.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика ... Осилит идущий.

... Осилит идущий. - Знакомство должно быть взаимным

***

ЗНАКОМСТВО ДОЛЖНО БЫТЬ ВЗАИМНЫМ

...Эта девушка не вызывала опасений у деканата, комсомольского бюро и преподавателей. Систематически и добросовестно выполняла домашние задания, успешно сдала первую сессию. И вдруг человека как подменили. Пропуски занятий, безразличие к учебе. Вспоминается разговор:

— Потеряла я вкус к занятиям. Вдруг как-то неожиданно поняла — не туда я попала! Хочу, пока не поздно, бросить — буду поступать в медицинский.

— Подожди, а хорошо ли ты разобралась в будущей специальности? Может быть, это то, что все-таки тебя привлечет?

— Да нет, в специальность хоть и не вникла, но уверена, что это не то!

— Ну, а медицина? Ты уверена, что сможешь? Плохой инженер — это плохо, но плохой врач — совсем никуда не годится! Проверила ли себя? «Мед» рядом — была ли на лекциях, ходила ли в знаменитую «анатомку»?

— Нет, но все равно медицина мне нравится!

Через несколько недель студентка М. была отчислена из института «по собственному желанию». Дальнейшая судьба ее нам не известна.

Для своего времени система набора в вузы была достаточно прогрессивной. Вуз объявлял прием, печатал справочники для поступающего и на этом свою миссию считал законченной. Количество желающих обучаться в вузе многократно превосходило имеющиеся в наличии места. Оставалось из большой массы поступающих выбрать по установленным критериям ту восьмую, десятую часть, которая наиболее достойна учиться в данном вузе.

Впрочем, большой конкурс тоже не всегда позволял отобрать достойных.

Вот одна из поучительных историй на эту тему.

Шла студенческая конференция. Объявлен очередной докладчик — и к доске вышел невысокий светловолосый первокурсник.

— Еще одно реферативное сообщение,— шепнул математик соседу.

— Все это, конечно, неплохо для общего развития младшекурсников, но при чем здесь втуз?

Юноша начал свое выступление, и аудитория оживилась. В уверенности, с которой выстраивались на доске кванторы, предикаты, хитроумные символы, что-то было. И было настолько интересно, что кое-кто из преподавателей нарушил святая святых таких конференций — заповедь «не мешай выступающему» — и, признавая в юноше достойного оратора, вмешался с вопросами. То, как изящно и не прерывая нити выступления, ответил на эти вопросы студент, вызвало одобрительную реакцию. А потом — вопросы прекратились; юноша залез в такие дебри топологии, с которыми никто из присутствующих знаком не был. И единственный вопрос по окончании доклада отразил ситуацию полностью. «Скажите, в какой монографии рассмотрены приведенные Вами теории?» А парнишке всего восемнадцать лет, и горделивая улыбка его все-таки простительна. «Нет, это из нашей коллективной работы. Теоремы сформулировали и доказали наш товарищ-второкурсник и мы двое, когда учились в десятом классе».

Статья, написанная «странным коллективом» летом 1970 года, получила положительную рецензию в одном из ведущих математических журналов. А в это же время наш докладчик получил «двойку» на вступительном экзамене по математике устно в одном из всемирно известных московских вузов — он не решил олимпиадную задачу на построение циркулем и линейкой на ограниченном куске плоскости. (В те годы, борясь против репетиторства и стремясь отобрать самых способных, экзаменаторы выдумывали все новые хитроумные задачи). Юноша успел вернуться в Омск и поступил в ОмПИ.

 

*** Мы хотим, чтобы комсомолец очень рано начинал свою общественную деятельность, знания свои освещал этой практикой, практике помогал своими знаниями, чтобы одно и другое сплетались постоянно, мы хотим, чтобы то, что называется академической учебой и общественной деятельностью, представляло бы неразрывные стороны одного целостного процесса его роста умственного и общественного.

А. В. Луначарский

 

Заслуга комитета ВЛКСМ и кафедры высшей математики — Саше помогли перевестись в Новосибирский университет. Его дальнейшая карьера еще раз подтвердила сомнительность вступительных экзаменов как панацеи от профориентационных проблем. К четвертому курсу Саша — автор пяти публикаций, выступлений на Всесоюзных и Международных конференциях, к пятому курсу — лауреат медали АН СССР за лучшую студенческую научную работу в области физики. Дипломная работа его признана кандидатской диссертацией.

Вторая история менее экзотична, но тем самым и более проблемна. Социологическая лаборатория по заказу горкома ВЛКСМ анкетировала абитуриентов ряда омских вузов. Помогали ей комитеты комсомола, и активисты не упустили возможности полистать эти анкеты.

Как-то в разговоре секретарь комитета ВЛКСМ медицинского института поделился: «Просмотрел я небольшую стопочку «своих» анкет и задумался. Попались мне на глаза несколько интересных ответов. Девушки в третий-четвертый раз поступали к нам и каждый раз не проходили по конкурсу. Снова готовились, при этом работали санитарками, нянечками в больницах. Я уверен, что постоянство их стремлений дороже, чем начитанность многих вчерашних школьников».

Модно стало говорить, что престиж высшего образования, особенно инженерного, падает. Это не совсем так. В 1979 году в технические вузы страны поступало куда больше абитуриентов, чем в 1959, но и мест в студенческих аудиториях им выделено намного больше.

Как только конкурс стал уменьшаться, многие вузы изменили стиль работы с абитуриентами. К сожалению, первоначально этот стиль отличался лишь стремлением любой ценой завлечь абитуриента в приемную комиссию, чтобы «создать конкурс».

Одному из авторов посчастливилось провести студенческие годы в Томске. Именно посчастливилось, ибо при всей тогдашней неблагоустроенности Томск был (и остается) уникальным студенческим городом, и томичи гордо цитировали Роберта Рождественского «Если ты в Томске, ты или студент, или имеешь к тому отношение». Вторая особенность: искатель заветной студенческой зачетки почти со стопроцентной вероятностью в одно июльское утро спустится со ступеньки вагона на перрон железнодорожного вокзала « Томск-1».

Только зарождавшиеся по инициативе комсомольских органов общественные приемные комиссии не имели опыта, но имели массу идей и стремление их реализовать. Автору этих строк вкупе с товарищами поручалось встречать абитуриентов на вокзале и доставлять их на специальном автобусе в приемную комиссию университета.

Энтузиазм требовал выхода, и выход был найден. С презрением инициативные члены группы по организации встречи отвергли мегафон и стандартную фразу «Абитуриентов Томского университета просят занять места в автобусе». На помощь пришла техника — и в одно прекрасное утро абитуриентов, рядовых пассажиров и конкурентов из ТПИ, ТИСИ, ТИАСУРа оглушила мощь динамиков, зазывающих поступать в Томский университет.

Всхлипывая истерическим смехом, абитуриенты бросились штурмовать соответствующий автобус. «Пиратский» акт совершился, и конкуренты скрежетали зубами. Впрочем, на другое утро аналогичные установки появились и в соседних автобусах. Одновременное вещание на абитуриента цели не достигало.

«Универсалы» бросили в бой новые силы.

Очередная битва за абитуриента была, безусловно, выиграна. Диктор с радистом проверили плотность затыкания ушей шариками ваты, покосились на ничего не подозревающих конкурентов и нажали кнопку. Испуганно чирикая, унеслись к Басандайке воробьи, задребезжали стекла в частном секторе на Степановке... Началась часовая лекция об истории университета, записанная на магнитофон...

Мы были молоды и глупы. Мы гордились собой и своей изобретательностью. Но учатся на ошибках — уроком стал разговор с отчисляющимся первокурсником через полгода после магнитофонной эпопеи. Он, ни на кого не жалуясь, рассказал, что в одно июльское утро почему-то сел не в тот автобус...

Прошло полтора десятка лет, но по-прежнему руководящий принцип общественных приемных комиссий — агитация за вуз. На это нацелены стенды и буклеты, специально изготовленные фильмы и красочные «стеннухи», факультетские стенные газеты. Далеко не всегда информация в них доброкачественна: главный и весьма распространенный недостаток — вместо показа того, чем интересна получаемая на факультете специальность, материал показывает, как интересно живут студенты факультета. Живут студенты на самом деле интересно — стройотряды, коллективы художественной самодеятельности, кружки НИРС и спортивные секции — но ведь не это главное, что следует показать абитуриенту.

Обобщив данные анализа анкет абитуриентов, социологи высказали рекомендации по оформлению «рекламных» стенгазет. Среди рекомендаций — пожелание об интервью с выпускниками — где и кем работают, насколько довольны выбором профессии, какие трудности испытали, что посоветуют своему будущему коллеге. Разработаны типовые интервью, первые эксперименты оказались удачными.

Но до сих пор ни одна из приемных комиссий не рискнула на «антиагитацию»—предостережение от скоропалительного выбора будущей профессии. Психологически это понять нетрудно, слишком довлеет груз традиций, но факты — и за такую агитацию.

Идет заседание апелляционной комиссии. Обстановка доброжелательна до предела — абитуриенту разъяснили, почему за письменную работу по математике поставлена «четверка», а потом состоялась импровизированная беседа. Недобранный балл не позволяет девушке поступить на специальность «ЭВМ».

— А, собственно, почему именно эта специальность Вас интересует? Как Вы представляете будущую свою работу?

— Мне очень хочется программировать для ЭВМ! Я смотрела научно-популярные фильмы, читала. Хочу быть оператором!

Бедная девушка! Она не понимает (а гигантские усилия общественной приемной комиссии не сработали), что каждый студент, независимо от специальности, обязан научиться программировать для ЭВМ. Она добросовестно прочитала все, что предлагала ей приемная комиссия, но так и не выяснила, что операторов готовят в технических училищах, а данная специальность — нечто совсем иное.

Может быть, она поступит на «выбранную» специальность. Может быть, она сдаст первую сессию на «хорошо» и «отлично». Но кто может гарантировать, что на третьем, четвертом, пятом курсах она вдруг не скажет себе с удивлением: а ведь я села не в тот автобус.

Можно очень долго и тщательно отрабатывать планы работы общественной приемной комиссии на июльско-августовский период, настойчиво реализовать эти планы — и все-таки успех будет мизерным. Есть две причины этому. Сначала — о первой.

Высшая стадия военных действий штурм, атака. Но военная история говорит: штурм только тогда приносит успех, когда он тщательно и заблаговременно подготовлен, когда обучены и воспитаны солдаты и командиры, подтянуты тылы и налажена связь и взаимодействие. Аналогии — не доказательство, и все-таки кампания вступительных экзаменов, не опирающаяся на последовательную и планомерную работу общественной приемной комиссии в течение года, так же, как и плохо подготовленный штурм, будет проиграна.

Весь год десятиклассник в своих устремлениях мечется между медицинским и политехническим, а в июле вдруг относит документы в физкультурный. Как это знакомо!

До 15 процентов абитуриентов выбрали вуз и специальность в девятом классе, 45 — в десятом, остальные — в июле, непосредственно перед вступительными экзаменами. (Из социологического исследования «Абитуриент»).

Как можно раннее знакомство абитуриента с вузом — вот первая аксиома современной общественной приемной комиссии. Этой заповеди сейчас следуют практически все вузы. Подготовительные курсы, лектории, «Дни открытых дверей», выступления преподавателей и студентов в школах и на предприятиях — все это есть сегодня в арсенале ОПК.

Вместе с тем сами общественные приемные комиссии вряд ли довольны конечным итогом своей работы: слишком мал КПД. В чем же дело? Создается впечатление, и его усиливают данные социологических исследований, что в современных условиях необходимо руководствоваться и второй аксиомой, которую сейчас сформулируем.

В настоящее время почти во всех формах проф-ориентационной работы ОПК сам будущий соискатель места на вузовской скамье рассматривается лишь как пассивный объект профориентации. Вуз организует для него мероприятие, вуз предлагает ему посмотреть материалы — а что же сам абитуриент? Его дело — смотреть, слушать, знакомиться. Это взаимодействие двух партнеров, где один из них заведомо пассивен, не может обладать высокой эффективностью. Направление поисков — реализация второй аксиомы деятельности современной ОПК: знакомство должно быть взаимным. Абитуриент должен не только знакомиться с теми материалами, которые любезно предлагает ему вуз, но и показать себя — что он может, что умеет. И вот этот показ должен состояться заблаговременно, многими месяцами раньше начала вступительных экзаменов.

Что можно предложить? Давайте, просмотрим внимательно уже существующие мероприятия. Нельзя ли их развить, обобщить, объединить в систему?

Взять, к примеру, олимпиады. Их традиционно проводят университеты, педагогические институты. Но вот московские технические вузы уже несколько лет проводят математические олимпиады для «своих» абитуриентов. И ликвидировать эту традицию не собираются — ведь при небольших финансовых и временных затратах эффект несомненен. Это прекрасное мероприятие, позволяющее школьнику не только проверить свои силы, но и показать представителям избранного для обучения вуза себя — что он может, что умеет. Ряд лет такие олимпиады проводит и Омский политехнический институт. Достаточно перелистать протоколы заседаний жюри этих олимпиад прошлых лет — списки победителей пестрят знакомыми фамилиями. Ленинский стипендиат, отличник учебы, активисты НИРС — многие из них показали себя и свои возможности еще в школьные годы.

Но математика — только одна из дисциплин, а почему бы не создать систему олимпиад? Такая система создается. Кафедра графики института начала проводить олимпиады школьников по черчению. И уже на первые олимпиады явились несколько сот школьников, учителя. Черчение в школах издавна преподается не на высоте, но олимпиады — и это уже заметно — во многом стали способствовать улучшению дел. На очереди — внедрение олимпиад по физике, химии, обществоведению.

— Ну, а зачем же по обществоведению? — спросите вы. Вот мнение заведующего кафедрой философии.

— Мы недовольны уровнем подготовки школьников по обществоведению, — говорит он. — Этот недостаточный уровень сказывается, когда студенты приступают к изучению философии. Я убежден, что нам надо влиять на эти тенденции заранее, и олимпиады — один из способов такого влияния.

Остается добавить — такие олимпиады важны и с учетом психологии школьника. Знаем ведь мы: иногда «рационалисты» (а их довольно много среди старшеклассников) вдруг начинают делить предметы на «нужные» и «не очень». К первым — пристальное внимание, вторыми занимаются лишь ради среднего балла. И очень важно самим фактом проведения олимпиады показать школьнику — этот предмет нам тоже нужен, так что перестраивайся, дорогой товарищ!

А русский язык? Как-то в ОмПИ проходила Всесоюзная конференция по проблемам преподавания физико-математических дисциплин во втузах. Один из центральных докладов на пленарном заседании посвящался проблемам грамотности студентов. Докладчик доказал, что чисто литературная грамотность влияет на понимание математики и физики. Пишут же многие наши студенты, будущая интеллигенция, с ошибками, не умеют грамотно изложить мысль. Так, может быть, нужны олимпиады и по русскому языку?

Итак, первая группа мероприятий намечена. Цикл предметных олимпиад позволяет охватить довольно большую массу будущих абитуриентов (только в 1979 году в трех предметных олимпиадах, проходивших в ОмПИ, приняли участие 900 старшеклассников). Но олимпиады эти — не панацея. Во-первых, они позволяют увидеть успехи лишь в изучении предмета, но не в самопрофориентации. Во-вторых, они привлекают лишь тех, кто обладает специфическими навыками — быстротой мыслительной реакции, вкусом к решению нестандартных задач. В-третьих, олимпиады могут охватить лишь горожан и школьников из близлежащих районов. А между тем значительная доля первокурсников ежегодно выходит из Северного Казахстана, других областей Сибири и Урала.

Омскому городскому ученическому научному обществу — второй десяток лет. Как всякая такого рода организация, общество пережило и периоды подъема, и периоды спада. Первые годы оно охватывало огромные массы школьников — сказывался эффект новизны, усиленное внимание администрации. Но сначала удар обществу нанесли... подготовительные курсы. После разрешения об открытии подготовительных курсов для десятиклассников кружки общества недосчитались многих своих членов: под несомненным влиянием «прагматиков» родителей некоторые школьники предпочли ликвидацию пробелов в знании отдельных предметов общему знакомству с вузом и профориентации.

 

*** ...Для успешного управления необходимо, кроме уменья убедить, ...уменье практически организовать. Это — самая трудная задача...

В. И. Ленин

 

Второй удар последовал со стороны времени. Десятки преподавателей охотно взялись за работу и ряд лет усердно руководили учащимися. Но десять лет — большой срок, и руководители устали от этой работы. Полноценной замены им не нашлось... Настал, наконец, год, когда на пленарное заседание, посвященное началу работы кружков, явились 14 руководителей и 19 школьников...

Вовлечение в общество — проблема сложная. Прежде всего, нужно добиться широкой информированности школьников о том, что это за общество и что оно дает школьнику. Пока же информация о начале работы общества идет по цепочке: совет общества — гороно — районо — директор школы — классный руководитель — школьник. Эффект испорченного телефона приходится наблюдать ежегодно:

«Как жаль, что я ничего не знал об этом кружке, когда учился в школе! Обязательно стал бы ходить в него!» (Из разговора с первокурсником, сидящим на регистрации во время конференции НОУ.)

«Учительница нам сказала, чтобы мы все шли в медицинский институт, потому что мы — их подшефные». (Объяснение активного школьника, почему он пришел в кружок лишь через месяц после начала его работы.)

«А нам классный руководитель вообще не советовал идти, потому что всем надо профориентироваться на завод!» (Вмешавшийся в беседу упрямый школьник, нарушивший запрет учительницы.)

Ох уж эта профориентация! Десять лет назад учительница стращала обучаемых «будешь плохо учиться — в вуз не поступишь!», теперь повально отвращает своих учеников от знакомства с вузом. Ничего общего такое поведение с действительной профориентацией не имеет, и самое удачное ему название попалось нам на глаза в одной из статей тридцатых годов. Термин «педагогическая тупость» отнюдь не утратил своего значения за эти годы.

Однако виноват и вуз. Его возможности велики, но они не используются. Плакаты и брошюрки о кружках НОУ издать — для вуза не проблема, распространить их тоже нетрудно. Просто не доходят руки. Проходим среди стендов приемной комиссии — удивительно, но факт: нигде ни слова о кружках НОУ. Такое впечатление, что приемная комиссия сама по себе, кружки — тоже. Умная и умелая реклама нужна, и над ней еще надо работать.

Сколько школьников может охватить общество? Опыт показывает: максимальное количество ребят, которыми может руководить работник вуза, — 15—20 человек. И вот здесь-то узел проблемы: по самому замыслу кружки предполагают индивидуальную работу — один на один. Но тогда вся эта деятельность, не будучи массовой, не позволяет добиться существенных результатов в деле профориентации. Где выход?

Выход подсказал первокурсник Московского физико-технического института Олег И.

...Шли экзамены в группе второкурсников нашего политехнического. Только что был задан «каверзный» вопрос претенденту на отличную оценку Сергею К. В это время открылась дверь, в аудиторию вошел невысокий юноша.

— Здравствуйте, — сказал он, — меня послали к вам. Дело вот в чем...

Из дальнейшего разговора выяснилось, что Олег вполне успешно полгода назад выступил на олимпиаде абитуриентов ОмПИ, поступил в МФТИ, сдал первую сессию и приехал с заданием комитета ВЛКСМ провести в городе олимпиаду абитуриентов МФТИ. От нас ему требовалась небольшая помощь — Олег уже все сделал, но нужно присутствие преподавателя, чтобы открыли на время олимпиады студенческие аудитории.

Мы были восхищены этой смелостью — «зеленый» первокурсник едет в родной миллионный город с таким ответственным заданием, ни на секунду не сомневаясь в успехе! Это — уровень работы одного из ведущих вузов страны. Человек так уж устроен, что обычно показывает то, что от него ожидают. Смотрите вы на первокурсника как на школяра — вот и получите в лучшем случае аккуратную зубрилку. Покажете, что рассчитываете увидеть в нем Творца, — и Творец состоится.

...Сергей К. справился с задачей и с интересом следил за нашей беседой. Впоследствии он стал активным организатором олимпиад в нашем институте.

Таким образом была заложена традиция январских олимпиад абитуриентов физтеха и ОмПИ. Ежегодно студенты списываются друг с другом, обсуждают содержание очередного набора задач. К приезду группы физтеховцев организационная часть готова — ребята проводят олимпиаду, проверяют работы, награждают победителей. Участие преподавателей в организации этой олимпиады не предусмотрено, да и не требуется. Все проходит на очень приличном уровне. А руководит этой работой — комсомол!

Одновременно это и решение описанной проблемы. Преподаватели и комсомольская организация руководят студентами, а те — инициативными школьниками. При такой постановке дела удастся органично сочетать индивидуализацию деятельности системы «вуз — школьник» и массовый охват школьников. Тогда же родилась идея — ученическое научное общество должно стать школой, в которой бы учились искусству руководить будущие инженеры. Требовалось проверить возможность создания структурной цепочки: преподаватель — студент — школьник.

И вот эксперимент на одном из потоков. Общая формулировка задачи — каждый хорошо и отлично успевающий студент должен стать активистом НИРС. А таких на потоке семьдесят. Подавляющему большинству рекомендуется руководство работой школьника в кружке НОУ.

Первая реакция — отрицательная. Зачем это нужно? Некогда! Где взять школьника? Я ходил, уговаривал, а они не хотят! (Уговариваем, объясняем, настаиваем. Помогает то, что актив потока, «олимпи-адники», уже познали радость такой работы, в прошлом году организовывали олимпиаду абитуриентов.) Наконец лед тронулся. В назначенное время в аудитории усаживаются парами. Идет собеседование.

Школьник рассказывает о своих успехах, какие предметы больше всего нравятся, куда думает поступать. Вместе придумываем тему работы, список литературы, договариваемся о консультациях. Очередная встреча школьника с преподавателем произойдет лишь через полгода, вся работа будет проходить под руководством студента.

Принцип работы прост — освоить что-то новое, соотнести это новое с проблемами будущей специальности, сделать пусть маленькое, но открытие.

И вот апрельская конференция. До нее дошли лишь около сорока из шестидесяти. Давайте послушаем их сообщения.

Группа учащихся освоила метод расчета на ЭВМ и построения объемных изображений, разработанный в институте, подготовила два стереослайда. Они войдут в готовящееся к изданию пособие.

Двое любителей радиотехники собрали простейшую аналоговую машину, которая успешно решает дифференциальные уравнения.

Еще двое ребят построили цикл номограмм для всего школьного курса физики. Эти номограммы могут стать полезным учебным материалом.

Девушка освоила теорию вероятностей и изучила на примере своего класса связь между пропусками занятий и успеваемостью.

Из сорока представленных работ — половина с элементами исследований, остальные — рефераты, показывающие, как применяется математика в избранной ими специальности. А общение со студентами — взаимовыгодно. Для школьника это лучшая возможность познакомиться со всеми проблемами, задать вопросы, которые он вряд ли стал бы выяснять в «официальной» приемной комиссии. Для студента — возможность проверить себя в общественно полезном деле, получить первый опыт руководства еще на первом курсе. Эксперимент в целом можно считать получившимся. Можно теперь выходить на общеинститутский уровень, добиваться того, чтобы ежегодно до 1,5—2 тысяч школьников становились активными членами НОУ. Но такая работа может быть осилена лишь совместными действиями кафедр и комитета ВЛКСМ.

Впрочем, что значит — активными? Новая структура НОУ должна выглядеть теперь трехступенчатой. Первый — массовый уровень — обеспечивают олимпиады. Совместно с обкомом, горкомом комсомола и рядом вузов студенты ОмПИ под руководством преподавателей соответствующих кафедр начали проводить цикл предметных олимпиад. Сейчас отработана и реализуется идея командного первенства школ города на кубок ГК ВЛКСМ. Команда из пяти человек отстаивает честь школы именно как команда. Ребята садятся вместе, могут распределять между собой работу, обсуждать решения — делать все, что в традиционных «личных» олимпиадах запрещается. Сама идея таких олимпиад родилась на вузовском уровне, и в соответствующей главе мы обсудим достоинства этой идеи. А пока — факт. Командные олимпиады собирают сейчас намного больше школьников, чем личные; интерес к ним у участников выше.

Второй уровень — профориентационные школы. «Юный железнодорожник», «Юный медик», «Четверговая математическая школа» — уже существуют ряд лет в вузах города. Цель — знакомство со специальностью и одновременно углубление знаний в определенных разделах школьных дисциплин.

Наконец, третий уровень — непосредственно кружковая работа исследовательского типа.

Традиционно лучшие кружковцы награждались «Рекомендациями». Небольшой бланк за подписью проректора, скрепленный гербовой печатью вуза, свидетельствовал о том, что ученик имярек принял активное участие в работе кружка при такой-то кафедре и рекомендуется для поступления в вуз. В прошлые годы мы выдавали ежегодно 40—50 таких «Рекомендаций», в отдельных случаях (если школьник попадал в «разрезной балл») они учитывались при зачислении. Задача, стоящая сейчас, развить систему работы со школьниками, при которой такая «Рекомендация» в документах абитуриента будет почти повсеместным правилом.

НОУ, олимпиады — это хорошо, но как вовлечь в профориентационную работу сельских школьников? Молодых рабочих? Учащихся ГПТУ?

Очередная идея, родившаяся в процессе этого разговора, — конкурс рефератов «Моя будущая специальность». Все казалось разумным и осуществимым. Собираются школьники поступать на специальность «радиотехника». Пусть поработают над литературой, побеседуют со знакомыми. А потом напишут нечто вроде домашних сочинений, в которых расскажут о своей будущей специальности, книгах, которые прочитали, проблемах, которые увидели. Сочинения по почте пришлют в институт, и молодые ученые прорецензируют эти работы, отметят лучшие, представят к награждению «Рекомендацией».

Сказано — сделано. Областная молодежная газета опубликовала завлекательный призыв к участию в конкурсе... и через некоторое время в оргкомитете лежали только две работы. Эксперимент провалился. Идее не хватило продуманности. Для того чтобы конкурс «сработал», он должен быть комплексным. Почему сочинение должны писать только поступающие в ОмПИ? И в адрес областного совета молодых ученых и специалистов, облоно высказывается предложение — пусть все десятиклассники пишут такое сочинение. Учителя выставят оценки за стиль и грамотность, а потом сочинения высылаются в оргкомитет. Здесь их сортируют — вузы, забирают свои работы, управление профтехобразования — свои. Советы молодых ученых и специалистов на каждом предприятии знакомятся с работами, награждают лучшие из них рекомендациями, приглашениями. Организованный таким образом конкурс становится управляемым, а поэтому должен получиться. Значит, надо работать...

Проблем много, и каждая из них ждет своего решения. Выпускник ГПТУ — абитуриент вуза. Сегодня это еще исключение из правил, но завтра...

— Есть ли в твоем ГПТУ ребята, которые могли бы учиться у нас?

— Довольно много.

— Почему же они не поступают?

— Обычно боятся. Им кажется, что они получили образование «второго сорта». (Из беседы со студентом ОмПИ, выпускником ГПТУ.)

Через несколько лет до 10—15 процентов поступающих во втузы будут выпускники ГПТУ. Значит ли это, что потребуется снижать требования к поступающим? Приведенная беседа утверждает — отнюдь нет. Проблема скорее в области психологии — убедить ребят в качественности полученных ими знаний. Как это сделать? Об этом нужно думать уже сейчас. Ленинградский университет провел не так давно первую олимпиаду для учащихся ГПТУ, этот факт широко осветила центральная пресса.

Что предложат омичи?

Первая командная олимпиада ПТУ города по математике, проведенная студентами политехнического и педагогического институтов под руководством ОК ВЛКСМ и областного управления профтехобразования, прошла в 1980 году успешно и стала базой, на которой укрепляется содружество. Всего пять лет назад такая деятельность вузов вызвала бы недоумение — зачем это нужно?

Летит время, и не отставать от него удается лишь думающим. Думать о будущем, приближать его своими делами — не в этом ли призвание комсомола и юношества?

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить