.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика ... Осилит идущий.

... Осилит идущий. - Как научить праву на риск?

***

КАК НАУЧИТЬ ПРАВУ НА РИСК!

Право на риск — право мудрых и убежденных. Завод «Электроточприбор» — одно из многих производственных предприятий Омска. Что знает о нем рядовой житель города? Немногое — хороший завод, орденоносец, хороший «хозяин» — директор его Г. Витковский. Есть у завода свои успехи, свои трудности... как, впрочем, у каждого предприятия. И вдруг к заводу оказался привлеченным интерес не только омичей — «Комсомольская правда», рассказавшая о новом и неожиданном (впрочем, так ли уж неожиданном) эксперименте, представила дела этого предприятия на обсуждение.

Вот несколько отзывов на необычный эксперимент:

— Ну и что? Современное предприятие — крепкий механизм, за неделю развалить трудно. Да еще, поди, на эту неделю год запас прочности создавали...

— Нет, это здорово! Привыкли мы говорить, что вот раньше молодежь полками командовала, ГЭС строила, министрами в 30 лет становилась. А вот вам сегодняшний факт — наши тоже могут!

— Неделя ничего не показывает. Вот месяц-пол-тора, тогда да! За это время энтузиазм и молодых руководителей, и рабочих улечься должен, а трудности с сырьем и планированием — возрасти.

— Ну и что доказали? Пошумели, прославились, поди, на ордена рассчитывали. А к чему это, что потом будет?

Судят победителей эксперимента, обсуждают сам эксперимент. Смысл его прост и понятен: на заводе создали «институт дублеров», на каждое руководящее место — от мастера до директора завода — поставили молодого специалиста, недавнего выпускника вуза или техникума. В их руки на неделю и попало управление заводом, они решали все вопросы производства, включая обеспечение сырьем, прием и увольнение, строительство. Ни один из «настоящих» руководителей в эти дни ни разу не появился в проходной, так что эксперимент, как любят выражаться ученые, «оказался чистым».

Такой эксперимент требует многостороннего анализа, мы же выделим лишь один аспект. Маленькое дополнительное исследование, которое мы провели, касалось выпускников именно ОмПИ — чем они отличились во время учебы в вузе? Результаты легко было предвидеть — большинство из этих ребят оставили заметный след в общественной жизни института. Среди них — активисты боевого театрального коллектива «Полисмех» и старосты групп, члены факультетских комсомольских бюро и профорги.

Значит... еще один довод за привлечение студента к общественной работе: ценная сама по себе, она одновременно и модель его будущей административной деятельности, неотъемлемый элемент профессиональной подготовки инженера. Талантливыми руководителями не рождаются, ими становятся постепенно, вбирая в себя мудрость собственных ошибок и неудач, уверенность от добротно подготовленных дел. И общественная работа — прекрасный полигон для этой учебы.

У психологов есть такой термин — «перенос навыка». Смысл его прост — навык, выработавшийся у человека при выполнении одной работы, при определенных условиях переносится и на другую. Во многом это касается навыков работы с документами, построения взаимоотношений с выше и нижестоящими на должностной лестнице, умения идти на оправданный риск и умения не поддаваться первопришедшим на ум эмоциям.

Проблему управленческой подготовки будущего инженера, как и многие другие проблемы обучения, часто стремятся решать по канонизированному, но вряд ли до конца успешному пути. Путь этот заманчив, и именно его подчас считают единственно возможным решением — механическое увеличение числа специальных курсов по инженерной педагогике и психологии, теории принятия управленческих решений и социологии труда.

Лекции — лекциями, но только их мало. Нужно создание условий для практического овладения секретами руководительского мастерства; как мы выяснили раньше, такие условия дает в первую очередь общественная работа. И вот здесь определяется новая проблема — как повысить эффективность, КПД этого овладения?

Немного статистики. Ежегодно трудному делу управления коллективами методом проб и неудач учатся 300 комсоргов учебных групп. Еще 600 начинающих руководителей — старосты и профорги, еще 500 — комсомольский и профсоюзный актив факультетов и института. Добавим сюда руководителей учебно-воспитательных комиссий и редакторов стенных газет, командиров и комиссаров ССО, активистов агитколлективов, старост научных кружков... по самым скромным подсчетам до трех четвертей всех студентов ОмПИ ежегодно в той или иной степени знакомятся с азами управленческого труда.

И вот, если проанализировать успешность этого знакомства, возникает двоякое чувство. С одной стороны, успехи несомненны. Пример, с которого начался этот очерк, яркое тому свидетельство. С другой — очень уж медленно развивается этот недостаточно управляемый сверху процесс накопления опыта. Из года в год комсорги задают одни и те же вопросы, старосты делают одни и те же ошибки. Опыт предшественников не всегда осмысливается, не передается последующим поколениям активистов.

 

*** Никакая добросовестность, никакая партийная авторитетность не заменят того, что является в данном случае основным, именно: знания дела...

В. И. Ленин

 

Вот только один из примеров, подтверждающих сказанное. Сначала факультетские газеты были бедны и формой, и содержанием. Потом наступила пора расцвета. Как-то вдруг в редакциях «Орбиты» и «Факториала», «Криотрона» и «Машиностроителя» сколотились боевые, увлеченные коллективы. Фантазия, буйство красок в оформлении многометровых полотнищ сочетались с высоким уровнем литературной подачи материала, его боевитостью и задором. Великолепные репортажи и очерки, хлесткие фельетоны, лирические миниатюры, юморески, стихи... Неделями возле каждого выпуска толпились заинтересованные читатели.

Окончив институт, распределились на заводы, в НИИ и КБ «газетчики». Многие из них сохранили свою привязанность к этому мощному оружию — печати; их материалы нередко появляются и в областных газетах, и — даже — в толстых журналах.

А что осталось институту? Какой-то из винтиков в механизме управления не сработал, и опыт забылся. Новые студенты не стали хуже — есть среди них пишущие стихи и раздумывающие над жизнью, отчаянные спорщики и создатели студенческого фольклора. Да вот редакции факультетских газет при всем при том выродились в «рисующие». По-прежнему сверкают обилием красок многометровые «стеннухи», по-прежнему к свежему выпуску сбегается толпа любопытствующих. Три-пять минут — и любопытствующие расходятся... читать не о чем. Чувствуют редколлегии, что чего-то не хватает. Ищут, пробуют, изобретают... велосипед.

Давайте побеседуем с треугольниками групп. Какие проблемы их волнуют? На первом, втором, третьем курсах проблема номер один — как сплотить ребят, сделать группу настоящим коллективом? На первом и втором — как улучшить отношение к учебе, что сделать с задолжниками? На первом — с чего начать работу? Как пригодились бы им лекции по управленческим проблемам, но увы! — они будут читаться лишь на выпускных курсах. Впрочем, не забываем ли мы о факультете общественных профессий, школах комсомольского и профсоюзного актива, выездной учебе?

Все это есть в ОмПИ, причем вряд ли уровень постановки этой работы в институте уступает общесоюзному. Но, вот беда, активность слушателей ФОПа, ШКА и ШПА недостаточно высока, и причины тому серьезные. Тяжело после шестичасового учебного дня, выполнения домашних заданий снова садиться на скамью лекционной аудитории, снова конспектировать монотонную речь. Тем более, что слушатель по-прежнему — пассивный объект обучения, тем более, что очень уж часто лектор повторяет общеизвестные положения, мало опираясь на практику конкретных, интересующих слушателя проблем.

Вот мы и уточнили задачу — повысить эффективность обучения актива, сделать слушателя энергичным участником учебного процесса. Но как это сделать?

У человека, не связанного с учебным процессом, газетные описания некоторых педагогических новинок могут вызвать раздражение. Уж больно несерьезны эти новинки, игрушки. Авторы и называют их играми, да еще и рекламируют такие методы как патентованное средство от всех бед. Он-то, наш критик, на собственном примере помнит, как трудно давалась учеба, — учеба была серьезным трудом. А тут — «игры»!

Отчасти критик прав — огульное присвоение «деловым играм» рецепта на все случаи жизни, противопоставление их традиционным методам обучения следует отнести за счет чрезмерного энтузиазма разработчиков игр. И все-таки деловые игры начинают занимать свое, причем достаточно важное место в наборе педагогических методов и приемов. Ведь деловая игра — модель реальных жизненных ситуаций и явлений. Как всякая модель, она условна, освобождена от некоторых конкретных деталей, черточек, особенностей, но именно благодаря этому позволяет акцентировать внимание на наиболее важных моментах.

Усвоению нового мешают психологическая скованность, боязнь ошибок, неумение концентрировать внимание, выявлять наиболее важное. Правильно построенная деловая игра, напротив, снимает оковы закомплексованности, в высшей степени концентрирует внимание каждого. А процесс коллективного мышления? Еще Карл Маркс отмечал, что общение людей coздает особую духовную силу: при таком общении эффект коллективной работы значительно выше, чем суммарный труд тех же людей, но выполняющих задание по отдельности.

Наконец, немаловажно, что ошибки в игре не приводят к столь тяжелым последствиям, как бывает в жизни, касается ли это управленческого решения о распределении отпущенных средств между службами предприятия, или же последствий неумелого собеседования с рабочими, пришедшими выяснить причины «срезания» премии.

При обучении управленцев в одном из исследований анализировали степень усвоения материала в зависимости от метода его подачи:

  • при чтении лекций она составила 20 процентов;
  • при чтении лекций с использованием наглядных пособий — 30 процентов;
  • при использовании аудитовизуальных средств — 50 процентов;
  • при проведении дискуссий — 70 процентов;
  • при разборе конкретных ситуаций — 90 процентов
    (* Цит. по кн.: А.М. Смолкин. Активные методы обучения при экономической подготовке руководителей производства. М., «Знание», 1976.).

Практически деловых игр для учебы комсомольского актива вузов еще не существует. По самым скромным прикидкам их нужно полсотни. Кто их будет создавать?

Вокруг идеи деловых игр сплотилась небольшая исследовательская группа. В ней — опытный комсомольский работник и педагог, социолог, журналист. В группе также студенты-энтузиасты, получившие навыки исследовательской деятельности в кружках и лабораториях, на отделениях факультетов общественных профессий.

Итог — деловая игра «Ленинский зачет». Ведущий рассказывает, что такое «деловая игра» и как в нее играть. Позади трудный день, но ребята оживились — это что-то новое. Поделились на четыре команды. В каждой — студенты одного факультета. И сразу появляется азарт — надо постараться, чтобы родному факультету не ударить лицом в грязь перед соперниками.

Разминка (термин этот пришел из КВН). Подключайтесь к одной из команд и слушайте задание. Сейчас вы познакомитесь с двумя реально возникающими при подведении итогов Ленинского зачета ситуациями. Как вы себя повели бы в этих ситуациях и почему? Подготовьтесь к ответу через семь минут. В зачет идут как выступление команды по своим ситуациям, так и дополнения, критика ответов «конкурентов». Готовы?.. Начали!

 

*** ...Как можно больше требования к человеку и как можно больше уважения к нему... Это соединение требований к личности и уважения к ней — ...одно и то же. И наши требования, предъявляемые к личности, выражают и уважение к ее силам и возможностям, и в нашем уважении предъявляются в то же самое время и требования наши к личности...

А. С. Макаренко

 

— Так, что у нас? «Комсомолец Г. отсутствует на собрании по аттестации участников Ленинского зачета. Ваши действия?»

— Ясно, отложить вопрос. Выяснить, почему отсутствует.

— А если он ногу сломал, в больнице лежит?

— Надо личный комплексный план посмотреть. Выполнил обязательства, претензий к нему нет — чего формализм разводить.

— А если есть к нему претензии?.. Быстро пробегают минуты. Время!

— Ой, что он говорит! Это же неверно, нарушение Устава! Давайте я дополню!

— А мне кажется, что нужно в этой ситуации поступить вот так...

— У нас, ребята, точно такая же ситуация была. Мы решили сделать так же, но я до сих пор не уверена, что это было правильно.

Дискуссия разгорается, но время ограничено. Точки над «i» помогают поставить ведущий, члены жюри.

А теперь второе задание. Пришли вы в группу проверять, как заполнены личные комплексные планы. Вот один из них перед вами. Правильно ли он заполнен? Сделайте критические замечания, расскажите, как заполняются такие планы в вашей группе. На анализ — двадцать минут. Время пошло!..

— Ну-ка, что нам досталось? «Я, студентка I курса Елена Т., беру на себя следующие обязательства:

  1. Добиться среднего балла за сессию — 4,5, в т. ч. по истории КПСС — 5 баллов.
  2. Отработать на коммунистическом субботнике 8 часов.
  3. Сдать нормы ГТО на «серебряный» значок.
  4. Организовать в подшефной школе кружок.
  5. Заниматься в танцевальном коллективе института.
  6. Принять участие в олимпиаде по математике.
  7. Прочитать лекцию по профориентации в одной из школ.
  8. Написать реферат по истории КПСС.
  9. Пропустить не более 10 часов за семестр».

— Хороший план, все бы в моей группе были такие!

— Цыплят по осени считают. Посмотреть надо, какие пункты завалит.

— А меня, знаете, что смущает? Ну как можно планировать собственную успеваемость? Не только от меня ведь она зависит!

— А от кого еще? Неужели сам не можешь оценить, на сколько знаешь?

— Все-таки неконкретный план. Организовать кружок, а какой? Где? Лекцию где будет читать?

— Куда пошлют!

— Мне вот, ребята, последние два пункта не нравятся. Реферат по истории КПСС она и так обязана писать, в учебный план он входит. Что за обязательство о пропусках? Заболеет, так и больше пропустит. А будет здоровой — на все занятия ходить обязана.

— Уж будто сам ни разу не прогуливал?

— Чего-то не хватает еще в этом плане...

Снова обсуждение, дискуссии. И — третье задание. Теперь команда играет за комсорга. Он готовится к собранию по итогам выполнения личных комплексных планов. Задача — решить для себя, как аттестовать данного студента, что рекомендовать записать в протоколе.

К обязательствам студента приложена краткая характеристика его деятельности. Серьезно работает над освоением учебной программы, был активен на семинарах, написал реферат. Отличник учебы. И ГТО сдал на «золото», и в субботниках участвовал. Но на олимпиаду не пошел, лекцию не прочитал, отстающим не помогал.

Как же его аттестовать?

...Три часа пролетают незаметно. Ребята довольны — завтра же они понесут выработанные точки зрения в группы.

Так в экспериментах, пробах, спорах рождается первый цикл — деловые игры для учебы комсомольских секретарей групп. Их шесть, среди них «Организация комсомольского собрания» и «Повышение учебной активности группы», «Коллектив» и «Социалистическое соревнование». Сборник этих игр издал обком ВЛКСМ, а группа переходит к деловым играм нового уровня. Более глубокими по содержанию, более разнообразными должны стать игры для учебы факультетских и институтских органов комсомольского управления. Проходят проверку игры «Редколлегия» и «Подготовка вопроса на бюро», «План эстетического воспитания» и «Командир ССО».

Работы — горы необъятные, но появляются новые идеи. Нельзя замыкаться на студенческих проблемах, нужны такие же игры в школах, техникумах, на заводах. Переделка, перестройка игр — и вот первый опыт в подшефной школе. Получилось? А как для заводских активистов? Надо попробовать...

Как оценить эффективность деловой игры? Живо, интересно, задорно прошло занятие — хорошо, но это не главное. Через несколько недель после игры «Ленинский зачет», на которой мы с вами побывали, начался этап аттестации. Первые же сообщения — несколько увеличилось количество неаттестованных, аттестованных условно. Что, ухудшилась работа? Нет, наоборот — четче, принципиальнее стали комсомольские активисты, их поддержали коллективы групп.

Трудное дело — определить эффективность деловых игр. Они могут сказаться и сразу и лет через десять — пятнадцать. Одно ясно — их необходимость.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить