.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Четвертый каскад

Четвертый каскад - На пути к цели

П.С. СЕРГИЕНКО. ЧЕТВЕРТЫЙ КАСКАД. В ОМСК ПРИШЛА БОЛЬШАЯ ХИМИЯНА ПУТИ К ЦЕЛИ

В завком ежедневно из всех цехов поступает много сводок о ходе соревнования за освоение мощностей.

В этих документах, как в боевых депешах, лаконичным языком отражается пульс нового промышленного гиганта.

Из цеха водоочистных сооружений (ВОС) в сводках настойчиво повторялось два слова: «Ждем химстоки».

Тут имелось в виду устройство стоков для химически загрязненной воды.

«К подаче технологического пара готовы!» — сообщали из цеха пароснабжения.

Каждый цех предлагал и требовал свое. А требовалось немало. Электроцеху следовало принять с ТЭЦ-3 и распределить между своими потребителями вдвое больше электроэнергии, чем ее использует весь нефтеперерабатывающий завод. Нагрузка цеха ВОС во много раз превосходила нагрузку городских водоочистных сооружений.

В цехе Е-1 с нетерпением ждали технологический холод, который должен был подать цех Е-8. Но мощные машины этого цеха, вырабатывающие холод различной температуры, бездействовали.

Тогда молодые, энергичные инженеры — начальник цеха Владимир Богдановский, его заместитель по технологии Александр Несвицкий с монтажниками треста «Двигательмонтаж» своими силами взялись пустить машины. Будущие эксплуатационники-машинисты, слесари, электрики, имеющие лишь самое общее представление о холодильных машинах, вошли в монтажные бригады. Они вместе со всеми монтировали уникальное оборудование и одновременно изучали его устройство. В две и три смены шла упорная и напряженная работа на эстакаде и в цехе. Производилась проверка и регулировка механизмов, в то же время подключались и настраивались контрольно-измерительные, автоматические и регулирующие приборы.

Первой к пуску была подготовлена машина, дающая холод с температурой, необходимой для нормального процесса полимеризации в цехе Е-1. Инженерно-технические работники перешли по существу на казарменное положение. Теперь перед пуском важна была каждая минута драгоценного времени. В тесных кабинетах стояли неразобранными раскладушки. Начинались пневмоиспытания — наиболее ответственный период. И вот достигнут первый ободряющий результат. Испытания прошли успешно. Работать можно!

Продувать трубы начали жидким аммиаком. Но внезапно наступившее похолодание чуть не испортило все дело. Морозом перехватило одну из труб, заполненную жидкостью, прекратилась подача газа со склада.

Как быть? Этот вопрос решался тут же, на эстакаде, где собирались главные специалисты завода. Обследование подтвердило, что обледенел лишь небольшой участок.

Тогда решили просверлить в трубе отверстие и разогреть лед горячим паром.

— Да, горячее было время, — вспоминает Александр Несвицкий. — До часу ночи в цехе, затем на два-три часа домой и снова сбор в условленном месте. Снова на завод.

Рабочие еще не усвоили своих обязанностей. Пока разведешь по местам, расскажешь, что делать, — и смене конец. Приходится заново начинать расстановку новой смены.

Только 4 октября 1962 года началось заполнение системы рассолом — холодостойкой смесью. Смена Михаила Соколова принимала рассол из цеха Е-4-5-13. Через два дня смена Владимира Волковича завершила процесс заполнения системы. А 11 октября начальник смены Юрий Наумов направил аммиак в рессивер, затем в промсосуд и на испаритель. Началась так называемая «горячая обкатка» холодильных агрегатов. Но и после этого еще долго выявлялись и устранялись различные неполадки.

— Дважды включал машину, и всякий раз она снова отключалась, — записал в технологическом журнале Михаил Соколов.

После этого предпринимались многократные попытки к включению — и все безрезультатно. Время проходило в настойчивых поисках причин неудачи. Единственная книга о новых роторных компрессорах, принесенная Александром Несвицким из института, служила ему и остальным работникам цеха основным руководством.

Только 18 октября смене Михаила Соколова впервые повезло. Именно в их смене начали съем тепла в цехе Е-1. Чувствуя ответственность момента, рабочие Станислав Болдырев, Георгий Бусалов, Николай Долгалев, Николай Ковалев и Петр Кленин старательно выполняли все указания и советы специалистов. Холод пошел.

И все же скоро снова заговорили о том, что холода не хватает. Явный парадокс: зимой в Сибири — и не хватает холода. Но все объяснялось просто. Для различных процессов требуется пониженная температура различного уровня. Кроме того, вступали в строй новые цехи. Потребность в холоде возросла.

— Что же, не хватает холода — добавим, — уверенно заявил начальник цеха Владимир Богдановский.

Он мобилизовал весь коллектив на выполнение этой задачи. За дело дружно взялись механик Анатолий Хоруженко, бригадир слесарей Николай Молосников, слесари Анатолий Бахтин, Виктор Грушко, Георгий Дерябин. Все сознавали свою ответственность перед коллективом завода. Ведь холод нужен не только для полимеризации, но и цеху Д-10, производящему ректификацию — очистку от других газов дивинила- возврата. Цех усиленно готовился к переработке возвратного дивинила. Оборудование монтировали и сразу же обкатывали, продували трубопроводы, опрессовывали арматуру. Вскоре вступило в строй два компрессора.

Особенно важным для завода был пуск последней машины установки. Необходимо было создать резерв холода для гарантийного снабжения технологических цехов. Кроме того, порядок пуска этой машины был своеобразен и интересен по своей технологии. Дело в том, что установка позволяет осуществлять автоматику лишь двух параллельно работающих машин. В выработке холода для цехов Е-1 и Д-10 были уже заняты две машины. Для того чтобы пустить на автоматику третью машину, одну из работающих машин пришлось бы остановить. Пойти на это — следовательно, поставить под угрозу режим работы цеха, потому что эта машина пускалась на аммиаке впервые. Внимательно взвесив все это, работники цеха решили пустить машину на ручном управлении, чтобы избежать необоснованного риска.

Такой пуск явился настоящим экзаменом на зрелость для всего коллектива. Ведь от персонала требовалось не только внимание и старание, но и четкое представление о сущности технологического процесса умение правильно понять малейшее изменение в режиме, своевременно отреагировать на эти изменения. Трехмесячный срок эксплуатации машин не прошел бесследно. Смена Владимира Бриль справилась с поставленной задачей. Машина уже через полчаса после пуска вошла в режим. С этого дня технологические цехи стали получать гарантированный холод.

Позади волнения, бессонные ночи. Но успокаиваться было еще рано. С наступлением жаркого лета потребовались дополнительные источники холода. В помещении пульта управления, отгороженном двойными толстыми стеклами от шумливых компрессоров, круглосуточно работали киповцы, готовили автоматику для новой установки. И вот в один из июньских дней зажглись огоньки нового пульта. Заработала еще одна установка. Еще одна победа, еще дополнительный резерв холода.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить