.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Омская областная Книга почета имени съезда ВЛКСМ

Омская областная Книга почета имени съезда ВЛКСМ - ПЕТР САЖИН

ПЕТЯ САЖИН, член ВЛКСМ с 1934 года, молотобоец-стахановец кузницы Омской ТЭЦ. Норма выработки от 400 до 523 процентов. Учится в комсомольской политшколе на «хорошо».ПЕТР САЖИН

ПЕТЯ САЖИН, член ВЛКСМ с 1934 года, молотобоец-стахановец кузницы Омской ТЭЦ. Норма выработки от 400 до 523 процентов. Учится в комсомольской политшколе на «хорошо».

Родился Петр Сажин накануне великих октябрьских боев, зимой в 1916 году, в селе Больше-Кулачье, Омского района. Царской власти, жандармов, приставов он не видел, белогвардейского разгула не помнит. Попы были смешны ему с детства, рое он резвый, сильным ребенком.

Отец Петра, Михаил Сажин, жил бедно. Семья большая, ртов много, работать некому, бились с куска на кусок, к тому же отец любил выпить. Несмотря на бедность, дети росли здоровыми, свободолюбивыми и любознательными. Петруша Сажин был лучшим учеником в школе.

В 1929 году в селе Больше-Кулучье заговорили о колхозе...Отец Петра первый записался в колхоз… Когда Петруша кончил сельскую школу, отец сказал:

— Будешь работать в колхозе.

Однажды на колхозном собрании колхозники удивились всегда молчаливому на собраниях юноше.

— Конторович — кулак, — заявил Петруша. — Ведь все знаете, что моя мать 8 лег у него батрачила! Конторович был лишен голоса. Вскоре после этого Петруша вступил в комсомол.

В 1934 году его прикрепили во вторую бригаду к бригадиру Василию Солину. Петруша его знал, как зажиточного мужика и понял, что таит бригадир злобу на Петра за Конторовича.

— Эй ты, сопливый стукач — говорил Солин.

Петруша мог бы весной пахать, а бригадир говорил: — садись верхом, борони!

Бригада готовилась к севу, Солин дал Петруше самых тощих лошадей. Савраску и Саврасуху, да еще засмеялся:

— Помни, тебе даю лучших...

Петруха полюбил своих саврасых, поил, кормил, чистил, сам залечивал раны. Шла весна. Ядренее становились дни. Звучнее текли потоки воды к «Черному логу». Петрушины кони к тому времени стали гладкие, сытые.

— Эти кони пойдут в сеялку, — решил бригадир Солин.

— В сеялку? — закричал Петр, — а вот не хоть? — и погрозил Солину кулаком.

— По добру, по чести прошу, — хотел перекричать бригадир Петьку, но он уже успел заскочить верхом на лошадь, свистнул и помчался галопом на село. Лошадей он так и не отдал. Работал на них все лето и заслужил звание ударника.

Осенью Петр Сажин получил командировку на учебу. Приехал в Омск и заболел. Учебу пришлось отложить. Петро решил на зиму остаться в Омске и пошел работать молотобойцем в кузнечный цех Омской теплоэлектроцентрали.

— Молотом бить умеешь?

— Нет...

— Что-ж, придется поучиться. Будешь бить кувалдой по чурке.

Петр не понял, о чем шла речь.

— Э - вон, видишь чурку? — кузнец показал рукой в окно.

— Вижу.

— Так вот, бери молот и иди, тешься до-сыта, бей, втягивайся, парень, в работу — В голосе кузнеца Петр уловил иронию и ответил:

— Работы я не боюсь.

Пять дней бил Петр кувалдой по чурке. Учился нелегкому делу — правильно молотом бить. От сильных ударов на второй день вдребезги разлетелась березовая чурка.

Из отпуска вернулся старый кузнец Ян Бункис. Утром Петька познакомился с ним. Кузнец подал ему сухую, жесткую руку, расспрашивал о том, как зовут, сколько лет, знает ли кузнечное дело, есть ли квартира?

— С кузнечным делом я не знаком, — неловко ответил Сажин.

— Ничего, научишься, — успокоил кузнец.

Время шло. Петр стал привыкать к работе. Как то Бункис присел на чурку и завел разговор о том, как его учили «кузнечить» у помещика Крейеспана.

— Нелегко мне, браток, досталось кузнечное дело, — рассказывал Бункис. Однажды я проглядел и выбил из клещей кузнеца подковку. Подковка упала на пол, тогда «учитель» подошел ко мне, взял за волосы левой рукой, а правой стал бить по глазам, приговаривая:

— Не гляди по сторонам, сукин сын, не гляди... — Как каторжные работали по 12 — 15 часов в день за 20 копеек.

В этот вечер Петька узнал, что его кузнец — член партии с 1903 года, пережил три революции, аресты, несколько побегов. Беседа затянулась, наконец Ян встал с чурки, бросил клещи на землю, и со злобой проговорил:

— Ненавидел я своего учителя. Вспоминать не хочется.

Молотобоец Сажин поднялся и вместе они вышли из кузницы.

Шли молча.

Над городом вспыхнули тысячи ослепительных электро-лампочек.

Петр нарушил молчание;

— Вот, ненавидел, говоришь, своего учителя-кузнеца, а мне прямо не хочется с тобой расставаться до утра!

Учитель и ученик рассмеялись.

Пять месяцев кузнец Бункис с молотобойцем Сажиным работают в кузнице. За это время они показали исключительные образцы высокой стахановской производительности труда.

Вот их победы: в сентябре они выполнили свое задание на 199 процентов, в октябре — на 237 процентов, в январе — на 327 процентов.

Кузнец Бункис оказался замечательным педагогом. А Петька Сажин хорошим учеником.

***

На ТЭЦ готовились к стахановскому дню. Готовилась к нему и кузница. За два дня Бункис и Сажин запаслись нужным материалом, заправили инструмент, приготовили хороший уголь.

3 января прогудела сирена. Петр и Ян Бункис за две минуты до начала работы были в цехе. В 8 утра в кузнице начался стахановский день.

...Петр стоит с кувалдой в руках, поджидая, пока кузнец Бункис из огня клещами вынет болванку и положит ее на наковальню. Несколько частых, сильных ударов. Из под молота брызжут золотые искры.

Кузнец улыбается, кричит:

— Бей, Петюха! ... — В сторону летят готовые гайки...

Прогудел гудок, возвестивший о конце рабочего дня.

Есть 356 вместо 70!

В этот день стахановцы Бункис Ян и его помощник Петр Сажин перевыполнили свое задание в 5 с лишним раз...

Усталые, сияющие кузнецы садятся на чурки покурить.

— Вот, Петро, мы и стахановцы! Как же с учебой теперь? — Хитро подмигивает Бункис.

— С учебой особый разговор, думал на агронома учиться, да раздумал.

Огорченный Бункис разводит рукой — раздумал учиться?

— Думаю подготовиться в институт. Инженером хочу быть.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика Омская областная Книга почета имени съезда ВЛКСМ