с ощущением, что годы вроде не касаются ни земли, ни дела, ни тебя, ничего вокруг. А подоспеет час, когда вдруг глянешь, а село-то постарело, свадеб мало, ребятишек поубавилось. Вот где тревога и подступит: не то делаем, не так. Может, там, сверху, оно и не видно, какой перекос наметился, высь она вон где, а земля вот где, а когда твои собственные дети не сегодня-завтра из родного гнезда вылетят, тут невольно спохватишься.

Все! Хватит! — решил он. Надо удерживать молодежь, а это значит — заставить поверить, что в хозяйстве наступает перелом к другой жизни. Сейчас, после XXVII съезда КПСС, мы все чаще говорим о человеческом факторе, как о движущей силе политики, экономики. Но и десять лет назад поворот к заботе о людях тоже был проявлением именно человеческого фактора.

Директор рассуждал просто: если культурно-спортивный комплекс в решении социальных проблем надежный помощник, надо за него голосовать двумя руками. Разве могут быть нерентабельными капиталовложения, предназначенные для интересного и полезного Досуга, для духовного обогащения жителей села? Часы, проведенные на вечере в Доме культуры, в библиотеке, на тренировке, создают хорошее настроение, которое является стимулом повышения производительности труда. В словах из крылатой песни о том, что "нам песня строить и жить помогает», сущая правда.

Мубаракшин сам не раз убеждался в этом. Пройдет хороший концерт — на другой день сколько разговоров особенно если артисты свои или из соседнего совхоза, и дело у людей спорится. Знаете, чему очень завидует Петр Михайлович, переживает ревностно, что не может лично петь в хоре. Ах, как славно было бы! Но все знают, что у Мубаракшина больное горло, и даже на работе ему нужен теплый чай. Но когда поют односельчане, каждая песня в его душе отзывается.

К участникам художественной самодеятельности директор относится с уважением и нескрываемой нежностью.

— Заставить себя трудиться после рабочей смены, в выходные дни — разве просто личное увлечение? Духовная работа, коллективизм, другая психология. И активная жизненная позиция! Так я считаю, — и Петр Михайлович готов в этом убедить всех и каждого на конкретных примерах. — Когда честь хозяйства доказываешь хлебом, мясом, шерстью, племенными овцами — это одно, а если к этому приложить еще победы на смотрах, выступления в районных, областных праздниках — разве не честь? У нас давно есть, что кушать, достаток в каждом доме. А чем жить душе? Раньше, бывало, есть клубишко, гармонист, кино раз в неделю прокрутит заезжий киномеханик — вот тебе и праздник. Сегодня по старинке жить нельзя...

Вот такие аргументы Мубаракшина, инициативу коммунистов хозяйства и поддержало бюро обкома КПСС в 1978 году. Так появилась эта первая «ласточка». Как говорится, на бумаге. А на деле?

Если бы все зависело только от желания директора, он бы сразу стал осуществлять, так сказать, программу-максимум, чтобы все и солидно, и красиво, и с размахом. Как-то в журнале увидел Дом культуры в каком-то украинском колхозе, от зависни душа обмерла. Просторные холлы, зеленый сад под крышей, огромный зрительный зал, а рядом спортзал, бассейн, в котором ребятишки учатся плавать. Да ради такой красоты стоит и денег не пожалеть. Он сам читал про то, как не раз красота выпрямляла души людей. Вот, сказывали, в одном совхозе, кажется, «Екатеринославском», построили детский сад, а пол — беломраморный. Так родители за ребятишками со «сменкой» приходят, мужики за двести метров цигарки притушивают.

С чего начинать? Кинулись проект Дома культуры искать, да только все уж по сегодняшним меркам — вчерашние. Фойе — входишь прямо с улицы, раздевалочка маленькая, да зал, да пять-шесть комнатушек — вот и все. Так почти такой у звездинцев и сегодня есть. Не шибко видный, у тех, кто за опытом к ним теперь приезжает, восторга не вызывает, а даже несколько разочаровывает, потому как, если пример брать, то надо такой культурно-спортивный комплекс иметь, как в том журнале.

Да только быстро сказки сказываются. Можно, как говорится, и «гроши иметь хороши, да не все купуется за те гроши». А тут еще ведомственные барьеры. Отчего, спрашивается, если в Белоруссии да на Украине уже есть хорошие проекты, нельзя их приобрести для сибирского села? Не дорого ли все с нуля начинать — договор, проект, смета, а главное — время. А тут еще культурное строительство — вышло указание — подождет. Обойдешь запрет какой-нибудь реконструкцией — твое везение, а нет — так жди.

Мубаракшину пришлось ждать. Потому что по плану социального развития госплемзавода центр в Звездино теперь переносится на то место, где раньше был, еще когда село Землянками звалось. Там и административный корпус планируется, и площадь, и Дом культуры, как положено. И уже проект есть. Надо начинать.

Но сколько лет пролетело с того памятного бюро — почти десятилетие, и чтобы потери были не такими ощутимыми (мечтали об одном, а выходило другое), решались другие проблемы культурно-спортивного комплекса.

Ведь что получается? Пока на отделениях были клубы, да Дом культуры на центральной усадьбе, да библиотеки потихоньку работали, всех такая расстановка сил устраивала. Ну, если и не устраивала, то возмущения не вызывала. Оно вроде и привыкли: вначале ферма, хлеб, чабанство, а культура — кино показывают и то ладно. Но как однажды сказал один мудрый чабан: «Десять пальцев работают — получается дело, два-три пальца кое-как шевелятся — пшик получается». А культурно-спортивный комплекс — это когда все пальцы работают, и командует ими умная голова.

Такая голова — это совет культурно-спортивного комплекса. Его возглавляет сам директор. Чтобы утвердить авторитет совета, Мубаракшин приравнял работников культуры к ведущим специалистам хозяйства и требования к ним предъявляет такие же жесткие. Стоит побывать на еженедельных планерках, чтобы убедиться в постоянном внимании к делам и проблемам КСК. И всегда первый вопрос директора: «Что в ближайшие дни будет сделано в клубах на отделениях, в красных уголках ферм, что планируется на перспективу?» И обязательно: «Какая помощь нужна?» Настойчивость объясняется просто: культурно-спортивный комплекс создан прежде всего для того, чтобы он служил чабанам, дояркам, хлеборобам. И когда Петру Михайловичу что-то не нравится — нерасторопность, отсутствие в какой-то момент инициативы, не преминет сказать: «Не только славу хозяйству, но и деньги приносят чабаны и хлеборобы, вас содержат они — будьте добры, исполняйте свой долг перед ними!»

С чего начинали? Это же понятно: культурно-спортивный комплекс без (квалифицированных кадров — прожектерство. - Причем, сегодня уже нужны специалисты не только с дипломом культпросвет-училища, но желательно с высшим образованием, а главное — энтузиасты своего дела. Если сидеть и ждать, когда кто-то позаботится и пришлет нужных специалистов, много не высидишь. Пришлось голову поломать, подумать — кого пригласить, на каких условиях, кто из своих и какую ношу может потянуть. Дом и тот по бревнышку накатывается, а тут такая ответственность!


Новый вечер обсуждается работниками КСК

Если честно, то для начала все же кое-что было: и самодеятельность, и концерты к праздничным датам, и в смотрах участвовали звездинцы, и в соревнованиях. Но это было ответом на клич: «Надо!». Каждый раз ломай голову — из кого команду составить, какую программу показать. По экономике, по строительству хозяйство в передовых, а культура по старинке — ни системы, ни программы.

Чем сегодня располагает Звездинский культурноспортивный комплекс? Вместе по общему плану действуют центральный сельский Дом культуры, четыре клуба на отделениях, пять библиотек, пять киноустановок, сорок два красных уголка, филиал детской музыкальной школы, отделение районного общества «Знание», спортивный комплекс, филиал детской спортивной школы. 18 клубных работников, 3 спортивных организатора, 6 киномехаников... Все обеспечены благоустроенными квартирами, пользуются установленными льготами, как и другие специалисты хозяйства, получают тринадцатую зарплату. На спецсчете не жалкие крохи, а ежегодно перечисляемая сумма около 100 тысяч рублей. Это не считая разовых приобретений — костюмов для хора, инструментов и т. д.

Что всегда принижало авторитет культпросветработников? Постоянная нужда в мелочах, за которыми было и неловко, и стыдно ходить на поклон к директору или в бухгалтерию. То нужна бумага для «молнии», то краски, то призы для вечера, то какие-либо немудрящие декорации. Чем богаче фантазия, тем больше проблем на собственную голову. Теперь средства есть, и нужно только планово и умело ими распорядиться.

Ни мелочной опеки, ни мелочных просьб. Самостоятельность. Пока не каждый КСК может похвалиться, что имеет, как Звездинский, инструменты для духового оркестра, для оркестра русского народного, для ВИА, 10 баянов и аккордеонов, 5 пианино, 5 телевизоров, 7 магнитофонов, новую киноаппаратуру, автобус...

Вот это и называется базой, фундаментом для того размаха дел, который на голом месте не организуешь. Зато теперь и спрос иной, и дело спорится.

Что на первых порах требовал Мубаракшин? Чтобы была массовость — в коллективах художественной самодеятельности, на всех клубных мероприятиях. И здесь у Петра Михайловича своя тактика, может, и не оригинальная, но эффективная. Он строго требовал выполнения этого, если хотите, принципа. Не перегибал ли палку директор? Известно, что количество не всегда равнозначно качеству. Ведь если в совхозном смотре художественной самодеятельности участвуют около четырехсот человек, причем самой старшей артистке — за шестьдесят, а младшим — по шесть, все ли ладно будет, если судить строго, в таком шестичасовом концерте? Только как же тогда возродить хорошую и, как ни горько в этом признаваться, утраченную с годами такую естественную для деревенских людей привычку встречаться всем миром, приходить в клуб не только на других поглядеть, но и себя показать, к песне свой голос подстроить, частушкой веселой да озорной порадовать,

И представьте себе хотя бы один из таких смотров. Даже весенняя распутица не помешала его проведению. Вот когда посетовал в который раз директор, что мал зал Дома культуры, а народу — яблоку негде упасть, разве выстоишь шесть-семь часов на ногах, а уходить не хочется, потому как выступают-то все свои, а за своих душа болит и радуется особливо. А в жюри не только директор, парторг, председатель профкома, комсомольский секретарь, работники культуры, но и в обязательном порядке управляющие фермами. Дескать, глядите, мужики, и делайте выводы, как вы на этом фронте сработали.

Так ведь теперь и управляющие фермами вправе резонно требовать выполнения графика репетиций, чтобы костюмы артистов на отделениях были не хуже, чем в Доме культуры, сейчас им вынь да положь, чтобы не приезжий музыкант был, а свой...

Помню, как несколько лет назад заведующая Новониколаевским филиалом КСК Наташа Мастерова чуть не в слезах говорила:

— Что мы — хуже других? Когда клуб отремонтируете? Негде репетиции проводить. У нас тоже таланты есть!

Потому и наступала, что есть. На всю округу славилась песнями старинная казачья слобода. А потом песни те только где в застолье пелись. Молодежь в город подалась, гармониста не нашлось, завяли и вечерки. А тут Валентина Федоровна Пелымская приезжает: «Вспоминайте, бабоньки, свои песни». Вспомнили: «Не жалеет Маша сбруи», «Понедельник — день прекрасный», а там узелок и распутался. И какая красота в них заново открылась людям, да и память от дедов, прадедов.

Первый раз вышел на сцену казачий фольклорный ансамбль из Николаевки — в зале улыбаются, артистки смущаются, да и одеты не нарядно — каждая сама по себе «обмундировывалась». А запели — так тихо стало, и даже завидно, что умеют женщины, столько жизненных трудностей вынесшие на своих плечах, а теперь тоскующие от разлук, петь так, будто всю жизнь они в клуб на репетиции ходили. И все-то помнят. Елена Александровна Детюк, чуть ли не всю жизнь трудившаяся в пастухах, на вопрос, сколько же песен она знает, отвечает: «А не считано. Только кабы мы не пели, столько б не наробили. В песне все — про судьбу твою, про женскую печаль, про деревню нашу, про степь... Поешь — как разговор ведешь, только такой складный. Наши николаевские страсть какими песенницами были. А и нынче что не петь? И поем!»

И поют — на своих праздниках, и в районе, и выступали на Зеленом острове в Омске, а в прошлом году даже в Москве на ВДНХ. Не за песнями в столицу ехали, а с песнями, с нашими, сибирскими.

На фольклорные ансамбли нынче мода пошла, это повод для другого разговора, но, к сожалению, при том раскладе сил, которым сегодня располагает КСК, на отделениях наладить полнокровную и разнообразную культпросветработу трудно. Сколько лет хозяйства держали курс на укрупнение, на централизацию за счет свертывания периферийных маленьких деревушек, «неперспективных» с чьей-то легкой руки. И все средства вкладывались в строительство и благоустройство центральных усадеб. Вот и Звездино так преобразилось — не узнать! Да только крепки корни у деревьев, а у людей прочнее. Не уезжают. Для них в Майском и Пролетарке, в Веселом и Николаевке все родное.

Безусловно, Мубаракшину выгодно построить один большой современный Дом культуры. Так когда-то думалось. А жизнь по-своему повернула: и деревням жить, и надо клубы строить на отделениях, а то старые уже ни на что не похожи стали, завалюшки да и только. Вот и строили. А коли в клубе огонек горит, настроение другое, надоедает по избам отсиживаться да только домашними заботами заниматься. Клуб — он нужен для общения. А в ЦДК график обязывает и репетиции проводить в определенные дни, и концерты, и выступления агитбригады, и на лекцию народ созывать. Непросто возрождается традиция, но что возрождается — точно! Теперь уже не только николаевские певуньи тон задают, но спорят с ними ансамбли из Майского, Пролетарки. И радуется директорское сердце, когда они поют. Такие знакомые лица и судьбы, а тут вроде в каждой открывается дотоле скрытая красота душевная, такая волна благодарности к этим женщинам подкатит — не хватает слов...

Но Мубаракшин считает, что надо, надо такие слова находить, надо всячески поощрять творчество во всех его проявлениях. Каждый год по итогам смотра в Звездино — торжественное собрание. Можно, конечно, и не свозить людей на центральную усадьбу, лишний раз автобусы не гонять, а вручить подарки, сувениры памятные на отделениях, но Мубаракшин понимает, какая это честь для деревенского человека — на миру сказанное доброе слово. Дорог, говорят, не подарок, а внимание, но лучше, когда и подарок, и внимание. Кому полушалок цветной, кому самовар, кому книгу. 400 артистов — 400 подарков. Доброта и благодарность помнятся. Люди откликаются добром.

Вот и настал час, когда возрос спрос за качество. В жизни оно как: поет хор на три голоса, так потом на два ему неинтересно, если вчера устраивало второе место в районе, то нынче уже нужно первое. А попробуй удержаться на первом, когда вон элитовцы как подпирают: у них и «Сударушка», и дружба с театром драмы... Да и не только в самолюбии дело, там первое место или второе, хотя, конечно, лучше первое, просто люди научились видеть и себя со стороны, критически оценивать свои успехи и неудачи.

Директор культурного комплекса Эдуард Андреевич Онищенко, всегда предпочитающий живое дело отчетам и справкам, на этот раз все же решил прибегнуть к языку цифр. И, наверное, есть резон их привести для аргументации разговора о КСК. Итак, согласно цифровому отчету за 1986 год, получается такая картина: в хоре русской песни занимаются 45 человек, в хоре ветеранов — 18, в детском хоре — 50, в детском фольклорном — 58, в танцевальных трех группах — 60, в «Калинке» — 12, в вокальном ансамбле «Россиянка» — 10, в мужском вокальном — 16, в хоре учителей — 27, в хоре медицинских работников — 18, в вокальном ансамбле детского комбината — 14, в драматическом коллективе — 13, в театре кукол — 13, в кружке гитаристов — 7, в ВИА «Ритм» — 7, в агитбригаде «Горячие сердца» — 10, в детской агитбригаде — 15, в ансамбле русских народных инструментов — 12, в таком же детском — 10, в духовом оркестре — 10, в кружке вязания — 23, в фотокружке — 14, в «Умелых руках» — 23, в кружке кройки и шитья — 20, в кружке юных киномехаников — 15, а еще солисты-вокалисты, чтецы, юные музыканты из детской музыкальной школы. Река складывается из ручейков. Так и здесь: из множества кружков, клубов складывается тот микроклимат, когда людям есть с чем и зачем приходить в свой Дом культуры. И взрослым, и детям можно выбрать увлечение по душе.

Казалось бы, радоваться надо, что барьер инертности преодолен, что люди поверили в себя, в свои возможности, в то, что им всегда рады в Доме культуры. И вот теперь бы (всем этим кружкам и коллективам еще и комнаты для занятий, чтобы можно было и заниматься, и общаться не только в рамках ограниченного времени. Но — увы! — помещений не хватает. А прежде не хватало людей. Люди идут. Вот откуда такое большое число участников художественной самодеятельности, вот почему для проведения самых различных мероприятий всегда есть актив.

Выходит, в деле привлечения людей все в порядке — и никаких проблем?

— Э, нет, — разводит руками Эдуард Андреевич. — Вот теперь-то все проблемы начинаются. Потому что качество работы зависит от нас, работников комплекса, и выдумка, и инициатива. А главное — нужна сегодня переориентация психологии работников культуры. Конечно, в нашей практике уже сложились традиционные массовые праздники — первой борозды, первого снопа, День Победы, красные даты календаря, но мы заметили, что удачнее те мероприятия, где есть простор для участников. Уже надоело людям приходить на готовенькое, к блюдечку с голубой каемочкой. Перестали стесняться, стали помогать нам. Значит, надо искать такие формы работы, чтобы отдых был активным, задушевным. Надо учитывать, и мы сейчас стараемся это делать, возрастные категории людей, профессиональные интересы, любительские. Вечер для молодых семейных пар, чаепитие в клубе ветеранов, встреча с солдатскими вдовами, чествование трудовых династий, выставки рукоделья наших женщин, а теперь еще и показ мастеровитости мужчин, кулинарные конкурсы. Одним словом — «твори, выдумывай, пробуй». А комната для таких вечеров (и для репетиций, и для торжественной регистрации браков, новорожденных) одна. И это обстоятельство связывает нам руки...

Да разве только это? Когда Петр Михайлович голосовал, как он говорит, «двумя руками» за КСК, он думал, что теперь спокоен за этот участок работы и вникать во все дела не будет. Но пока что Звездинским культпросветработникам, как он считает, не хватает бойцовской напористости, чтобы их не подгоняли, а к ним прислушивались. Не хватает высокого профессионализма. Не диплома об окончании училища или института, не только опыта, который приходит с годами, а мастерства в том конкретном деле, за которое каждый из них отвечает.

И потому не случайно в Звездинском КСК пока всего один коллектив удостоен звания «народный». За столько лет! Это хор русской народной песни, которым руководит Нина Пеннер. В ней есть огонек, азарт, та истинная любовь к песне, которая агитирует лучше всяких слов. У нее завидная работоспособность, умение ладить с людьми. Природой ей дан тот высокий внутренний свет, который притягивает таких же, как она, любителей песни. Конечно, одна Нина без поддержки самого Мубаракшина, парткома, профкома ничего бы не сделала. Именно хор стал для Дома культуры, для КСК главным делом, визитной карточкой художественной самодеятельности.

Впрочем, оно и понятно. Любой концерт без хора, особенно в селе, как без изюминки. Все хорошо — солисты, пляски, сценки, музыкальные номера, но хоровая песня — это само степное приволье, сама удаль, сама распахнутая для радости и печали душа человека. Знаменитый маэстро хорового пения Густав Эрнесакс, народный артист СССР, организатор всей стране известных праздников на Певческом поле в Таллине, говорил, что тот, кто прикоснулся к искусству хорового исполнительства хотя бы мизинцем, останется верен ему на всю жизнь.

Сегодня Звездинский хор русской народной песни — один из лучших в области. Когда в прошлом году этот коллектив выступал на ВДНХ, кое-кто из зрителей даже не верил, что это поют не профессионалы, а любители, да еще из далекого сибирского села. А разве не украшение любого праздника величальные родному краю, хлебу, труду, которые разыгрываются на сцене как яркое сценическое действо. И нет слов, чтобы описать, с каким особым душевным подъемом исполняется, например, песня «Хлеб всему голова».


Выступает дипломант Всесоюзного конкурса советской патриотической песни, лауреат Всесоюзного фестиваля самодеятельного художественного творчества, лауреат областного телевизионного конкурса «Товарищ песня», народный хор русской песни Звездинского КСК.


Веселый перепляс

А ведь было — загордилась Нина, чуть замечание — в обиду, только на похвалу настроилась. Мубаракшин погорячился, Нина — заявление на стол и в другой совхоз уехала. Только здесь уже коллектив сложился, она сама его столько лет строила, столько нервов и сердца стоила эта работа, срослась с нею, а пришлось рвать по живому. Нет, конечно, она бы и в Дружино рано или поздно прижилась, ну переболели бы корни, да и новые побеги бы дали. Но не сразу, не скоро, а Нина — нетерпеливая, самолюбивая.

— Гордячка, — не осуждающе, а по-доброму рассказывал об этой истории Петр Михайлович. — Другой бы на моем месте махнул рукой, коли сошлись характер на характер. Но дело-то не должно страдать. Хорошее, нужное дело, да и где я найду вторую Нину Пеннер? И коллектив без нее расхолаживаться стал, я же это чувствовал. Три раза за ней ездил. Да, на поклон. А что тут такого? Не характеру кланяться пришлось, а мастерству, специалисту. Как я понимаю, за такими культпросветработниками — будущее. Ну, а характер... Она сама поняла все, как надо, и была радехонька, что все так обернулось, что снова вернулась в Звездино. Домой. Мы оба поняли, что в интересах дела надо быть выше личных конфликтов, характеров. Что бы я выгадал, если бы поступил иначе?

Вот как все непросто.

В последнее время госплемзавод «Москаленский» обрел хороших шефов в лице Омского музыкального театра и скрепил свое содружество деловым договором, в рамках которого проводятся творческие встречи в Звездино, на спектаклях в театре, уроки искусства в школе. Теперь раз в месяц приезжают в Звездино артисты балета, проводят репетиции, определяют направление занятий, подсказывают хореографические сюжеты. Теперь вместе просматриваются и обсуждаются концертные программы. Это и есть на деле та самая доводка качества, в которой так нуждается любой сельский КСК.

Курс на КСК — это курс на инициативу, прежде всего, хозяйственных работников, на их настойчивость и умение отстоять заявленные позиции, потому что постановления, в которых подчеркивается необходимость коренного улучшения культурного обслуживания населения, не определяют законные границы финансирования. Тот же госплемзавод практически создал свой цех культуры, но в любой момент дотошные ревизоры могут запретить то, не разрешить другое. Зыбкая самостоятельность, что прежде всего сказывается на кадрах — то сокращение ставки, то «не положено».

Звездинцам еще повезло — у них три отличных музыканта-баяниста, которые могут играть и на других инструментах. Их время плотно расписано, потому что репетиции тех коллективов, которые были названы выше, без музыканта не проведешь. А еще клубы на отделениях. КСК для плодотворной и широкой деятельности нужны еще хотя бы два музыканта. И вопрос не только в том, где их взять (хороший баянист в области на вес золота ценится), но и как в штатном расписании утвердить.

Думая об этом, Мубаракшин дал «добро» на филиал музыкальной школы, рассчитывая, как в хозяйственной операции, на будущую отдачу. Одаренных ребятишек в селе немало. Их надо учить музыке, чтобы после школы они могли поступить в училище, вернуться домой квалифицированными специалистами — своими, с корнями в этой земле. Но это же не близкая перспектива... хотя и обнадеживающая, потому что ждать, когда из города пришлют выпускников культпросветучилища или музыкального училища, можно годами. На себя надо рассчитывать. На себя. Вот это не сразу понял Петр Михайлович. Он думал, что коли Звездинский КСК — первая «ласточка», значит, ему поможет областное управление культуры создать такой комплекс, чтобы он мог стать школой для других, чтобы каждый увозил с собой не только конкретные уроки и делал у себя их лучше, но главное, чтобы идея КСК не превратилась в формальное объединение того, что есть в том или другом хозяйстве только лишь под эгидой комплекса. Нет, нельзя сказать, что ничем звездинцам не помогли, и одежду сцены достали, и мебель новая, и кресла в зале, и методический кабинет оформлен, как должно, но завидного впечатления с первого взгляда нет, такого, как у Мубаракшина, когда он увидел Дом культуры во всей его красе в том журнале.

Наверное, каждый директор совхоза, председатель колхоза, который не охоч к перемене мест, судьбу свою строит не карьеры ради, а ради служения земле, людям, любимому делу, всегда не в ладах со временем, торопит его, искренне желая сделать больше, лучше — все для человека.

Легко на бумаге пишется...

У Людмилы Филиной рабочее место больше в школе, чем в Доме культуры, и это верное правило, потому как уметь организовать свой досуг надо научить с детства, и для того она заведует детским сектором, чтобы дети мимо клуба не прошли, чтобы считали его своим вторым домом, где им и весело, и интересно. Новая школа в Звездино — белоснежная красавица, построенная рядом с молодым парком, на берегу пруда. Вот уж постарались взрослые для детворы: уютно, просторно, новенькое оборудование. И не случайно с гордостью в селе говорят не просто школа, а «наша школа». А разве мы не можем назвать преемственностью уроки пения, которые ведет Зоя Дмитриевна Бирюкова — активнейшая участница хора, что струнный школьный ансамбль ведет бывший ученик школы — Сережа Рогачев, что учат ребятишек вязанию, фотографии, танцам и учителя, и работники ДК, а потом выставки детского творчества, концерты показывают в Доме культуры. Им обживать новый Дом культуры и быть в нем хозяевами.

Автоклуб тоже не стоит на приколе, четыре отделения курирует Анна Евсеенко: и репетиции, и концерты, и выезды агитбригады, и работу красных уголков.

Рассказывает Валентина Федоровна Пелымская:

— Много лет у культпросветработников настрой был какой? Развлекать людей. Они придут на готовенькое, а мы и участники художественной самодеятельности что-нибудь придумаем. Культурно-спортивный комплекс заставил проанализировать, пересмотреть все формы работы. И оказалось, что мы зря старались все брать на себя. Это как в любом другом деле: дорого и памятно то, к чему приложены ум, руки и душа. Мы и сами не ожидали, что у нас в наших селах столько талантливых людей, которые занимаются резьбой по дереву, ковроткачеством, вязанием, вышиванием. Строим им новые дома, а что в доме создает уют? Разве только модная мебель? Организовали выставку наших мастериц и умельцев — золотые руки! И стали друг у друга узоры брать, уроки — рукоделие-то возрождается вновь, а молодые его и не знали.

Можно прочесть в книге отзывов такие слова: «Сколько красоты и разнообразия. Глаза разбегаются, а душа поет и радуется. А. Е. Бердников». Это в первый раз Валентине Федоровне, знающей всех сельчан, пришлось многих уговаривать показать свои поделки, свое рукоделие — стеснялись, а теперь ждут: когда снова в Доме культуры такой показ будет, что новенького подготовили мастерицы?

А выставки цветов? Казалось бы, что тут такого? Только память старожилов подсказывает: степное село не радовало разноцветьем палисадников. А сейчас, может быть, самая главная мода у звездинцев — цветоводство. Такое соперничество идет — друг перед другом, дом перед домом! Тут, конечно, свои мастера — Вера Федоровна Жгир, Анна Семеновна Бердникова, Валентина Гальчук. А разве не имеет особого смысла скромный в общем-то факт: среди лучших цветоводов, отмеченных на выставке, и жена директора Инна Николаевна Мубаракшина.

Но какое отношение имеют эти выставки к КСК? Ими вполне могут заниматься женсовет, сельсовет. Но весь фокус именно в том, что КСК взял на себя инициативу быть запевалой всех добрых дел, которые сближают людей в общении неформальном, заинтересованном. И разве плохо, что в малом зале, к примеру, выставка детского творчества, а в зрительном зале — концерт детской художественной самодеятельности. Или когда с фантазией продумана выставка цветов в игровом городке у Дома культуры, и здесь же звучат песни о земле, о красоте полей, выступают детский фольклорный ансамбль школьников, шумовой оркестр из детского сада и народный хор, сплетая мелодии в один песенный венок, а праздник называется: «С чего начинается Родина?» Да вот с таких встреч, когда людям хорошо друг с другом...

Очень нравятся женщинам вечера клуба «Заводчанка». В городе такие клубы называются «Кому за тридцать». Мало ли тем для разговора, для того, чтобы прилюдно поздравить кого с днем рождения, с добрыми вестями от сына, служащего в рядах Советской Армии, попеть под баян, потанцевать, попить чайку. Оно, конечно, и дома чаек есть, да только здесь вкуснее...

— Но надо вертеться, — смеется Валентина Федоровна, — а то мы степенно ходить привыкли. И вроде все мы о своих односельчанах знаем, судьбы на виду, а начнутся на посиделках разговоры — такое открывается, потому что и в самом деле «жизнь прожить — не поле перейти». Иной раз сидят рядышком мать и дочь, и дочь потом удивляется, что ничего про мамку и не знала, а у нее такая судьба, хоть в газетах рассказывай или в передачу «От всей души» включай. И уж я сама в бабушках, а вот такие простые посиделки, чаепития, когда никто никуда не спешит, и все вроде само собою складывается (хотя мы, конечно, и сценарий прикинем, и всякие сюрпризы приготовим), столько открывают.

Уж и вечер прошел, а мы еще им живем. Главное же добрее, внимательнее становимся. Обязательно повидайтесь с Александрой Ивановной Зубаревой, с Юрием Кузьмичом Пащенко, ну, Руфину Васильевну Пушкарскую знаете... Только на центральной усадьбе вечер проведем, а молва уже до отделений весть несет. Там уже претензии: «И нам чаепитие давайте, и мы настряпаем пирогов да ватрушек. Да баянистов не одного — двух привозите, мы до утра плясать будем, звездинцев перепляшем и перепоем!» Вот так!

Ну, это пожилые люди, у них закваска еще от тех вечеринок, которые были. А молодежь?

— С молодежью, — тут Валентина Федоровна вздыхает, — труднее. Конечно, Алексей Литвиненко в комсомольских секретарях недавно, парень наш, основательный, надежный, но многое еще ему надо сделать. Молодые больше вечера танцев любят. Но вот решили собрать недавних молодоженов, у которых уже и ляльки есть. Думаем, вырвем из четырех стен, пусть меж собой подружатся, а они ни спеть на голоса, ни сплясать от души, ни почудить не могут. Где-то ниточка оборвалась — теперь завяжи узелок!

Да, права Валентина Федоровна. Может, кого и в нашей жизни устраивает известная английская поговорка: «Мой дом — моя крепость». Но для деревенского житья-бытья она не подходит, да и нет такой привычки у сибиряков — в скорлупу прятаться. Все, что сегодня есть в госплемзаводе, вместе, сообща строили, поднимали, сколько и бед, и радостей пережили, как одна семья. И если сегодня у кого-то юбилей, или весть о награде прилетит, или новоселье — праздник на миру и душевнее, и сердцу дороже.

Как отметили золотую свадьбу Ирины Андреевны и Сергея Васильевича Бирюковых! Так совпало, что и внучка Татьяна замуж в ноябре выходила. Вся родня собралась, друзья, полон зал. Дорогие гости полукругом сели. Молодым — кольца золотые, да все с поклонами, да с песнями...

И все в Звездино рассказывали про вечер «Солдатские вдовы». Всех поименно пригласили в Дом культуры, программу приготовили, с кем беседу вести, о ком рассказать, но никто не мог предугадать, что когда все вдовы повяжут темные платки и пойдут деревенской улицей, будто упадет на землю черная тень. А глянешь — какие же женщины счастьем обделены — самые трудолюбивые, самые работящие, им бы памятник при жизни, да золотом имена начертать. Война... Они шли, сдерживая слезы, а все село к их ногам бросало цветы, и люди плакали от нахлынувших чувств. Такое помнится долго...

Можно сейчас показать сравнительный рост количества проводимых мероприятий и в Доме культуры, и на филиалах, убедиться наглядно в том, что работа ведется по многим направлениям — лекции и тематические вечера, занятия университетов культуры и концерты, танцевальные вечера и устные журналы. Все это есть. Но КСК дал возможность делать все это не ради количества, не ради «галочки» в соответствующей графе — для самоутверждения, для авторитета работников культуры.

 

...Давайте теперь подчеркнем спортивный ракурс КСК. Прежде как было? Дом культуры свою колею прокладывает, спортивные организаторы — свою, и эти две линии редко когда пересекались. На первых порах не очень-то верилось, что такой союз возможен и необходим. Тем более, что идея объединить их под одним началом, да еще под одной крышей, если и привлекательна, то не всегда реальна, хотя в области есть несколько таких домов культуры, к которым по проекту примыкает спортивный зал. В Звездино спортивный комплекс практически пришлось создавать с нуля.

К селу примкнула зона отдыха, причем, отдыха активного: волейбольные, баскетбольные, городошные площадки, гимнастический городок, легкоатлетическое ядро с резинобитумным покрытием, тир, база проката лыж, освещенные хоккейная коробка и лыжня, в летнее время два котлована, где учатся плавать и сдают нормы комплекса ГТО. Только в группах филиала детско-юношеской спортивной школы около ста учащихся. Когда бы ни свернула дорога к Звездино, обязательно увидишь бегущих подростков — тренировка. Зимой приятно увидеть на зеркальном пятачке катка юных фигуристов — вот какая нынче мода приходит в «глубинку».

Что ж тут удивляться, если команды завода были чемпионами района в комплексном зачете на «Празднике Севера» и на «Королеве спорта»!

И снова можно посчитать. Секция волейбола — 12 человек в мужской группе, 7 — в женской, секция футбола — 17 (взрослые), да еще три подгруппы по двадцать ребят — старшая, средняя и младшая — резерв!

В группе общефизической подготовки — 56, в велосипедной секции — 15, автомотоспортом занимаются — 17, городошников — 12, шахматистов — 15, легкоатлетов — 15, биатлонистов — 60 (три возрастные группы), хоккей — 36, стендовая стрельба — 6, пулевая стрельба — 8. Можно сказать, что это мало, можно, мол, и больше иметь спортсменов, но здесь речь идет о постоянно работающих секциях, которые в любой момент могут выставить одну, две, три команды на соревнования.

Звездинские легкоатлеты на районной спартакиаде «Королева спорта»


Спорт начинается с детства

Только Петр Михайлович Мубаракшин все, что сделано, считает как бы стартовой площадкой в будущее. Причем, он-то, конечно, яснее других видит реальные перспективы будущего. Как только в новом Доме культуры справят новоселье, нынешнее здание будет реконструировано под закрытый спортивный комплекс.

— Завидую тем, — говорит он, — кто сегодня имеет закрытые спортивные залы. Это без всякого преувеличения — настоящая кузница здоровья. Тут не надо даже проводить никаких социологических исследований. Так получилось, хоть мы, хозяйственные руководители, вроде как без вины виноваты, а все ж виноваты, что там говорить, — надо было раньше проявлять и дальнозоркость, и характер. Но для нас какой был оптимальный вариант развития совхоза или колхоза: сначала экономика, а потом культура, спорт и прочее, сегодня так ведет линию только самый отсталый хозяин. Теперь другая формула востребована самой жизнью — экономика плюс культура, плюс благоустройство, плюс спорт. Но без определенного задела рассчитывать на «культурный рывок» может только авантюрист. К тому, что у нас было, мы кое-что добавили, и нам даже завидуют те, кто приезжает в гости, за опытом и по делам. Но важен задел людской, те самые спортсмены, которые занимаются сегодня, защищают честь завода, укрепляют свое здоровье, а завтра приведут на стадион и в спортзал своих ребятишек. Нам дорог тот резерв, который сегодня тренируется в секциях детско-юношеской спортивной школы. Знаете, кому я завидую белой завистью? Лузинцам! У них бассейн. И вот я глаза закрою и вижу такой бассейн в Звездино... Раз мечта не дает покоя, надо ее сделать былью...

 

В КСК входит Звездинская сельская библиотека. Десятый год работает здесь Валентина Макаровна Нетисова. Это уже в давних традициях библиотечных работников — быть в активе художественной самодеятельности, всех клубных затей. Если говорить о Нетисовой, то без ее задушевного и красивого голоса невозможно даже представить ни один концерт. И даже «Звездинский вальс», когда его поют другие солисты, какие-то акварельной нежности краски теряет.

На сцене Валентина Макаровна такая стройная, молодая, и только в тиши библиотеки можно увидеть, что она «работник со стажем».

— Мне что года скрывать? Я уже сына вырастила, женила. А песни — это для меня, как солнышко, я пою — оно светит.

В библиотеке уютно, просторно, тихо, чисто. Прибегают ребятишки — у порога рядком сапожки, переобуваются. Здесь приятно полистать журнал, познакомиться с новинками литературы, просто поговорить с Валентиной Макаровной о прочитанном, помочь ей оформить книжную выставку.

В последнее время много говорят о том, что люди стали читать меньше, особенно дети. Если судить по звездинцам, этого не скажешь. Здесь читать любят. Хотя Валентина Макаровна сокрушается, что ее отлучки с концертами в общем-то мешают делу. Бросить петь — сразу спрашивают, что случилось, а библиотека, закрытая на замок на день да другой — это чьи-то непрочитанные книги.

Она любит работать с ребятишками, но хороших детских книг все же не хватает. Побольше бы произведений Пришвина, Кассиля, Носова, хорошей приключенческой и научно-фантастической литературы!

Но и взрослые читатели могут составить список книг, которые ходят в селе по кругу, в очередь. Ничего удивительного нет в том, что сельские читатели особенно пристрастны к творчеству Василия Шукшина, любят романы Петра Проскурина, Василия Белова, Виля Липатова, Виктора Астафьева, Валентина Распутина..

Если попросить Валентину Макаровну назвать лучших читателей, она обязательно назовет механизатора Владимира Карабанова, молодого животновода Бориса Морозова, механизатора Владимира Романовича Ноэля, ветерана войны Ивана Николаевича Кудинова, они не только сами частые гости в библиотеке, у них читающие семьи. Традиция чтения, может быть, одна из самых важных и необходимых.

А всего только на центральной усадьбе более семисот читателей.

 

...День выдался моросливый. Девчонка шла домой из библиотеки — под пальтишком спрятав от дождика книгу.

— Аленка, — окликнула ее подружка, — что взяла читать?

— Сказки Пушкина...

— После школы почитаем вместе?,.

...Приезжают в Звездино гости: делитесь опытом!

И ждут, наверное, чего-то такого, каких-то особых секретов. А секретов — то в общем и нет. Потому что КСК лишь соединило творческие силы и средства с целью как можно полнее раскрыть способности людей, приобщить их к интересному досугу. Сделать более «многоликими» и праздничными самые разные варианты сельских вечерок, которые необходимы, как хлеб, и пусть это сравнение не покажется громким, потому что с хорошим настроением, с душой, открытой красоте и доброте, человек всегда лучше трудится, лучше живет. Конечно, запросы современной «сельской вечерки» возросли, и работники Звездинского КСК знают, что чудес без фантазии, без творчества, без каждодневной работы не бывает...

И работают...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить