.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика ... Осилит идущий.

... Осилит идущий. - Монолог куратора после летней сессии

***

МОНОЛОГ КУРАТОРА ПОСЛЕ ЛЕТНЕЙ СЕССИИ

Сам я, вспоминая студенческие годы, что-то не помню, чтобы куратор (а и тогда их назначали) играл какую-то роль в нашей группе. Мы самоуправлялись, и выработанное чувство ответственности (хочешь, чтобы было хорошо в группе, придумай и сделай сам) ох как помогло мне в первые годы работы преподавателем! И дело не в том, что любому вузовскому работнику постоянно не хватает времени— учебная нагрузка, занятия наукой, семья, а тут еще становись «классной дамой». Слишком уж стали проникать в вуз методы средней школы, а это далеко не всегда хорошо. Излишняя опека иногда дает внешне неплохие результаты, но сказывается на воспитании самостоятельности. Вот и кураторство, если его понимать буквально, может замедлить процесс становления личности — и студент привыкнет кивать на няньку.

Ну, а если с другой стороны посмотреть?

Передо мной лежат результаты исследований социологической лаборатории при комитете ВЛКСМ ОмПИ.

1514 рублей — столько в среднем затрачивает государство за год на обучение одного студента Омского политехнического. К сожалению, не все они оканчивают институт успешно. Многие из них отчисляются как с первого, так и с более старших курсов. Если бы удавалось сохранить даже по одному отчисленному в год, эффект был бы сопоставим с внедрением в условиях большого завода неплохого рацпредложения. А если десять? Сто?

Я отнюдь не сторонник решения этой проблемы на пути снижения требований к студентам. Как показывает практика, нет ничего вреднее этого в деле воспитания будущего командира производства. Я — за поиск корней проблемы и планомерное, настойчивое решение ее, подсказанное исследованиями, практикой.

Основное отчисление ведется с первых двух курсов. В чем же дело? И вот тут-то могут кое-что подсказать результаты социологических исследований отчисленных, проведенных комитетом ВЛКСМ ОмПИ.

Терять отчисленным нечего. Могли бы пожаловаться на необъективность преподавателей и деканата, трудные условия и т. д. Но вот парадокс, такие ответы есть всего в трех анкетах. Остальные распределяются на две группы: «понял, что попал не туда, разонравилась специальность» — до 60 процентов отвечавших, и «неравномерно занимался в семестре, недобросовестно относился к занятиям» — около 40 процентов.

А как они оценивают группу, из которой пришлось уйти? До 50 процентов отмечают: «группа была недружная, каждый был сам за себя» или же «группа была дружная, но на учебу друг друга серьезного внимания не обращали».

Вот эти данные так же, как и наблюдения, которые может провести любой преподаватель, работающий на младших курсах, говорят — здесь корни. У нас хорошие студенты, но, чтобы они стали лучше, им нужен старший товарищ, который не будет «нянькой», но сможет что-то подсказать, посоветовать, что-то помочь сделать. Нужен куратор, который умело руководит процессом социального развития студенческой группы.

Социологи справедливо считают, что ни одна малая социальная группа коллективом сразу не становится. В процессе развития такая группа проходит несколько стадий (а иногда на одной из стадий и останавливается). Набранная по итогам вступительных экзаменов группа находится на стадии, называемой номинальной: нет психологических связей, органов самоуправления, опыта совместной деятельности и т. д. Впрочем, деканат уже подыскал старосту. В последние годы все чаще и чаще становится правилом — староста отбирается из «производственников», выпускников рабфака. Как показывает опыт, это хорошо, но... не всегда. Исследования показали, что и у деканов, и у студентов имеются во многом совпадающие точки зрения на качества «идеального старосты», но отнюдь не все рабфаковцы этими качествами обладают.

Разработать и внедрить методику тестирования кандидатов на должность старосты — дело отнюдь не безнадежное. Просто этим никто не занимается. А ведь зависит от старосты многое. Наблюдательный преподаватель вряд ли приведет пример, когда «плохую» группу возглавляет «хороший» староста или наоборот.

Проходит несколько недель, и появляются «официальные лидеры» — комсорг, профорг. Возникают «микрогруппы», появляется первый опыт совместной работы — наступает новая стадия развития, названная социологами ассоциацией.

«Нет худа без добра» — говорит народная мудрость. Вынужденная отправка первокурсников на сельхозработы имела и определенные достоинства. Совместный труд на полях, в зернохранилищах позволял ускорить и качественно изменить процесс взаимного знакомства. Ну, а сейчас, когда первокурсники сразу начинают учиться, этот процесс замедляется и затрудняется. Комсоргом становится иногда «оратор» — истинная цена его на сельхозработах обнаружилась бы быстрее. В сложное положение попадают «производственники» — процесс взаимного знакомства происходит в той сфере, где они чувствуют себя наиболее неуютно, так как почти всегда имеют более слабую учебную подготовку, чем вчерашние школьники.

И вот именно в этот момент развитие группы подходит к «вилке». Удачными оказались выборы и назначение треугольника, создалась доброжелательная атмосфера в группе — процесс роста ускоряется, к началу второго курса группа может перейти на новый уровень — кооперации, весьма близкий к высшей стадии развития — коллективу. Не получилось — могут возникнуть конфликтные микрогруппы, в бесплодных собраниях угаснет стремление желающих оживить жизнь группы, а вместо нацеленного на важные задачи коллектива возникнет группа индивидуалистов, связанных не общей, а одинаковыми целями — получить диплом. Это — тупиковая ассоциация; такие группы нуждаются в управлении извне, в «лечении» их.

Планов социального развития студенческих групп еще не существует, но интерес к ним большой, важность этой проблемы понимают все. Не случайно в «Комсомольской правде», «Студенческом меридиане», «Молодом коммунисте» и других печатных изданиях все чаще появляются материалы под девизом «Как живешь, группа?», не случайно задача изучения процессов становления студенческих коллективов и управления ими поставлена XVIII съездом ВЛКСМ.

Вот назначают меня в октябре куратором в группу второкурсников. Прежний куратор практически не работал с группой, но тем не менее вполне симпатичная группа мне досталась. Предшественника извинить можно — он преподаватель профилирующей кафедры, учебный процесс в этой группе будет осуществлять лишь года через два, для него кураторство над первокурсниками — вещь куда более тяжелая, чем для нас, ведущих занятия в этой группе. Как бы то ни было, а начинать работу в группе с нуля приходится. Одно дело, когда знал я группу в качестве руководителя практических занятий, теперь же нужно достигать качественно иного уровня знаний. Поговорил с деканом, преподавателями, журналы семестровые посмотрел, личные карточки полистал.

Весь октябрь оставляю после занятий по два-три человека, беседуем. Беседа, как пишет Даль, есть разговор на свободную тему, но кое-какие вопросы для себя систематизировал.

  1. Почему поступил на эту специальность? Когда сделал выбор? Кто помог сделать выбор?
  2. Как учился в школе?
  3. Члены семьи, материальное положение, взаимоотношения?
  4. Чем увлекался раньше и чем сейчас?
  5. Как представляет себе будущую работу? Кем бы хотелось стать, где работать?
  6. Почему недобрал баллы в прошлую сессию, что помешало?
  7. Идея у меня появилась: на кураторских часах дать слово каждому. Тема выступления «Каждый студент — личность». Задача — показать «самое-самое», на что способен. Что смог бы?
  8. Какую последнюю книжку прочел? Как часто читает?
  9. Ну, а как насчет кино? Театров? Если иногородний, был ли на экскурсии по городу? В музее?
  10. О чем хотел бы услышать на кураторских часах?

Завершил я цикл бесед, сел вечерком за чистый лист бумаги и написал для внутреннего пользования шесть выводов.

  1. Сдали ребята зачет «Введение в специальность», а представления о профессии все-таки туманные. Интерес, конечно, большой — надо подумать о мероприятиях...
  2. Атмосфера в группе «добродушная», точнее не скажешь. Хорошо относятся к отличникам, хорошо — к двоечникам. Треугольник — не идеален, я бы по-другому его сформировал. Комсорг хорош. За плечами армия, производство, обстоятелен, грамотен. Однако либерал, обострять отношения не любит. Староста — добродушный и немного неорганизованный отличник, но за дело болеет. Профорг — никуда не годен — инициативы от него никакой не дождешься, да вдобавок и нытик. Девушки (а их в группе пять) как-то особняком держатся, еще несколько человек в основном парами. Есть над чем поработать...
  3. Довольно много в группе отличников и хорошо успевающих. А вот помощь «середнякам» далеко не все оказывают. И «середняки» иногда неуважительно отзываются: «К нему подойдешь, а он отфутболивает, мол, сам не разобрался. А через десять минут у доски отвечает, аж от зубов отлетает».
    Что это, из школы?
  4. Большинство ребят, в том числе и отличники, все-таки мало читают. Многие забросили школьные увлечения — занятия живописью, коллекционирование и т. д. — некогда.
  5. И все-таки есть живущие активной жизнью, но идет она как-то за рамками группы. Есть скрипачи и альпинисты, любители фантастики и художники, а в группе и не знают даже об их достоинствах.
  6. Есть восстановленные после академического отпуска, уже поучившиеся в других вузах. Я же говорил — обычная группа.

Что такое кураторский час — сформулировать трудно. Сегодня это беседа, завтра — производственное собрание, через месяц — лекция интересного человека. Составил план, к чему буду стремиться. Первая задача — профориентация. Наметил пригласить в гости доцента с профилирующей кафедры, выпускников из цеха, НИИ и обязательно кого-нибудь, изменившего профиль работы. С доцентом просто — товарищ, стоило его позвать, с удовольствием пришел. Личность незаурядная — тридцать лет, а уже зам. декана, делегат XVIII съезда комсомола, член бюро горкома ВЛКСМ. Разговор «обо всем» состоялся, и вопросы профориентации для желающих заняться наукой затронули.

Вхожу во вкус — где бы раздобыть производственника? А нет его — ни деканат, ни комсомольское бюро помочь не могут. Распределяются выпускники в основном в городе, однако связи моментально рвутся. Вот тут и позавидуешь факультетам, где комсомольские бюро заключили «Договоры о творческом содружестве» с предприятиями — там такой проблемы не возникает.

«Изменившего специальность» имею знакомым. Пришел он побеседовать. Просто так, доступно, без нотаций и моралей рассказал, как попал в современный НИИ. Доволен был и горд специальностью, диплом хороший получил. Где тут что надо изобретать? А руководитель группы контрольную по математике устроил. Наставил двоек и начал втузовский курс с ними повторять. Рядом ребята из университета, они о редукторах и ГОСТах слыхом не слыхали в студенческие годы, зато математическая подготовка — отличная. И началось — политехники «Бермана» штурмуют, «универсалы» исследования проводят, «политехники» интегральное исчисление проходят заново, «универсалы» первые статьи в печать сдали. Воочию увидел молодой специалист, во что обходится пренебрежение к фундаментальной подготовке.

Рассказывает мой знакомый, а я от восторга млею. Когда мы говорим студенту, что без математики и физики современный инженер не состоится, это одно. А вот когда так, устами самой жизни, рассказывает практик, многие ребята затылки почешут.

То, что к концу года у меня в группе появились лауреаты институтских олимпиад по математике и физике, больше половины группы исследовательские работы к конференции СНО представили, меня теперь не удивляет. Сработало мероприятие!

Вторая задача — социальное развитие группы. Теория, я уже говорил, в долгу перед практикой — разработок для куратора практически нет. Остается опираться на опыт, наблюдения.

Первая цель — пробудить взаимное уважение. Как преподаватель знаю, есть проблема взаимных контактов «школьников» и «производственников». Учиться легче в группе, где тебя уважают, а если человек имеет большой разрыв в обучении, то на поприще учебы уважения добиться ему тяжеловато. Вот тут-то и надо что-то придумать, чтобы дать возможность человеку показать свои сильные стороны. В дело пошли собрания «Каждый студент — личность». Юра Т., член институтского ансамбля скрипачей, попробовал определить, чем отличается «классическая» музыка от «современной». Поспорили, поругались... Я сам отнюдь не меломан, но даже мне интересно было. Потом Дима К. об альпинизме рассказал, слайды, собственноручно снятые, на стенку спроектировал, узлы, которыми альпинисты пользуются, продемонстрировал.

 

*** ...В современных условиях, когда объем необходимых для человека знаний резко и быстро возрастает, уже невозможно делать главную ставку на усвоение определенной суммы фактов. Важно прививать умение самостоятельно пополнять свои знания, ориентироваться в стремительном потоке научной и политической информации.

Материалы XXV съезда КПСС

 

Потом, потом таких собраний не стало, не потребовались. Группа приняла участие в «турнире претендентов» на звание лучшей группы факультета. Изобретение это наше, институтское, и резонанс получило большой. Идея очень простая — вывести лучшие группы на сцену, и пусть они нам покажут, чем богаты. До этого был я членом жюри турниров, а тут стал непосредственным участником.

Две недели до турнира, а работы горы! Два часа группе держать в напряжении зал — сколько же сил надо на подготовку! Убедил ребят, что марку надо держать.

Деловая игра треугольников — вопросы к старосте, комсоргу, профоргу. Попробуйте ответить на вопрос «работа профорга по охране труда студентов в сессионное время?»

Нужно еще раз прочитать Устав, инструкции, методические разработки — польза от этого не только для турнира будет. Домашнее задание — выставка студенческого творчества. Надо подготовить коллекции и этюды, разыскать рефераты по математике и истории КПСС — на все это нужно время.

Специальное задание — стенгазета о жизни группы. Не было раньше в группе стенгазет (об этом разговор дальше), а делать ее надо! И тут появились художники и репортеры, юмористы — неделю назад их днем с огнем в группе разыскать невозможно было. Каждый выкладывался до предела, стараясь внести лепту в общее дело. Соревнование — великая вещь, а молодежный азарт при этом — отнюдь не то, что следует критиковать. Тренируются делегаты на конкурс политического плаката и предметную олимпиаду, викторины «Знаешь ли ты свою специальность?», «Знаешь ли родной город?»

Вместо номера художественной самодеятельности решили сделать еще одну миниатюру. Сценарий писали всей группой, репетиции — тоже всей группой. Это были две недели сладкой лихорадки. Две недели — и еще два часа. Группа выиграла турнир, но разве это было главным? Я смотрел, как ребята ели честно заработанный торт. Никто не держится особняком. Почти полгруппы выросли в глазах окружающих. Они делом доказали, что имеют право на уважение к себе. И я подумал — этот турнир, да в середине первого семестра бы! Сколько проблем он решил! Впервые группа делала общее для всех дело: все-таки учебный процесс таких возможностей для формирования коллектива дать не может.

Пришел, увидел, победил, — ай да куратор! Если бы так! Проблемы следуют за проблемами, и решать их просто не успеваешь. Вот, например, политинформации. Спрашиваю комсорга, как с ними обстоят дела? А он мне — да мы их не проводили, нет необходимости... Сначала возмутился, а потом все-таки задумался. А в самом деле, нужны ли они в том виде, в котором традиционно проводятся? Каждый читает газеты, следит за событиями в стране и за рубежом (не поленился, проверил). Да, кроме того, занятия по общественным наукам идут — поневоле следить за событиями будешь. Может, стоит попробовать новую форму?

В. И. Ленин говорил, что газета «не только пропагандист и агитатор, но и коллективный организатор». Есть у нас в институте факультетские газеты, а вот групповые — исчезли. Грешен, лет семь назад, являясь членом очень зубастой факультетской стенной газеты, приложил руку к критике групповых газет в разделе юмора и сатиры. Критиковать было нужно — такие газеты совершенно не соответствовали специфике вуза. Силы у групповой редколлегии обычно невелики, повесить такую газету в институте негде. Поэтому или передают ребята из рук в руки рулон ватмана, или осмелятся, вывесят творение где-нибудь. Посмотришь — антигазета, а не газета. Для галочки в зачет оформлена — картинка из календаря и статья оттуда же с ошибками «сдута» (на вал редколлегия работает). А то еще буйный юмор на местном материале газету заполняет. Материал местный настолько специфичен, юмор настолько неудачен, что никто его не понимает...

И вот с турнира претендентов начали мы групповой журнал. Почему журнал? В «дипломат» положить можно. На первом перерыве трое просмотрят, на втором — еще трое; очень удобно. Задачей мы поставили — сделать журнал, который к окончанию вуза только в чемодане носить можно будет. Зато какая память!

Выходит он раз в три, четыре недели. Первый материал обычно — анализ итогов контрольной недели. Сделать этот материал обязаны староста и учебный сектор комсомольского бюро. Второй материал — зам. по идеологии готовит. Это — обзор, о чем пишут «За рубежом», «Литературная газета», другие издания. Заинтересовала кого-то статья — может переговорить с идеологом, прочитать ее сам. Заинтересовала статья всех — и такое бывало — дискуссия устраивается.

Девушки предложили и систематически ведут рубрику «Пегас». Мне они признались, что не теряют надежды привить всем мальчишкам вкус к поэзии.

Спортом сейчас интересуются все. И спортивный сектор с энтузиазмом готовит соответствующую страничку. Какие соревнования были за рубежом, какие у нас в стране, городе, а какие — в институте.

Тоже традиция — страничка, посвященная именинникам. Впрочем, кое-кому такая страничка посвящается не раз в году. Победители олимпиад, конкурсов, участники художественной самодеятельности чествуются здесь. Я после защиты диссертации тоже удостоился, и было очень приятно.

С юмором у нас в группе не очень. Ценят все, а вот у самих — не получается. Но, ничего, это еще появится, а пока пишем шуточные кроссворды и тесты «Для дома, для семьи», а также заимствуем рубрику «Кое-что, кое о чем».

Вот такой журнал. За полгода после турнира шесть номеров вышло. Кажется, дело теперь не заглохнет.

Развитие кругозора, эстетическое воспитание... Я сам до фанатизма люблю книгу. И, поверьте, запомнил на всю жизнь, как привел меня несколько лет назад мой знакомый в деревянный домик, где должны были храниться остатки одной из богатейших в Омске библиотек покойного преподавателя СибАДИ. Нас встретили две старушки и, узнав о цели прихода, рассказали, что внучек Петенька, окончив ОмПИ и распределяясь в другой город, помог бабушкам очистить квартиру и сдал макулатуры в виде бесценных изданий на восемьдесят с чем-то рублей!

По рукам бы этому Петеньке! Воспитали интеллигента!

Кстати говоря, издержки от отсутствия более-менее целенаправленного эстетического воспитания «технарей» ощущают все. Как решать эту проблему — пока ответа нет. Но куратору от этого не легче.

Листаю план-темник бесед и лекций для студентов. Кое-что есть, но что скрывается за названием? Ребята у меня зубатые, и бездарная беседа только навредит. Опять личные связи... Елена Алексеевна, преподаватель математики, очень любит скульптуру — сказывается атмосфера Ленинградского университета, где она училась. А еще она сотрудничает в научных исследованиях с профессором В. В. Конда-шевским. Поле для сотрудничества — применение объемных изображений в учебном процессе. Аппаратура позволяет показывать на экране любую объемную композицию, эта аппаратура — детище ОмПИ, и вот

группа в лаборатории. Лекцию о сокровищах Эрмитажа читает Елена Алексеевна. В лабораторию прорвались «зайцы» и из соседних групп. Праздник...

Договариваюсь с доцентом кафедры сопротивления материалов Станиславом Александровичем. Станислав три года проработал заведующим кафедрой сопромата в Конакрийском политехникуме (Гвинея). Второй год, как вернулся на Родину. Я — первый куратор, который пригласил его в группу... Снова праздник.

Самое уязвимое место — все-таки учебный процесс. За довольно редкими исключениями, отношение ребят к учебной дисциплине, стремление сдать сессию как можно лучше отнюдь не сопоставимы по энтузиазму с любым внеучебным делом. Парадокс этот есть, он не понятен мне, но понять его нужно обязательно. То ли повинны в этом мы, преподаватели, не создающие в аудиториях ту атмосферу накаленных эмоций, которой отличаются столь любимые студентами внеучеб-ные дела? А может быть, это естественная человеческая реакция на существенные перегрузки, которых не избежит добросовестный студент? Может, это еще в школе невоспитанное отношение к труду, почему и тянет от «серых» учебных будней к романтичным неучебным делам. Есть, наверное, что-то и от издержек научной популярщины — нахватавшись изолированных фактов, молодой читатель иногда может решить, что все великие открытия делали вчерашние троечники и двоечники, а отличник учебы становится бесславной серостью в науке или производстве.

Не раз я подмечаю подмену акцентов — ребята понимают, что учиться ради отличных оценок — по крайней мере наивно, но это понимание не продолжается дальше, что учиться следует ради крепких знаний. А может, это молодость, когда хочется все-все испробовать, но умение жертвовать интересным ради главного еще не пришло?

И все-таки разговоры, убеждения помогают. Студенты взрослеют быстро, и даже случайный короткий разговор может вдруг резко изменить отношение к учебе.

Последний день сессии, ко мне в кабинет заглядывает очень довольный юноша: «Рапортую — две четверки, три тройки», — не может удержаться он от улыбки, и я доволен не меньше: три предыдущие сессии оставили в его зачетке однообразие «удов». У парня уже сложилась психология троечника, и эти две четверки — немаловажная победа над собой.

 

*** Вам правила дали, марксистский метод вам дан, а вот жизненные задачи решать вас еще нужно научить... Надо было бы в институте некоторую практику решения таких задач поставить. Тогда легче и метод бы усвоился.

М. И. Калинин

 

Увы, есть и поражения... Петя томен и вальяжен. Он — «воспитанный» мальчик, не будет выкрикивать что-нибудь во время занятия или шушукаться с соседом. Он не вовлечен в дурные компании, не бренчит на гитаре в подъездах. Он — «оранжерейный цветочек», живущий в свое удовольствие. Утром не захотелось вставать — не пошел на занятия. Захотелось в кино, дочитать неоконченный роман — и Петя исчезает с очередной «пары». Он приятен в обращении, у него милая детская улыбка и откровенное стремление жить в каждую минуту так, как ему хочется.

Еще раз просматриваю Петину карточку — и многое становится понятным. Мама — торговый работник. Легко связать этот факт с тем, что какие-то знакомые и полузнакомые сотрудники института систематически доверительным шепотком интересуются успехами Пети, выясняют о его шансах ликвидировать задолженности за прошлую сессию, намекают, нельзя ли обратить на него особое внимание, проявить снисходительность и т. д., и т. п.

Мы с комсомольской организацией группы честно сделали все, что могли. Ребята в очень дружелюбной форме пытались убедить его, что нужно проявлять силу воли, пытались помочь. Случайно выяснил — надеясь, что если у Пети останется поменьше долгов, то положение изменится, товарищи сделали за него несколько заданий. Петя загорался желанием, два-три дня играл в прилежного студента. Потом желание снова гасло...

Куратор и комсомольская работа. Что может сделать здесь куратор? Мне кажется, научить ребят принципиальности, которой иногда им не хватает.

Ленинский зачет — эпицентр комсомольской деятельности группы, отчет каждого комсомольца о своих достижениях и неудачах. Мы знаем, бывают неподготовленные собрания, когда двадцать пять зачетов «штампуются» в течение тридцати-сорока минут. «Хороший парень, в ансамбле пляшет, ну, а в учебе еще подтянется. Я за зачет — голосуем?»

Общие итоги деятельности группы хорошие — первое место на потоке, большая общественная активность.

Нам все-таки удалось побороть соблазн превратить Ленинский зачет в парад успехов. Не забуду удивления хорошей девушки Нины — она совершенно не ожидала относительно себя предложения временно отложить зачет. Почти все пункты личного комплексного плана она выполнила, а вот к работе в факультетской учебной комиссии отнеслась с ленцой. Ребят удалось убедить в целесообразности такой меры, и это начало сказалось на всей атмосфере собрания. Взвешивали все стороны годичной деятельности каждого и каждому высказывали справедливую и точную оценку его работы. Отложили зачет отличника учебы — его работа с отстающими не устраивала группу, профсоюзного активиста — он пока не проявил энергии в организации факультетской выставки, серьезно поговорили еще с рядом ребят. Пусть знают: Ленинский зачет — дело серьезное.

Доволен ли я моей группой? Почти да! Мне кажется, они созрели для самоуправления, смогут отладить свою дальнейшую жизнь сами.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить