.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Омская областная Книга почета имени съезда ВЛКСМ

Омская областная Книга почета имени съезда ВЛКСМ - НА ШЛЮПКАХ В ЗАПОЛЯРЬЕ

300 заявлений разобраны приемочной комиссией шлюпочного похода. 300 молодых писали в редакцию газеты «Молодой большевик»: Хочу быть участником похода, трудностей не боюсь и знаю, что они будут. Сил и здоровья хватит. Мужества также.НА ШЛЮПКАХ В ЗАПОЛЯРЬЕ

Флажок во время бури был сорван ветром. Быстро забравшись на мачту. Смирнов установил его вновь.

Оборудованные всем необходимым, проверенные в каждом миллиметре, качаются шлюпки на Иртыше.

Готовы вздуться прочные паруса, набухнуть ветром, смелостью, упорством, послушные расчету командира, воле людей, отправляющихся в замечательно-смелый и ответственный поход на север.

300 заявлений разобраны приемочной комиссией шлюпочного похода. 300 молодых писали в редакцию газеты «Молодой большевик»: Хочу быть участником похода, трудностей не боюсь и знаю, что они будут. Сил и здоровья хватит. Мужества также.

Сила, здоровье, мужество — вот чем богата наша молодежь.

300 заявлении и 32 участника похода. Из 300 заявивших о своем мужестве были отобраны 32 лучших.

— Кто эти люди?

Вот комсомолец Вышеславский — рабочий Омской ТЭЦ, электромонтер, ударник, отличный физкультурник, «легкий кавалерист».

Комсомолец, член партии Нахаев — студент III курса Омского ветинститута, сын рабочего, ударник, премированный 8 раз, член пленума горкома комсомола, физкультурник.

Харчук — студент водного техникума, ударник учебы, общественник, физкультурник, здоровяк, гармонист и веселяка.

Комсомолец Жмаев — техник Омской ТЭЦ, общественник, физкультурник.

Комсомолка Вера Крылова — работница хлебозавода, ударница, общественница, физкультурница.

Это рядовые из коллектива участников похода, каждый из них будет иметь сложные обязанности во всех областях многообразной деятельности коллектива в пути. Среди тридцати двух: художники, певцы, журналист, фотограф, гармонист, врач, оленевод, зоолог, токарь, слесарь, электромонтер...

«Омск — Новый Порт» — написано на безкозырках участников похода. Омск — Новый Порт — этот путь — путь отважных, путь мужественных, дисциплинированных, преданных великим идеям партии.

Широк горизонт северной Оби: широк горизонт мужества советской молодежи. Велики возможности в нашей стране для проявления смелости, отваги, героизма.

***

12 июня 1935 года. На берегу Оми у лодочной станции Оргбюро ВЦСПС — огромная масса парода. Трудящиеся Омска пришли проводить в путь участников шлюпочного похода — Омск — Новый Порт.

На реке Омь лодки, байдарки, яхты. Духовой оркестр, вместе с сотнями голосов, исполняет марш «Веселых ребят»:

«Шагай вперед, комсомольское племя.

Шути и пои, чтоб улыбки цвели,

Мы покоряем пространство и время

Мы молодые хозяева земли»...

Матери и отцы, братья и сестры, жены, дети жмут руки участникам похода, отплывающим покорить и время и пространства реи севера нашей области. Под звуки пролетарского гимна заместитель председателя Оргбюро ВЦСПС Омской области тов. Шахнович открывает митинг. Напутственное слово предоставляется председателю Областного совета физкультуры, тов. Кошелеву.

Привет участникам шлюпочного похода от имени Оргбюро ЦК ВЛКСМ передает тов. Аксенов.

Ответное слово от участников шлюпочного похода держит комиссар похода тов. Ковалев.

— Разрешите заверить от имени всей команды похода всех трудящихся Омска и области в том. что возложенные на нас задачи мы выполним с честью. Да здравствует комсомол! Да здравствует коммунистическая партия! Да здравствует товарищ Сталин!

Митинг объявляется закрытым.

Минута молчания. Взоры присутствующих прикованы к участникам похода. Командир похода т. Симонов дает команду:

— Весла... на воду!

— Есть, весла на воду!..

4 шлюпки отчалили от берега.

Вот и широкие просторы Иртыша. Тридцать два весла, как одно врезаются в волны.

Товарищи в синих матросках скрываются за горизонтом суровых вод Иртыша.

Курс Норд!

Счастливый путь!

Счастливого возвращения, товарищи!

***

... Позади — тысячи километров. И вот заключительный, самый трудный переход пути.

17 июля в Сале-Харде (заполярный город нашей области) стояли на редкость теплые, ясные дни.

— Эх и погодка, только бы плыть по Обской губе — рассуждали шлюпочники. Но в условиях Заполярья прекрасная погода может моментально смениться бурей, ураганом и ненастьем.

Так и вышло. К вечеру с севера появилась туча. Еще мгновенье и над городом раздался громовой раскат. Не прошло и пяти минут, как на улицах Сале-Харда появились лужи и бурные потоки грязной воды.

13 июля. К утру ветер немного притих, но солнце то и дело пряталось в тучи, не предвещавшие ничего хорошего. Проводы затянулись.

... Заканчивались последние приготовления. Решили взять из Сале-Харда только необходимое: бушлаты, теплые фуфайки, тельняшки, рабочие костюмы, полотенце, мыло, зубной порошок, зубные щетки.

Работа по проверке груза и состояния шлюпок и снастей, погрузка и распределение вещей по шлюпкам несколько раз прерывалась сильными дождями. К 2-м часам шлюпки были готовы к отплытию.

— По шлюпкам!

  — Отва-алива-ай!

По порядку номеров первая, вторая, третья, четвертая шлюпки отходят от берега.

Провожают: молодежь, пионеры, комсомольцы, студенты, русские, ненцы, хантэ, зыряне.

— Счастливого пути!

— Благополучно достигнуть Нового Порта!

По сильным порывам ветра чувствовалось приближение бури. На реке Полуй поднялись крутые волны. Нетер прижимал шлюпки к левому берегу. От пристани отошли недалеко. Слышен взволнованный говор провожающих.

Впереди двигалась вторая шлюпка, за ней ныряла третья, четвертая. Первая флагманская удержалась на середине Полуя, но и ее тоже тащило к берегу

Около консервного завода из-за Антальского мыса еще сильней рванул ветер. Волны хлещут через борт, люди в шлюпках все смокли. Полуй взбесился. Два катера с провожающими шлюпочников работниками окружкома комсомола еле справлялись с бурей. Волны приподнимали нос катера метра на два. а потом с силой опускали его вниз. Винт отказался работать и катер почти не двигался вперед, болтаясь на волнах. Движение шлюпок было настолько стремительным и кучным, что командиры шлюпок не решались на ходу сдать паруса.

Один был выход — соглашаться с дрейфом и постепенно подойти к берегу, да так подойти, чтобы не налететь на камень или бревно.

Командиры умело вели шлюпки. То стравливали паруса, т. е. уменьшали ветросиловую площадь, то набирали ветер, чтобы преодолеть надвигающиеся волны, которые, набегая друг на друга, дыбились вверх, то и дело забрасывал в шлюпки свои холодные космы

Шлюпки выбрасывало на берег. Раздается резкая команда;

— На фалах! Фаловые быстро метнулись в нос, броском опустили паруса, погрузив их в воду...

Исключительную находчивость, смелость и самообладание проявил командир четвертой шлюпки коммунист тов. Копотилов. Его шлюпку сильно тряхнуло. В пяти метрах от берега она потерпела аварию; лопнули фалы, повредило ванты, смело и комок паруса, сбросило их в воду. Шлюпке грозила опасность — лечь вверх дном.

Копотилов не растерялся.

— Весла на воду, — как обычно спокойно, но твердо приказал он команде.

— Есть весла на воду...

Еще один удар волны и руль был выбит из гнезда крепления.

Шлюпка без руля не послушная, шальная — она становится вдоль волны. Это быстро учел Копотилов и приказал гребцам покрепче грести и держаться на волну, а сам держа в правой руке руль, опустился в воду, чтобы исправить поломку находу.

Первая шлюпка на веслах шла к заветренному берегу Ангельского мыса.

Команды второй и третьей, шлюпок уложив намеченные паруса, пытались на веслах выйти на середину реки, но сильный ветер и прибойная волна прижимали к берегу.

Выбрав удобный момент, команды нажали на весла, выскочили на средину Полуя и пошли за флагманской шлюпкой. Только динамовская шлюпка продолжала держаться на волне у берега. Командир Копотилов ремонтировал руль. Левой рукой он держался за корму, а правой в воде закреплял руль. Когда руль был прикреплен, выжимаясь на руках, Копотилов поднялся из воды и сел на корму, дрожа от холода.

***

От Сале-харда прошли 8 километров и пришвартовались к Ангальскому мысу. К берегу шли тихим ходом, боялись наскочить на подводные камни.

— Подтаб-а-а-а-ань! — Кричали командиры шлюпок.

Высокий, окаймленный мелким лесом мыс задерживал ветер, умеряя шторм. Мыс был ласков и гостеприимен. Полуй кончался, а дальше снова неспокойная, шальная Обь. Она разлилась здесь на семь — восемь километров в ширину.

Было ясно, что при норд-осте выйти в Обь нельзя...

Команда отдыхала, поджидая динамовскую шлюпку.

Прищуриваясь, закрывая руками лица от огня, кто сидя, а кто и лежа устроились на камнях у костра, — сушились. Козырев, Семенов, Шевченко разулись и развесили обувь у огня.

Первый заговорил Паша Шевченко.

Как то неудобно, отошли восемь километров от Сале-Харда и ...

— И лапти сушить, — вмешался в разговор комсорг похода Гоша Нахаев.

Мы не трусы, — иронически заметил Анатолий Борисенко.

— Да, мы не трусы, — серьезно ответил комиссар похода Ковалев. Вода шуток не любит, так же как и мы не любим лихачества. А на счет лаптей вот что: мы лапти сушим для того, чтобы хорошо обсушиться, набраться побольше сил и, выбрав удобный момент, двинуться вперед и ... победить.

На берег выскочили динамовцы.

Мокрый и посиневший к костру подошел командир шлюпки Копотилов. Он смеялся, рассказывая о том. как исправлял руль к воде и как шлюпка ныряла в волнах Полуя.

Вскоре на берегу были натянуты палатки. Из мягкой травы были сооружены постели, усталая команда расположилась спать. Долго не давало заснуть журчанье ручья, пробегавшего под камнями. Было около 11 часов ночи, но светло как днем. Хороша заполярная ночь!

Привалившись к большому камню, обняв чумичку (поварежку) заснул повар Вася Шадрин. Во сне он бормочет: «Все ли наелись?» «Не скипятить ли еще чайку?» Заядлый охотник Чеботарев подходит к костру, он мокр и грустен; кто-то спрашивает:

— А где же ваши трофеи?

Чеботарев молчит. Ему не хочется говорить «о трофеях», но его выдает маленький недобитый куличок, который высовывает свою длинную шею из охотничьей сумки и, к удивлению всех, разражается громким криком:

— Ку-ик, ку-ик.

Куличку ответили оглушительным хохотом.

К 12 часам ночи все спали. Только вахтенные ходили вокруг костра.

***

Ждали, когда спадет ветер. Но и в пять часов утра ветер не спадал. Обь по-прежнему волновалась. Посовещались. Решили не ждать и переваливать через Обь.

До левого берега семь километров.

Выйти на парусах опасно. Командир похода Симонов приказывает:

— Рубить рангоуты (т. е. освободить шлюпки от мачт).

— Есть рубить рангоуты.

Через пять-шесть минут четыре шлюпки, точно птицы с обрезанными крыльями, неуклюже покачивались на волнах.

Было холодное утро. Это особенно чувствовалось, когда отошли от костра к реке. Перед отходом в Обь все переоделись в ватные брюки и теплые фуфайки.

— По шлю-ю-пка-м! Без суеты, и без промедления заняли свои места на шлюпках. Снова команда:

— Отваливай!

Первой отошла флагманская шлюпка.

— Будем делать перевалку через Обь, семь километров, на левый берег, будьте осторожны и внимательны, — приказал командир.

— Есть быть внимательными и осторожными! — Пошли друг за другом на расстоянии 5-8 метров. Эту дистанцию шлюпки поддерживали на первом километре, пока шли заветренной стороной по небольшим волнам.

На второй шлюпке у участника похода Руденко ломается весло. Запасного нет. Один боец вышел из строя. Ход шлюпки замедлился, ее сильнее стало бросать по волнам, она плохо слушается руля. Командир шлюпки Миша Прядихин нервничает:

— Нужно просить весло с третьей шлюпки.

Передают просьбу семафором. На третьей шлюпке заметили, командир шлюпки тов. Жмаев прочитал:

— О-д-о-л-ж-и-т-е н-а-м в-е-с-л-о,

На третьей шлюпке запасных весел есть два. Но как передать?

Ждать опасно. Сильные волны опрокинут шлюпку, а не передать весла — второй шлюпке угрожает опасность. Решили держаться на волне и ждать. Когда подходила волна, делали один гребок и ждали следующей.

Нот накатывается огромная волна. Это девятый вал, он шумит и, ударясь о шлюпку, ухает.

Вторую «потерпевшую» шлюпку особенно трепало на волнах. Казалось, что вот вот опрокинет ее и ... Но она шла, ныряя, скрываясь в волнах и снова забираясь на гребень, высоко оголяя свое дно, похожее на облезший зоб петуха. Наконец, она осторожно пришвартовалась к третьей шлюпке. Весло передано. Ребята повеселели — пошли быстрее.

На этой перевалке участники похода впервые почувствовали тяжесть морской болезни. Головная боль, тошнота мешали бороться с разбушевавшейся стихией. О трудностях, которые перенесли в этот момент шлюпочники, можно судить по тому, что на перевалку в 7 километров было затрачено 6 часов минут, на каждый километр тратили почти час, каждый метр отвоевывали приступом, штурмом.

Устали порядком. Вот и берег. Измученные морской качкой, вышли из шлюпок. Встречали шлюпочников тучи комаров.

***

В Обской губе холодный северо-западный ветер.

— Вот она, губа то какая, — говорили ребята. — К ней в гости приехали, а она к берегу не подпускает. — К 11 часам утра 22 июля подойти к берегу удалось.

В пышном тундровом мху тонут ноги. Через две-три минуты каждый обутый в ботинки, у пяток почувствовал север.

До Нового Порта оставалось 100 с небольшим километров.

Впереди 65-километровая перевалка в бухту Находка. Там, за широким простором Обской губы — Новый Порт.

- Шутки, смех.

— Еще два-три натиска и ... Новый Порт... — рассуждали между собой ребята. Но тревожил северо-западный ветер и появление темных штормовых туч. Ведь в Обской губе не мало погибло пароходов, рыбниц, моторных лодок, захваченных штормом. Их выбрасывало на мель и разбивало о салмы (подводные движущиеся пески).

Комиссар похода Ковалев, созвав на совещание парторгов шлюпок, сказал:

— Нас многие стращали штормами Обской губы, трудностями, они говорили: «Куда вы? В губу? На этих шлюпках? Это вам не Иртыш». Конечно, Обская губа — не Иртыш, но мы по ее дельте и по самой губе прошли уже более сотни километров. Шли при трудных условиях. Не раз мы встречались со шквалистым ветром, но паники не было. Запомните, что трудности еще впереди, метеорологические условия не в нашу пользу. Видите, с северо-запада на нас ползут тучи. Можно стать на якорь и ожидать у моря погоды. Выжидать погоду мы не можем. Коммунисты и комсомольцы в этом переходе должны особенно показать свою дисциплинированность, хладнокровие, находчивость, настойчивость. Кроме того, сейчас уже трудно ждать хорошей погоды, никто не может сказать, будет ли она.

Надвигалась свинцовая туча. Но сильными порывами ветра тучу разорвало пополам и угнало обе половины в разные стороны.

Выглянуло солнце и показалось, что погода будет хорошей.

Командир похода в бинокль нащупал последний бакан. Было до него 17 километров. От бакана шлюпки пойдут к бухте «Находка».

Анатолий Борисенко, укрывшись тремя одеялами, торопился зарядить несколько фото-кассет.

Динамовская шлюпка, легкая, подвижная, оттолкнулась и остановилась метрах в 40 от берега, поджидая остальных.

Через пять минут и остальные шлюпки, развернув паруса, пошли полным ходом за динамовкой.

Ветер крепчал. Разыгрывалась волна. Сила ветра и величина волн росла с каждой минутой.

Скрылся береговой маяк. Вот и последний бакан. От бакана шлюпки с северо-востока берут курс на север.

Командир похода передает командирам шлюпок приказ:

— Не отста-ва-а-аать друг от друга...

От ударов шторма третья и первая шлюпки уклонялись от берега на восток. Вторая и флагманская держались в северном направлении к бухте.

Куда не взглянешь — неспокойное море. Разбросанные в разные стороны в 40-35 километрах от берега боролись шлюпки с дрейфом и сильными волнами.

Было 10 часов вечера. Берег не появлялся.

С севера показалась темная, как ночь, туча.

Предвидя опасность, Миша Жмаев приказал:

— Команда, взять рифы!.

Саша Солодун, Вера Крылова, Анатолий Борисенко, Федотов и Чеботарев, балансируя, быстро брали рифы. Туча приблизилась. Потемнело. Ветер со свистом рванул паруса. Шлюпка хлебнула воды.

Миша Жмаев не растерялся. Набрав в парус ветра, он вывел шлюпку на ход. К шлюпке катилась огромная волна.

— По мес-т-ам!»

Волна ударилась о нос шлюпки и, окатив сидящих в ней, с шумом и пеной осталась позади. А потом такие волны через каждые подвинуты накатывались на шлюпку. Прошел час. Волны не стихали. Никакого признака берега. Одни среди бушующего моря...

... Вторую шлюпку относило на запад. У Прядихина окоченела рука, но он ей крепко держит шкотину паруса.

Проходит час.

— Земля!.. — кричит Харчук. В самом деле, на горизонте слабо обозначалась темная полоска земли.

...В час ночи участники похода готовились вступить на берег. Этого сделать не пришлось. Не доходя метров 100 до берега, услышали грохот воды. Это шумели непроходимые салмы.

Команда ровно сутки выдерживая натиск шторма, боролась за выход на берег.

После суточного скитания по волнам Обской губы, снова на земле. Берег бухты «Находка» украшен молодой травой и душистыми цветами. Здесь в разгаре весна, зеленая трава, цветут огоньки. За период похода не одну сотню раз приходилось подходить к берегам и еще не разу он так не привлекал, не очаровывал, как этот лохматый с карликовыми кустарниками тундровый берег.

— Натянуть палатки, — приказал боцман похода Копотилов.

Через несколько времени на небольшом холмике бухты «Находка» вырос полотняный городок.

— Обед готов. Об этом Вася громко известил ребят. На зов его никто не откликнулся. Измученные переходом, все спали мертвым сном. Вася подошел к костру, подбросил несколько палок в огонь и тоже улегся спать.

***

От бухты «Находка» вышли на маяк — перевалка девять километров.

Ветер не спадал. От малка решили пойти берегом, прошли 8 километров, потом весла стали доставать мель... Отлив воды продолжался и шлюпки очутились между берегом и салмой на мели...

Дальше итти нельзя. Вода ушла. Оставалось ждать прилива воды. Или пойти бродом через салму.

— Попробуем перейти, — высказал свое мнение командир динамовской шлюпки Копотилов. С его мнением согласился комиссар похода Ковалев.

— Вот там меньше накручивает воду, туда держись!

Много было потрачено трудов, чтобы пройти мель.

Ночью подул холодный ветер. К утру на шлюпках и на парусах можно было обнаружить лед. Для того, чтобы обогреться, неоднократно брались за весла.

***

24 июля около 12 часов дня остановились на обед. Кипятили чай. из чаек приготовили жаркое и шашлыки.

После двух часов отдыха команда:

— По шлюпкам в последний переход!

Командир похода тов. Симонов, указывая в синюю даль, сказал:

— Вон, видите возвышенность? Там Новый Порт.

Кто-то нетерпеливо спросил:

— Сколько километров?

— Двадцать два.

Времени было около трех часов дня. Холодный, пасмурный ветер. Пришлось восемь километров до ближайшего маяка итти на веслах. Сильными гребками отличался этот путь. Ребята старались, хотелось скорее придти в Новый Порт.

От маяка пошли па парусах.

На горизонте появились две тоненькие, как соломинки, мачты. На шлюпках оживление:

— Есть Новый Порт!

Легко И радостно льется песня по широким просторам Обской губы, та песня, с которой отплывали от Омска:

«Шагай вперед, комсомольское племя.

Шути и пой, чтоб улыбки цвели.

Мы покоряем пространство и время.

Мы молодые хозяева страны».

Вечерело. Над Новым Портом появилось солнце. Появилось оно в первый раз за четыре дня борьбы со стихией в Обской губе и ее протоках. Первый раз за эти четыре дня повстречались участники похода с теплоходом — «Микоян» (в дни шторма пароходы и катера оставались на якоре, не выходили в плавание).

В 12 часов ночи 24-го июля 1935 года участники комсомольского шлюпочного похода имени 15-летия Сибирского комсомола пришли к Новому Порту.

И все тридцать два хором приветствовали финиш:

— Да здравствует Новый Норт!

С песнями вышли на берег Нового Порта. Теплоход «Микоян» вставал на рейд, приветствуя гудками отважных спортсменов...

***

ЕСТЬ НОВЫЙ ПОРТ!

Омск. Обкому комсомола, редакции «Молодой большевик»

Борт теплохода «Микоян» (по радио) Ваше задание выполнено. Охвачены глубокой радостью. 24 июля в 12 часов ночи в составе четырех шлюпок, прибыли к финишу — в Новый Порт.

Командир похода Симонов.

Комиссар похода Ковалев.

***

16 августа 1935 года. Пять часов вечера. Лодочная станция на Оми украшена флагами. От устья Оми до лодочной станции по обоим берегам тысячи трудящихся. Все с нетерпением ждут прибытия отважных героев физкультурников, участников славного похода Омск — Новый Порт.

К мосткам лодочной станции со знаменами и букетами цветов проходят лучшие ударники омских предприятия. Впереди всех идет делегация передового омского предприятия — суконной фабрики имени Кирова. Делегаты в подарок участникам похода несут большую модель парусной шлюпки.

В семь часов в устье Оми показался украшенный красными флажками катер. Бороздя лопастями винта воду, катер направляется к лодочной станции. Гул оркестров, крики «ура» ...

Катер причаливает к мосткам, с борта несутся радостные слова приветствий.

На мостках представители Обкома партии, Облисполкома, Оргбюро ЦК ВЛКСМ, Оргбюро ВЦСПС, Областного совета физкультуры, редакций газет.

Командир похода т. Симонов сходит с палубы и отдает рапорт ответственному секретарю Облисполкома — председателю Областного совета физкультуры тов. Кошелеву. Участники похода сходят с палубы и строятся в одну линию. Представители областных организаций, предприятий, учебных заведений поздравляют их с успешным завершением похода, вручают букеты цветов. Цветов много, никогда Омск не видал их столько.

Заместитель председателя Оргбюро ВЦСПС тов. Шахнович открывает митинг.

Тов. Шунько, от имени всех встречающих, под звуки оркестра вручает букет цветов единственной из числа участников девушке Вере Крыловой. В воздухе появляются три самолета.

Митинг закончен. Шлюпочники стройной колонной идут по зыбкому бону водной станции, медленно поднимаются по лестнице, окруженные встречающими, родными, знакомыми, комсомольцами и молодежью.

Высоко над железным мостом парят самолеты, оттуда летит дождь листовок. Листовки, словно белые мотыльки, медленно опускаются вниз. На них написано: «Комсомольский привет участникам шлюпочного похода Омск — Новый Порт».

На берегу участников рассаживают в убранные цветами легковые автомашины. В сопровождении стройных колонн встречающих, автомашины медленно идут по городу.

***

Горя любовью и революционной преданностью к социалистической родине, партии большевиков и мудрому ее рулевому, товарищу Сталину, участники шлюпочного похода имени пятнадцатилетия Сибирского комсомола, 24 июля в 12 часов ночи, бодрыми и жизнерадостными, в составе 32 человек на четырех шлюпках достигли Нового Порта.

Вот имена этих отважных спортсменов, которые с гордостью заносит комсомол в свою почетную книгу.

Симонов Ф. Ф. командир похода.
Ковалев А. Ф.комиссар похода.
Кудинов А. К.
Шушунов С. В.
Козырев И. С.
Семенов П. А.
Руденко П. Н.
Мелехин В. П.
Соловской В. В.
Девяткин П. С.
Солодун А. А.
Копотилов И. А.
Прядихин М. А.
Деев Н. Ф.
Абакумов С. В.
Смирнов А. И.
Жмаев М. А.
Крылова В. А.
Харчук Б. С.
Шевченко П. С.
Слесарев В. И.
Борисенко А. И.
Нахаев Г. Ф.
Андреев А. П.
Дмитриев П. Д.
Залмаев Е. А.
Федотов.
Вышеславский Д. А.
Дзюбенко
Непомнящий П. С.
Цимбалов М. В.
Шадрин В. К.

Их путь, это путь бескровной, но жестокой борьбы со стихией природы, путь закалки физической силы, стойкости, дисциплинированности и воли. 3300 километров, из них 300 километров в условиях морского плавания, по просторам Иртыша, Оби и Обской губы пройдены в 42 дня. В трудных условиях, при отсутствии ветра, 45 процентов всего пути шли на веслах, 35 процентов пути шли галсами.

Безусловно, пройденный путь не измеряется 3300 километрами, сделано много больше. Борясь с волнами, промокая до нитки от дождей, в окружении миллионов комаров, спортсмены учились преодолевать трудности и побеждать.

К этой борьбе участники похода показали физическую выносливость, силу, здоровье, не было ни одного случая заболевания, усталости, моральной неустойчивости, трусости и паники. Высокая сознательная дисциплина никогда не нарушалась участниками похода.

Участники похода никогда не забудут теплой встречи трудящихся, комсомольцев и физкультурников Тары, Усть-Ишима, Тобольска, Увата, Остяко-Вогульска, Березова, Сале-Харда и Нового Порта. Жителей Дальнего Севера и заполярья, хангэ и манси, той теплоты, с которой они встречали и провожали шлюпочников.

Промерзая от холода до костей, участники похода не знали случая остановок из-за этой причины. Шли под дождем, укрываясь брезентами, разводя на шлюпках дымокур для борьбы с комарами.

Неоднократно были захвачены сильными холодными ветрами и волнами, доходящими до З-х метров. На Иртыше за Тобольском, в Оби, около Кондинска, Хаманельская перевалка, Обская губа, от Бара до бухты «Находка», преодолевая все трудности шли днем и ночью, питаясь на шлюпках в ходу.

Участники славного похода не забудут юных пионеров севера. Под дробь барабана, под звук сирены горна, с цветами в руках, с криками «счастливый путь вам, дорогие товарищи», в ветер, холод и дождь они встречали и провожали их. Спортсмены видели, как заботится о них партия, комсомол, все трудящиеся области. Это возлагало на них еще большую ответственность — оправдать доверие партии и комсомола.

На каждой остановке, будь это районное село, совхоз, колхозная деревня или пионерский лагерь, команда, организованная в бригады, проводила большую массово-политическую работу.

Медики Солодун. Девяткин и Слесарев осматривали квартиры, проводили беседы. Ими осмотрено и обслужено медицинской помощью 350 человек. Ветеринар Гоша Нахаев и зоотехник Анатолий Борисенко обходили конюшни, скотные дворы, оказывали ветеринарную и зоотехническую помощь колхозам, проводили беседы с телятницами, конюхами, ветеринарными работниками, определяли с помощью микроскопа болезни, устанавливали карантины.

Вера Крылова и самый молодой из команды Женя Залмаев, окруженные пионерами, разучивали марш «Веселых ребят» под гармошку Корнев Харчука. Общее оживление села дополнялось резким звоном колокольчиков и топанием копыт быстро мчащихся лошадей. Это товарищ Семенов проверял работу пожарных команд. Прядихин и Цимбалов проводили беседы с комсоргами о перс стройке комсомольской работы на основе указаний XI-го пленума ЦК ВЛKСМ и доклада тов. Косарева. Проведено 38 массовых самодеятельных вечеров, продемонстрировано 32 физкультурных выступления. Выступления Васи Шадрина и Жени Залмаева вызвали восхищение присутствующих.

Чрезвычайно интересная по содержанию работа проходила на шлюпках Вырывая буквально минуты свободного времени, не взирая на погоду, во время хода под парусами команда каждой шлюпки жила полной партийно-комсомольской жизнью. В одной шлюпке прорабатывали историю партии, в другой проводили совещание, в третьей — читали рассказы Зощенко, в четвертой — выпускали стенную газету. Это сменялось читкой газет, коллективным пением, рассказами, шутками, беседами, игрой на гармошке.

Партийная организация в лице парторга похода т. Ковалева. Кудинова. Прядихина, Копотилова и Нахаева, бывших парторгами шлюпок, сыграла решающую роль в успешном окончании похода. Не малую роль к походе сыграли боевые шлюпочные стенные газеты. На шлюпке № 1 (газета «Вперед», редактор Нахаев) выпущено 8 номеров, на шлюпке № 2 (газета «Фордевинд», редактор Шушунов) 11 номеров, на шлюпке № 4 (газета «На воде», редактор Шадрин) 5 номеров. Общепоходной многотиражки (редактор Кудинов) выпущено 10 номеров.

Из 32 участников — 13 человек Прядихин, Шадрин, Дзюбенко и ряд других изъявили желание поехать работать на Север.

Запугивания, что участники похода не дойдут, утонут в Обской губе, разты вдребезги, шлюпочники доказали возможность прохождения на шлюпках в условиях не только Иртыша и Оби, но и в условиях Обской губы. Они шли не ради рекорда, не для личного удовольствия. Они шли, чтобы закалить свою волю и мужество, чтобы показать, как советская молодежь умеет побеждать, преодолевая трудности.

И они победили!

УЧАСТНИКАМ ШЛЮПОЧНОГО ПОХОДА ОМСК — НОВЫЙ ПОРТ

Областной комитет от души приветствует участников славного комсомольского перехода Омск — Новый Порт и поздравляет с успешным его окончанием.

Обком ВКП(б) выражает надежду, что ваша отвага, мужество будут служить не только блестящим образцом для всей молодежи области в деле втягивания широких масс в овладение водным спортом, но и образцом волевых большевистских качеств в повседневной творческой производительной работе нашей великой социалистической родины.

Большевистский привет славным спортсменам!

Секретарь Областного комитета ВКП(б) БУЛАТОВ.

СО СЧАСТЛИВЫМ ВОЗВРАЩЕНИЕМ, ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ!

Оргбюро ЦК ВЛКСМ Омской области горячо приветствует отважных участников комсомольско-молодежного шлюпочного похода.

Высокая дисциплинированность похода, ваше мужество и непреклонная воля к победе будут служить ярким примером для всех комсомольцев и молодежи Омской области.

Образцовое выполнение вами задания комсомола и всей общественности показывает, на что способны и как беззаветно преданы социалистической родине комсомольцы и советская молодежь, воспитывающаяся под руководством великой партии Ленина — Сталина.

Мы уверены, что шлюпочный поход Омск-Новым Порт будет большим толчком к широкому развертыванию военно-физкультурной, оборонной и краеведческой работы среди комсомольцев и молодежи.

Этот поход призывает комсомольцев и молодёжь к созданию еще более ярких примеров во всей дальнейшей работе. Мы имеем все возможности для создания таких образцов и под руководством Обкома партии будем над этим работать.

Со счастливым возвращением, дорогие товарищи! С новыми силами за ударную работу на фронте груда, учебы и воспитания!

Да здравствует партия Ленина — Сталина, воспитавшая тысячи и миллионы молодых, мужественных и волевых сынов и дочерей великой социалистической родины!

Секретарь Оргбюро ЦК ВЛКСМ Омской области ВЛ. ШУНЬКО.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика Омская областная Книга почета имени съезда ВЛКСМ