.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Звездинский вальс

Звездинский вальс - Надежда и опора

Надежда и опора

Трудовой коллектив госплемзавода — это более тысячи работающих. Много лет он уже стабильный, пополняется за счет своей же молодежи, которая уже не спешит отрываться от дома, чтобы устроить судьбу. Конечно, каждый юноша и каждая девушка выбирают профессию по душе, но большинство возвращаются после учебы домой. Такой поворот в один год не свершится, какими бы щедрыми ни были обещания руководства. Посулы — они, как легкий ветерок, а реальная жизнь — она и есть реальная, когда все созидается только трудом, только из расчета конкретных прибылей, а они из государственного кармана рекой не текут.

Конечно, молодежь — народ нетерпеливый. Им все подавай, как в городе, как в кино, которое теперь не только в Доме культуры, но и в каждом доме, на голубом экране, чтобы и асфальт, и двухсменка на ферме, и самовар в красном уголке, и хоккейная коробка, и дискотека в клубе, и танцы только с ВИА... И ведь не скажешь, мол, чего захотели, вот мы в наше время... Потому что у каждого поколения время свое, и надо строить жизнь в соответствии с ним. Сегодня гармонь на свадьбе — куда ни шло, а если концерт или праздник — требуется трио баянистов, костюмы для участников самодеятельности или форма для спортивных команд — не хуже, чем у соседей, а если работать, то лучше на новой технике. И что важно отметить, все это стало возможным.

В своей кадровой политике дирекция, партком ориентируются на молодежь, чтобы было кому передать эстафету дела, традиции хозяйства, землю, которой всегда будут нужны заботливые и трудолюбивые хозяева. Только с высшим образованием сейчас здесь 33 специалиста. Механизаторами, водителями хозяйство укомплектовано полностью и даже имеет резерв. И на фермах на смену старым дояркам приходят молодые, а в чабанстве они уже сегодня задают тон в соревновании, обгоняя знатных мастеров.

Гордость госплемзавода — это тридцать рабочих династий, доказательство делом, а не словами преемственности поколений, традиций, та самая надежность, которой прочнее нет. Однажды экономисты подсчитали (хотя цифры, названные ими, наверняка меньше) результаты труда братьев Зинченко, и получилось, что они дали государству более 3500 центнеров шерсти, вырастили около 60 тысяч ягнят. Вот это — работа! Тяжелая, беспокойная — настоящая. Тот, кто за легким заработком настраивается, кто за мамой-папой хочет молодость провести, в чабанство не шел и не пойдет. И, если честно признаться, много лет в этой главной для племзавода отрасли опора была только на кадровых рабочих, на самых безотказных и совестливых людей, которые понимали, что если надо, значит надо.

Сложность этой проблемы еще и в том, что овцеводческие фермы не на центральной усадьбе, а «привязаны» к отделениям, где блага, на которые делает упор молодежь, еще большей частью в планах, в самом начале, и надо быть истинно деревенским человеком, чтобы не соблазниться на городскую жизнь, не променять на городские удобства то, к чему привык с детства, с чем сроднилась душа, — с березовой рощей, с вольным простором полей, с людьми, на глазах у которых рос.


Одна из лучших доярок госплемзавода и района Тамара Андреевна Фудашкина

Желание молодых жить самостоятельно и основательно свойственно и современной деревне, тем более, что в городе сейчас получить квартиру стало сложнее. Здесь и детский сад есть, и музыкальная школа рядом, и спорткомплекс, и игровой городок, и новый фильм три-четыре раза в неделю, и телевидение, и все прочие блага жизни.

...Тамара Андреевна Фудашкина очень переживала, когда ее дочь Анна сказала категорично: «Меня в деревне не удержишь. Что я на ферму пойду? Ты всю жизнь в навозе да в земле, чуть свет вставай, грязь s непогоду меси, пока до фермы доберешься... Клуб старый, асфальт и не предвидится, ну прямо край света».

— И что я ей скажу? Я и правда на ферму в пятнадцать лет пришла. Отца и мать похоронила, надо было самой о себе заботиться. Да так уже четвертый десяток на одном месте. Один раз что-то вроде устала, ушла в телятницы, там и полегче было, а вышло — без своих буренок не могу. Все мне кажется, что кто другой — не такой болимый за работу — мою группу примет. Вернулась...

А у Анны и на это свой резон:

— Да тебя от коров никуда не уведешь. Пойдешь в лес по ягоды, по грибы, а оказываемся около твоих коров. Какой-то круг заколдованный. И чтобы я так жила?..

Говорливая, любящая шутку, Тамара Андреевна запальчивого тона дочери не принимала, а все свою линию вела.

— И вправду, как заговоренная. Нарочно в другую сторону подальше уйду, кружу--кружу по колкам: «Здравствуйте, мои голубоньки!» Тут они... А я и рада.

Анна тоже свою линию гнула — в город. Поступила в профтехучилище, домой наезжает — гостья... Конечно, дивчина она видная да пригожая, может, и правильно все решила, ну, не сошелся же свет клином на ферме да на профессии доярки. Но вот работают же, и хорошо работают девчата: Ира Галяткина, Люда Чечеткина, Наташа Шалашова — и у матерей их на душе спокойно — дочки рядом. И хоть не одна в доме, Витек в помощниках, а без Анны тоскует. Да иногда вроде и неловко, мол, сама в передовых, а своего дела дочери не сумела передать.

Но однажды Анна с группой из училища поехала в Москву, и была у них экскурсия на ВДНХ. Ведет экскурсовод девчат по павильону, рассказывает, а Анна вдруг видит — перед ними портрет матери. Не ожидала, и вскрикнула: «Ой, мамка моя!» И так домой захотелось. Приехала, все прибрала, самовар поставила, чтоб к мамкиному приходу горячий был, да не выдержала — побежала встречать на ферму.

— У меня характер самолюбивый, говорит Тамара Андреевна, — я в последних ходить не люблю. Лучше борщ не сварю, но чтоб на ферме — полный порядок. Да и нельзя мне отставать. Скажут, Фудашкина в Москву три раза ездила, ордена имеет — орден Ленина, «Знак Почета», медали — и вдруг отступилась, я же столько лет шла на четырехтысячный рубеж, один раз уже взяла от коровы по 3989 килограммов, чуть не дотянула... И мне хотелось, чтобы Анна мое самолюбие поддержала.

И Анна вернулась, пошла на ферму, опыта набирается, потому что ей тоже негоже в последних ходить, чтобы ни материнский, ни свой авторитет не ронять... Что ни говори, а Тамара Андреевна в числе лучших доярок не только на ферме, в племзаводе, но и в районе. А на родной земле, да в своем доме жизнь теплее...

Разве только для Анны?

— Мне нравится, — говорит секретарь комсомольской организации госплемзавода Алексей Литвиненко, —

что молодые вливаются в трудовой коллектив. Судите сами: в автогараже почти одни комсомольцы — и на «газиках», и на КамАЗах. Многие парни профессию водителя в армии приобретают, приезжают домой — и за баранку. Желание их работать, втянуться в рабочий ритм руководство поддерживает, машины старается дать поновее.

В стройцехе большинство опять молодежь. Потому что стало интересно работать, видна перспектива — не только отдельные дома, а новые улицы, и одна из них — Молодежная, название соответствующее, на ней молодые семьи новоселья справляют. И строим не лишь бы ключ новоселам отдать, а там пусть они свое жилье до ума доводят, а так, чтобы спасибо сказали. Тут и резьба, и деревянный декор, потребовались и красота, и фантазия, и мастерство. Часто в хозяйствах, которые ведут большое строительство хозяйственным способом, рассчитывают не на свои рабочие руки, а на наемные бригады. А у нас расчет на молодых — им жить, им и строить. А когда комсомольская организация не пятьдесят человек, да и работают ребята на совесть, у них и общественная работа ладится, и с любым вопросом можно прийти — посоветоваться, сделать.

Как-то получилось, что в чабанстве молодые не работали. Если кто-то и задерживался, то рвения особого не проявлял. А смена нужна в любом деле. И тут что важно? Переломить не то чтобы предубежденность, а инерцию, которая очень живуча не столько у молодых, сколько у родителей, дескать, если мы трудное дело делаем, то детям своим такого не желаем. Немало потребовалось общих усилий, чтобы сломать психологический барьер. Сейчас у нас в животноводстве шесть комсомольско-молодежных коллективов. Вот я, агроном, приехал с женой, агрохимиком, после института и приятно встречаться с одноклассниками.

Конечно, секретарь комсомольской организации прав. Но здесь сыграло свою роль и то обстоятельство, что за последние годы возросли заработки в животноводстве. Молодой семье даже на первых порах надо немало. Особенно, если дети рождаются — один, другой. Жена какое-то время не работает, вся надежда на мужа, на его зарплату. И если она хорошая, считайте, что фундамент уже есть, а гнездо, которое сам оборудуешь, обживешь, уже не бросишь.

Что интересно заметить: в анкетах старшеклассников никто свое будущее с животноводством не связывает, вроде как стесняется. Но такое же практически невозможно, чтобы все были только инженерами, врачами, юристами, космонавтами. А земля, по которой ходят, которая вокруг на все четыре стороны, — чья? И профориентация должна быть ближе к реальности, а не витать в облаках. Конечно, если у кого горячая мечта, у кого дар природный сочинять музыку, быть космонавтом — дерзайте, но как легко сломать судьбу в самом начале неверным выбором.

Может быть, потому так внимателен был к становлению характера сына Николай Григорьевич Волосников, и сын остался рядом с ним. Почему такие видные парни, как Михаил, Николай и Сергей Жирновы, решили работать в животноводстве, в чабанстве? И как работать! Михаил Жирнов взялся за дело так, что ему доверили бригадирство хозрасчетной бригады. И когда мы привычно говорим о том, что завоевывать и беречь честь нужно смолоду, то вполне можно сослаться на пример Михаила Жирнова, награжденного орденом Трудовой Славы III степени, участника XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Человеку нужна в жизни первая удача — для уверенности в себе. У него она есть. Вот на таких, как Михаил, и делают ставку комсомольская организация, партком и директор.

Молодым нужна поддержка. Это понимает управляющий третьей фермы Иосиф Селиверстович Коршун. Недавно о нем с теплотой писали в районной газете. Есть такие люди, которые стараются не для своего авторитета, а для людей. Потом оказывается, что именно эта забота, каждодневная, неприметная, и создает авторитет руководителю. Создал же Коршун у себя такую заинтересованную атмосферу в коллективе, такую сплоченность, что у него много молодежи. И лидеры появились здесь, побеждающие опытных чабанов — Владимир и Николай Подгорбунские. Минувшей весной Владимир, можно сказать, рекорда добился — получил по 129 ягнят от каждых 100 овец, обогнал и Голыша, и Зинченко. И такая победа временным людям не по плечу, только своим, которые во всем хотят быть людьми надежными. Семейное воспитание — такая вот надежность...

Владимир Подгорбунский — комсорг фермы. У него свой стиль работы и в общественных делах. Спортивный парень, он и в футбол играет, и в волейбол, он и в художественной самодеятельности участвует, а за ним и другие тянутся.

— В комсомольской организации всего 240 комсомольцев, — говорит Литвиненко, — это немало, но ведь не все в одном кулаке, чтобы раз — собраться на вечер, на соревнования. Между отделениями вон какие расстояния. Даже если быть в курсе дел своих соперников, недолго свести соревнование к формализму. Конечно, мешает разобщенность. Но вот благоустроим села, дороги сделаем... А пока надо думать о том, чтобы не только работой жила молодежь. И здесь нам нельзя без самых тесных контактов с культурно-спортивным комплексом. Репетиции, вечера, концерты по кольцевому графику — есть, но мало, редко. Молодежные вечера не только же в Звездино проводить! На центральной усадьбе сейчас уровень культурной жизни выше, чем на отделениях, но время требует качественного рывка и на отделениях. Когда мы проводим заводские мероприятия, ощущаем дух коллективизма, а потом разъезжаемся по своим точкам, и комсомольская жизнь затихает до очередного всплеска. Наверное, нужны какие-то новые формы работы с сельской молодежью — спорт, сфера досуга, субботники на народных стройках — того же клуба... В школе в активистах кто? Девчонки. А во взрослой жизни приходится к общественной работе приобщать парней, но они уже привыкли отсиживаться, отмалчиваться. Как секретарь комсомольской организации я сейчас это остро ощущаю...

 

Алексей Литвиненко стал секретарем после Федора Гейзлера, который по складу характера — заводила, артист, он и в хоре, он и в танцевальной группе, он и на праздниках то Емеля, то ярмарочный зазывала, он и на спортплощадке азартен, и все это невольно притягивало к нему молодежь. Правда, может быть, ему как раз не хватало серьезности Литвиненко, такого чувства ответственности, как у Алексея. Но не бывает одинаковых людей, и вожаков тоже. И все же справедливости ради надо сказать, что пока комсомольская организация не стала тем сплоченным и боевым отрядом, каким должна быть сейчас, в трудный период перестройки. Но те социальные предпосылки, которые определены на будущее, — строительство Дома культуры, закрытого спортзала, добротных клубов на отделениях, новых домов для молодых семей, дорог — все должно окупиться еще одним качественным сдвигом в решении проблемы закрепления кадров молодежи на селе, и в трудовой деятельности, и в общественной жизни. Это не слова — программа...

Только так понимает задачи завтрашнего дня педагогический коллектив Звездинской средней школы.

В 1985 году для нее было построено новое красивое здание, белым островом стоящее среди зелени парка, сегодня в ней обучаются 625 учащихся. Говорят, что по внешнему виду школы можно судить о том, как хозяйство заботится о своем завтрашнем дне. О такой, как у звездинцев, можно мечтать. Светлые классы, просторные коридоры, новая мебель, уютная учительская, а главное — кабинетная система. Теперь за счет старого здания расширился интернат, и возможно обучение шестилеток.

Что важно подчеркнуть: более трети педагогов — бывшие стипендиаты госплемзавода, которые вернулись домой. Многие звездинцы работают в школах района — в родной, выпестовавшей их школе, вакантных мест нет. Текучести кадров нет, квартирной проблемы нет. Значит, есть все условия для творческой работы, тем более, что 36 учителей имеют высшее образование.

Лидия Ивановна Иванова:

— Как директор школы я постоянно ощущаю заботу о ребятах — интернат на полном обеспечении госплемзавода. Но мы, конечно, не хотим чувствовать себя иждивенцами, всегда помогаем, когда требуется помощь, — и летом, и в осеннюю страдную пору. Ученическая производственная бригада постоянно занимает призовые места в районном и областном соревновании. Я это говорю для того, чтобы подчеркнуть, какие ребята наши трудолюбивые. Бригада переведена на хозрасчет, так что мы учимся хозяйствовать разумно и экономно на своих участках. У нас есть овощная плантация, зерновой клин, девочки работают на ферме, помогают дояркам, старшеклассники переведены на круглогодичный цикл работы в овцеводстве, не с чужих слов, а на практике знают трудности и радости работы. Профиль нашего хозяйства требует и профильности профориентации — в чабанстве нужны молодые. Нужны механизаторы, строители, нужны хлеборобы.

Мы в долгу перед землей, на которой живем и которая нас поит и кормит, слишком долго нашу педагогическую работу оценивали по количеству выпускников, поступивших в высшие учебные заведения, слишком долго не считались с естественным течением жизни сельчан, которая предполагает уважение к профессии, к делу жизни, а не к диплому. Реформа школы, которая сейчас претворяется в жизнь повсеместно, все расставила на свои места. Не надо бояться справедливых отметок, не надо тянуть за уши тех, кто не хочет учиться в школе, кто намерен раньше получить профессию. Хотя надо сказать, что родители настроены на школу, а не на СПТУ, считая, что у нас больше порядка, строгости, ответственности за ребят. Они по-своему правы. И мы не спешим расставаться с учениками...

На школьном корабле свои капитаны — учителя, и чем больше их опыт, тем надежнее этот корабль идет к цели. Задайте такой вопрос: может ли Звездинская школа быть без Владимира Михайловича Красоткина? Говорят, что незаменимых нет, но без Красоткина — что вы! Молодым физиком приехал он из Ярославского педагогического института и прижился. Наверное, он хороший учитель, если звездинские школьники любят физику и уважают Владимира Михайловича Красоткина. Доброта, скромность, интеллигентность, молодая душа, знание предмета, любовь к своему делу — вот качества, присущие заслуженному учителю школы РСФСР Красоткину.

Река собирается из ручейков. Так и микроклимат школы слагается из тех источников душевного тепла, которые держат на высоте самого учителя, создавая вокруг него особое притяжение ребячьей преданности и любви. Организатор внеклассной работы Валентина

Николаевна Неруш умело направляет работу комитета комсомола. Ее можно даже причислить к главным специалистам хозяйства, потому что свои планы она претворяет в жизнь вместе с ними, привлекая их к содружеству с бригадой, с комсомольцами, рассчитывая на их помощь, когда речь идет о профориентации, о выборе жизненного пути. Можно сказать, что на этом беспокойном месте она нашла себя,

Под заботливым крылом школьной «мамы» — воспитателя Валентины Павловны Здоновой — сто десять ребят. Интернат — это не дом, даже если в нем уютно, сытно, хорошо. Детям всегда не хватает родительской ласки, и только такой человек, как Валентина Павловна, помогает почувствовать себя в интернате, как в домашней обстановке. Она знает о каждом все, к любому характеру у нее свой ключик... Но ведь и опыт работы — девятнадцать лет!

Только четвертый год в школе после окончания института физкультуры работает Сергей Аркадьевич Самойлович. Он учит личным примером. И не случайно школьники стали поклонниками легкой атлетики. Все бегают, расписаны тренировочные маршруты. Школа уже ощущает коэффициент полезного действия одного увлеченного педагога. Да, спорт дисциплинирует. Это важно, особенно от четырнадцати до семнадцати.

Все начинается в детстве, и потому столь ответственна и велика роль школы, особенно сельской. В городе многое в воспитательной работе передоверено другим школам — музыкальным, художественным, спортивным, прекрасным дворцам культуры, где «выбирай себе, дружок», любой кружок. Такого широкого выбора занятий после уроков в селе нет, хотя любой культурно-спортивный комплекс, в том числе и Звездинский, в своей деятельности ориентируется и на школьников, и чтобы их занять полезным делом, приобщить к самодеятельному творчеству, и чтобы иметь резерв для своих коллективов.

Звездинские ребята любят петь, и на смотрах выступают хоры октябрят, пионерский, комсомольский. Зоя Дмитриевна Бирюкова хороший организатор, энтузиаст песни, сама много лет участвует в хоре, поет в ансамбле, в дуэтах. Хоры двухголосые, на репетициях распевы, даются основы музграмоты, но этого сегодня уже мало. Конечно, неплохо, что открыт в Звездино филиал детской музыкальной школы, но он уже не устраивает — приезжие педагоги. Нужен класс струнных инструментов, нужен хор, значит, требуются специалисты, и Звездино готово принять под свой кров специалистов, одержимых идеями музыкального воспитания детей.

Фотокружок, кружок вязания, шахматы, танцевальный, струнный оркестр — мало. Школьный спортзал расписан по часам, музыканты и руководители кружков занимаются не в Доме культуры, а в школе, из-за нехватки помещений, и даже на заводском стадионе. Задача состоит в том, чтобы из школы в будущем само собой перекинулся тот мостик, который естественным путем переведет ее питомцев в Дом культуры, чтобы не рвалась нить творчества, чтобы разгорался ярче его огонек и рождал в душах высокие минуты радости и вдохновения.

— Нам нужны музыканты, учителя пения, нужен в Доме культуры оркестр, и есть ребята, которые уже задумываются еще об одной профессии, нужной Звездино, — о профессии культпросветработника. Сейчас в вузах по путевкам хозяйства занимаются двадцать человек, из них одиннадцать — заводские стипендиаты. Госплемзавод и школа вместе моделируют круг необходимых специалистов. Нужно и в будущем более активно и заинтересованно думать, заботиться о том, какие судьбы выберут наши, звездинские ребята, где будут

трудиться, с какими нравственными уроками, ориентирами уйдут в самостоятельную жизнь. В жизни каждого из нас своя путеводная звездочка, пусть для них всегда светит эта точка на карте с прекрасным именем — Звездино...

Зазвенел звонок... Лидия Ивановна взглянула на часы. Надо было готовиться к родительскому собранию. А школа гудела, как пчелиный улей, и на вытаявшем пятачке асфальта кто-то уже начертил вечные «классики».

Над парком летели птицы — спешила весна...

***

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить