.АЯ библиотека!

Публицистика

На верном пути - НА ВЕРНОМ ПУТИ

 

Колхоз Память Маяковского Любинского района Омской областиНА ВЕРНОМ ПУТИ

 

Теперь оставалось выяснить один из самых главных вопросов: что помогло колхозникам артели «Память Маяковского» в короткий срок преодолеть свое отставание?

На этот вопрос старый колхозник Кузьма Сергеевич Лукьянчиков ответил не сразу. Подумав немного и для порядка почесав в затылке, он сказал:

— В тридцать третьем году тоже было трудновато в нашем колхозе. Вот тогда к нам и прислали Ивана Терентьевича Храмцова. А он был из двадцатипятитысячников. Хорошо повел хозяйство! Ничего не скажешь... Только хорошему человеку не дали долго в колхозе хозяиновать, нашли ему дело посурьезней... А вот теперь райком помог нам подыскать тридцатитысячника... Степана Федоровича Лаврова. Вот он и повел! А за хорошим хозяином вся артель вприпрыжку побежит. Вот и все тут.

Этот же самый вопрос я задавал и секретарю райкома Михаилу Яковлевичу Колпакову. Но он сказал, что ответ надо искать в колхозе, у колхозников. Однако и ему запомнилось начало пути колхоза к крутому подъему. Его рассказ я попытаюсь передать в своем изложении.

В один из мартовских дней 1956 года Михаил Яковлевич заехал в колхоз «Память Маяковского» и сразу пошел на животноводческую ферму. Там он увидел беспорядки, типичные для запущенного хозяйства: грязных коров, неприбранные дворы, не напоенный скот. В красном уголке — тоже довольно захламленном — он разговорился с молодыми животноводами, оказавшимися здесь, сначала упрекнул их, потом рассказал о порядке на передовых фермах. Животноводы и не защищались. Они лишь заметили, что не только с них за упущения надо спрашивать, а и с председателя, который, как они рассказали, пьет беспробудно, о животноводстве не заботится. А удои коров низкие, значит и доходы плохие, трудодень дешевый. Михаилу Яковлевичу не понравилось настроение молодежи. Везде он видел подъем, а тут не то... Он поинтересовался, когда в последний раз с животноводами беседовал зональный секретарь райкома?

Совершенно неожиданно этот вопрос вызвал споры. Никто не мог определенно сказать: кто же именно зональный секретарь? Фамилию его все слышали, но в лицо не видели. Правда, одна девушка высказала догадку:

— Помните, общее собрание было, обсуждали обращение, так зональный сидел рядом с председателем.

— Да разве это зональный? — возразила другая. — Это из райисполкома... полный такой...

— Сказали тоже, — усмехнулся паренек. — Полный — это инструктор из МТС, мне братишка говорил, инструктор этот к ним на полевую заезжал.

Но это еще не все. Оказалось, что молодежь не знала в лицо и секретаря райкома комсомола.

Михаил Яковлевич спрашивает:

— А меня вы знаете?

Переглянулись. Один паренек заявил:

— Знаю, осенью на току видел вас, — сказал он. — Вы еще тогда к нам вместе с уполномоченным райкома приезжали насчет хлеба, сдавать торопили...

После этого Михаилу Яковлевичу оставалось спросить: кто первый секретарь райкома?

Ответили дружно:

— Секретарем у нас товарищ Колпаков.

Так и ушел Михаил Яковлевич с фермы неузнанным. Но эта встреча явилась толчком к перестройке партийной работы в районе. Партийный актив стали рассылать в бригады, на фермы, поручили проводить регулярно беседы и в красных уголках, и на квартирах колхозников.

Рассказ животноводов о непорядках в колхозе заставил Колпакова приехать в Ядринцево еще раз и подробно вникнуть в дела артели. А после этого на общем собрании его молодые собеседники были приятно удивлены, когда узнали, что человек, беседовавший с ними, и есть товарищ Колпаков. И именно это придало им смелости в выступлениях. Собрание прошло, как принято писать, при высокой активности колхозников. Они поставили вопрос о снятии председателя — пьяницы, попросили райком порекомендовать им дельного хозяина.

А у Колпакова был уже на примете Лавров. Когда он назвал эту кандидатуру, многие сразу одобрили. Некоторые знали Лаврова, а другим приглянулось то, что Лавров работал в передовом совхозе, значит, можно полагать, что человек дельный, с хорошей подготовкой.

К Лаврову отправились ходоки. Нельзя сказать, что Степан Федорович охотно согласился пойти в самый отстающий колхоз. Как-никак, а в совхозе он привык, дела налажены. К тому же хотелось спокойно закончить институт.

Но колхозники уже требовали от райкома: просим Лаврова!

И райком послал коммуниста Лаврова из самого передового в самое отстающее хозяйство.

Было это в апреле 1956 года.

С тех пор прошло немногим более полутора лет. А как сильно изменились дела в колхозе!

С чего же начал новый председатель?

Начал с животноводства. Он же много лет проработал в передовом животноводческом хозяйстве. Для него было ясно: главный упор надо брать на подъем животноводства! А это — он знал по опыту совхоза — заставит более разумно строить и полеводческую отрасль хозяйства. Не может животноводческий колхоз или совхоз быть передовым, если у него запущено полеводство. Ведь главное в животноводстве — это корма. Но кормов — то, когда Степан Федорович приехал в колхоз, как раз и не было. Конец апреля, почти все коровы растелились. Только бы молоко брать, а удои — три литра от коровы... А молоко до самой осени будет единственной статьей дохода. Каждый лишний литр молока — это рубль сорок...

И Степан Федорович решает все тридцать тысяч рублей, имевшиеся на счете колхоза, израсходовать на покупку кормов для скота. Члены правления недоумевают: а как с ежемесячным авансированием? Было же принято такое решение?

Но вот концентраты привезены. И тут началось то, на что и рассчитывал новый председатель.

Уже через пятидневку удои коров удвоились и продолжали подниматься выше и выше.

Ожили животноводы, повеселели правленцы. Теперь все убедились: председатель прав! Кто-то уже подсчитывал: как день, так молока от коров почти на три тысячи.

В срочном порядке были пересмотрены планы сева. Выкраивались площади для увеличения посева кормовых культур, для зеленого конвейера. Степан Федорович и на поля внедрял многолетний опыт Северо-Любинского совхоза. А северолюбинцы помогали своему посланцу — выделили колхозу семян костра безостого.

На весеннем севе Лавров осуществил приемы, давшие в совхозе хорошие результаты. Он потребовал от МТС основные массивы пшеницы засеять перекрестным способом, взял под особый контроль предпосевную обработку. Не обошлось и без конфликтов с МТС, но посев был проведен в самые лучшие сроки, опять-таки оправдавшие себя в совхозе.

Закончился сев, — и председатель день и ночь в животноводческих бригадах. Летом судьба удоев зависит в первую очередь от мастерства пастьбы. А пастухов постоянных не было, пасли временные люди, в большинстве подростки и дряхлые старики.

На очередном партийном собрании встал вопрос об укреплении животноводческих ферм. Колхозные коммунисты поняли, где сейчас решающий участок борьбы за подъем хозяйства. Коммунист Михаил Стефанов, работавший в полеводческой бригаде, заявил, что пойдет работать пастухом. Его примеру последовали коммунисты Павел Зайцев и Иван Башаров. Забегая вперед, надо сказать, что сейчас из двадцати коммунистов колхозной организации десять работают непосредственно в животноводстве.

Зашевелилась и молодежь. Теперь к животноводам частенько заглядывали агитаторы. Молодежь выдвинула предложение: создать животноводческую комсомольско-молодежную бригаду. Во главе бригады встала бывшая учительница Анастасия Комлева. И если большинство доярок бригады — Надежда Паулкина, Тамара Камнева, Тамара Кондратенко, Зинаида Камнева, Вера Сагайдак, Валентина Муканова — комсомолки, то большинство пастухов — коммунисты.

И вот в июле появилась возможность выдать первый аванс на трудодни. Но с этого времени авансирование стало действительно ежемесячным — по два рубля на трудодень.

А председатель говорит о заманчивых перспективах.

— Что получится, если надаивать от каждой коровы по три тысячи литров? — спрашивает он и начинает считать. — Теленку выпоим двести, остальное продадим государству. Молоко у наших коров жирное, литр молока обходится по рублю сорок копеек. Сколько доходов принесет колхозу каждая корова?

Сосчитать не трудно, почти четыре тысячи!

А коров в колхозе было двести. Но председатель ездит во все концы: ищет, где коров купить. И нашел! В городе купил двадцать коров. А когда узнал, что некоторые колхозы просят разрешение на выбраковку бруцеллезных коров, он добился покупки их в свой колхоз. Сформировали отдельный гурт бруцеллезных коров, и стадо колхоза пополнилось еще 36 коровами. Следует заметить, что от каждой из этих коров в 1957 году надоили молока больше трех тысяч литров.

Подошла осень. У соседей удои коров снижаются, а в «Память Маяковского» держатся на высоком уровне. Помог зеленый конвейер, мастерство пастухов и общий подъем, охвативший животноводов,  Они видели, что силоса запасено по восемь тонн на корову. Да и концентраты председатель запасает, новое зернохранилище для фуража построили. Было из чего и запасать! Высокая агротехника на весеннем севе сказалась на урожае: больше двадцати центнеров с гектара намолотили.

И новый, 1957 год колхозники артели «Память Маяковского» встречали в приподнятом настроении. Год закончился неплохо, доходы превысили миллион рублей; на трудодень, если считать все в деньгах, получилось по 4 рубля 22 копейки. Не так много, но в несколько раз больше, чем в прошлом году. Главное — перспективы стали яснее, силы свои увидели, поверили в них. Шутка сказать!

За один год удои коров подняли больше чем на семьсот литров!

Правление решило: в 1957 году ежемесячное авансирование проводить из расчета три с полтиной на трудодень. А вместе с этим — еще больше заботы о животноводстве.

В коровниках появились автопоилки, заговорили об устройстве подвесных дорожек, об электрическом освещении.

А когда среди животноводов разгорелось соревнование за надой 3 000 литров молока от коровы, правление объявило условия премирования: доярка, надоившая от закрепленных коров по 3 800 литров молока, получит золотые часы; а кто надоит 3 600 литров — швейную машину, кто 3 500 литров — премируется наручными часами «Заря» и так далее. Это — за годовые показатели. Кроме того, доярка, выполнившая месячный план надоя молока, получит премию 100 рублей.

Условия премирования были разработаны и для пастухов, и для других работников ферм.

Премии хорошие, но как их заработать? В колхозе не было еще коровы, которая дала бы за год 3 500 литров.

Но Степан Федорович посоветовал, по примеру совхоза, разработать график месячных надоев молока по каждой группе коров. И когда такой график был составлен, доярки увидели, что можно подумать и о часах. И в самом деле, можно в летние месяцы надаивать по двенадцати литров от коровы? Можно! В пятьдесят шестом так у некоторых доярок получалось. А если за 150 летних дней будет надоено по 1800 литров от коровы, то в остальные семь месяцев надо надоить от каждой коровы по 1 700 литров.

С новой силой вспыхнуло соревнование. А правление приняло меры и к дальнейшему укреплению кормовой базы. Были расширены посевы силосных культур, удвоены посадки картофеля и корнеплодов, увеличен набор культур в полях зеленого конвейера, впервые посеяли горох в смеси с овсом и некоторые другие культуры. Закончена уборка, подведены итоги. Силоса, в основном кукурузного, было запасено по десяти тонн на корову, картофеля — по тонне. Достаточно и грубых кормов. Похуже с зернофуражом — сказалось засушливое лето. Но и тут успех налицо: если у соседей сняли по четыре-пять центнеров зерна с гектара, то в артели «Память Маяковского» больше десяти. Зеленой массы кукурузы сняли по 300 центнеров с гектара. Значит, не зря колхоз перенес на свои поля опыт Северо-Любинского совхоза! Правда, совхоз собрал урожай повыше, но это и понятно: там порядка на полях больше. Важно то, что их система оправдала себя и в колхозе, а порядок и на колхозных полях будет наведен.

Самое отрадное — животноводы перевыполняли свои обязательства. Они надоили от коровы в среднем по 3 006 литров!

Но тут надо уточнить одну деталь.

В мае 1957 года в артель «Память Маяковского» влилась деревня Калиновка — бригада соседнего колхоза. У калиновцев 170 коров, но по удоям они сильно отставали от стада маяковцев. И правление укрупненной артели сделало все необходимое, чтобы внедрить в Калиновке накопленный у себя опыт. Пришлось поделиться концентрированными и другими кормами, ведь теперь у всех общая задача. Хотя в колхозное стадо и добавились низкопродуктивные коровы, но обязательство надоить 3000литров записано за колхозом, его надо выполнять!

И выполнили! Надо сказать, что и калиновские животноводы сильно подтянулись: за один год подняли удои своих коров на 753 литра и довели его до 2 351. Что же касается комсомольско-молодежной бригады, возглавляемой коммунисткой Анастасией Комлевой, то она надоила по 3 600 литров молока от коровы в среднем.

И правлению пришлось раскошеливаться. Впрочем, об этом расскажем так, как передавали очевидцы.

* * *

Многолюдно в клубе колхоза в ночь на новый, 1958 год. Колхозники собрались чествовать своих животноводов.

Пока собрание не открылось, люди оживленно обсуждают события заканчивающегося года. А год этот был примечательным. Пожалуй, самое главное — это новый крупный шаг вперед, сделанный колхозными животноводами. Об этом весьма красноречиво напомнила миловидная, большеглазая с пушистыми ресницами доярка Надежда Паулкина. Кто-то сказал, что теперь колхоз «Память Маяковского» по удоям коров вышел на второе место в районе. Надя воскликнула:

— А вспомните-ка два года назад... В МТС на собрание приедешь и прячешься позади всех. Как начнут читать, кто на каком месте — мы всегда на самом краю. Со стыда горишь!

— От радости-то твое лицо еще скорее сгорит! — рассмеялась соседка Нади. — Смотри, как пылает!

— В клубе жарко стало... — оправдывается девушка.

Но вот открывается занавес. Зал затихает. С кратким сообщением об итогах заканчивающегося года выступает председатель Степан Федорович Лавров.

Невысокий, кряжистый, Степан Федорович говорит не громко, но в притихшем зале все хорошо слышно. Вначале он сообщает о работе полеводов, а затем уж о животноводах. Действительно, еще два года назад колхоз «Память Маяковского» по продуктивности коров неизменно занимал или двадцать шестое, или двадцать седьмое место в районе, то есть или последнее, или предпоследнее. А теперь председатель называет достигнутые показатели, о которых два года назад едва ли кто в колхозе даже мечтал. Если по удоям коров колхоз занял второе место в районе, то по выходу молока на 100 гектаров земли — первое! Да, пожалуй, не только в районе, но и в области!

Увеличилось производство животноводческой продукции — возросли и доходы. Только молочнотоварная ферма принесла доходов 1 170 тысяч рублей. Поэтому понятна и щедрость правления. Степан Федорович зачитывает решение о премировании доярок и пастухов. Премии вручаются тут же.

Вот названа лучшая доярка колхоза Анна Стройлова. На ее счету 3 932 литра молока, надоенного в среднем от каждой закрепленной коровы. Ей присуждается самая ценная премия — золотые часы.

Доярка Наталья Стефанова получает швейную машину, Надежда Паулкина — бархатный жакет. Один за другим подходят животноводы, получают премии — кто часы, кто радиоприемник, кто отрез на костюм. А пастухи Михаил Стефанов, Павел Зайцев, Иван Башаров и Иван Лагутин получают по пальто. Ценными подарками премировано 48 передовых животноводов.

Передовики благодарят за заботу и тут же, на пороге нового года, заявляют о своих новых обязательствах. Анна Стройлова дает слово надоить от своих коров в 1958 году по 4 200 литров. В целом комсомольско-молодежная бригада Анастасии Комлевой решила довести этот показатель до 4 000. Под дружные аплодисменты Анастасия Комлева заявляет:

— Наша бригада решила вызвать на соревнование бригаду Ольги Дмитриевны Батищевой из Северо-Любинского совхоза.

Имя Ольги Батищевой хорошо известно в Омской об ласти. Больше пятнадцати лет руководит она бригадой животноводов. На ее счету были показатели удоев коров, превосходившие 5000 литров. Это хорошо известно и молодежной бригаде колхоза. Но их замысел разъясняет Анастасия Комлева:

— Пусть, — говорит она, — в один год, может, и не победим бригаду Батищевой, но секреты ее успеха узнаем, Ольгу Дмитриевну к нам пригласим, она подскажет, как лучше делать.

И снова дружные аплодисменты.

В целом по колхозу решено в 1958 году надоить не менее 3 200 литров молока от каждой коровы. При этом надо учесть, что и поголовье коров в колхозе за год увеличится на 100.

... Расходясь из клуба после радостной встречи нового года, животноводы спешат домой, чтобы переодеться — подходит время дойки коров. И этот утренний удой пойдет уже в счет выполнения обязательств 1958 года.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить