.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.

109-я Стрелковая, а попросту пехотная.

109-я СТРЕЛКОВАЯ, А ПОПРОСТУ ПЕХОТНАЯ.

(КРАТКИЙ ОЧЕРК О БОЕВОМ ПУТИ И ПОДВИГАХ ВОИНОВ 109-й ГВАРДЕЙСКОЙ БЕРИСЛАВСКО-ХИНГАНСКОЙ ДВАЖДЫ КРАСНОЗНАМЕННОЙ, ОРДЕНА СУВОРОВА I СТЕПЕНИ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ)

ОМСК 1995

 


* * *

Предисловие

9 мая 1995 года все народы Российской Федерации, стран СНГ, все прогрессивное человечество будут отмечать знаменательный юбилей — 50-летие Великой Победы. Великая Отечественная война 1941— 1945 годов, навязанная нашему народу разбойничьим германским империализмом, является самым трудным и в то же время самым героическим периодом в истории нашей Родины. В этот день пять десятилетий назад народы мира праздновали победоносное завершение гигантской битвы с германским фашизмом, отдавая дань глубокого уважения советскому народу и его доблестным Вооруженным Силам за решающий вклад в разгром фашизма.

Труден и долог был наш путь к Победе. 1418 дней и ночей длилась эта невиданная по размаху и ожесточенности битва против гитлеровской Германии. Советские люди смело прошли через горнило суровых испытаний, совершили подвиг, равного которому не знает история человечества. СССР и его овеянные славой Вооруженные Силы вынесли на своих плечах основную тяжесть борьбы с фашизмом.

Победа в Великой Отечественной войне достигнута ратными подвигами советских воинов-тружеников страны, одетых в солдатские и офицерские шинели. С первого и до последнего дня война требовала от солдат и офицеров непоколебимой стойкости и беспредельного мужества, готовности к жертвам, большого воинского мастерства и беззаветной решимости одержать победу над врагом.

Настоящий очерк посвящен боевому пути и ратным подвигам воинов 109-й гвардейской Бериславско-Хинганской дважды Краснознаменной, ордена Суворова II степени стрелковой дивизии, преемницей которой является наша часть.

От предгорий Кавказа дивизия с боями освобождала Кубань, Украину, Молдавию, несла освобождение народам Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Австрии, Чехословакии и Китая.

109-я стрелковая, а попросту пехотная... А ведь на долю пехоты в минувшей войне выпали самые тяжелые испытания. Это пехота, солдаты в обмотках, белых от солнца и соли гимнастерках, с винтовками «дробь тридцатого» вернули к жизни полузабытое слово «гвардия», превосходили противника своим мужеством и презрением к смерти.

Сколько километров исколесили по фронтовым дорогам части и подразделения дивизии! Пешком и на колесах, на броне танков и на баржах первыми поднимались в атаку пехотинцы, первыми врывались в окопы противника. Они были рядовыми войны, рядовыми Победы.

Нелегко было бойцам подняться в атаку, подняться в рост, когда смертоносным металлом пронизан воздух. Но они поднимались! А ведь многие из них едва узнали вкус жизни: 19—20 лет — лучший возраст для человека — все впереди! Для многих этот бой был последним. Но они знали и радость победы в бою, взаимную выручку на поле боя, чувство удовлетворения от сознания, что выполняют священную миссию защиты Отечества.

Летопись Великой Отечественной войны, вклад в эту победу воинов 109-й стрелковой дивизии показывает нам, сколь высок и величествен воинский труд. На примере героических подвигов воинов дивизии мы видим и то, что принесение себя в жертву невозможно без глубокого нравственного чувства, заложенного в сердце человека. Только человек, всей душой, без колебаний осознающий, что служит Отечеству, защищает свою семью, свой дом, может смело пожертвовать собственной жизнью.

Правопреемницей героических традиций Советских Вооруженных Сил по праву является армия России. Ее становление проходит в сложных условиях, она подвергается нападкам со стороны различных политических деятелей, в средствах массовой информации. Особенно усилились антиармейские выступления в связи с событиями в Чечне. Кому выгодны сегодня нападки на армию? В первую очередь тем, кто заинтересован в дальнейшем ослаблении России, утрате ею статуса великой державы, подрыве целостности государства.

Безусловно, в армии есть недостатки, но это отнюдь не массовое явление, это исключение из правил. Подавляющее большинство военнослужащих — люди долга и чести, преданы интересам России, стойко переносят все невзгоды, обрушившиеся на них в последнее время. И в этом им помогает героическое прошлое своей Родины и ее Вооруженных Сил.

Великая Отечественная война стала достоянием истории, но память о ней жива и будет храниться поколениями. Слишком тяжела и кровопролитна была эта война, чтобы народ мог забыть о ней. Уходят в небытие участники великих битв 1941—1945 гг., но их дети, внуки и правнуки будут передавать друг другу рассказы о героических подвигах своих предков, оградивших страну от угрозы порабощения, разгромивших фашизм и обеспечивших наш мирный труд.

Великая Отечественная война и наша Великая Победа — это не только славное прошлое, но и героика сегодняшняя — героика возрождения России и ее Вооруженных Сил.

Командир гвардейского Бериславско-Хинганского дважды Краснознаменного, ордена Суворова II степени объединения Ракетных войск стратегического назначения гвардии генерал-лейтенант А. КАСЬЯНОВ.

 


* * *

Начало боевого пути

Стояла глубокая осень 1941 года. Враг рвался к Москве, к Дону, душил блокадой Ленинград. Украина, Белоруссия, Прибалтика, часть центральной полосы России были захвачены врагом. Германское командование готовило парад своих войск, предполагая провести его на Красной площади.

Алчные руки германских промышленников протягивались к Волге, к богатой Кавказской земле. Враг уже торжествовал было свою победу...

Но героические действия Красной Армии, тружеников тыла остановили врага под Новгородом, Москвой, Ростовом. На флангах огромного фронта героически бились Ленинград и Севастополь.

Военная машина фашистской Германии забуксовала. Тщательно разработанное расписание войны было нарушено. Красная Армия вынуждала немецко-фашистских захватчиков зимовать на безбрежных просторах российской земли. Народ готовился к длительной и напряженной борьбе.

В этот тяжелый период, наряду с созданием для армии массовых резервов, в стране был объявлен призыв добровольцев в воздушно-десантные части.

Молодые патриоты страны с горячими сердцами в массовом порядке изъявили желание стать десантниками. Помимо гражданской молодежи в десантные части шли красноармейцы, сержанты, молодые офицеры.

Так было положено начало формированию десяти маневренных воздушно-десантных бригад специального назначения. Ставка готовила резервы для действий в тылу врага.

Бригады формировались в различных районах страны. Местом формирования и дислокации 2-й воздушно-десантной бригады был определен небольшой городок Ступино Московской области. Командиром бригады был назначен подполковник А. Волошин.

5-я воздушно-десантная бригада формировалась в населенных пунктах Фролово и Раковка на территории Сталинградской области. Командиром этой бригады был назначен подполковник С. Власов.

Позднее эти бригады явились основой при формировании 109-й гвардейской стрелковой дивизии. В этих двух бригадах начали складываться ее славные боевые традиции. Многие воины этих бригад служили в дальнейшем в дивизии и закончили войну в ее рядах.

К их числу относятся: А. Ахохов, В. Ванеев, Т. Довгополик, М. Колосков, А. Краснобродская, Б. Мартиросов, Г. Миленин, И. Матикян, В. Макаренко, П. Пеньков, В. Степанов и многие другие.

Поэтому боевая история этих двух бригад неотъемлема от истории 109-й гвардейской стрелковой дивизии — она является начальным ее периодом.

Во 2-ю и 5-ю воздушно-десантные бригады воины прибывали отовсюду: призванные из запаса, выпускники высших учебных заведений, из госпиталей после выздоровления, из запасных полков.

«Наш запасной полк,— рассказывает ветеран дивизии гвардии старшина запаса Виктор Иванович Ванеев,— располагался под городом Горьким и состоял из людей только со средним и высшим образованием. Этот запасной полк пополнял кадрами военно-учебные заведения. Но в конце сентября 1941 года в полк прибыло несколько офицеров-авиаторов с задачей отобрать людей в воздушно-десантные части. При отборе учитывалось желание людей. Желающих оказалось много. Я также выразил желание стать десантником. Так, с группой красноармейцев и сержантов в 130 человек я попал на формирование 5-й воздушно-десантной бригады в Раковку, где был зачислен в саперную роту с учетом моей гражданской специальности».

Во время наступления наших войск под Москвой 2-я маневренная воздушно-десантная бригада на одном из участков фронта была введена в прорыв на лыжах и действовала в тылу противника. После выполнения боевой задачи бригада снова возвратилась в Ступино.

В феврале 1942 года 5-я воздушно-десантная бригада была переброшена в район станции Люберцы Московской области. Местом дислокации бригады был определен населенный пункт Колотня. Здесь бригада была полностью обмундирована, получила вооружение, всю необходимую материальную часть и снаряжение.

С этого времени во 2-й и 5-й бригадах началась постоянная воздушно-десантная служба. Прыжки с самолетов (по 7—10 раз) сделали молодых воинов закаленными, решительными, уверенными в своих силах.

К 1 июня 1942 года бригада была готова к выполнению боевых задач. Но использовать их по назначению не пришлось: исключительно тяжелая обстановка, сложившаяся на южном направлении фронта, заставила Ставку переформировать бригады в стрелковые и перебросить на защиту Кавказа.

2-я бригада была переименована в 6-ю стрелковую бригаду, а 5-я — в 9-ю стрелковую бригаду.

В августе 1942 г. обстановка на Северном Кавказе оставалась напряженной. Противник располагал значительным количественным превосходством в танках и авиации, что позволяло ему создавать ударные группировки на важном направлении. Ставка Верховного Главнокомандования в короткий срок — с 1 по 12 августа — произвела перегруппировку войск Закавказского фронта.

Одновременно с организацией перегруппировки для усиления войск фронта из резерва ставки выделялись значительные силы. С 6 августа по сентябрь Закавказский фронт получил 2 стрелковых корпуса — 10-й (в него входила 6-я стрелковая бригада) и 11-й (в него входила 9-я стрелковая бригада) и 11 отдельных стрелковых бригад.

До Астрахани бригады следовали эшелонами. Дальнейшее движение железной дорогой на Кавказ было опасным: вражеская армия рвалась к железнодорожной магистрали Астрахань—Кизляр, наносила по ней удары с воздуха. Поэтому дальше бригады следовали по Каспийскому морю в Махачкалу и далее вновь по железной дороге. Кроме того, из-за малого количества причалов очень большие трудности возникали при перегрузке войск с морских судов в железнодорожные составы. Для этого Ставка специально обеспечила эту переброску автомобилями. Это в некоторой степени облегчило передислокацию войск.

Бригады были сосредоточены южнее Моздока. В ходе подготовки к предстоящим боям они усиливались артиллерией, минометами, противотанковыми средствами, стрелковым вооружением. Была проведена большая работа по укомплектованию частей и подразделений личным составом.

Пополнение в основном прибывало из числа призванных в армию в Закавказских республиках.

В бригады также пришли красноармейцы, сержанты и офицеры, принимавшие ранее участие в оборонительных боях. Это были люди, познавшие горькую дорогу отступления.

Одним из них был наводчик орудия красноармеец Александр Петрович Дерябин.

За Тереком красноармеец Дерябин оказался с пушкой, из которой он сделал выстрел 22 июня 1941 года на советско-румынской границе. Как ни трудно ему было, а пушку не бросал, содержал ее в исправности, в пути пополнял боеприпасами, сохранял лошадей. В трех частях успел повоевать красноармеец Дерябин со своей пушкой от западных границ до Северного Донца. Менялись в расчете люди, а он, хранимый судьбой, оставался при пушке. Высочайшей была у него верность воинскому долгу, военной присяге, любовь к Отечеству и к своему оружию, велико терпение и вера в наши силы.

Фронтовые дороги привели Дерябина в артиллерийскую батарею старшего лейтенанта В. И. Колоскова. 38 артиллеристов, 8 пушек с боеприпасами, 32 лошади, две повозки с хозяйством батареи выводил старший лейтенант Колосков из-под удара противника.

Артиллеристы пришли за Терек не беженцами, бросившими все на поле боя, а отходили с боями и сохранили боевую способность своих батарей. Таких разрозненных частей и подразделений прибыло за Терек много.

Сосредоточение крупных сил для обороны по реке Терек на фронте протяженностью около 420 км и большое удаление штаба фронта от этого рубежа потребовали создание отдельного органа управления. 8 августа Ставка Верховного Главнокомандования приказала создать Северную группу войск Закавказского фронта. В эту группу в составе 9-й армии вошел 11-й стрелковый корпус. Командующим Северной группой войск был назначен генерал-лейтенант И. И. Масленников.

10-й стрелковый корпус в составе 44-й армии находился в резерве фронта.

Командующий войсками Закавказского фронта генерал армии И. В. Тюленев и командующий Северной группы генерал-лейтенант И. И. Масленников использовали бригады, входящие в 10-й и 11-й стрелковые корпуса, на наиболее ответственных и угрожающих участках фронта. В первых же боях 10-му и 11-му стрелковым корпусам были присвоены звания «гвардейские».

Так, в первой половине августа 1942 года начинают свой боевой путь 6-я и 9-я стрелковые бригады в составе войск Закавказского фронта по обороне Кавказа с севера.

После выхода немецко-фашистских войск к предгорьям западной части Главного Кавказского хребта командование немецкой группы армий «А» считало, что советские войска уже не смогут оказать упорное сопротивление. В этой обстановке план немецко-фашистского командования сводился к тому, чтобы после перегруппировки продолжить наступление на Кавказ одновременно на трех направлениях. Осуществление трех ударов гитлеровское командование возлагало на 17-ю и 1-ю танковую армии и 49-й горно-стрелковый корпус.

17-я армия под командованием генерал-полковника Руоффа получила задачу захватить побережье Черного моря от Анапы до Поти и затем наступать на Батуми и Тбилиси.

В центре группы армий «А» действовал 49-й горно-стрелковый корпус под командованием генерала горных войск Конрада. Этому корпусу ставилась задача наступать через Главный Кавказский хребет на Сухуми и Кутаиси.

На северном крыле группы армий «А» должна была наступать 1-я танковая армия генерал-полковника Клейста. Ему предстояло наступать из районов Пятигорска и Прохладного севернее Главного Кавказского хребта в юго-восточном направлении на Владикавказ (Орджоникидзе), Грозный, Махачкалу, Баку.

Таким образом, в середине августа 1942 г. противник создал три ударных группы и готовился вести наступление сразу на трех направлениях.

Против Северной группы войск Закавказского фронта действовала 1-я танковая армия противника.

Соотношение сил к началу боевых действий по пехоте было в нашу пользу, но по танкам противник превосходил войска Северной группы в пять раз.

23 августа гитлеровцы перешли в наступление на Моздок. После его захвата противник пытался сильными отрядами в первую очередь овладеть переправами через Терек и обеспечить себе исходный плацдарм для дальнейшего наступления в направлении Владикавказа (Орджоникидзе).

Серая лавина немецких танков, поднимая в воздух огромное облако пыли, ползла к Главному Кавказскому хребту.

Тысячи самолетов противника непрерывно наносили удары по нашим войскам с воздуха. Героически бились наши командиры и бойцы, отстаивая родную землю. Но силы были неравны.

25 августа противник, захватив Прохладный, начал наступление на юг вдоль железной дороги Прохладный — Владикавказ.

Однако все попытки врага прорвать оборону наших войск на этом участке успеха не имели. Понеся большие потери в живой силе и технике, гитлеровцы прекратили наступление в районе Прохладного и приступили к подготовке удара из Моздока на Малгобек.

Создалась серьезная угроза прорыва врага к Грозненскому и Бакинскому нефтяным районам. Это было для противника важнейшей задачей. В Харькове уже давно ждали этого момента представители созданного еще в 1941 г. немецкого нефтяного акционерного общества «Континентальная нефть» для работы в Грозном и Баку, чтобы немедленно после их захвата нефть широким потоком потекла на нужды немецкой армии и промышленности.

9-я гвардейская бригада к этому времени в составе 9-й армии под командованием генерал-майора К. А. Коротеева занимала оборону на правом берегу Терека.

Бригадой командовал подполковник Иван Григорьевич Павловский, который в будущем станет генералом армии, Главнокомандующим Сухопутными войсками — заместителем министра обороны СССР, Героем Советского Союза.

В резерве командующего Северной группой войск в числе других находился 10-й гвардейский корпус, в состав которого входила 6-я гвардейская стрелковая бригада. Она прикрывала владикавказское и грозненское направление.

Цель наступления немецко-фашистских войск заключалась в том, чтобы прорвать оборону наших войск на р. Терек и захватить г. Малгобек.

Утром 2 сентября враг начал форсировать р. Терек в районе Моздока и устремился по автомобильной дороге к Мал-гобеку, рассчитывая захватить его внезапным и стремительным ударом, чтобы уцелели нефтепромыслы.

Создалось исключительно опасное для всей обороны Кавказа положение.

11-й гвардейский стрелковый корпус под командованием полковника И. А. Рубанюка при поддержке танковой бригады был спешно выдвинут навстречу наступающему противнику. Части 9-й гвардейской стрелковой бригады в составе корпуса ведут ожесточенные бои.

Бригада заняла оборону в глубокой Чеченской балке и по территории овцеводческого совхоза с западной стороны Малгобека. Бригады 11-го гвардейского стрелкового корпуса встали на направлении главного бронированного удара врага.

На равнинах Терека местность позволяла гитлеровцам действовать против наших войск крупными танковыми силами. Но это был уже не сорок первый год. Наши воины научились бороться с этой грозной силой. И теперь слово «танки», прежде вызывавшее у многих страх, уже потеряло свое магическое действие.

В ожесточенной схватке 3 сентября гвардейцами 11-го стрелкового корпуса враг был остановлен и отброшен на девять километров на северо-запад.

Бой стих. Над Тереком опустилась южная ночь. Где-то далеко со стороны противника громыхали танки. С рассветом гитлеровцы готовились возобновить атаки.

После страшного напряжения минувшего дня в эту ночь отдыхать было некогда.

Ее надо было использовать для подготовки к завтрашним схваткам с врагом.

Обсудив накоротке обстановку, руководящий состав 9-й гвардейской стрелковой бригады ушел с КП на передовые позиции частей. Командир бригады подполковник И. Г. Павловский и бригадный инженер отправились туда, где три часа назад батальоны были остановлены организованным огнем гитлеровцев и танковой контратакой. Однако сбить гвардейцев с достигнутых рубежей гитлеровцам не удалось, и они прекратили свои безысходные попытки. Надо было четко определить передовую линию, рассредоточить по ней батальоны, занять наиболее выгодные для боя позиции, за ночь отрыть окопы. Надо было организовать минирование местности на танкоопасных направлениях, встретиться и поговорить с командирами. Этих «надо» у командира бригады в голове было бесчисленное множество. Основные из них длинным столбиком были перечислены в его блокноте. Этот столбик задач на предстоящую ночь И. Г. Павловский не мог решить с помощью карты, связных и телефонных переговоров с подчиненными командирами. Его тянуло к людям, к местности, на которой с наступлением рассвета разгорится жаркий бой.

Начальник политического отдела батальонный комиссар Б. А. Мартиросов взял на себя организацию эвакуации раненых, которых много еще было в батальонных медпунктах, доставку боеприпасов на передовую, горячей еды, газет и писем.

На КП остался начальник штаба майор И. С. Абрамов. Надо было установить взаимодействие с соседями, надежно обеспечить фланги бригады, организовать надежную связь с батальонами, отработать необходимую штабную документацию, установить численность личного состава в батальонах и артиллерийском дивизионе.

Забот было много, отдыхать было некогда. За ночью обязательно наступит день, а вместе с ним — новый тяжелый бой, еще более напряженный, чем бой минувшего дня. Гитлеровцы непременно вновь попытаются пробиться к Малгобеку, открыть себе дорогу к Грозному. Это понимал каждый. Надо было готовиться к рассвету нового дня — 4 сентября 1942 года. Днем — бой, ночью напряженная работа — таков закон войны. А когда и ночью бой, то надо вести и ночной бой и напряженно работать.

На КП бригады вернулись к четырем часам утра окончательно усталые, измотанные. Командир бригады, выслушав короткие доклады о положении дел, взял со стола карандаш и уверенно провел по карте жирную линию — передний край бригады, который прошел северо-западнее Малго-бека на двенадцать километров и перерезал шоссейную дорогу, идущую из Моздока в Малгобек. Этим был определен передний край, ибо любыми силами нужно было удержать те девять километров, которые дорого стоили бригаде за прошедшие сутки.

После этого командир бригады приказал всем спать до шести часов.

С утра начался бой — тяжелый, кровопролитный. Позади наших бойцов была богатая Кавказская земля, жизненная сила страны — нефть. Отступать было нельзя. А впереди, за линией фронта, лежала разоренная врагом и истерзанная войной родная земля. Там изнывали соотечественники под фашистской неволей. Их лишили человеческих прав, их гнали на каторжные работы, в немецкое рабство, непокорных — истребляли.

Надо было во что бы то ни стало выстоять, перемолоть живую силу противника, создать перевес, перейти в наступление и изгнать врага с родной земли! Эту задачу личный состав 10-го и 11-го гвардейских стрелковых корпусов вместе с войсками Закавказского фронта выполнили с достоинством и честью, не щадя своей жизни.

И все же противнику удалось на отдельных участках вклиниться в нашу оборону. Командующий Северной группой приказал войскам 9-й армии очистить правый берег Терека от противника, захватившего плацдарм в районе Предмостный, Кизляр. Эта задача была выполнена. 11-й стрелковый корпус в составе 9-й армии приступил к подготовке контрудара по вклинившимся частям противника.

Шла вторая неделя непрерывных боев за Малгобек. Ударами с воздуха и интенсивным артиллерийским огнем гитлеровцы поддерживали атаки своих танков и пехоты. В воздухе шли непрерывные бои. Каждую ночь в сторону Терека совершали полеты наши ночные бомбардировщики 46-го авиационного женского полка.

Бригады 11-го гвардейского стрелкового корпуса несли огромную нагрузку в боях. Вместе со всеми героически бились гвардейцы 9-й бригады.

Противотанковый дивизион капитана А. Колоскова вставал стеной на пути немецких танков. Мощный огонь станковых пулеметов отдельного пулеметного батальона капитана С. Антошкина был грозой для немецких автоматчиков. Усиленный отряд бригады начал наступать из района Пав-лодольского вдоль левого берега Терека. Этот отряд наносил противнику короткие, но весьма чувствительные удары, своими действиями отвлекал на себя часть сил противника.

С утра 11 сентября 10-й гвардейский стрелковый корпус, в который входила 6-я гвардейская стрелковая бригада, при поддержке специально созданных трех армейских групп артиллерии нанес удар с рубежа северо-восточнее и восточнее Мекенской в общем направлении на Ищерскую и Моздок. Здесь завязались жаркие бои, в которых отличились многие части и подразделения.

Утром 15 сентября в наступление перешли части 11-го гвардейского стрелкового корпуса.

Вот что писала об этих событиях газета «Правда» 20 сентября 1942 года:

«... В предгорьях Кавказа идут невиданные по своим масштабам и ожесточенности бои. Над Родиной нависла серьезнейшая опасность... »

В эти дни части 11-го корпуса нанесли врагу большие потери, остановили его наступление.

Район Моздока стал для гитлеровцев «долиной смерти». Упорное сопротивление и контратаки наших войск сильно ослабили наступавшие части врага.

Свыше двух недель длились упорные бои на подступах к Малгобеку. Земля была истерзана многочисленными окопами, взрывами снарядов и авиационных бомб. На этой истерзанной боями земле захватчики оставили сотни трупов, повсюду маячили остовы обгоревших танков.

11-й гвардейский корпус на подступах к городу отбил 23 танковые атаки и 14 пехотных атак врага и нанес ему большой урон. Но значительные потери понесли и наши войска. Отстоять Малгобек не удалось. Для усиления моздокской группировки противник был вынужден снять с туапсинского направления одну из лучших своих частей — моторизованную дивизию СС «Викинг» — и перебросить ее в район Моздока. Эта дивизия решила исход многодневных боев под Малгобеком, который несколько раз переходил из рук в руки и в конце концов пал.

В связи со сложившейся обстановкой Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 23 сентября приказала войскам Закавказского фронта:

«1. Основной и немедленной задачей Северной группы войск Закавказского фронта иметь уничтожение противника, прорвавшегося на южный берег р. Терек и полное восстановление первоначальной линии обороны войск 9-й и 37-й армии, для чего немедленно приступить к ликвидации прорвавшегося противника, нанося основной удар по южному берегу р. Терек во взаимодействии с 10-м гвардейским стрелковым корпусом, действующим на северном берегу р. Терек... »

Выполняя эту директиву, командующий фронтом поставил войскам Северной группы задачу — сосредоточить две ударные группы: одну в районе Ногай-Мирзы и вторую — в районе Сагопшино. Однако из-за сложившегося тяжелого положения на левом фланге 9-й армии этот приказ не был выполнен. 29 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам 9-й армии организовать прочную оборону на ныне занимаемых рубежах.

Наши части оказывали врагу упорное сопротивление, и его наступление на малгобекском направлении было остановлено.

Противник, стремившийся ударами своих сильных танковых групп захватить Грозный и Владикавказ (Орджоникидзе), был вынужден отказаться от дальнейших атак.

11-й гвардейский стрелковый корпус, оставив город Малгобек, занял оборону по Алханчуртовскому каналу, примыкающему к малгобекским предместьям.

Вскоре корпус оставил свои боевые позиции. Их занял 10-й гвардейский стрелковый корпус, включая и 6-ю гвардейскую стрелковую бригаду. Противник еще длительное время предпринимал безрезультатные попытки прорваться к Грозному.

Но бойцы 10-го гвардейского стрелкового корпуса не отошли ни на шаг. Похудевшие, покрытые пылью и копотью, шатаясь от бессонных ночей и усталости, они вели бои, поджигали танки, уничтожали врага. Но вот атаки врага становятся все слабее и, наконец, вовсе прекратились.

Противник, не добившись успеха, перешел здесь к жесткой обороне.

Оборонительная операция на моздокском направлении имела большое значение в обороне Кавказа. В этой операции наши войска нанесли поражение 1-й танковой армии и сорвали план гитлеровского командования по захвату Грозненского и Бакинского нефтяных районов.

Кроме того, исход малгобекской оборонительной операции оказал серьезное влияние на боевые действия под Новороссийском. В самый напряженный момент противник был вынужден перебросить на моздокское направление дивизию СС «Викинг», ослабив тем самым свою 17-ю армию, действующую под Новороссийском.

К концу сентября обстановка на Северном Кавказе несколько стабилизировалась. В упорных оборонительных боях наши войска нанесли врагу большие потери, остановили его на всем фронте Кавказского направления. Это определило дальнейший ход всей битвы за Кавказ.

Велика в этом заслуга и воинов 6-й и 9-й гвардейских стрелковых бригад.

9-я гвардейская стрелковая бригада вышла из сражения обескровленной. Восемнадцать дней непрерывных боев на подступах к Малгобеку поубавили людей в подразделениях. Однако эти суровые дни не снизили боеспособности бригады, они сделали военнослужащих опытными и закаленными бойцами.

Гвардейцы прошли хорошую школу войны, они стали настоящими фронтовиками.

Люди приводили в порядок оружие, отдыхали, чинили обувь и обмундирование, писали письма.

Еще вчера люди были измотаны боями. Порой у них не было возможности спать по несколько суток, иногда им не могли доставить горячую пищу, еще вчера болели их руки от выброшенной земли на многочисленных рубежах к Малгобеку, еще вчера они отправляли в тыл раненых товарищей, хоронили убитых, а сегодня по подразделениям уже пошла гулять песня.

В бригаду прибыли командующий 9-й армии генерал-майор К. А. Коротеев и начальник штаба армии полковник В. М. Коломинов.

Они прибыли вручить правительственные награды отличившимся в боях, проститься с бригадой.

Дело в том, что был получен приказ командующего фронтом о немедленной переброске бригады на другой участок.

В штаб бригады вызвали всех награжденных, генерал-майор К. А. Коротеев сердечно поздравил командиров и бойцов, пожелал им новых побед и успехов в боевых делах.

Героическая оборона наших войск на Северном Кавказе сорвала гитлеровский план прорыва в Закавказье, дала возможность Верховному Главнокомандованию выиграть время, накопить резервы и усилить ими Закавказский фронт. Несмотря на то, что за период своего наступления на Северном Кавказе гитлеровцы понесли большие потери в технике и людях, к концу сентября 1942 года они имели на этом направлении немалые силы.

Немецко-фашистское командование не желало отказываться от своих авантюристических планов захвата Кавказа.

Не имея к концу сентября стратегических резервов, немецко-фашистские войска уже не могли наступать одновременно на всем фронте. Поэтому гитлеровское командование решило нанести последовательные удары сначала на Туапсе, а затем на Владикавказ.

Туапсинское направление противник считал главным.

Вражеской группировке войск ставилась задача: прорваться через горный хребет к Черному морю, захватить Туапсе, отрезать наши войска, обороняющиеся на участке Туапсе — Новороссийск, и, лишив их портов,— разгромить.

25 сентября соединения 17-й немецкой армии нанесли удар по нашим войскам и вклинились в их оборону вдоль шоссе Майкоп — Туапсе.

Военный совет Закавказского фронта, в связи с новыми попытками противника прорваться в Закавказье через западную часть Главного Кавказского хребта, усиливал Черноморскую группу войск. Было решено ввести в ее состав и 11-й гвардейский стрелковый корпус.

Командир бригады был вызван в штаб Северной группы войск, где получил задачу на передислокацию бригады в район Туапсе в распоряжение командующего Черноморской группой войск генерал-майора И. Е. Петрова. 9-я гвардейская стрелковая бригада временно выходила из состава 11-го корпуса и должна была первой совершить очень сложный марш на левый фланг Закавказского фронта.

Уже под вечер в автомобиле, па пути в бригаду начальник политотдела Б. А. Мартиросов развернул газету «Красная Звезда» за 26 сентября 1942 года. В передовой статье было написано:

«Три месяца идут ожесточенные бои на юге нашей Родины. Сюда — к Сталинграду и Северному Кавказу — приковано сейчас внимание всей страны, всего мира. Здесь завязался важнейший узел событий второго года Отечественной войны. От исхода боев на юге зависит судьба Отечества, свобода и жизнь миллионов советских людей... »

Глубоко озабоченные о предстоящих испытаниях людей, им подчиненных, с чувством высокой ответственности, возложенной на них, возвращались командир и начальник политотдела в бригаду.

Совершив марш по железной дороге Владикавказ—Баку—Батуми, 9-я гвардейская стрелковая бригада погрузилась на крейсер «Красный Кавказ» и продолжала движение морским путем на Туапсе.

К району Туапсе крейсер приближался в разгар ожесточенных боев наших 18-й и 56-й армий, сдерживающих бешеный натиск противника в направлении этого города. Армии генерала Руоффа активно помогали авиация и морские силы, препятствующие советским войскам в доставке резервов морским путем.

«Красный Кавказ» на пути несколько раз был атакован немецкими подводными лодками и торпедными катерами. Но активный отпор команды крейсера и огонь гвардейцев позволили благополучно пристать к берегам Туапсе.

Высадившись на берег, гвардейцы быстро выходили из опустевшего города: он подвергался варварской бомбардировке с воздуха. Жители покинули город, ушли в горы. Враг бомбил его методично, с жестокостью и педантизмом. На улицах рвались тысячекилограммовые фугасные и зажигательные бомбы. Сброшенные с самолетов бочки с нефтью и смолой вызвали многочисленные пожары.

Над городом стояла туча черного дыма и невыносимо тяжелый запах разлагающихся трупов.

Покинув истерзанный врагом город, бригада сосредоточилась в районе приморского населенного пункта Индюк.

Расположив бригаду, командир вместе с начальником политотдела уже поздно вечером верхом на лошадях отправились к командующему Черноморской группой с докладом о прибытии бригады и за получением задачи. Ехали по приметам, данным начальником местной команды регулировщиков. Штаб группы располагался в небольшом селении, укрытом холмами и зеленью.

Несмотря на поздний час, прибывших с докладом принял сам командующий группой войск генерал-майор И. Е. Петров. Генерал стоял у большой карты боевых действий группы, висевшей на стене.

Командующий, выслушав доклад о состоянии бригады, ввел прибывших в сложившуюся обстановку. Перед фронтом Черноморской группы противник сосредоточил около 20-ти дивизий, стянув их сюда с различных участков фронта. Войсками противника командовал генерал Клейст. По хорошим дорогам Северного Кавказа и Кубани он свободно маневрировал своими войсками. Первая попытка противника пробиться к Туапсе и сбросить наши войска в море не удалась, но положение Черноморской группы оставалось тяжелым. От того, смогут ли наши войска не дать противнику прорваться к морю, зависела судьба всей операции.

9-я гвардейская стрелковая бригада временно вошла в состав 18-й армии.

В заключение встречи командующий группой обратил внимание на ответственность обороны туапсинского направления для всей Черноморской группы войск и попросил довести до личного состава бригады, что Военный совет Черноморской группы возлагает на них большие надежды.

9-я гвардейская стрелковая бригада сосредоточилась в районе Гойтхватское — балка Прочева, сменив части, ослабленные продолжительными боями. С первых же дней гвардейцы ощутили большие трудности боев на туапсинском направлении. Не было фуража, конский состав использовался мало. Боевая техника и боеприпасы в горных условиях часто транспортировались личным составом на себе. Недостаток в питании восполнялся орехами, каштанами, кониной. Противник продолжал рваться к Туапсе и 14 октября возобновил наступление через селение Шаумян. Вновь обрушились его удары по Туапсе.

Совсем еще недавно чистый и красивый приморский городок, весь в зелени и цветах, был превращен гитлеровскими солдатами в безобразные груды камней и обгоревших бревен.

Противник, стремясь пробиться к Туапсе, обстреливал леса зажигательными снарядами, сбрасывал зажигательные бомбы, кругом возникали лесные пожары.

Завязались кровопролитные бои. Наши воины стойко отражали все атаки врага. Но, несмотря ни на что, гитлеровцы, наращивая силы, пытались прорваться к Туапсе. В этой тяжелой обстановке перед 18-й армией стояла задача не допустить прорыва противника через горы и контрударом отбросить главную группировку врага за р. Пшиш. Исходя из создавшегося положения, было решено нанести два удара на флангах прорвавшейся вражеской группировки по сходящимся направлениям в район хуторов Пелика, Гойтх с целью окружить и уничтожить противника в районе горы Семашхо.

28 октября перешли в наступление ударные группировки 18-й армии и имели значительный успех. 9-я гвардейская стрелковая бригада 28 октября — 3 ноября вела бои за Гойтх и высоту 394,7. 1 ноября подразделения бригады ворвались в Гойтх, но, будучи контратакованы, отошли на исходные позиции.

В дальнейшем с 4 по 26 ноября в связи с ухудшением положения войска армии прекратили атаки. И только на отдельных направлениях они вели бои по улучшению своих позиций, отражали контратаки противника и готовились к предстоящей операции.

Последнюю свою попытку пробиться в Таупсе противник пытался предпринять в середине ноября. На этот раз удар наносился через гору Семашхо на Георгиевское. Снова в течение семи суток наши части отбивали яростные атаки врага.

Тяжелые испытания выпали на долю защитников Туапсе глубокой осенью 1942 года. В горах бойцов мучила жажда, они делили между собой с трудом доставленную воду, как величайшую драгоценность.

А в долинах и ущельях их мучили бесконечные холодные осенние дожди. Вода здесь заливала все: углубления, ячейки, окопы, блиндажи. Бойцы часто вынуждены были лежать часами в холодной воде под огнем противника. Дождевая вода проникала до тела, обмундирование никогда не просыхало, оружие покрывалось ржавчиной. Каменистые тропы, колючий кустарник и обилие влаги быстро превращали обувь в непригодную для носки.

А враг лавиной огня теснил наши передовые части. Ему удалось захватить горы Семашхо, Каменистую, Индюк.

Гвардейцы 9-й бригады мозолистыми руками в бесцветных от жары, дождей и пота гимнастерках и шинелях долбили ломами и осями от повозок гранитные скалы на новых рубежах.

Надо было сбросить противника с захваченных им господствующих высот. Чтобы не дать возможности ему закрепиться на южных склонах этих гор, нашими частями была предпринята контратака.

В этом бою 9-я гвардейская бригада на своем участке отбросила противника на 10 километров, овладев горой Каменистой, и закрепилась на ее северных склонах. Но соседи успеха не имели, они остались на своих прежних позициях.

Противник, воспользовавшись разрывом флангов между 65-й и 9-й гвардейской стрелковыми бригадами, быстро нанес удар с северо-запада между горами Индюк и Каменистой, и восстановил свое положение. 9-я гвардейская стрелковая бригада оказалась в окружении.

Когда люди попадают в беду, когда их постигает несчастье, они смотрят на командира, на его поведение. Горе для всех, если не выдержит командир, если он окажется слаб духом.

Взоры гвардейцев, попавших в окружение, устремились на командира бригады: теперь от его поведения, от его действий во многом зависела судьба всей бригады. Гвардии подполковник И. Г. Павловский понимал всю возложенную на него ответственность за судьбу части в этот тяжелый момент. Без нервозности, решительными мерами по организации круговой обороны на горе Каменистой он вселял уверенность людям в свои силы. Все, кто общался с ним, кто получал распоряжения, ощущали его оптимизм и волю.

Люди подтянулись. Не было ни паники, ни растерянности. Все, кто оказался в окружении, встали в боевые шеренги, все стали активными бойцами независимо от их роли в обычном бою. Батальоны стали более собранными и управляемыми.

Бригада превратилась в единый, монолитный боевой организм.

В первую очередь подполковник И. Г. Павловский отправил донесение командующему армией о положении бригады. В эту же ночь была предпринята попытка вырваться из окружения в юго-западном направлении на Гойтхский перевал. Однако атака успеха не имела: враг блокировал гору Каменистую со всех сторон. В этом бою погибли многие боевые товарищи.

Ведя бои в окружении, гвардейцы 9-й бригады на северных склонах горы Каменистой обнаружили трупы истерзанных воинов, которые были схвачены немцами, будучи раненными в предшествующих боях. Отступая от Каменистой, гитлеровцы учинили над ними зверскую расправу. Трупов было двенадцать. У них были выколоты глаза, вспороты животы, выбиты челюсти, переломаны ребра ударами прикладов, тела исколоты штыками.

Вот их имена: Пустовалов Михаил, Горковенко Андрей, Арутюнов Сванда, Веремчук Яков, Сероштан Григорий, Су-лейманов Осман. Личности остальных шести истерзанных, одного офицера и пяти красноармейцев, установить не удалось. Трупы были сильно обезображены, и при них не было документов.

Об этом злодеянии воины-разведчики составили акт, который хранится в архиве Министерства обороны, как документ, изобличающий звериное лицо немецко-фашистских захватчиков. Акт подписали: командир разведроты гвардии старший лейтенант Авелкин, гвардии лейтенант Семашко, гвардии старший сержант Каргин, гвардии красноармейцы Демидов, Корнилов, Руденко.

Командующий 18-й армией генерал-майор А. Н. Рыжов предпринял меры к прорыву обороны противника силами морской пехоты для обеспечения выхода из окружения бригады. Шли упорные двухдневные бои на участке, где недавно занимала оборону 9-я бригада.

Втянутый в активные бои с морской пехотой, противник не смог предпринять срочных мер по ликвидации окруженной бригады.

Морская пехота значительно отвлекла на себя силы противника, что помогло бригаде успешно вырваться из окружения. Атаковав противника в северном направлении восточнее селения Гойтх, бригада с боями пробилась на Гойтхский перевал и вышла по нему из окружения западнее горы Индюк на участке обороны 65-й стрелковой бригады.

После выхода из окружения бригада расположилась в районе населенного пункта Георгиевское. После непродолжительного отдыха она совершила марш в район Шабанов-ского перевала, где к этому времени сосредоточился 11-й гвардейский стрелковый корпус, который вошел в состав 56-й армии (командующий армией генерал-лейтенант А. А. Гречко).

9-я гвардейская стрелковая бригада заняла свое место в этом корпусе.

В целом, в результате контрудара по Гойтхской группировке, рухнул план немецко-фашистского командования прорваться к Туапсе. Противник был вынужден перейти к обороне.

* * *

Потеряв надежды захватить Туапсе, противник временно прекращает атаки в этом районе и делает отчаянную попытку пробиться в Закавказье на восточном участке фронта. На этот раз удар наносится через Нальчик и Владикавказ.

В случае неудачной попытки пробиться в глубь Кавказа немецкое командование рассчитывало захватом города хотя бы поправить свой престиж. В немецкой фронтовой газете «Панцер Форан» говорилось, что Кавказом владеет тот, кто владеет Владикавказом, ссылаясь на происхождение названия города Владикавказа, т. е. по иному «Владей Кавказом».

Тем временем войска Северной группы заканчивали последние приготовления к наступлению. Оно намечалось на 3 ноября.

Основные силы наших войск располагались на грозненском и владикавказском направлениях, в то время как на нальчикском направлении оборонялась ослабевшая 37-я армия. А именно против этой армии противник и намеревался нанести главный удар.

На участке прорыва он создал тройное превосходство по пехоте, одиннадцатикратное — в артиллерии, десятикратное — в минометах. Танков в 37-й армии не было совершенно, а гитлеровцы сосредоточили на участке прорыва танковую армаду.

Противник рассчитывал прорвать оборону и внезапным ударом, разгромив 37-ю армию, захватить Владикавказ, Грозный, а затем наступать по Военно-Грузинской дороге на Тбилиси.

К началу операции все силы 37-й армии оказались равномерно растянутыми на фронте протяженностью 120 км. Резерва 37-я армия не имела. Оборона ее в инженерном отношении была оборудована слабо. Минных противотанковых заграждений в полосе обороны не было.

Командование армии и Северной группы войск не сумело разгадать замысел противника и своевременно не усилило правый фланг обороны.

25 октября рано утром авиация противника под прикрытием истребителей произвела мощный налет по войскам и штабу 37-й армии.

На штаб налетело около 70 самолетов. Связь с Северной группой войск была прервана, управление войсками потеряно. После этого в наступление пошли танки. Они быстро распространились в юго-западном направлении и продвинулись более чем на 20 км. Этот танковый прорыв врага создал тяжелое положение для войск 37-й армии. Соединения и части в самый критический момент лишились управления и разрозненно отступали на юго-запад.

В эти напряженные дни командующий фронтом принял решение в двухдневный срок перебросить 10-й гвардейский стрелковый корпус из 44-й армии на Владикавказское направление.

6-я гвардейская стрелковая бригада, совершив марш из района Малгобек, расположилась южнее Владикавказа для укомплектования.

Батальоны пополнялись вооружением и получали пополнение.

Прибывшее в 6-ю бригаду пополнение состояло преимущественно из людей, призванных из Закавказских республик. Кроме этого, в бригаду прибыл маршевый батальон кадровых воинов-дальневосточников, имеющих различные военные специальности. Среди них были пехотинцы, артиллеристы, связисты, минометчики, саперы, моряки.

Но использовать всех дальневосточников по своим военным специальностям возможности не представлялось, большинство из них пошли в стрелковые роты. Младший сержант Вьюгин, окончивший полковую школу по специальности минометчика, принял стрелковое отделение, матрос Тихоокеанского флота Круглое пошел в батарею 76-мм пушек.

Так бойцы маршевого батальона, сумевшие за месячный срок сблизиться и подружиться, разошлись по частям и подразделениям 6-й гвардейской стрелковой бригады.

Между тем, вдоль шоссе Пятигорск — Владикавказ шли ожесточенные бои. Враг танковым тараном пробивал себе дорогу к намеченной цели. 28 октября 1942 года 10-й гвардейский стрелковый корпус выдвинулся навстречу наступающему противнику.

6-я гвардейская бригада на своем участке героически отбивала отчаянные танковые атаки врага, выдерживала удары артиллерии и авиации. Гвардейцы мужественно стояли на своих позициях, поливая своей кровью кавказскую землю, теряя в боях своих товарищей.

... Группе воинов 2-й стрелковой роты 3-го батальона, возглавляемой гвардии младшим лейтенантом Анатолием Печерицей, было приказано держать оборону в горном ущелье вблизи города Владикавказа.

29 октября 1942 года большой массой танков немцы предприняли попытку прорваться через ущелье и зайти в тыл наших войск. Гвардейцы встретили бронированный натиск врага губительным огнем и непоколебимой стойкостью.

Гитлеровцы предпринимали одну попытку за другой сбить с позиций небольшую группу наших воинов.

Вот прямым попаданием снаряда убиты Орлов и Гаванадзе — расчет противотанкового ружья. Струи пулеметных очередей поливали позиции гвардейцев.

Ряды гвардейцев редели. Противотанковые ружья врагом уничтожены. На позиции остались четыре воина-богатыря, ручной пулемет, четыре винтовки и последняя связка гранат.

В критический момент боя, когда вражеские танки снова пошли на штурм, гвардии младший лейтенант Анатолий Печерица со связкой гранат бросился под вражеский танк и подорвал его, не пощадив своей жизни. Подорвавшийся танк окончательно закрыл неширокую горную дорогу в ущелье.

За день боя гвардейцы, возглавляемые младшим лейтенантом А. Печерицей, не имея хороших противотанковых средств, уничтожили три вражеских танка, большое количе-

ство автоматчиков. Враг не прошел через рубеж гвардейцев.

О жизни Анатолия Печерицы можно сказать очень коротко: детство, школа и рабфак, работа в паровозном депо города Купянска Харьковской области, служба в армии, участие в советско-финской войне в 1940 году, а с июня 1941 года — с немецко-фашистскими захватчиками.

После лечения в госпитале, осенью 1941 года, он пошел служить в десантные части, где ему было присвоено офицерское звание.

За подвиг в последнем бою младший лейтенант Анатолий Акимович Печерица был посмертно награжден орденом Красного Знамени. После этого боя в армейской газете появился портрет героя с описанием его подвига. По всей бригаде гвардейцы говорили о подвиге и смерти А. Печерицы.

На могиле героя артиллерист М. Велиев сказал: — Я завидую нашему герою. Сколько времени еще отпущено мне жить? Может быть час, месяц, год, тридцать лет. Анатолий Печерица будет жить всегда. Потомки будут вспоминать его короткую жизнь и легендарную смерть и рассказывать о ней своим потомкам. Это не смерть, это бессмертие...

* * *

31 октября гитлеровцы захватили Ардон, бои уже шли на подступах к селению Гизель.

Весь день 1 ноября многочисленные группы вражеских бомбардировщиков наносили массированные удары по Владикавказу. Над городом завязались воздушные бои.

2 ноября 13-я немецкая танковая дивизия, являющаяся острием группировки войск противника, захватила селение Гизель, расположенное в восьми километрах западнее Владикавказа.

Из этого селения город хорошо просматривался. Гитлеровцам оставалось сделать последний бросок, чтобы захватить город, который был уже в зоне досягаемости артиллерийского огня. Вражеские снаряды уже рвались на его улицах, в парках, кромсали стены и крыши домов, с корнем вырывали деревья.

2 ноября 10-й гвардейский стрелковый корпус перекрыл шоссе, идущее в город, и принял на себя бронированный удар

13-й немецкой танковой дивизии, имеющей большой опыт «таранных операций».

Дивизия под командованием генерала Герра танковым тараном взяла селение Эльхотово, но дальше к Владикавказу прямым путем продвинуться не смогла. После нескольких безрезультатных попыток пробиться через Эльхотовские ворота генерал Герр сам повел танкистов в атаку. Но генеральский танк — одна из лучших машин 1-й танковой армии — был сразу же подбит, а генерал Герр — тяжело ранен.

Не сумев пробиться к Владикавказу через Эльхотово, немцы делают попытку пробиться к нему через Нальчик по узкому коридору между гор.

3 ноября гитлеровцы врезались в зону наших войск между горными массивами и уперлись в городское кладбище. Выход передовых частей немецкой группировки войск к городскому кладбищу был мрачным предзнаменованием его судьбы в этой отчаянной схватке.

Однако противник был уверен в своем успехе. Временно исполняющий обязанности командира 13-й танковой дивизии полковник Кюн накануне штурма города обратился к своим солдатам с приказом, в котором говорилось:

«Дивизия совершила мощный бросок до ворот Владикавказа. Взята исходная позиция для наступления на этот город... Штурм Владикавказа будет связан с именем 13-й танковой дивизии, и здесь наша прославленная дивизия будет в первых рядах... ».

Центром кровавых сражений за Владикавказ стало селение Гизель, где были сосредоточены основные группировки немцев. Здесь в течение двенадцати дней с обеих сторон сражались 75 тысяч солдат, грохотали 300 орудий, 200 танков, 650 минометов, 1800 пулеметов.

Размах сражения все возрастал. Горное эхо разносило отзвуки непрерывной канонады. Противник понимал, что это решающий бой за Кавказ и не жалел своих сил. Четверо суток длился штурм города. Четверо суток бесчисленных атак, грохота огня и металла выдержали гвардейцы.

5 ноября в сражении за Владикавказ наступил перелом. В этот день противник осуществлял последние отчаянные броски, в которые вкладывал все свои возможности.

Вместе с тем стало очевидно, что в действиях гитлеровцев уже не было прежней решимости. Они не выдерживали боя морально. Безрезультатные атаки, десятки подбитых и сожженных танков, тысячи убитых, беспрерывный гул огня и металла, сырая и холодная погода истощили силы противника, надломили его дух. Кое-где гитлеровцы стали прибегать к так называемым «психическим атакам».

... После короткого, но сильного удара вражеской артиллерии по позициям 6-й гвардейской бригады и переноса огня в глубину нашей обороны по траншее 4-го батальона разнеслись тревожные возгласы: психическая, пошли в психическую!

Как только рассеялись пыль и гарь от вражеского огня, бойцы батальона увидели нестройную большую толпу гитлеровцев, рассыпанную по фронту. Они шли в полный рост ускоренным шагом, не соблюдая равнения. Толпа приближалась. Уже ясно были видны фигуры гитлеровцев. Шли они с засученными рукавами, многие без головных уборов, распахнув куртки, что-то кричали и беспорядочно вели огонь из автоматов. Шли они пьяные, грязные, обросшие, страшные.

Это были последние попытки надломленного, морально отчаявшегося противника, который стремился сломить дух наших уставших бойцов.

Но гвардейцев сломить было нельзя!

Дерзкой контратакой, поднявшись из своих окопов, они пошли врукопашную. И враг, не выдержав такого неожиданного натиска, рассеялся, побежал. В этой контратаке около 10 немцев было захвачено в плен.

Со стороны противника захлопали минометы, раздался сухой треск артиллерийских выстрелов, в воздухе завыли мины. Гитлеровцы приступили к продолжительному, изнуряющему обстрелу позиций 4-го батальона, мстя за свою провалившуюся, раздавленную атаку.

К вечеру бой стих. Гитлеровцы, израсходовав свои возможности, прекратили огонь и атаки...

* * *

Застряв на подступах к Владикавказу, группировка немецко-фашистских войск оказалась в мешке. Создалась реальная возможность ее полного окружения и уничтожения в районе Гизели.

6 ноября началась операция наших войск по разгрому гизельской группировки противника.

Сбивая гитлеровцев с их позиций, гвардейские батальоны с двух сторон окружали селение Гизель, сжимая горловину мешка, в котором оказались гитлеровцы.

Командование 1-й танковой армии немцев прилагало все усилия, чтобы спасти свою гизельскую группировку от разгрома: оно прикрыло ее отход от Владикавказа мощным соединением истребительной и бомбардировочной авиации. Однако узкий коридор в районе Майрамадач, Дзуарикау шириной не более 3-х км чрезвычайно затруднил организованный отход окруженных фашистских войск.

Части 13-й немецкой танковой дивизии делали отчаянные попытки, чтобы расширить этот коридор и вырваться из ловушки.

Гитлеровцы все время переходили в контратаки. Над Ги-зелью шли непрерывные воздушные бои.

Утром 11 ноября войска левого крыла 9-й армии сломили сопротивление арьергардов противника и овладели Ги-зелью.

Во время этих боев в 10-м гвардейском стрелковом корпусе находился военный корреспондент В. Закруткин, который в своих воспоминаниях о тех днях писал:

«Я никогда не забуду мгновения, когда вместе с солдатами гвардейского батальона входил в повитое дымом, только что освобожденное селение Гизель. Никакие слова не могут передать моего состояния. Мне хотелось и смеяться и плакать от радости, я готов был кричать, обнимать каждого своего товарища и каждого жителя, бежавшего к нам навстречу. Упрямая память воскресила в это мгновение и горькие дороги летнего отступления, и полные страдания глаза провожавших нас женщин, и жестокое недовольство собой, и все то, что теперь уступало место новому, горячему, радостному чувству».

Девятнадцатого ноября 1942 года Совинформбюро об исходе Гизельского сражения сообщало:

«Удар по группировке немецко-фашистских войск в районе Владикавказа (гор. Орджоникидзе).

Многодневные бои на подступах к Владикавказу (гор. Орджоникидзе) закончились поражением немцев.

В этих боях нашими войсками разгромлены 13-я немецкая танковая дивизия, полк «Бранденбург», 45-й велобатальон, 7-й саперный батальон, 525-й дивизион противотанковой обороны, батальон первой немецкой горно-стрелковой дивизии и 336-й отдельный батальон, нанесены серьезные потери 23-й немецкой танковой дивизии, 2-й румынской горнострелковой дивизии и другим частям противника.

Наши войска захватили при этом 140 немецких танков,

7 бронемашин, 70 орудий разных калибров, 2350 автомашин, 183 мотоцикла, свыше 1 млн. патронов, 2 склада боеприпасов, склад продовольствия и другие трофеи.

На поле боя немцы оставили свыше 5000 трупов солдат и офицеров, количество раненых немцев в несколько раз превышает число убитых... »

Отстаивая свою родную землю, многие наши воины пали смертью храбрых. Недалеко от селения Гизель, у шоссейной дороги, стоит обелиск на братской могиле бойцов и командиров, погибших у стен Владикавказа.

В боях на подступах к Владикавказу личный состав 10-го гвардейского стрелкового корпуса совершил множество подвигов.

6-я гвардейская стрелковая бригада за образцовое выполнение боевых заданий командования при обороне Владикавказа и героические подвиги ее воинов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1942 г. была награждена орденом Красного Знамени.

Давно канули в прошлое дни тяжелых боев по защите Кавказа. Никогда не забудутся в памяти народа героические подвиги наших воинов, совершенные в те дни.

* * *

Командующий группой армии «А» Клейст не хотел признать себя побежденным. Оказавшись битым в Гизельском сражении, он в конце ноября предпринял новые попытки наступать восточнее Моздока и на Туапсе через гору Семашхо. Но и эти попытки не принесли противнику желаемого успеха.

19 ноября 1942 года началось контрнаступление наших войск под Сталинградом, приведшее к окружению 22 дивизий противника.

Наши войска успешно расширяли кольцо окружения, продвигались к Ростову.

Для гитлеровского командования возникла новая опасность: 1-я танковая и 17-я полевая армии могли быть отрезаны советскими войсками на Северном Кавказе. Они могли быть зажаты в котел войсками Южного и Закавказского фронтов. Но, несмотря на эту реальную угрозу, войска этих армий упорно сопротивлялись, а во второй половине ноября даже делали попытки на узких участках прорваться в глубь Кавказа.

Гитлер, с присущим ему фанатизмом, приказал Клейсту держаться на Кавказе. «Берега Терека,— писал он в одном из своих приказов в декабре 1942 года,— изобилующие населенными пунктами,— наиболее благоприятный зимний рубеж, который нужно во что бы то ни стало отстоять для покорения Кавказа весной».

Гитлер возлагал большие надежды на созданную группу армий «Дон» под командованием фельдмаршала Манштейна, в задачу которой входило деблокировать окруженную в Сталинграде армию Паулюса. После выполнения задачи группой армий «Дон», по мнению Гитлера, опасность для армий Клейста на Кавказе отпадет.

Однако после провала операции Манштейна немецкий фронт на Кавказе дрогнул.

1 января 1943 года Северная группа Закавказского фронта перешла в наступление.

К 10 января 9-я армия под командованием генерал-майора Коротеева К. А. стремительным ударом освободила Георгиевск, а ее танковые части выдвинулись к Минеральным Водам, 44-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. А. Хоменко развила наступление на Ставрополь.

9 января берлинское радио огорошило своих слушателей сообщением об «отходе» армий Клейста. Сообщение было сделано в то время, когда 1-я немецкая танковая армия откатилась уже на 130 километров и не могла удержаться ни на одном рубеже.

Клейст не мог остановить бегство своих дивизий. Каждому фашистскому солдату мерещилось окружение, мерещился призрак Сталинграда. Вера в свои силы у гитлеровских солдат была поколеблена.

Отступающему на Ростов противнику должны были преградить путь войска Южного фронта.

Черноморская группа войск имела задачу закрыть отход группе Клейста на Таманский полуостров, не дать ей возможности отступить через Керченский пролив в Крым.

Без дополнительных сил эту задачу Черноморская группа войск выполнить не могла: перед ее фронтом занимала оборону сильная группировка противника. Поэтому в состав 56-й армии, которая в наступательной операции войск Черноморской группы действовала на главном направлении, перебрасывались из Северной группы значительные силы, в том числе 6-я и 9-я гвардейские стрелковые бригады.

Дождливая зима и штормовая погода на море значительно задерживали переброску этих войск. Время было упущено, и войска Черноморской группы смогли перейти в наступление только 16 января. Однако к началу наступления, т. е. к 16 января, войска 56-й армии не успели закончить перегруппировку.

10-й гвардейский корпус находился в пути, большая часть артиллерии — за перевалами. Все это произошло потому, что войска поздно начали перегруппировку. Кроме того, малое количество дорог и плохое их состояние сильно затрудняли передвижение войск. Достаточно сказать, что на участке дороги Сторожевая — Шабановское из-за пробки, созданной автомашинами 10-го гвардейского стрелкового корпуса, движение было прекращено на 35 часов. И все-таки 16 января 56-я армия под командованием генерал-лейтенанта Гречко А. А. на главном направлении перешла в наступление.

Учитывая важность этой наступательной операции, Военный Совет Закавказского фронта особое внимание уделял соединениям, которые оставались на направлении главного удара.

В дни, предшествующие наступлению, командующий войсками Закавказского фронта генерал армии Тюленев И. В. и член Военного Совета фронта генерал-майор Ефимов П. И. лично посетили части 11-го гвардейского стрелкового корпуса.

Они объехали все бригады, интересовались снабжением личного состава, состоянием вооружения и на месте принимали меры к ликвидации недочетов. Выступали с докладами, проводили беседы в батальонах.

В 9-ю гвардейскую бригаду приехал тогда генерал-майор Ефимов П. И. Он выступил перед личным составом в батальонах, ознакомил людей с обстановкой на фронтах, с задачами войск Закавказского фронта, с предстоящей боевой задачей воинов бригады, вручил награды отличившимся в минувших боях.

Среди гвардейцев был необычайный подъем. Наконец-то, наступление! — ликовали они. Гвардейцы атаковали противника.

В наступление пошли те, кто познал горькую дорогу отступлений, кто познал кровавые бои долгомесячной обороны Кавказа, кто пережил унизительную и обидную роль отступающих и обороняющихся.

17 января войска 56-й армии овладели Калужской, Ново-Алексеевским, завязали бои за Григорьевскую и Пензенскую. И в последующие дни, несмотря на дожди и снегопады, трудности передвижения и все возрастающее сопротивление противника, соединения и части армии продолжали успешно развивать наступление.

Бойцы 56-й армии покидали позиции, политые потом и кровью в оборонительных боях, оставляли свои траншеи, блиндажи, оборудованные в каменистом грунте своими руками, с которых не сходили кровавые мозоли за весь период оборонительных боев. В тяжелых условиях проходили эти наступательные бои. Каждый метр земли за долгие месяцы обороны противником был тщательно пристрелян. Бойцы преодолевали кручи, перетаскивали по горным дорогам орудия, боеприпасы, повозки с грузами.

Несмотря на эти трудности, наши войска в первые дни боев отбросили гитлеровцев на 30 километров и вышли с гор на Кубанскую равнину. Преследуя отступающего врага, бойцы говорили: «Бежит с Кавказа фашистская зараза».

В дни этого наступления по частям 56-й армии прошла популярная песня о защитниках Кавказа, сложенная бойцами.

Вот ее слова:

Пусть дети и внуки взволнованно внемлют, Пускай же об этом расскажут не раз, Как мы защищали Советскую землю, Как мы защищали Советский Кавказ.

Мы шли по горам, сквозь пургу и метели, Морили нас холод и зной, И те, кто орлятами в горы летели, Орлами Кавказа вернулись домой.

Мы знали, что ждать нам придется недолго, И Терека вновь зацветут берега, Гвардейцы отгонят фашистов от Волги, А мы от Кавказа отбросим врага.

9-я гвардейская стрелковая бригада, принимая непосредственное участие в освобождении станиц Крепостной и Смоленской, держала направление на Кубань. Активные боевые действия вела и 6-я гвардейская стрелковая бригада.

В эти дни ее командиром был назначен полковник Василенко Гавриил Тарасович, который за плечами имел огромный боевой опыт. В армию он пошел служить еще в 1932 году. Активный участник войны с Финляндией, где командовал

батальоном. В одном из боев батальон под его командованием прорвал оборону противника, захватил 4 деревни. Отличаясь храбростью, Василенко Г. Т. увлекал за собой бойцов в атаку. За мужество и героизм, проявленные в этих боях, 7 апреля 1940 года Василенко Г. Т. было присвоено звание Героя Советского Союза.

56-я армия наступала на Краснодар с юга, приближалась к реке Кубань. На обочинах дорог были установлены щиты с призывами:

— Освободим родную Кубань!

— Даешь Краснодар!

— Смерть фашистской дряни на реке Кубани!

На этом направлении нашим войскам пришлось действовать в исключительно трудных условиях. Переходя в частые контратаки, враг оказывал ожесточенное сопротивление. Особенно напряженные бои разгорелись в 10-ти км южнее Краснодара за населенный пункт Шенджий. Противник создал здесь мощный узел сопротивления. Но уже ничто не могло остановить наступательный порыв наших воинов. Части и подразделения 10-го гвардейского стрелкового корпуса, куда входила и 6-я гвардейская бригада, охватили Шенджий с флангов и стремительной атакой разгромили немецкий гарнизон.

Освободив Шенджий, наши войска стремительно продвигались вперед. На степных просторах между железнодорожной магистралью и Краснодарским шоссе завязались тяжелые бои. Наши воины метр за метром отвоевывали родную землю, приближались к сердцу Кубани — Краснодару. Трудно было с доставкой боеприпасов, продовольствия, с эвакуацией раненых через горный хребет, по размокшим, разбитым дорогам.

Героически трудились тыловые и медицинские работники, автомобилисты. Их полем деятельности были и тыл и передний край.

Армейская газета в те дни публиковала много материалов о героических подвигах воинов в наступательных боях.

В одном из номеров была помещена большая статья о героических делах медицинских работников 6-й гвардейской бригады в борьбе за жизнь воинов. В ней говорилось о том, как ротный санинструктор Мария Сологуб вместе с бойцами шла в наступление, как она выносила с поля боя раненых с оружием. Будучи дважды раненной, продолжала выполнять боевую задачу, и только третье ранение заставило ее оставить боевые позиции.

В этой статье говорилось, как отважная Лариса Кручинина за период обороны Кавказа и наступательных боев вынесла из-под огня 76 раненых воинов.

В этой же статье отмечалась мужественная работа старшего хирурга 6-й гвардейской бригады военврача 3-го ранга Матикяна Ивана Богдановича.

Хирург Матикян за спасение жизни многим воинам был награжден в эти дни орденом Красной Звезды.

В дни наступления в состав 10-го гвардейского корпуса, наряду с 6-й бригадой, вошла и 9-я гвардейская бригада.

12 февраля 1943 года Краснодар был освобожден, 56-я армия после достижения южных окраин Краснодара повернула на запад, наступая вдоль южного берега Кубани на Таманский полуостров. Здесь ее передовые части вступили в бои по ликвидации мощных опорных пунктов противника, прикрывающих «Голубую линию».

Во второй половине февраля — первой половине марта 10-й гвардейский стрелковый корпус ведет кровопролитные бои за станицы Крепостную, Смоленскую, Северскую и Абинскую уже в составе Северо-Кавказского, фронта (командующий фронтом генерал-полковник Масленников И. И.).

 


* * *

В боях на Кубани

Отступая под ударами наших войск, противник отвел свои части на новый рубеж обороны восточнее станицы Крымской и приступил к укреплению своих позиций.

Костяком всей обороны врага являлась станица Крымская. Через нее проходили основные железнодорожные и грунтовые магистрали на Новороссийск, Анапу, Тамань и Темрюк. Стремясь во что бы то ни стало удержать этот важный населенный пункт, гитлеровцы превратили его в мощный узел сопротивления.

Впервые на Кавказе противник применил мощную траншейную оборону. Все каменные дома в станице враг приспособил к обороне и держал в них постоянные гарнизоны.

За самой станицей проходила также мощная оборонительная полоса. Укрепленную полосу на Таманском полуострове немцы назвали «Голубой линией» и считали эту линию неприступной для наших войск.

«Голубая линия» представляла собой мощный оборонительный рубеж, фланги которого упирались в Черное и Азовское моря. Отсюда и ее лирическое название. Она состояла из нескольких укрепленных оборонительных полос, оборудованных дотами, дзотами, бронеколпаками, траншеями с большим количеством опорных пунктов. Общая глубина ее достигала 20—25 километров. Главная полоса обороны с 5-километровой глубины имела 3—4 ряда сплошных траншей, прикрывалась минными полями и проволочными заграждениями.

Долго и основательно создавался немцами этот рубеж. Для рытья траншей, противотанковых рвов, окопов гитлеровцы силой оружия согнали тысячи мирных жителей. Саперные и полевые войска возводили узлы сопротивления. Созданию прочной обороны благоприятствовали условия местности. Обширные приазовские плавни рек Кубань и Адагум являлись уже сами по себе серьезными естественными препятствиями. На юг и юго-запад от станицы Крымская до самого Черного моря возвышаются западные отроги Главного Кавказского хребта.

«Голубая линия», оборонявшаяся частями 17-й немецкой армии, резервы, тылы которой были расположены в Крыму, олицетворяли надежды гитлеровцев на Кубани.

В прорыве этой мощной обороны и в боях по разгрому частей 17-й немецкой армии активное участие приняли воины 6-й и 9-й гвардейских стрелковых бригад, а с июля" 1943 года — воины 109-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии.

28 марта командующий Северо-Кавказским фронтом после согласования со Ставкой Верховного Главнокомандования поставил войскам конкретные задачи на наступление. Прорвать вражескую оборону на главном ее участке поручалось войскам 56-й армии.

10-й гвардейский стрелковый корпус закрепился на боевых позициях для штурма мощного опорного пункта противника — станицы Крымской.

4 апреля в 9 часов утра 56-я армия перешла в наступление. Обороняясь на сильно укрепленном рубеже, враг оказал упорное сопротивление. В полосе действия 10-го стрелкового корпуса у противника оказалось большое количество пулеметов, которые не были подавлены во время артилле-

рийской подготовки. И все же к исходу дня части корпуса продвинулись вперед и вышли к железной дороге восточнее Крымской. Гитлеровцы ожесточенно сопротивлялись, часто переходя в контратаки. К концу дня резко ухудшилась погода. Артиллерия уже не могла поддержать своим огнем наступление пехоты, так как видимость из-за сильного дождя сократилась до 500 м.

На следующий день погода по-прежнему была плохой. Непрерывные проливные дожди сильно затрудняли действия войск. Реки вышли из берегов, все дороги были размыты и залиты водой. О движении транспорта и артиллерии не могло быть и речи. Боеприпасы и продовольствие доставлялись в войска с большими трудностями, вручную.

Поэтому атаки, предпринятые 5 и 6 апреля, успеха не имели. Тогда командование 56-й армии приступило к перегруппировке для уплотнения боевых порядков и создания ударных группировок на участках прорыва.

15 апреля с 7 часов утра планировалось новое наступление 56-й армии, но в 6 часов 30 минут противник сам перешел в контратаку. Трое суток враг непрерывно атаковал, стремясь во что бы то ни стало восстановить положение в районе Крымской.

В этих боях воины 6-й и 9-й гвардейских бригад вновь показали преданность своей Родине, готовность на любые испытания ради освобождения родной земли от ненавистного врага.

В боях на Кубани навечно прославил свое имя автоматчик отдельного батальона автоматчиков 9-й гвардейской стрелковой бригады гвардии рядовой Синев Яков Михайлович.

На фронт Я. М. Синев пошел с первых дней войны. Воевал исправно, полюбил свое оружие: автомат и «карманную артиллерию», как часто в шутку называл гранаты.

Добрая слава шла о рядовом Синеве в 9-й бригаде: исполнительном, скромном в быту и смелом в бою воине. Он не раз ходил разведывать огневые точки врага, не раз проникал в расположение войск противника.

Однажды, находясь в расположении врага, он обнаружил поблизости от себя пулеметный расчет противника и принял дерзкое решение: уничтожить его. Маскируясь в кустарнике и траве, рядовой Синев подполз к гитлеровцам на расстояние 10—15 метров и двумя гранатами уничтожил расчет. Поняв в чем дело, фашисты с соседних огневых позиций открыли огонь по нашему воину. Рядовой Синев вскочил в пулеметный окоп, развернул вражеский пулемет в сторону противника. Ждать долго не пришлось: немцы, считая солдата погибшим, кинулись к окопу. Рядовой Я. Синев неожиданно открыл по ним губительный огонь. Воспользовавшись замешательством врага, он быстрыми перебежками возвратился в расположение своей роты. Около 24 гитлеровцев перебил Синев в этой короткой схватке. За этот подвиг 14 февраля 1943 года он был награжден медалью «За отвагу».

17 апреля 1943 года батальону, в котором служил гвардии рядовой Яков Синев, было приказано овладеть господствовавшей в районе станицы Крымской высотой 404,2. Теперь она называется высотой Героев. Эта высота была сосредоточием ожесточенных схваток.

В бои за нее были втянуты с обеих сторон артиллерия, танки, авиация.

Батальон подошел ближе других к немецким позициям на высоте. От того, удастся ли батальону атака, зависело многое. В воздухе вспыхивает ракета — сигнал атаки. И первым поднимается на штурм отделение, в котором служил Яков Синев. Захвачены траншеи первой линии обороны противника. Гвардейцы устремляются к следующему, но путь им преграждает дзот, из которого строчил пулемет. Рядовой Яков Синев пополз вперед. Приблизившись к дзоту, он бросил в него одну за другой противотанковые гранаты. Вражеский пулемет смолк, отделение снова поднялось в атаку. Но тут заговорил пулемет из другого дзота, до того молчавшего.

И в эту напряженную критическую минуту, решившую исход боя, над полем раздался голос рядового Я. Синева:

— Смерть фашистским гадам!

И гвардейцы увидели, как Яков Синев, не имея больше гранат и израсходовав все патроны, не колеблясь, рванулся с места и бросился на амбразуру вражеского дзота, закрыв его своим телом...

Личный состав роты, воспользовавшись героическим подвигом своего товарища, ворвался в траншеи и овладел высотой.

Гвардейца Якова Михайловича Синева, повторившего бессмертный подвиг Александра Матросова, похоронили в районе боев за высоту. В скорбном молчании стояли над его могилой боевые друзья.

Родина высоко оценила подвиг гвардии рядового Синева Я. М. 25 октября 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Приказом министра обороны СССР № 17 от 8 марта 1949 года он навечно зачислен в списки 1-й роты 309-го гвардейского Краснознаменного, орденов Суворова и Богдана Хмельницкого мотострелкового полка 109-й гвардейской дважды Краснознаменной, ордена Суворова мотострелковой дивизии.

* * *

В течение апреля 6-я и 9-я гвардейские бригады продолжают участвовать в тяжелых боях за станицу Крымская. Только 4 мая станица была освобождена.

В эти дни 6-я гвардейская Краснознаменная и 9-я гвардейская стрелковые бригады выходят из боев на переформирование. На их базе начинается формирование 109-й стрелковой дивизии.

 


* * *

Бои у станицы Молдаванская

Для формирования дивизии были определены короткие сроки. Большинство военнослужащих, воевавших в составе 6-й и 9-й бригад, продолжали свой боевой путь уже в составе 109-й стрелковой дивизии.

На базе 6-й бригады был сформирован 306-й стрелковый полк, на базе 9-й бригады — 309-й стрелковый полк. Из состава других частей фомируется 312-й стрелковый и 246-й артиллерийский полки. В составе дивизии формируются также: 116-й отдельный саперный батальон, 110-й отдельный медико-санитарный батальон, отдельный батальон связи, отдельная разведывательная рота, отдельная автомобильная рота, авторемонтная мастерская, подразделения тыла, дивизионная газета «Красный гвардеец» (в последующем «Боевое Знамя»).

Боевая слава бригад, добытая в боях с немецко-фашистскими захватчиками, стала достоянием дивизии при ее формировании. Дивизия унаследовала от 6-й и 9-й бригад гвардейское звание, орден Красного Знамени, завоеванный воинами 6-й бригады, был также передан дивизии.

Таким образом, дивизия с первого дня своего существования стала именоваться: 109-я гвардейская Краснознаменная стрелковая дивизия.

Формирование дивизии происходило в течение мая месяца. После этого была напряженная учеба по сколачиванию частей дивизии, прием пополнения, получение техники, вооружения и материальных средств.

Командиром дивизии был назначен полковник Балдынов Илья Васильевич. Это был командир незаурядной смелости, с неспокойной натурой. Старый кавалерист, в армии начал служить в 1925 году. В 1929 году участвовал в боях на КВЖД, много лет прослужил в Даурии. В 1937 году он был вызван в Читу и необоснованно арестован, став одной из многочисленных жертв культа личности.

В самом начале войны с гитлеровской Германией Илья Васильевич был освобожден из заключения и назначен командиром одного из полков 72-й Кубанской кавалерийской дивизии. Позднее воевал на Кавказе и Кубани в должности заместителя командира 30-й Иркутской стрелковой дивизии.

Он участвовал в боях у станицы Крымской, а на высоте Героев был тяжело ранен в спину. После операции эвакуироваться в тыл полковник Балдынов отказался, а лег лечиться в армейский госпиталь. Находясь в госпитале, он получил приказ о назначении его командиром 109-й стрелковой дивизии.

Будучи еще нездоровым, с незажившей раной, полковник Балдынов покинул госпиталь и прибыл к командующему Северо-Кавказским фронтом генерал-полковнику Петрову И. Е. за получением задачи о формировании дивизии.

Прибыв к месту формирования дивизии, полковник Балдынов И. В. сразу включился в интенсивную работу по встрече офицеров и солдат, комплектованию штаба, частей и подразделений дивизии.

Среди офицеров, направленных из других соединений для укомплектования дивизии, полковник Балдынов И. В. встретил и своих сослуживцев по 30-й Иркутской дивизии: майора Кононенко П. П., назначенного заместителем командира 309-го полка, капитана медицинской службы Богатырева И. Д., назначенного командиром 110-го отдельного медико-санитарного батальона.

Прибыв в дивизию, полковник Балдынов продолжал лечиться в медсанбате дивизии, который он изредка посещал и где ему делали перевязки.

Здесь кругом кипела работа: хлопотали врачи, медсестры, санитары по устройству и оборудованию палаточных помещений. Уже были развернуты перевязочная и операционная. Аптека пополнялась медикаментами и лекарствами. Развертывались и оборудовались палаты для раненых.

В медсанбат прибыло 11 врачей, полных энергии и желания работать.

Среди них — опытный терапевт капитан медицинской службы А. Краснобродская, хирурги — капитан медицинской службы И. Матикян и капитан медицинской службы Д. Остер, эпидемиолог старший лейтенант медицинской службы В. Амитон и другие. Большинство из них были уже с опытом работы в боевой обстановке.

Хирург Матикян Иван Богданович на фронте был с начала войны, с декабря 1942 года работал начальником хирургического отделения медсанбата 6-й гвардейской бригады.

* * *

К лету 1943 года Красная Армия окончательно захватила инициативу в свои руки и уже не выпускала ее до конца войны. Соотношение сил в это время было уже в нашу пользу.

Воины армии и флота горели желанием как можно скорее разгромить врага, изгнать немецко-фашистских оккупантов с территории нашей страны. Возросшая техническая оснащенность Вооруженных Сил дала возможность советскому командованию в 1943 году осуществить реорганизацию объединений, соединений и частей. Формирование 109-й стрелковой дивизии явилось результатом этой реорганизации. Стрелковые войска к лету 1943 года в основном перешли на корпусную систему, 109-я стрелковая дивизия вошла в состав 10-го стрелкового корпуса (командир генерал-майор Рубанюк И. А.) 56-й армии (командующий — генерал-лейтенант Гречко А. А.) Северо-Кавказского фронта (командующий — генерал-полковник Петров И. Е.).

Летние успехи Красной Армии создали благоприятные условия для перехода в наступление Северо-Кавказского фронта. Его продвижение к нижнему течению Днепра ставило Таманскую группировку противника в исключительно тяжелое положение.

Ставка Верховного Главнокомандования поставила Северо-Кавказскому фронту задачу ликвидировать Таманскую группировку противника и не допустить ее эвакуации в Крым. Главным препятствием перед войсками фронта в успешном выполнении этой задачи являлся мощный оборонительный рубеж противника — «Голубая линия».

На центральном участке «Голубой линии» протяженностью 32 км могли действовать все рода войск. Поэтому гитлеровцы уделили особое внимание укреплению этого участка. Здесь имелись две позиции с большим количеством узлов обороны и опорных пунктов, расположенных в станицах, хуторах и на господствующих высотах. Промежутки между опорными пунктами были заполнены железобетонными огневыми точками с броневыми колпаками.

Главные узлы обороны первой позиции находились в станице Киевская и на высоте с отметкой 195,5. Первый узел прикрывал дорогу на Тамань через станицу Варениковская, а вторая — шоссейную и железную дороги на Новороссийск.

В центре холмистого плато находилась станица Молдаванская. Здесь противник создал мощный узел обороны второй позиции. Этот узел обороны был подготовлен для того, чтобы преградить советским войскам путь к центру Таманского полуострова в случае прорыва ими первой позиции.

Узлы обороны и опорные пункты готовились с учетом круговой обороны и имели две-три линии сплошных траншей. От первой линии траншеи на расстоянии 20—60 м были выдвинуты вперед деревоземляные или железобетонные огневые сооружения. Они располагались главным образом на скатах высот или на окраинах населенных пунктов одно от другого на расстоянии 50—75 м и предназначались для прикрытия флангов переднего края обороны и подступов к заграждениям.

К 8 июля 1943 года формирование 109-й стрелковой дивизии было закончено. Этот день в истории дивизии считается днем ее образования.

Накануне, когда работа по формированию дивизий 10-го стрелкового корпуса была закончена, с командирами частей, дивизий и офицерами управления корпуса генерал-лейтенант А. А. Гречко в районе станицы Абинской провел совещание.

Командующий армией обстоятельно доложил собравшимся обстановку на Северо-Кавказском фронте, поставил задачи офицерам сформированных дивизий и частей.

Внимательно выслушал генерал просьбы и вопросы офицеров.

К командующему обратился тогда капитан Н. Колосков с просьбой заменить конную тягу противотанкового дивизиона на механическую. К просьбе командующий отнесся положительно. На следующий день дивизион получил новые автомобили.

В заключение командующий вручил боевые награды отличившимся в боях за станицу Крымская.

В ночь с 9 на 10 июля 1943 года 109-я гвардейская Краснознаменная стрелковая дивизия заняла боевые позиции. Перед фронтом дивизии с высот просматривалась станица Молдаванская.

В частях дивизии начиналась усиленная подготовка к прорыву обороны противника, к наступательным боям.

В частях и подразделениях велась большая воспитательная работа с личным составом.

При ее проведении особое внимание уделялось многонациональному составу воинских коллективов.

Личный состав воспитывался на героических подвигах воинов — защитников Бреста, Ленинграда, Одессы и Севастополя, Волги и Кавказа. Ветераны частей — участники обороны Кавказа, очевидцы подвигов Анатолия Печерицы и Якова Синева, рассказывали о подвигах героев-однополчан, делились опытом борьбы с фашистами, учили молодых воинов, как надо решительно наступать, вести бой в траншеях, умело поражать танки противника.

18 июля 1943 года в дивизии был получен приказ командующего 56-й армии № 019 о переходе в наступление и обращение Военного Совета армии к личному составу.

В обращении говорилось:

«Ты стоишь, товарищ, на земле, омытой кровью героев и трудовым потом воинов, которые воздвигали здесь бастионы, рыли траншеи, преграждали путь врагу, наносили ему удары стремительными атаками...

Смотри вперед — перед тобой низовья Кубани, города, станицы, где враг еще топчет нашу землю. Еще стонут под его игом наши братья и сестры. Громи врага, очищай Кубань от фашистской своры!»

Обращение обсуждалось па собраниях и митингах. Гвардейцы переживали большой подъем, все горели желанием скорее нанести удар по ненавистному врагу.

Рано утром 20 июля 1943 года начался мощный артиллерийский обстрел вражеской обороны. Под прикрытием артиллерийского и минометного огня гвардейцы 109-й дивизии неудержимой лавиной бросились вперед к противотанковому рву, к первой траншее противника. Враг яростно сопротивлялся. Он ответил активным огнем. Над головами гвардейцев завывала штурмовая авиация противника, обстреливая наступающие цепи.

На подступах к станице Молдаванская земля содрогалась, взлетала в воздух, горела. Казалось, не было клочка земли, свободного от обстрела. Но гвардейцы упорно продвигались вперед. Наконец враг не выдержал, личный состав дивизии овладевает первой линией траншей «Голубой линии» противника. Противник отступает во вторую линию траншей.

Дивизия, преодолев противотанковый ров, заняв первую линию траншей противника, захватила много оружия, взяла в плен 67 гитлеровцев.

Противник, опасаясь дальнейшего прорыва обороны, перебрасывает в район действия дивизии 97-ю и 98-ю пехотные дивизии и с ходу контратакует наши наступающие части. Но все многочисленные попытки выбить гвардейцев из своей траншеи успеха не имели. Гвардейцы держались крепко.

Ночью части дивизии внезапно атаковали противника и ворвались во вторую линию обороны. Завязалась ночная рукопашная схватка в траншеях противника. Гвардейцы действовали автоматами, штыками и ножами. Немцы, не выдержав натиска, бежали, оставив много вооружения, раненых и убитых. В ночном бою было захвачено много пленных.

В течение 15 дней на подступах к станице Молдаванская шли ожесточенные кровопролитные бои. Части дивизии отбивали по 5—6 контратак превосходящих сил противника, сами переходили в атаку, выбивали противника из траншей, улучшая свое тактическое положение.

Начались бои по прорыву глубины обороны противника. Дивизия в упорных боях продвигалась вперед. Была освобождена станица Молдаванская, взломана «Голубая линия» на всю глубину.

В боях на Кубани все воины дивизии проявляли мужество и героизм. Вот отдельные их подвиги.

Ожесточенный бой завязали гвардейцы 306-го полка за высоту 114,1 на подступах к станице Молдаванская. Враг

держался за нее особенно упорно. При взятии этой высоты отличились воины 1-й и 2-й стрелковых рот.

Пулеметчики первой роты рядовые Дерябин и Русинян под огнем противника скрытно пробрались с ручным пулеметом к вражескому пулеметному расчету, обойдя его с фланга. Уничтожив вражеский пулеметный расчет, Дерябин и Русинян из отбитого окопа открыли огонь по противнику. Когда кончились патроны — они вели огонь из пулемета, захваченного у немцев. Этим они обеспечили успешную атаку на противника, засевшего на высоте.

Командиры отделений 2-й стрелковой роты гвардии старший сержант Малик и гвардии младший сержант Моршад-ский со своими отделениями, первыми в роте ворвались на позиции противника.

Пулеметчик станкового пулемета гвардии рядовой Васильев метким огнем, расчищая путь на высоту для 2-го стрелкового батальона, уничтожил до 40 гитлеровцев.

Гвардии рядовой Бабич в течение часа терпеливо следил за действиями станкового пулемета противника. Когда немцы стали менять огневую позицию — рядовой Бабич двумя выстрелами из противотанкового ружья уничтожил вражеский пулеметный расчет.

Комсорг 5-й стрелковой роты гвардии старший сержант Волжанин заменил выбывшего из строя командира роты и умело ею руководил.

Отважно вели себя в бою связисты. Помощник командира взвода связи 1-го стрелкового батальона гвардии сержант Санетов и начальник радиостанции полка гвардии младший сержант Черемисин успешно обеспечивали связь.

Противник не выдержал натиска 306-го гвардейского стрелкового полка, оставил высоту 114,1, бросив 5 орудий, 10 пулеметов, 4 радиостанции и много убитых.

На другой день на позиции 306-го полка прибыл командир дивизии гвардии полковник И. Балдынов. Командир дивизии поздравил гвардейцев с успехом, а отличившимся в бою за высоту 114,1 вручил боевые награды.

Мужественно сражались гвардейцы и 309-го стрелкового полка.

Парторг 9-й стрелковой роты гвардии старшина Аймаков скрытно пробрался в траншею противника, обстрелял его вдоль траншеи, вызвал панику в стане врага, отвлек внимание на себя, чем обеспечил 9-й роте продвижение вперед.

Снайпер гвардии рядовой Алиев истребил 6 гитлеровцев.

В ночь на 26 июля пулеметчик, гвардии рядовой Лебединский проник в траншею противника, где обнаружил спящих немцев. Огнем из ручного пулемета он уничтожил 10 гитлеровцев.

В момент контратаки противника отличились в бою минометчик 312-го стрелкового полка гвардии рядовой Горбатенко и связист этого полка гвардии рядовой Ломоносов.

У миномета Горбатенко остался один. Немцы приближались к минометным позициям. На помощь Горбатенко пришел Ломоносов. Беглым огнем из миномета они не допустили дальнейшего продвижения противника, уничтожив до 15 гитлеровцев.

27 июля гвардии рядовой Подолкин из 116-го отдельного саперного батальона обезвредил 15 противопехотных и противотанковых мин, проделал проход в минном поле.

В дни напряженных и кровопролитных боев за станицу Молдаванскую штаб дивизии работал также напряженно.

Работники штаба с воспаленными глазами сидели над картами, нанося обстановку, которая менялась несколько раз в день, организовывали связь с полками и взаимодействие между ними.

Начальник строевой части гвардии капитан Степанов к исходу каждого дня с трудом устанавливал численность личного состава в частях.

В этих боях погибли офицеры управления дивизии — агитатор политического отдела майор Серенко и начальник артиллерии дивизии майор Герасимов.

В этой обстановке очень ответственной была работа тыла. Хозяйственные работники, возглавляемые заместителем командира дивизии по тылу гвардии майором Белоцерков-ским, не знали отдыха ни днем, ни ночью.

Медицинские работники, возглавляемые начальником медицинской службы дивизии майором медицинской службы Даниловым, на передовой, на полковых медицинских пунктах и в медсанбате боролись за жизнь людей.

Отважно действовали в бою разведчики дивизионной разведывательной роты. Им всегда большое внимание уделял командир дивизии. Он постоянно интересовался подготовкой разведчиков к выполнению боевых заданий. Перед выполнением этих заданий он обязательно встречался с разведчиками, проверял их готовность, давал советы.

«В какое бы трудное положение вы не попали,— говорил Илья Васильевич,— не забывайте, что вы воины Красной

Армии. Никогда не забывайте о дисциплине, инициативе, товарищеской взаимопомощи и дружбе, всегда, помните о главном— о выполнении боевой задачи».

В ночь на 26 июля разведчики дивизионной разведроты гвардии старший сержант Царьков и гвардии рядовой Милютин проникли в тыл противника.

Обнаружив вражеский дзот, разведчики уничтожили почти всех находившихся в нем фашистов, захватили их документы, оружие и одного солдата.

Командир дивизии за успешное выполнение боевой задачи наградил разведчиков орденом Красной Звезды.

Среди документов, доставленных разведчиками в штаб дивизии, была немецкая газета, в которой был помещен приказ командующего 17-й немецкой армии генерал-полковника Руоффа.

В нем говорилось: «... Нам ясно, что здесь нет пути назад. Перед нами — победа, позади нас — смерть. Мы останемся здесь до тех пор, пока фюрер приказывает нам сражаться на этом участке гигантской мировой борьбы. Кто попытается уклониться от выполнения поставленной задачи, кто оставит указанную ему позицию, кто согрешит против боеспособности армии, тот подлежит смертной казни... »

Это была та самая фашистская армия, с которой нашим воинам пришлось воевать у стен Северного Кавказа. Летом 1943 года она стала снова мощной ударной группировкой в боях с нашими войсками на Кубани, при прорыве «Голубой линии» обороны. В ее составе было 17 пехотных дивизий, 4 отдельных полка и 7 отдельных команд.

Отважно воевал разведчик Сергей Иванович Царьков. За мужество и личную храбрость за период боевых действий дивизии на Кубани, реке Молочной и Днепре он был награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и четырьмя медалями «За отвагу».

В развернувшихся многодневных боях на Кубани гвардейцы дивизии оттачивали свое боевое мастерство, беспощадно истребляли гитлеровцев. Развернулось снайперское движение. Снайперы— участники обороны Кавказа — передавали свой опыт другим воинам. Появились целые снайперские стрелковые отделения, пулеметные и артиллерийские расчеты.

Снайпер Магомед Ахмедов на переднем крае обучал товарищей по оружию искусству меткого выстрела. На его счету было 69 гитлеровцев, у Федора Цымбалюка — 68, Николая Федюка — 45, Григория Чуклая — 32. Чем, как не героизмом, можно объяснить поступок гвардии рядового Муртазалиева, легшего на колючую проволоку заграждений и тем самым давшего возможность товарищам пройти по своему телу вперед?

* * *

Тем временем бои на «Голубой линии» продолжались: день и ночь в медсанбат поступали раненые. Но ничто не могло сломить нашего солдата, он упорно шел вперед.

К 4 августа части 97-й и 98-й пехотных дивизий, потеряв до 60% личного состава, ежедневно пытаясь контратаковать части 109-й стрелковой дивизии, не смогли восстановить прежнее положение и прекратили атаки. Противоборствующие стороны временно перешли к обороне. Советское командование начало готовить новое наступление по полному прорыву «Голубой линии». Подготовка наступления должна была закончиться к 7 сентября.

Начало наступления 56-й армии зависело от хода операции на новороссийском направлении.

Войска армии должны были частными операциями отвлечь внимание противника от готовящегося удара по Новороссийску.

В первых числах сентября 1943 года, когда «Голубая линия» была взломана и войска Северо-Кавказского фронта приступили к ликвидации Таманской группировки противника, 10-й гвардейский стрелковый корпус и вместе с ним 109-я гвардейская стрелковая дивизия были сняты с фронта и выведены из состава 56-й армии.

Личный состав дивизии передавал другим частям позиции, завоеванные у врага в кровопролитных боях. Многих товарищей не досчитались они в своих рядах: одни выбыли по ранению в тыловые госпитали, другие — сложили свои головы на Кубанской земле. В районе Молдаванской погиб командир 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии полковник В. Багиров.

Дивизия сосредоточилась в районе станицы Ангелинской. Здесь дивизия получила новую задачу.

Закончился самый тяжелый и продолжительный этап в боевом пути 109-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии — битве за Кавказ.

Участвуя в битве за Кавказ, воины 6-й и 9-й гвардейских

стрелковых бригад, а затем — 109-й гвардейской дивизии внесли свой значительный вклад в победу Красной Армии.

В этой битве потерпели полный крах надежды гитлеровского командования пробиться в Закавказье.

 


* * *

Прорыв обороны на реке Молочная

В частях дивизии полным ходом шла подготовка к передислокации, к совершению длительного марша на новое направление.

Разгружался медсанбат: выздоравливающих выписывали в части, раненых, требующих длительного лечения, отправляли в армейский госпиталь.

Солдаты, сержанты и офицеры, находящиеся на излечении в медсанбате, всячески доказывали врачам, что чувствуют себя совсем хорошо и им пора возвращаться в свои части. Всем хотелось не отстать от дивизии и вернуться в свои воинские коллективы.

Плотным кольцом окружили раненые начальника политического отдела дивизии подполковника Б. Мартиросова, прибывшего в медсанбат навестить раненых. Трудно было ему убедить их в том, что дивизии в ближайшие дни предстоит выполнять боевые задачи и медсанбат не может взять с собой раненых, требующих длительного лечения, что дивизия будет двигаться в сторону фронта и командование не может взять на себя ответственность за их жизнь и что нужно согласиться переехать для лечения в армейский госпиталь.

Трудно было с ними расставаться, впереди еще были длинные дороги войны. Кто-то из них со временем вернется в дивизию, а кто-то — не сможет. Расставались с друзьями, братьями по оружию. В битве за Кавказ родилась слава дивизии, формировались ее традиции и никто не хотел с ней расставаться.

109-я гвардейская стрелковая дивизия получила задачу погрузиться в железнодорожные эшелоны и в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса совершить марш железной дорогой за Дон, на территорию Ростовской области. Эшелоны двигались по просторным полям Краснодарского края. Освобожденная земля возвращалась к жизни. На полях убирался урожай, была восстановлена и нормально работала железная дорога.

Среди личного состава дивизии чувствовался боевой подъем. Люди были довольны передислокацией дивизии, предчувствуя новые большие бои по освобождению родной земли. В ночной дали показалась зеркальная гладь Тихого Дона. Солдатам не спалось. Теплая сентябрьская ночь настраивала на раздумья. Вот он, легендарный Дон! Столько исторических событий с ним связано, его берега были обильно политы кровью.

Здесь, на этих берегах, наша армия в боях с немецко-фашистскими захватчиками в жаркое лето 1942 года пережила новую и последнюю трагедию. Отсюда враг прорвался к Волге, прорвался далеко к предгорьям Кавказа. Сколько потребовалось народной энергии и крови, чтобы изгнать врага снова за Дон!

10 сентября части дивизии в составе 10-го стрелкового корпуса выгрузились из эшелонов и сосредоточились в районе Новошахтинска. Дивизия входит в состав 44-й армии (командующий генерал-лейтенант Хоменко В. А.) Южного фронта.

Здесь дивизия доукомплектовалась вооружением, получила большое пополнение личного состава в количестве 2631 человека (из них 81% — русских, 7% — украинцев и 12% — других национальностей).

Среди пополнения много было сибиряков и уральцев. Многие из них — бывалые воины — принимали участие в боях на Волге, на Дону, воевали в составе сибирских дивизий, а теперь, после ранений, снова возвращались в строй. Командиры частей и подразделений были откровенно рады такому пополнению. Слава о сибиряках, стойких и выносливых воинах, разнеслась по всему фронту, по всей стране. Знали о героизме сибиряков и в дивизии, их немало было в частях и подразделениях. Среди них были гвардии старший сержант Царьков, гвардии сержант Белых, гвардии капитан Ветлугин, гвардии лейтенант Ахлюстин, гвардии рядовой Криницын, гвардии рядовой Турничев и многие другие храбро сражавшиеся гвардейцы.

Среди пополнения были и рабочие освобожденного Донбасса, Таганрога. От рабочих, призванных из Краснодона, личный состав дивизии впервые узнал о героической деятельности подпольной молодежной организации «Молодая гвардия».

* * *

109-я гвардейская дивизия, полностью укомплектованная и приведенная в боевую готовность, получила боевую задачу: совершить 400-километровый марш от Новошахтинска в район северо-восточнее Мелитополя к реке Молочной.

В течение 13 дней дивизия совершает форсированные марши по Ростовской, Ворошиловградской и Сталинской областям Украины.

Донецкая земля была исковеркана войной, изрыта траншеями и окопами, вспахана танками. Из степи веяло гарью и пылью. По обочинам дорог валялось брошенное боевое имущество и снаряжение отступающего врага: ящики со снарядами, противогазы, повозки, убитые лошади, автомобили различных марок, награбленные немцами по всей Европе и опрокинутые с дороги на обочины наступающими частями нашей армии. Здесь прошли победоносные войска Южного фронта, одержавшие победу в великой битве на Волге, освободившие Донбасс. Дивизия совершала марш через разрушенные промышленные города Донбасса. Немецко-фашистские захватчики, отступая, вывозили все ценности, а что было нельзя вывезти — уничтожали. Это было кладбище городов и заводов, лагерь уничтожения человеческого труда. Но на этих заводских развалинах уже трудились люди, возвращая заводы и шахты к жизни. Солдаты 312-го стрелкового полка на одном из привалов видели, как два седых шахтера плакали у разрушенной шахты. Для них шахта никогда не была мертвым, неодушевленным предметом. Она была близка им, она была их жизнью. В нее был вложен их труд, труд их отцов и дедов.

Бывалые солдаты на дорогах войны уже много видели человеческого горя, много видели слез и детских, и женских. Здесь, в Донбассе, солдаты впервые увидели, как плачут старые рабочие.

Страшные эти слезы!

Дивизия расставалась с Донбассом как с тяжело раненным другом. Гвардейцы смотрели на бездыханные заводские трубы, на скелеты разрушенных цехов и шли дальше по битому стеклу и кирпичу, дальше на запад мстить за Донбасс. Они уносили с собой в новый бой тяжелое чувство народного горя, новый заряд ярости.

Во время марша к реке Молочной в дивизию поступило пополнение девушек в количестве 200 человек. Все они в запасном учебном полку прошли военную подготовку по различным специальностям.

Среди них были медицинские сестры, санинструкторы, телефонистки, повара и швеи. Это была большая помощь дивизии в решении боевых и хозяйственных задач. Многие из этого большого женского пополнения прошли с дивизией по военным дорогам до окончания войны с гитлеровской Германией и империалистической Японией.

В тяжелых фронтовых условиях девушки совершали много славных боевых подвигов, своим трудом помогали выполнять нелегкие боевые задачи. Они вместе со всеми переносили тяготы боевой жизни и подвергали свои жизни опасности, проливали свою кровь и умирали за Родину. Все они достойны добрых слов за их фронтовые переживания, за их самопожертвование, за их добрые души. Все в дивизии хорошо знали врача-терапевта Краснобродскую Анну Соломоновну. Внимательную и тактичную женщину любили все, кто только ее знал, а люди, встречавшиеся с ней, запоминали надолго. Всю свою энергию, всю теплоту своей души она вкладывала в борьбу за здоровье и жизнь воинов.

Многим известна была санинструктор роты 309-го стрелкового полка гвардии старшина Ирина Жуковская. Многих вынесла она с поля боя раненых, многим воинам спасла жизни.

Дисциплинированная и исполнительная телефонистка Мария Попова была всегда там, где был стрелковый батальон: она знала цену связи в бою. Фотография Маши всегда была на доске почета среди мужественных девушек-воинов.

Заботливая женская рука в жизни воинов дивизии была видна повсюду: и в заботе о раненых, и в приготовлении пищи, и в бессонных дежурствах на коммутаторах, и в штопаном, вовремя постиранном обмундировании. Однополчане были благодарны за их труд, их мужественное терпение.

* * *

В это же время на марше в дивизии случилась беда: среди личного состава произошла вспышка малярии.

Заболевание было получено еще на Кубани в районе станицы Ангелинской, где дивизия располагалась в течение нескольких дней в зарослях камыша, и готовилась к погрузке.

Создалось отчаянное положение: дивизия шла на выполнение боевой задачи, а люди с температурой до 40° сотнями выходили из строя. В первый день заболевание обнаружилось у 55 человек, во второй день не могли двигаться на марше еще 150 человек, а в третий день из строя вышло уже до 300 человек. Надо было принимать срочные меры.

Борьба с малярией в дивизии усугублялась тем, что для стационарного лечения такой массы людей не было ни времени, ни возможностей: дивизия получила сжатые сроки на совершение марша, а по достижении реки Молочной должна была сразу же вступить в бой. О замедлении темпа марша не могло быть и речи.

Начальник медицинской службы дивизии гвардии майор медицинской службы Данилов и командир медсанбата капитан медицинской службы Богатырев на пути движения дивизии создали 6 медицинских пунктов на расстоянии в 30 километров один от другого.

Заболевшие малярией оставались на этих пунктах, принимали противомалярийные уколы, затем, преодолевая эти небольшие расстояния, делали небольшую передышку, вновь принимали уколы и двигались до следующего пункта, чтобы принять на новом пункте лечение и двигаться дальше.

А дивизия между тем безостановочно двигалась вперед.

Так, благодаря решительным мерам, предпринятым медицинскими работниками дивизии по борьбе с малярией в трудных полевых условиях, в условиях безостановочного марша, дивизия выполнила свою задачу: своевременно прибыла в назначенный район и сохранила свою боеспособность.

Встречать соединение и части 10-го гвардейского стрелкового корпуса, совершающие марш, прибыли начальник штаба Южного фронта генерал-лейтенант Бирюзов С.С. и командующий 44-й армией генерал-лейтенант Хоменко В. А.

К этому времени войска Южного фронта подошли к мощному оборонительному рубежу противника по реке Молочной и теперь готовились к новым наступательным боям.

Соединения и части корпуса сосредоточивались в районе села Копони в 50 километрах от переднего края. В этом районе был собран руководящий состав корпуса, дивизий, полков.

Генерал-лейтенант Бирюзов С. С. выступил с докладом о задачах, выполняемых войсками фронта, дал обстоятельную характеристику войск противника, обороняющегося на реке Молочной, рассказал о предстоящих задачах соединений и частей 10-го корпуса.

44-й армии предстояла задача прорвать оборону противника на реке Молочной в районе Мелитополя, форсировать реку и стремительно преследовать противника за Днепр. Бои за Молочную и ее форсирование должны были предшествовать большому сражению за Днепр. На Днепр немецкое командование возлагало большие надежды. Немецкая военная печать определяла Днепр «границей между Германией и Россией» и призывала держать эту «границу» во что бы то ни стало, называла эту водную преграду «Днепровским валом», «линией обороны их собственного дома».

Немецкое командование понимало, что если советские войска окажутся за Днепром, за этим мощным водным барьером, то на равнинах правобережной Украины их уже ничто не удержит. Пытаясь задержать продвижение наших войск к Днепру и в сторону Крыма, немецкое командование перебросило на реку Молочную из Крыма значительную часть сил 11-й полевой армии.

На встрече с начальником штаба Южного фронта было подчеркнуто, что враг будет крепко сопротивляться на Молочной, еще крепче на Днепре. Поэтому ставилась задача: больше истребить противника в боях на Молочной, а прорвав оборону, стремительно гнать его, не дать возможности по осенней распутице переправить за Днепр и Сиваш свою технику и тылы.

В дивизии началась тщательная подготовка к предстоящему наступлению. Части пополнялись вооружением и боеприпасами, велась большая работа по мобилизации личного состава на успешное выполнение задач, стоящих перед дивизией.

В ночь на 24 сентября дивизия заняла исходное положение для наступления на рубеже Гендельберг — Ворошиловск. Оборонительный рубеж противника был сильно укреплен в инженерном отношении: три оборонительные линии по несколько траншей в каждой, соединенные ходами сообщения, противотанковые рвы, минные поля и проволочные заграждения. Населенные пункты были превращены в сильные опорные пункты.

26 сентября 1943 года дивизия в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса переходит в наступление на главном направлении армии. Ведя ожесточенные бои, отражая контратаки танков и пехоты противника, за три дня дивизия прорвала оборонительный рубеж и овладела сильными узлами сопротивления: Гендельберг, Андребург, Новомунталь.

Несмолкаемый гул многие дни стоял в воздухе и на земле. Здесь была основная многополосная, сильно оснащенная огневыми средствами, оборона врага. В этих боях сотни воинов дивизии проявили отвагу и героизм в разгроме коварного врага, преумножили гвардейскую славу своей родной части. По всему фронту прогремела слава о героических подвигах, совершенных тремя воинами 309-го гвардейского стрелкового полка.

Сражение, в котором родилась громкая слава о гвардии капитане Нестеренко И. М., длилось три дня. Случилось так, что тридцать гвардейцев, которых возглавлял заместитель командира батальона 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии капитан Нестеренко Иван Максимович, оказались на рубеже, далеко отстоящем от наших основных сил в районе села Зеленый Гай (Токмакский район Запорожской области). Пропустить здесь врага — значит создать угрозу своим флангам.

... Траншея находилась на бугре. Позиция очень выгодная. Пьяные немецкие автоматчики, стремясь отбить утерянный ими выгодный рубеж, беспорядочным скопищем шли в полный рост на рубеж гвардейцев.

— Хлопцы! — раздался голос капитана Нестеренко,— не горячитесь, подпускайте пьяных фашистов поближе.

Патронов еще хватало. Два пулемета с флангов открыли огонь, в упор расстреливая гитлеровцев. С упоением выпускал очередь за очередью пулеметчик Левченко. Метрах в 150 немцы залегли, а потом, когда гвардейцы ударили еще крепче, фашисты беспорядочно стали отползать, бежать назад. Так повторялось несколько раз.

Второй день гвардейцы отражают атаки немцев. Наступило 26 сентября. Перед последней вражеской атакой связной гвардии рядовой Кирьянов принес ящик патронов, но их хватило ненадолго. Наблюдатель гвардии сержант Гарник Аревшетян предупредил, что приближается много танков. Танки показались справа и шли сначала колонной на рубеж гвардейцев. Между ними бежали автоматчики. Гвардейцы пересчитали патроны. Капитан Нестеренко прошел по траншее окопа, предупредил:

— Не стрелять! Ждать, когда подойдут ближе. Каждый патрон — в цель!

В отсеке окопа был установлен миномет. Около него стоял наготове гвардии лейтенант Адырханов и ждал приказа капитана. В предыдущие атаки немцев он не сделал ни одного выстрела. Мин было очень мало и их берегли до более тяжелого положения. Теперь капитан Нестеренко скомандовал Адырханову:

— Огонь!

Развернувшись, танки стали обходить бугор, а немецкие автоматчики шли по траншее. Один из танков налезал справа на окоп. Воздух дрожал от гула моторов. Гвардии рядовой Нестеренко (однофамилец капитана Нестеренко) быстро вскочил на бруствер окопа. Приподнявшись, он успел метнуть гранату под гусеницы налезавшего танка. Раздался взрыв, танк попятился назад и замер. Смертельно ранен парторг Смирнов, мертвыми легли у своих позиций гвардейцы Кирьянов, Нестеренко, Левченко, а немцы продолжают осаждать храбрецов.

Один за другим выходили из строя отважные воины, но и в эту трагическую минуту, когда смерть пыталась закрыть им глаза, они из последних сил продолжали наносить удары по врагу.

Немецким автоматчикам под прикрытием танков удалось приблизиться настолько близко, что вот-вот они ворвутся в окоп гвардейцев. Только у некоторых гвардейцев были винтовки со штыками, у остальных автоматы с пустыми дисками. Когда, казалось, выхода не было, капитан Нестеренко сказал:

— Гвардеец не сдается и не отступает. Затем скомандовал:

— За мною, хлопцы! За нашу Родину, вперед! — И первым вскочил на бруствер окопа.

Такая сила была в его призыве, что из окопа стали выскакивать все, даже раненые и те ползли вперед, кто с винтовкой, автоматом, а кто с оставшейся гранатой...

Такая дерзкая атака гвардейцев ошеломила немцев. Наши бойцы бежали им навстречу, чтобы скорее схватиться с ненавистным врагом врукопашную. Гитлеровцы залегли, и в это время лейтенант Адырханов начал стрелять из миномета по залегшим немцам.

Вражеские танки в свою очередь открыли огонь, отсекая путь тем, кто еще не добежал до места схватки. Гвардейцы

Аревшетян и Жукан взрывом снаряда были оглушены и контужены. Группе бойцов все же удалось сблизиться с врагом и начать рукопашную схватку. Они били и умирали стоя, цепляясь за врага. Когда Жукан и Аревшетян пришли в себя, уже стемнело. Первой мыслью их было: «Где командир, что с товарищами?» Они разыскали погибших капитана Нестеренко и своих бойцов. Немцам так и не удалось перешагнуть через окоп отважных гвардейцев.

В неравном бою погибли гвардии капитан Нестеренко И. М. и его друзья. Они погибли, но не отдали врагу рубежа, стойко отстаивали священную землю.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 года гвардии капитану Нестеренко И. М. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Он похоронен в братской могиле на хуторе Показной Токмакского района Запорожской области.

В этот же день, 26 сентября, совершил свой героический подвиг командир огневого взвода 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии лейтенант Москаленко Михаил Илларионович. Бой также проходил в районе села Зеленый Гай. Во время боя гвардии лейтенант Москаленко М. И. лично командовал артиллерийской батареей. При яростных контратаках немцев личный состав батареи уничтожил огневые точки врага, нанес ему значительный ущерб. При отражении одной из контратак противника гвардии лейтенант Москаленко М. И. погиб. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 г. гвардии лейтенанту Москаленко М. И. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Похоронен Герой в братской могиле в селе Зеленый Гай.

... В бою севернее г. Мелитополь 26 сентября наводчик миномета 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии сержант Бакалов Михаил Ильич проявил не только храбрость, но и исключительное мужество и стойкость.

Батальон гвардии майора Николая Пенькова получил приказ продвинуться вперед, выровнять линию фронта полка. Наступающих стрелков поддерживала своим огнем батарея минометчиков гвардии капитана Ловпаче. В этом бою особенно отличился расчет гвардии сержанта Михаила Бакалова.

Оправившись от артиллерийского огня, враг пошел в контратаку. Ему удалось отбросить назад батальон майора Н. Пенькова. Расчет минометчиков под командой сержанта

Бакалова продолжал удерживать занятый рубеж, сдерживать противника, поражая его метким огнем.

Каждая попытка немцев овладеть рубежом отважных минометчиков, не приносила успеха. Но силы были неравные. Один за одним погибли все бойцы расчета. На рубеже остался один сержант Бакалов. На исходе мины, враг наседал. Бакалов, будучи сам тяжело раненным, нашел в себе силы собрать оружие погибших товарищей и вести одному неравный бой с противником, создавая впечатление, что ведет бой не один. Дрался он дерзко и умело, до последнего патрона. Но с каждым часом силы оставляли героя. Истекая кровью, теряя сознание, он извлек из кармана гимнастерки документы и засыпал их землей. Спустя некоторое время враги ворвались на рубеж минометчиков. Они начинают избивать гвардии сержанта Бакалова сапогами и автоматами. Он приходит в сознание. Вокруг немцы. Они требуют сообщить им расположение огневых средств, наименование части, фамилию командира. Гвардеец молчит. Не добившись нужных сведений, немцы продолжают дальше его пытать, рубят ему пальцы на правой руке. Но герой молчит. Это привело гитлеровцев в бешенство. Они совершают чудовищный акт над гвардейцем — отрезают ему язык. Но и это зверство палачей не поколебало мужество патриота. Он стойко выдержал все муки, не выдав военной тайны. Бакалов верил, что скоро придет помощь, товарищи не оставят его в беде. И он не ошибся. Подоспевшие товарищи отбили у гитлеровцев своего истерзанного героя. Едва придя в сознание, он показал на место, где были зарыты документы. Оказав первую медицинскую помощь, его отправили в госпиталь.

Весть о зверских пытках отважного минометчика гвардии сержанта Бакалова облетела весь фронт. Военный Совет фронта, сообщая о зверском глумлении над нашим воином, призвал бойцов, сержантов и офицеров отомстить за муки отважного минометчика Бакалова, ускорить разгром врага на украинской земле. Друзья Бакалова по всему фронту открывали счета мести за муки героя-гвардейца.

Советские люди, работавшие в тылу, узнали из газеты «Правда» о чудовищной пытке мужественного героя. На предприятиях Москвы, на родине героя — в Черняховском районе Житомирской области и других предприятиях страны создавались ударные фронтовые бригады имени Михаила Бакалова.

Родина высоко оценила подвиг и мужество гвардии сержанта Бакалова Михаила Ильича. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 марта 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

К великому сожалению, позднее однополчане узнали о смерти героя. Он умер в мае 1944 года в Мелитопольском госпитале. Не смог он победить смерть от перенесенных мук и тяжелых ранений.

Похоронен гвардии сержант Бакалов М. И. в братской могиле в Мелитополе.

* * *

После 3-дневных боев у реки Молочной, произведя перегруппировку, дивизия возобновила наступление. Ведя тяжелые бон, отражая ожесточенные контратаки противника, дивизия последовательно овладевает еще двумя укрепленными оборонительными рубежами. Первым — на линии Любимовка, Дунаев, Шевченко и к 24 октября 1943 года прорывает оборону противника на всю глубину и начинает его преследовать.

Преследуя отходящего противника, дивизия с боями овладевает крупными населенными пунктами Фридрихсвельд, Пришив, Михайловка, Розовка, Тимошевка, Воробьевка, Но-воуспеновка, Чистополье, Демьяновка, Новоалександровка, Новоукраинка, Антоновка, Западные Кайры, Горностаевка, Завадовка и еще 26 населенными пунктами. Уничтожив 28 немецких танков, до 4000 солдат и офицеров, взяв 30 человек в плен и захватив много трофеев, 2 ноября 1943 года дивизия вышла к реке Днепр на рубеже: Средний, Завадовка, Горностаевка, Западные Кайры.

 


* * *

Ликвидация Никольского плацдарма и форсирование Днепра. Освобождение городов Берислава и Николаева.

Во второй половине 1943 года Красная Армия вела успешные боевые действия по освобождению Украины и одержала крупные победы. Войска четырех Украинских фронтов полностью очистили от врага Левобережную Украину, форсировали Днепр, вернули Киев, Черкассы, Днепропетровск и многие другие города и села, захватили важные стратегические плацдармы на Правобережье. Войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом форсировали Керченский пролив и овладели плацдармом в Крыму. К началу 1944 года во весь рост встала задача разгрома крупнейшей группировки врага на южном фланге фронта, полного освобождения Правобережной Украины и Крыма.

Правобережная Украина, богатая и цветущая до прихода немецко-фашистских оккупантов, встречала 1944 год в огне и пожарищах. Два с половиной года господства фашистских поработителей наложили свой мрачный отпечаток на жизнь оккупированных районов.

Проиграв битву за Днепр, верховное командование германских вооруженных сил рассчитывало, что ему удастся зимой и весной 1944 года получить передышку. Больше того, враг все еще не оставлял надежды сильными ударами сбросить наши войска с правобережных плацдармов на Днепре и установить сухопутную связь со своей крымской группировкой. Одновременно противник поспешно укреплял оборону на занимаемых рубежах. Главная полоса обороны глубиной 4_6 километров представляла собой систему опорных пунктов, дополненную на основных направлениях развитой системой траншей и ходов сообщения, прикрытых инженерными заграждениями.

На важных направлениях в 10—15 километрах от переднего края строилась вторая полоса обороны.

Наступление Красной Армии на южном участке советско-германского фронта занимало исключительно важное место в планах Верховного Главнокомандования на зимнюю кампанию 1944 года. Цели наступления: разгром крупнейшей стратегической группировки врага, освобождение миллионов людей, возвращение металлургии Криворожья, марганцевых рудников Никополя, плодороднейших сельскохозяйственных районов — имели чрезвычайно большое военно-политическое и экономическое значение. Освобождение Правобережной Украины, выход советских войск к юго-западной границе открывали перспективы для нанесения ударов через Румынию на Балканы, а также в сторону Польши и по флангу, и по тылу армии «Центр», оборонявшейся в Белоруссии. Дивизия в это время вместе с другими соединениями 10-го гвардейского стрелкового корпуса входит в состав 28-й армии (командующий — генерал-лейтенант Гречкин А. А.) 4-го Украинского фронта (командующий — генерал армии Толбухин Ф. А.).

С 3 ноября 1943 года по 30 января 1944 года она занимает жесткую оборону в южной части никопольского плацдарма противника, севернее населенных пунктов Завадовка, Средний, проводит частные операции по улучшению своего тактического положения.

Перед 4-м Украинским фронтом стояла задача уничтожить противника на Никопольском плацдарме и развивать наступление на Николаев и Одессу.

31 января 1944 года дивизия в составе 10-го стрелкового корпуса перешла в решительное наступление на никопольский плацдарм. После 7-дневных ожесточенных боев дивизия прорвала сильно укрепленную, глубоко эшелонированную оборону противника и к исходу 7 февраля во взаимодействии с другими соединениями корпуса овладела крупным населенным пунктом на восточном берегу Днепра Большая Лепетиха. Затем, приведя части и подразделения в порядок, форсировала Днепр и устремилась с войсками 4-го Украинского фронта в юго-западном направлении.

За период ликвидации никопольского плацдарма части дивизии нанесли противнику большой урон в живой силе и технике. Было уничтожено: до 900 солдат и офицеров, 32 станковых пулемета, 20 орудий разного калибра, 35 повозок, 2 моторные лодки и 36 автомашин.

Захвачены трофеи: танков — 3, самоходных пушек — 5, автомашин — 87, мотоциклов — 5, кухонь — 10, повозок — 25, лошадей — 125, складов с имуществом — 2.

Советские войска, изгнав врага со значительной территории Правобережной Украины и отбросив его от Днепра, к началу марта занимали выгодное положение для дальнейшего наступления.

Противник, потерпев крупное поражение, уже не помышлял о восстановлении обороны по Днепру, он пытался удержать оставшиеся в его руках районы Правобережной Украины.

Советское Верховное Главнокомандование решило развернуть в начале марта широкое наступление силами 1-го, 2-го и 3-го Украинских фронтов с целью завершить освобождение Правобережной Украины. Для этого ставка осуществила крупную перегруппировку сил фронтов. С этого времени 28-я армия переходит в состав 3-го Украинского фронта (командующий — генерал армии Малиновский Р. Я., с мая 1944 г. — Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин). 3-й. Украинский фронт должен был нанести удар по противнику из района южнее Кривого Рога на Николаев — Одессу.

Подготовка к наступлению потребовала больших и сложных по своему характеру перегруппировок войск. Несмотря на неблагоприятную погоду и распутицу, перегруппировки в основном завершились в установленные сроки службы.

В эти дни дивизия пополнялась личным составом, техникой, боеприпасами, горючим, продовольствием.

Но подвоз материальных средств затруднялся плохим состоянием дорог, поэтому в дивизии не удалось создать необходимых запасов материальных средств. Их приходилось доставлять уже в ходе наступления. В частях дивизии обобщался и распространялся опыт прошедших боев, разъяснялись новые боевые задачи. Личный состав воодушевляла великая цель, ставшая после двух с половиной лет войны близкой и реальной,— выйти на государственную границу, выбросить фашистских захватчиков за пределы Родины.

В первых числах марта советские войска, действовавшие на Правобережной Украине, почти одновременно перешли в наступление. Мощный удар, обрушенный на врага, потряс его оборону.

До сих пор история войн не знала примера более грандиозного наступления с участием такого огромного количества войск и боевой техники в труднейших условиях весенней распутицы.

... Противник прочно закрепился на правом берегу Днепра, на тактически выгодном рубеже: Рядовой — Дудчино. Рассчитывая на весеннюю распутицу, он намеревался задержать наступление наших войск. Дивизия в неимоверно тяжелых условиях, с недостаточным количеством боеприпасов после тяжелейших пятидневных боев 9 марта прорвала заранее подготовленную оборону противника. Теряя одну позицию за другой, неся большие потери в людях и технике, противник начал отступать. Дивизия начала его преследовать. Форсированным марш-маневром она выходит во фланг группировки противника, обороняющегося на рубеже Берислав — Херсон, создавая угрозу полного окружения противника. Противник, боясь окружения, поспешно начал отступать. 11 марта 1944 года дивизия во взаимодействии с другими частями освобождает город Берислав.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 83 от 13 марта 1944 года за отличные боевые действия в ходе форсирования реки Днепр в нижнем течении и освобождение города Берислава личному составу дивизии была объявлена благодарность. Это была первая из многих благодарностей дивизии, объявленных Верховным Главнокомандующим за мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В соответствии с этим приказом, как наиболее отличившаяся, дивизия была представлена к присвоению наименования «Бериславская». Это наименование ей было присвоено приказом Верховного Главнокомандующего № 067 от 23 марта 1944 года. Теперь она стала называться 109-я гвардейская Бериславская Краснознаменная стрелковая дивизия.

Преследуя противника в западном направлении, части дивизии сходу овладевают населенным пунктом Новониколаевка, хуторами Писаревские, Токаревские, Федоровка, форсируют реку Ингурец на подручных средствах, овладевают Загоряновкой, Бухальцево, Шмидовкой, Терновыми Плодами и еще 32 населенными пунктами.

15 марта части дивизии завязали ожесточенные бои на подступах к городу Николаеву, опоясанному немцами тремя оборонительными кольцами. Противник яростно сопротивлялся за каждый промежуточный рубеж. Гвардейцам приходилось вести наступление в крайне тяжелых условиях. Иногда бои переходили в многодневные сражения. С юга дул теплый ветер, сгоняя с возвышенностей снег и обнажая черноту брустверов вражеских окопов. Шел то мокрый снег, то мелкий моросящий дождь. Дороги раскисли. Было очень тяжело, но гвардейцы дивизии, мокрые с ног до головы, неудержимо продвигались вперед, нанося врагу ощутимые потери. Автотранспорт, лошади не в состоянии были преодолеть грязь. Боеприпасы, продовольствие приходилось доставлять к переднему краю на руках. Большую помощь в этом оказывало бойцам гражданское население освобожденных сел и городов Херсонщины. В боях на Правобережной Украине сотни воинов дивизии проявили отвагу и мужество.

... Командир отделения разведывательного взвода 312-го гвардейского стрелкового полка гвардии старшина Ямщиков Александр Васильевич 13 марта 1944 г., находясь в разведке в селе Шкурино—Загоряновка (Белозерский район Херсонской области), противотанковой гранатой подорвал штаб противника. 17 марта 1944 года с группой ударом с тыла помог стрелковым подразделениям овладеть селом Ново-Русское (Жовтневый район Николаевской области). С участием Ямщикова было захвачено 17 пленных. За эти подвиги Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 г. гвардии старшине Ямщикову А. В. было присвоено звание Героя Советского Союза. До конца войны старшина Ямщиков А. В. воевал в 312-м полку 109-й дивизии. За свои подвиги он также был удостоен орденов Ленина, Отечественной войны, многих медалей.

После войны он жил и работал в городе Самаре. Умер в 1987 году в возрасте 64 лет.

В течение 12 дней части дивизии вели тяжелые бои за Николаев, взламывая одну укрепленную линию противника за другой. Под натиском наших частей противник отступал и, видя, что ему не удержать Николаев, начал взрывать и поджигать город. Гитлеровцы разрушили в городе электростанцию, мельницу, мясокомбинат и другие предприятия, здания центральных кварталов, школы, клубы.

Бойцы видели перед собой дым пожарищ в городе. Это вызвало еще большую ненависть к врагу и под лозунгом: «Не дадим сжигать врагу город Николаев!» воины дивизии, действуя решительно и смело, устремились к городу. 28 марта 1944 года дивизия во взаимодействии с другими частями штурмом овладела городом Николаев — важным железнодорожным узлом, одним из крупнейших портов на Черном море и сильным опорным пунктом обороны немцев у устья Южного Буга.

За период боев от Днепра до Николаева части дивизии нанесли противнику большой ущерб. Уничтожено: солдат и офицеров — до 1200 человек, пулеметов — 83, орудий — 22, автомашин с грузами — 39, повозок — 105,лошадей — 173, танков и самоходных орудий — 5, гранатометов — 12. Захвачено трофеев: автомашин — 12, повозок — 145, лошадей — 200, паровозов — 9, железнодорожных вагонов — 155, пулеметов — 44, автоматов — 135, минометов — 16, винтовок — 650, телефонных аппаратов — 22, складов разных — 4. Всего было взято в плен 204 солдата и офицера противника.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 96 от 28 марта 1944 г. за отличные боевые действия в боях за освобождение города Николаева личному составу дивизии была объявлена благодарность. На основании этого приказа дивизия, наиболее отличившаяся в этих боях, была представлена к награждению орденом. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 апреля 1944 года она была награждена вторым орденом Красного Знамени. «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками при освобождении города Николаева» — так было написано в Указе Президиума Верховного Совета СССР. Дивизия стала называться: 109-я гвардейская Бериславская дважды Краснознаменная стрелковая дивизия.

Под ударами 3-го Украинского фронта соединения немецкой армии откатывались на запад.

 


* * *

Освобождение Одессы. Форсированные марши через Румынию, Болгарию и Трансильванские Альпы. Бои за освобождение столицы Югославии г. Белграда.

29 марта 1944 года дивизия с боем форсирует реку Южный Буг в районе западнее Николаева, овладевает населенными пунктами Большая и Малая Корениха. Преследуя отходящего противника, не давая закрепиться на промежуточных рубежах, овладевает населенными пунктами Волчий Яр, Болгарка, Красная, Федоровка, Коблино, переходит Тилигульский лиман вброд, овладевает Григорьевкой, Чабанкой, Новодерновкой, Александровной, Фонтанкой. В ночь на 10 апреля дивизия ворвалась на восточную окраину г. Одессы.

Для обороны города вражеское командование использовало 72-й армейский корпус в составе 4 дивизий, до 25 специальных частей, главным образом эсэсовских. Обороне Одессы способствовали сильные укрепления на северных и северо-западных ее окраинах, многочисленные лиманы, заливы и балки. Советские войска, вышедшие на подступы к Одессе, готовились к ее освобождению. Военный совет 28-й армии обратился к воинам со специальным воззванием: «Товарищи гвардейцы! — говорилось в нем,— мы шли к Одессе, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, распутицу, трудности... И вот мы стоим на подступах к городу... Вернем, товарищи гвардейцы, Советской Родине Одессу! Выполним до конца свой воинский долг, как его выполнили доблестные воины, оборонявшие Одессу в 1941 г., освободим Одессу от фашистских мерзавцев!»

В городе за пять-шесть дней до его освобождения фашисты приступили к планомерным взрывам и поджогам. В груду развалин были превращены сооружения порта, фабрики и заводы, административные здания, лучшие дома на улицах Дерибасовской и Пушкина.

После короткой артиллерийской подготовки, ведя уличные бои во взаимодействии с другими частями, дивизия утром 10 апреля, разгромив сопротивляющегося противника, штурмом овладела важным хозяйственно-политическим центром страны, областным городом Украины и первоклассным портом на Черном море Одессой — мощным опорным пунктом немцев, прикрывающим пути к центральным районам Румынии.

За 12 дней наступательных боев от Николаева до Одессы дивизия продвинулась на 150 километров, освободила 25 населенных пунктов и нанесла большой ущерб в живой силе и технике противнику. Уничтожено: до 2000 солдат и офицеров, 40 пулеметов, 24 пушки разного калибра, б минометных батарей, 700 железнодорожных вагонов, 30 паровозов, 140 автомашин. Захвачено: паровозов — 15, железнодорожных вагонов — 300, автомашин — до 200, мотоциклов — 12, складов — 10 и много другого военного имущества. Взято в плен 650 солдат и офицеров противника.

В боях за город Одессу отличились многие соединения и части.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 103 от 10 апреля 1994 года за отличные боевые действия в боях за освобождение Одессы личному составу дивизии была объявлена благодарность. В ознаменование одержанной победы, как наиболее отличившаяся, в соответствии с этим приказом она была представлена к награде. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 апреля 1944 года дивизия награждается орденом Суворова II степени. С этого дня она стала называться: 109-я гвардейская Бериславская дважды Краснознаменная, ордена Суворова II степени стрелковая дивизия.

Боевые действия Вооруженных Сил СССР по освобождению Правобережной Украины имели огромное политическое, экономическое и стратегическое значение. Во взаимосвязанных операциях, проведенных в течение января — мая 1944 года, советские войска разгромили крупнейшую стратегическую группировку противника,отбросили ее на 250—400 километров к западу, освободили Крым. Большие потери не могли пройти для противника бесследно. Они серьезно ослабили его силы не только на советско-германском фронте, но и в странах Европы. Для восстановления фронта на южном участке фашистское командование вынуждено было подтянуть в течение января-апреля 34 дивизии, 4 бригады из Румынии, Венгрии, Франции, Югославии, Дании и из Германии, а также 9 дивизий с других участков советско-германского фронта.

Разгром крупнейшей немецко-фашистской группировки, очищение от оккупантов Правобережной Украины и Крыма коренным образом изменили стратегическую обстановку на юге.

Большую долю в этот успех внесла и 109-я стрелковая дивизия, мужество и героизм ее воинов.

На Юго-Западном театре военных действий войска 3-го Украинского фронта, вышедшие на подступы к Кишиневу, находились в обороне свыше трех месяцев. Началась подготовка наступления против группы армий «Южная Украина», оборонявшейся в Молдавии и Румынии. Эта наступательная операция наших войск в историю войны вошла под названием Ясско-Кишиневской операции. К началу наступления наших войск под Яссами и Кишиневым фронт представлял собой дугу, вогнутую в нашу сторону. К августу 1944 года немцы создали глубокую оборону с широко развитыми фортификационными сооружениями. Тактическая зона обороны состояла из двух полос. Первая полоса обороны по реке Прут достигала 8—15 километров. За ней на удалении 15—20 километров от переднего края проходила вторая полоса.

В оперативной глубине, на западных берегах реки Прут, враг построил два оборонительных рубежа и несколько промежуточных. 3-й Украинский фронт оборонялся на фронте 210 километров от Дубоссар до Черного моря. Против него находилось 18 вражеских дивизий и 1 бригада.

В войсках 2-го и 3-го Украинских фронтов, участвующих в этой операции, велась большая работа по оборудованию исходных районов, перегруппировке и боевой подготовке войск, разведке противника. «Командующие армиями, командиры корпусов, дивизий, полков и я, как командующий фронтом,— вспоминал Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский,— проводили с подчиненными занятия, с тем чтобы установить, как и откуда выгоднее атаковать противника, где нанести главный удар, какими силами и средствами, сколько сосредоточить огня по его узловым, ключевым оборонительным позициям, в какое время, с какими перерывами атаковать, чтобы это действительно ошеломило врага».

С 14 апреля по 18 августа 1944 года дивизия занимает оборону на восточном берегу реки Днестр в районе Глинное—Дубоссары, ведет частные операции по улучшению тактического положения, организует и проводит боевую подготовку, готовясь к решающим боям. Много славных дел и благородных поступков в эти месяцы совершили воины дивизии. Вот один из этих благородных патриотических поступков. Командир минометной роты гвардии капитан Васильев вместе с парторгом роты гвардии лейтенантом Горбуновым на собственные сбережения купили для своей роты четыре миномета.

10 июля 1944 года на письмо, в котором Васильев и Горбунов сообщили о перечислении 12 тысяч рублей на приобретение минометов, в полк от Верховного Главнокомандующего пришла телеграмма: «Примите мой боевой привет и благодарность Красной Армии, товарищи Васильев и Горбунов, за вашу заботу о Красной Армии. Ваше желание будет исполнено».

До конца войны гвардейцы-минометчики вели огонь по врагу из минометов, купленных офицерами-патриотами. На этих минометах обучались боевому мастерству после воины многие поколения воинов, они были бесценными реликвиями дивизии.

С 18 августа дивизия в составе 10-го стрелкового корпуса выводится в резерв 3-го Украинского фронта.

С этого времени корпус вновь входит в состав 46-й армии.

Утром 20 августа началась мощная артиллерийская подготовка. 3-й Украинский фронт, кроме артиллерийской, провел и авиационную подготовку наступления. Это дало эффективный результат. Противник понес большие потери в людях и технике, потерял управление в подразделениях и частях. Огневая система его обороны в значительной степени была дезорганизована, траншеи разрушены, личный состав морально подавлен.

Войска 2-го и 3-го Украинских фронтов прорвали сильно укрепленную оборону противника на западном берегу реки Днестр и перешли в решительное наступление по всему фронту. В одном из донесений 3-го Украинского фронта дается такая оценка атаки: «Никогда, пожалуй, за время боевых действий фронта атака не была такой стремительной, как это было 20 августа. Как только был дан сигнал к атаке, все, как один, дружно, многие во весь рост, с исключительной стремительностью, с криками «ура» устремились к передовым траншеям противника и захватили их». 46-я армия под командованием генерал-лейтенанта И. Т. Шлемина на направлении главного удара продвинулась на 10—11 километров. Ширина прорыва к вечеру достигла 40 километров. На второй день ударная группа 3-го Украинского фронта добилась новых успехов. В этот день, 21 августа 1944 г., переходит в наступление и 109-я дивизия. Она переправляется через реку Днестр в районе населенного пункта Талмаз и совершает марш в направлении Комрат — Ваюши.

В первые два дня наступления советские войска добились больших успехов. Решающую роль в этом сыграл высокий моральный дух наших воинов. Охваченные наступательным порывом, офицеры и солдаты показывали образцы мужества и храбрости, боевого мастерства и инициативы, в том числе и воины 109-й дивизии.

... Группа разведчиков, в которую входил гвардии сержант Иван Колаев, действовала в тылу врага. Она была обнаружена неприятелем. Завязался неравный бой. Один за другим выходили из строя разведчики. Остались только Колаев и его командир. Отстреливаясь, они отходили к своим. И когда до наших боевых порядков оставалось уже близко, был тяжело ранен командир взвода. Взвалив на плечи тяжело раненного офицера, Колаев пополз к своим окопам. Рискуя собственной жизнью, он думал только об одном — спасти своего командира. Есть у воинов святой закон — не бросай товарища в беде. Самоотверженным поступком Иван Колаев показал, что он свято соблюдал этот нерушимый закон. Выполнил он и другую святую заповедь воина — не щадя своей жизни, сберегать командира в бою. Подвиг Ивана Колаева, как и подвиги тысяч других воинов дивизии,— яркий пример нерушимого выполнения своей священной клятвы Родине — военной присяги.

За два дня наступления войска Красной Армии сокрушили вражескую оборону на направлении главных ударов. Оперативная обстановка для противника резко ухудшилась. Стало возможным окружение его основных сил в очень короткие сроки, в течение двух-трех дней. 24 августа кольцо окружения замкнулось. В гигантском кольце оказалось пять немецких армейских корпусов: большая часть — на восточном берегу реки Прут, меньшая — на западном. Без паузы войска фронтов приступили к ликвидации окруженной группировки противника: войска 3-го Украинского фронта — на восточном, а 2-го Украинского фронта — на западном берегу Прута. 46-я армия выдвигалась к городам Галац, Рени, Измаил — пунктам переправ в нижнем течении Дуная.

С 26 по 29 августа дивизия участвует в ликвидации окруженной группировки противника. Она прочесывает рощи и кукурузные поля, овраги в районе Казанжик — Леово от просочившихся отдельных групп противника.

В результате этой операции было взято в плен до 400 немецких и румынских солдат и офицеров, подобрано 200 повозок, 1000 лошадей и много другого военного имущества.

Окружением и ликвидацией крупнейшей группировки противника в районе Кишинева и Ясс, полным очищением междуречья Днестр — Прут, разгромом врага на левом берегу Прута завершилось освобождение Молдавии. Наши войска начали освобождать Румынию.

Продолжая совершать форсированный марш, дивизия 30 августа форсирует, в районе Кагул реку Прут и выходит на румынскую территорию, завершив свою героическую борьбу за освобождение родной земли. После завершения Ясско-Кишиневской операции войска 3-го Украинского фронта, не встречая сопротивления, движутся к границе с Болгарией.

По Румынии дивизия совершает форсированные марши по 50—60 км в сутки, через Санча, Язу, Ходжиени, переправляется через Дунай и Джорджени, проходит Черноводы и 6 сентября вышла на границу Румынии с Болгарией.

Дальнейшие действия советских войск за Дунаем протекали в тесной связи с событиями, происходящими в Болгарии. 6 сентября Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам 3-го Украинского фронта начать боевые действия. Передовым частям предстояло перейти в наступление 8 сентября, а основным силам — 9 сентября.

Войска начали готовиться к операции заблаговременно.

1 сентября уже была закончена разработка планов боевых действий. На фронте в этот период было затишье. Войска производили частные перегруппировки и завершали последние приготовления к наступлению.

8 сентября войска 3-го Украинского фронта вступили в Болгарию. Вместе с войсками фронта 109-я дивизия переходит границу Румынии с Болгарией в районе Кюрчерш. Не встречая сопротивления, дивизия продвигается вперед на 40—50 километров, достигнув намеченных рубежей.

9 сентября вечером командующий 3-м Украинским фронтом получил новую директиву. Ставка Верховного Главнокомандования согласно указаниям Государственного Комитета Обороны приказала к 21 часу 9 сентября закончить операцию по занятию намеченных планом населенных пунктов, прочно закрепиться в той части страны, которая занята советскими войсками, и с 22 часов 9 сентября прекратить военные действия с Болгарией. Это было связано с тем, что 9 сентября правительство Отечественного фронта Болгарии объявило войну Германии. Болгария встала в ряды антифашистской коалиции. Болгарская операция превратилась в освободительный поход советских войск.

В связи с этим начинается перегруппировка войск. Из состава 3-го Украинского фронта выводится 46-я армия и включается в состав 2-го Украинского фронта (командующий — Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский).

109-я дивизия в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса 10 сентября начинает марш в обратном направлении и сосредоточивается снова на территории Румынии в городе Селистра. Здесь она грузится на баржи и водным путем перебрасывается по Дунаю в город Корабия (Румыния). С 20 сентября дивизия продолжает совершать марш по фронтовым дорогам на территории западной части Румынии: Корамбия, Леу, Крайова, Турну-Северин, переваливает через Трансильванские Альпы и 1 октября 1944 года подошла к границам Югославии в районе города Решекдия, готовясь перейти в наступление на обороняющегося противника.

За 40 дней форсированного марша дивизия прошла 1500 километров.

Подготовка наступления Красной Армии на территории Югославии началась с согласования его наиболее важных вопросов между Советским правительством и Национальным комитетом освобождения Югославии. Была достигнута договоренность о временном наступлении советских войск в Югославии. Наступление советских войск имело целью разгромить немецкую армейскую группу «Сербия» и освободить значительную часть Югославии, в том числе ее столицу Белград.

В Белградской операции основная роль отводилась 3-му Украинскому фронту. Кроме этих сил для участия в операции привлекался 10-й гвардейский стрелковый корпус 46-й армии 2-го Украинского фронта, наступавший на югославской территории севернее Дуная.

Замысел операции заключался в следующем. Главный удар наносили войска 57-й армии 3-го Украинского фронта. Она обеспечивала наступление на столицу Югославии с юго-востока на юг.

Справа, т. е. севернее Дуная, на фронте около 250 километров наступали войска 46-й армии 2-го Украинского фронта. Левофланговый 10-й гвардейский стрелковый корпус этой армии, в состав которой входила 109-я стрелковая дивизия, имел задачу выйти к Белграду в районе Панчево и тем самым обеспечить действия 57-й армии с севера.

В начале наступления в соединения 10-го стрелкового корпуса поступило воззвание политического управления фронта к бойцам, сержантам и офицерам: «Ты вступил на территорию родной по духу и крови нам Югославии... — говорилось в нем. — Твоя задача, товарищ, состоит в том, чтобы перехватить отступающие по югославским дорогам немецко-фашистские войска... Высоко и почетно в Югославии твое имя... Ты окружен любовью и уважением всего югославского народа, как воин-победитель, воин-освободитель... Всегда и везде помни, что ты пришел в Югославию не для того, чтобы навязывать Югославии свои законы и порядки, а для того, чтобы настичь и уничтожить бегущих под твоими ударами гитлеровских разбойников». Руководство фронта призывало воинов оказывать содействие и помощь югославскому населению и Народно-освободительной армии Югославии в борьбе против общего врага.

Наступление советских войск началось 28 сентября. 46-я армия, не встречая серьезного сопротивления, уже к исходу 8 октября очистила все югославские земли к востоку от Тисы на участке от Ново-Канижи до устья реки, форсировала ее и захватила плацдармы в районе городов Септы и Мола.

Сбив обороняющегося противника на рубеже населенного пункта Решакдия, дивизия овладевает населенными пунктами Бреньгоу, Ям. 2 октября она переходит границу Румынии с Югославией, с боем овладевает населенными пунктами

Девричево, Банат, Стража, Ясеново, Врашау, Орешау, Ульм, Бела-Црква, Алибуна, Владимировац, Долова, Старчево, Иваново. К утру 7 октября дивизия выходит на левый берег реки Дунай восточнее города Ритопек и села Винча, готовясь к форсированию реки Дунай и овладению городом Белград. В ночь на 8 октября дивизия при участии 12-й Воеводинской бригады НОАЮ внезапно для противника форсировала Дунай в районе Старчево и овладела плацдармом на южном берегу реки.

В этот день 309-й гвардейский стрелковый полк форсирует реку Дунай, овладевает городом Ритопек и дает возможность форсировать реку остальным частям дивизии.

312-й гвардейский стрелковый полк также форсирует реку Дунай, оседлал шоссейную дорогу Градска — Белград и воспрепятствовал противнику отход в направлении Белграда.

На плацдарме завязались тяжелые кровопролитные бои. Воины дивизии в этих боях действовали мужественно и героически.

... Командир роты 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии лейтенант Сафаров Арам Аввакумович в числе первых переправился на правый берег Дуная в районе населенного пункта Ритопек. Оседлав шоссейную дорогу, по которой противник перебрасывал свои войска для обороны Белграда, рота отбила несколько его контратак. 8 октября, когда рота оказалась в окружении, гвардии лейтенант Сафаров А. А. поднял бойцов в атаку. Рота прорвала кольцо окружения, но в рукопашной схватке отважный офицер погиб. Похоронен в городе Ритопек.

... Командир пулеметного взвода 312-го гвардейского стрелкового полка гвардии лейтенант Нестеров Петр Андреевич после успешного форсирования реки Дунай организовал захват па плацдарме важной высоты в районе населенного пункта Ритопек. В критический момент боя заменил выбывшего из строя командира роты. С оставшимися бойцами продолжал удерживать занимаемый рубеж, способствуя переправе через Дунай подразделений полка.

... 16 октября 1944 года помощник командира взвода 309-й гвардейского стрелкового полка гвардии старший сержант Адаменко Иван Диомидович, действуя в составе роты в районе села Винча, участвовал в отражении двух контратак противника. Рота вела тяжелый бой. Наступлению мешали два пулемета противника, которые не давали подняться бойцам роты. Адаменко заметил небольшую ложбину, выходившую в тыл немецких пулеметчиков. Не теряя времени, он решил пробраться по этой ложбине и уничтожить вражеских пулеметчиков внезапным ударом с тыла. Свой замысел отважный воин выполнил мастерски. Раздались автоматная очередь и взрыв гранаты, и прислуга вражеского пулемета была полностью уничтожена. Метрах в пятнадцати был другой пулемет немцев. Адаменко молниеносно оказался возле вражеского пулемета, но в это время был тяжело ранен в спину. Исчерпав все свои возможности, гвардеец закрыл амбразуру второго пулемета своим телом. Путь для продвижения роты был открыт, наступление гвардейцев продолжалось.

После ожесточенных боев на подступах к Белграду дивизия врывается в город и ведет тяжелые уличные бои. Во взаимодействии с 4-м механизированным корпусом и частями Народно-освободительной армии Югославии 20 октября освобождает город Белград.

За период активных действий по освобождению Белграда частями дивизии противнику был нанесен значительный ущерб. Уничтожено: солдат и офицеров — до 3000, пушек — 15, автомашин — 300, повозок — 280, лошадей — 500, танков — 4, пулеметов — 300, много винтовок и другого военного имущества. Захвачено: автомашин — 200, танков — 15, повозок — 800, лошадей — 1200, пушек — 24, пулеметов — 32.

Было взято в плен 850 солдат и офицеров противника.

Советское правительство высоко оценило подвиги бойцов дивизии в боях за освобождение Белграда. Сотни офицеров, сержантов и солдат были удостоены орденов и медалей. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года гвардии лейтенанту Сафарову А. А., гвардии лейтенанту Нестерову П. А., гвардии старшему сержанту Адаменко И. Д. было присвоено звание Героя Советского Союза, Сафарову и Адаменко — посмертно.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 200 от 20 октября 1944 года личному составу дивизии за отличные действия в боях за освобождение Белграда была объявлена благодарность.

Бои за освобождение Белграда — одна из ярких страниц боевого пути 109-й стрелковой дивизии. Воины дивизии в этих боях показали высокое воинское мастерство, проявили мужество и героизм.

Впереди были новые походы, бои по освобождению народов Венгрии и Чехословакии от немецко-фашистских захватчиков.

 


* * *

Бои в Венгрии. Взятие Будапешта

20 октября 1944 года, переправившись через реку Дунай в районе Панчево, части дивизии совершают марш по маршруту: Панчево, Новый Бичей, Старый Бичей, Суботица, Колабла — переходят границу Югославии с Венгрией и 29 октября сосредоточиваются в районе Кашкунайша, и уже утром 30 октября дивизия переходит в наступление. Начинаются тяжелые, но победоносные бои по освобождению Венгрии.

Противник, укрепившись на рубеже Сольнок, Альберти, Пилиш, частыми контратаками танков и мотомеханизированных частей стремился на дальних подступах к Будапешту измотать и остановить наступление Красной Армии.

Дивизия в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса 46-й армии (командующий — генерал-лейтенант Шлемин И. Т.), 2-го Украинского фронта (командующий — Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я.), отражая ожесточенные танковые контратаки, 2 ноября подошла к городу Альберти и после двухдневных ожесточенных боев во взаимодействии с 59-й стрелковой дивизией 3 ноября овладела этим городом. Развивая наступление, не давая противнику закрепиться на промежуточных рубежах, части дивизии на плечах противника ворвались на окраину г. Пилиш. Начинаются тяжелые уличные бои. Метр за метром, очищая квартал за кварталом, дивизия зашла во фланг группировки противника, обороняющего крупный промышленный город Сольнок, чем содействовала взятию города другими соединениями фронта. Приказом Верховного Главнокомандующего № 209 от 4 ноября 1944 года за отличные боевые действия на территории Венгрии по овладению городом и крупным железнодорожным узлом Сольнок — важным опорным пунктом обороны противника на реке Тисе — личному составу дивизии была объявлена благодарность.

До Будапешта оставалось совсем немного, но с каким трудом, какой кровью давались победные километры! Дивизия получает приказ наступать на Будапешт не прямо на город, а, оставляя его справа, дальше на запад. Она в составе других соединений должна была обходным маневром отрезать Будапешт с запада.

109-я стрелковая дивизия, как и другие войска, оказалась оторванной от тылов, мало было боеприпасов. Этим воспользовался противник и перешел в контрнаступление. Он рассчитывал сбросить наши войска в Дунай. 109-я дивизия оказалась на острие главного удара противника — между Будапештом и озером Веленц. Здесь, в открытой заснеженной степи, гвардейцам пришлось принять неравный бой с танками противника.

... Было раннее утро 6 ноября 1944 года.

Стрелковый батальон 309-го гвардейского стрелкового полка занял оборону в районе населенного пункта Вашад близ шоссейной дороги, ведущей в Будапешт. На этом участке действовала механизированная дивизия противника «Фельнхернхалле».

Здесь у шоссейной дороги и произошел тот бой, в котором командир орудия гвардии старший сержант Велиев Мирза Давлетович совершил героический подвиг. Артиллерист М. Велиев, лезгин по национальности, с фашистами сражался с 1941 года. Он был пять раз ранен и всегда возвращался в свою часть. С ней он прошел от Кубани до Будапешта. Участвовал в освобождении правобережной Украины, Берислава, Николаева, Одессы... За проявленную доблесть и мужество в борьбе с врагами Велиев был награжден орденом Славы III степени, медалями «За отвагу» и «За оборону Кавказа».

Бой уже длился 6 часов. В полдень немцы бросили на гвардейцев 20 танков, 13 бронетранспортеров с автоматчиками, стремясь с ходу протаранить боевые порядки гвардейцев.

Стальные коробки с черными крестами, мчась на большой скорости, изрыгали снаряды, пулеметы вели беспрерывный огонь по нашим боевым порядкам.

Когда танки приблизились, вступило в бой орудие гвардии старшего сержанта Велиева. Два вражеских танка, стремясь обойти рубеж гвардейцев, стали разворачиваться. Два метких выстрела — и два танка загорелись. Не прошло и двадцати минут, как танки снова ринулись на гвардейцев, но потеряли еще 4 машины. Так продолжалось несколько раз, но немцам не удалось пробить брешь. Наступил вечер. Использовав передышку, гитлеровцы снова, в одиннадцатый раз, бросились в атаку. После уничтожения головного танка весь расчет орудия погиб, остался один гвардии сержант Велиев. Он продолжал бой, уничтожил еще 2 танка, бронетранспортер, автомашину с пехотой.

... Один из танков двигался прямо на орудие Велиева, но в это время замок у орудия заклинило. Пока Велиев устранял поломку, танк подошел вплотную. И все же смельчак успел дернуть шнур. Танк, навалившись на орудие своей тяжестью, замер.

Смертью храбрых погиб гвардии старший сержант Мирза Велиев, но и вражеский танк дальше не прошел.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г. гвардии старшему сержанту Велиеву М. Д. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Похоронен герой в селе Вашад в Венгрии.

Части дивизии, ведя ожесточенные бои, продолжали продвигаться вперед и овладевают населенными пунктами Бе-ная, Гомба, Менде, Тапиошап. 20 ноября дивизия вышла на рубеж Ишасэг-Пецель, в 20 км восточнее города Будапешта. Прорвать на этом рубеже оборону дивизия с ходу не могла. После нескольких попыток она была вынуждена перейти к жесткой обороне.

За 21 день тяжелых наступательных боев по пересеченной местности дивизия продвинулась на 98 километров, нанеся противнику большие потери. Было уничтожено: пулеметов — 79, танков — 12, самоходных пушек — 6, автомашин — 42, бронемашин — 6, минометов — 12. Захвачено: пулеметов — 18, орудий — 9, складов — 15, винтовок и автоматов — 700. Уничтожено до 3600 немецких и венгерских солдат и офицеров, 230 взято в плен.

* * *

9 декабря 1944 года, согласно приказу командира 10-го гвардейского стрелкового корпуса № 048, дивизия сдала занимаемый ею участок 7-й румынской кавалерийской дивизии и в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса 46-й армии начала готовиться к переправе через Дунай юго-западнее Будапешта в районе Эрги.

В ночь на 15 декабря, переправившись через Дунай, дивизия сосредоточилась в районе Гроф на плацдарме 37-го стрелкового корпуса, заняв исходное положение для наступления восточнее озера Веленце.

10-й гвардейский стрелковый корпус имел задачу прорвать оборону противника и наступать в северном направлении, овладеть городом Эстергом, оттеснить силы противника от Будапешта и обеспечить тем самым окончательное окружение Будапештской группировки противника с запада.

20 декабря 1944 года началось наступление. Дивизия, отбивая многочисленные контратаки противника, продвигалась вперед. Уже в первый день наступления гвардейцы показали свое умение бить врага.

Так, рота гвардии лейтенанта Аркадия Максимова (306-й гвардейский стрелковый полк) через проделанные проходы в проволочных заграждениях дружно ворвалась на позиции противника, вышибла мадьяр из первой линии траншей, захватив свыше 40 пленных и большие трофеи. Отличившиеся в бою воины роты были удостоены правительственных наград. Командир роты гвардии лейтенант А. Максимов был награжден орденом Красного Знамени. В ответ на награду, воины роты стали еще упорнее биться с врагом. 30 декабря они пленили целую роту немцев, доставив ее в полк со всем оружием.

Громкая слава пошла в частях дивизии о взводе разведки 306-го гвардейского стрелкового полка. Командир взвода гвардии младший лейтенант Павел Костин удачно разведал огневые позиции противника и с группой солдат внезапно напал на подразделение немцев. Огнем пулеметов и гранатами гвардейцы уничтожили 32 гитлеровца, а 40 взяли в плен. Отважный разведчик был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Отмечен был наградой разведчик 5-й стрелковой роты этого же полка гвардии рядовой В. Баранов.

Умелый воин захватил в плен пулеметчика противника, привел его в часть вместе с оружием.

Гитлеровцы упорно сопротивлялись, предпринимая яростные контратаки на позиции гвардейцев. 21 декабря только 309-й стрелковый полк отбил на своем участке 14 контратак, уничтожив при этом до 400 немецких и венгерских солдат и офицеров.

Взламывая упорное сопротивление, отбивая контратаки танков и пехоты противника, дивизия решительно продвигается вперед и участвует в овладении городом Бичке. Приказом Верховного Главнокомандующего № 218 от 24 декабря 1944 года за отличные боевые действия в боях при прорыве обороны противника и овладении городом Бичке личному составу дивизии была объявлена благодарность.

Наступая на Эстергом, 23 декабря дивизия получила самостоятельную задачу: выйти из состава 10-го гвардейского стрелкового корпуса и наступать в северо-восточном направлении к Дунаю, соединиться с 25-й стрелковой дивизией 75-го стрелкового корпуса, наступающей с севера по восточному берегу Дуная, и в дальнейшем наступать в составе 75-го стрелкового корпуса по западному берегу Дуная к северо-западной окраине Буды (западный район Будапешта).

Этими действиями 75-й стрелковый корпус сжимал кольцо вокруг будапештской группировки противника и окончательно завершал окружение.

27 декабря дивизия вышла к Дунаю юго-восточнее Сен-тендре и, обменявшись приветственными артиллерийскими залпами с 25-й стрелковой дивизией, наступающей на противоположном берегу Дуная, устремилась к Будапешту, завершая его окружение.

За 8 дней ожесточенных боев дивизия овладела 13 населенными пунктами юго-западнее и северо-западнее города Будапешта: Кенешен, Позманд, Верев, Валь, Белапа, Кле-менши, Лавид, Пать, Пешхидечкут, Шоймав, Юрем, Буда-калас.

Было уничтожено и захвачено 32 танка, 49 орудий, 90 автомашин, 19 артскладов, 11 паровозов и 800 вагонов, взято в плен 690 солдат и офицеров противника.

Ведя тяжелые бои на пересеченной местности, воинам дивизии почти все время приходилось на себе тянуть пушки, технику, переносить боеприпасы. Но впереди был Будапешт — столица последнего союзника Германии.

Там засел враг. Его надо было уничтожить и тем самым очистить путь для продвижения наших войск на юг Германии. Таков был приказ Родины. И гвардейцы дивизии настойчиво претворяли его в жизнь. Они без устали громили немецко-фашистские части, добиваясь ежедневно все новых и новых побед.

28 декабря, повернув фронтом на юг, дивизия возобновила наступление, взламывая оборону, уничтожая живую силу и технику, продвигаясь вперед, сжимая кольцо окружения противника. В этой обстановке нужно было обезопасить дивизию от возможного удара противника с севера, со стороны Эстергома, сдержать его возможные попытки прорваться к окруженной будапештской группировке по шоссе Эстергом — Будапешт.

С этой целью 309-й гвардейский стрелковый полк временно был оперативно подчинен 10-му гвардейскому стрелковому корпусу и получил задачу наступать на Эстергом.

Боевые действия по ликвидации окруженных вражеских частей протекали в очень сложных условиях. Будапешт, прикрывший подступы и кратчайшие пути в Австрию и южные районы Германии и поэтому имевший важное стратегическое значение, был превращен противником в сильный район обороны. В городе было создано 110 узлов сопротивления и более 200 опорных пунктов. Узлы сопротивления обычно охватывали один или несколько кварталов, включая заводы, фабрики, железнодорожные станции, вокзалы, большие здания. Опорные пункты состояли из одного или двух зданий и располагались между узлами сопротивления. Для маневра силами и средствами враг широко использовал подземные сооружения: метро, канализационную сеть, катакомбы.

Каждую улицу, каждый квартал и многие дома фашисты приспособили к длительной обороне.

29 декабря командующие 2-м и 3-м Украинскими фронтами Маршалы Советского Союза Малиновский и Толбухин во избежание совершенно ненужного кровопролития, а также в целях сохранения Будапешта, его населения, исторических ценностей, памятников культуры предъявили командованию окруженной группировки ультиматум, в котором предложили гуманные условия капитуляции.

Но фашистское командование стремилось во что бы то ни стало продолжать сопротивление. Парламентеры были убиты. «Когда враг не сдается, его уничтожают». Началась ликвидация 188-тысячного гарнизона противника. Советские войска вели уличные бои, последовательно подавляя опорные пункты врага, истребляли его живую силу.

Ведя оборонительные бои, противник предпринимал отчаянные попытки вырваться из окружения.

31 декабря 1944 г. противник из района Комарно перешел в наступление силами шести танковых и четырех пехотных дивизий, имея задачу окружить в этом районе и уничтожить наши войска, действовавшие на правом берегу Дуная — западнее города Будапешта, соединиться с окруженной группировкой в городе и удержать его.

На стыке 109-й и 69-й стрелковых дивизий противнику силой до полка удалось прорвать нашу оборону. Но большими усилиями наших частей прорыв был ликвидирован, кольцо окружения вновь сомкнулось. Вырвавшийся из окружения противник устремился на Эстергом, угрожая ударить в тыл 309-му гвардейскому стрелковому полку и в целом в тылы частей 10-го гвардейского стрелкового корпуса.

Командир дивизии гвардии полковник Балдынов И. В. немедленно связался с командиром корпуса и доложил ему о случившемся. После этого он также сообщил о сложившейся ситуации командиру 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии подполковнику Пенькову Н. Н.

Меры были приняты своевременно: вырвавшийся противник оказался в огневом мешке и вынужден был прекратить сопротивление.

К 3 января 1945 года части дивизии овладели пригородами Будапешта: Бекешмельбре, Чилагходь, Кислинг, Ромайфордье.

Согласно приказу командира 10-го стрелкового корпуса с 3 января 1945 года дивизия без 309-го гвардейского стрелкового полка переходит к местной обороне в северной части пригорода Будапешта — Буде.

Перед фронтом дивизии мосты и отдельные здания были подготовлены противником к взрыву. На переднем крае, а частично и в глубине обороны, все улицы были заминированы. Каменные многоэтажные здания, заборы и отдельные объекты подготовлены к круговой обороне.

Учитывая малое насыщение пехотой переднего края, огневая система в частях дивизии была поставлена на прямую наводку. Огневые позиции артиллерии в большинстве случаев находились на перекрестных улицах в сооруженных баррикадах, где для ведения огня были проделаны амбразуры.

В целях воспрещения противнику оборудования инженерных сооружений, перегруппировки, а также для нанесения ущерба в живой силе и технике части дивизии в период обороны непрерывно вели пулеметный и минометный огонь, артиллерия — беспокоящий огонь по специально разработанному плану. Непрерывно велась разведка всеми способами как на переднем плане, так и в глубине обороны противника.

Путем личных наблюдений командиров всех степеней с наблюдательных пунктов, а также по показаниям пленных, выяснилась система огня и группировка обороняющегося перед фронтом дивизии противника.

Перед фронтом дивизии действовали: механизированная дивизия «Фельнхернхалле», 8-й артиллерийский полк 271-й пехотной дивизии, 1-й и 6-й эскадроны 15-го кавалерийского полка и венгерские отряды «Скрещенные орлы».

Укрепляя свою оборону, противник превратил большие здания в сильно укрепленные опорные пункты: в средних этажах были проделаны амбразуры для стрельбы из пулеметов, автоматов и пушек, в полах проделаны отверстия для бросания гранат в нижние этажи. В ночное время к переднему краю выводились танки и самоходные пушки, которые вели огонь прямой наводкой. Сильно был развит снайперский огонь. Противник предпринимал отдельные вылазки с целью захвата пленных, а также контратаки группами в 40—80 человек при поддержке бронеединиц для улучшения своего тактического положения. Транспортная авиация противника, делая в ночное время по 200—300 самолетовылетов, подбрасывала окруженной группировке горючее, боеприпасы и продовольствие.

Перед дивизией стояла задача — штурмовать врага, используя для этого весь опыт Великой Отечественной войны. Бой на улицах большого города требовал от каждого воина умело и быстро ориентироваться, проявлять инициативу, смекалку, наносить удар противнику внезапно и стремительно. Наиболее сложной была обстановка с 3 по 12 января. К этому времени части дивизии заняли значительную часть Буды и успешно очищали один квартал за другим.

8 января в тылах 306-го и 312-го гвардейских стрелковых полков неожиданно появились танки противника.

Гвардейцы встретили врага шквалом огня из всех видов оружия с целью отсечь вражескую пехоту от танков, а затем уничтожить их по одному. Почти вся артиллерия била прямой наводкой. Некоторые орудийные расчеты били по танкам с расстояния 200—300 метров.

Многие из танков уже пылали, но остальные рвались вперед. Большая группа танков, смяв несколько артиллерийских расчетов, просочилась в район обороны 2-го стрелкового батальона 312-го полка. Создалась серьезная опасность для обороны дивизии.

Для отпора врагу были мобилизованы все силы. Солдаты, сержанты, офицеры, в том числе штаба дивизии, штабов полков, шли навстречу врагу с развернутыми боевыми знаменами. Боем руководил лично командир дивизии.

— Ни шагу назад! Враг не пройдет! — таков был клич гвардейцев, идущих в атаку.

Мощным огнем из всех видов оружия воины дивизии отрезали пехоту врага от танков и дружной атакой уничтожили ее. Жестокой была схватка с танками. Их уничтожали не только артиллеристы, но и пехотинцы, пуская в ход противотанковые гранаты, бутылки с горючей смесью. В этом бою гвардейцы проявили исключительную самоотверженность, еще раз продемонстрировали свою горячую любовь к Родине.

Окруженная группировка в Будапеште готовилась вырваться из города и соединиться с войсками, действовавшими с внешнего фронта окружения. Сложившаяся обстановка потребовала исключительной стойкости в отражении атак танков и пехоты противника, чтобы не пропустить врага с внешнего фронта и не выпускать его из окружения.

В дивизии проводилась большая воспитательная работа по мобилизации воинов на разгром окруженной 188-тысячной группировки противника, воспитанию жгучей ненависти к врагу. С этой целью широко использовался; случай убийства фашистами наших парламентеров. В ответ на это злодеяние гвардейцы заявили о своей готовности жестоко отомстить врагу за смерть советских офицеров-парламентеров. Их слова с делом не расходились. 3 января гвардии рядовой 2-го стрелкового батальона 306-го полка Василий Бутилов поджег из противотанкового ружья 2 немецких танка. Солдат был ранен, однако идти в медсанбат категорически отказался. Сделав перевязку, Бутилов продолжал настойчиво драться с противником. Отважный истребитель танков в тот же день был награжден орденом Красной Звезды.

Пулеметчик 2-й стрелковой роты 1-го батальона 312-го полка гвардии рядовой Василий Тюфтеме в течение дня уничтожил две огневые точки и до 10 гитлеровцев. За это он был награжден орденом Славы III степени.

Расчет 45-мм орудия 306-го гвардейского стрелкового полка под командованием гвардии сержанта Бутенко вел огонь по окнам второго и третьего этажей здания, прикрывая тем самым движение вперед штурмовой группы к этому зданию. Гитлеровцы стали приближаться. Артиллеристы не растерялись. Бутенко приказал наводчику Чернышеву, заряжающему Егорову и подносчику боеприпасов Овчаренко открыть ответный огонь из автоматов по наседающим немцам, а сам продолжал поддерживать огнем из пушки действие штурмовой группы. В этом бою артиллеристы уничтожили огнем из автоматов до 15 немцев.

Произведя частичную перегруппировку, дивизия в составе 75-го стрелкового корпуса отдельной группой войск 2-го Украинского фронта 22 января 1945 года перешла в решительное наступление, взрывая отдельные дома, проламывая проходы в каменных стенах, заборах, внезапно врываясь в горящие здания. Уничтожая противника гранатой и штыком, обходя и блокируя сильно укрепленные объекты и здания и отбивая контратаки противника, дивизия продвигалась вперед, овладевая 4—5 кварталами в день.

В уличных боях за Будапешт постоянно отличалась слаженностью и точным огнем минометная рота гвардии капитана Васильева. Минометчики вышибали гитлеровцев из-за баррикад, из-за стен разрушенных зданий. Только в течение 22 января минометчики выпустили по врагу до 1000 мин, уничтожив более 100 немецких и венгерских солдат.

Своим метким огнем в этот день минометчики помогли пехотинцам овладеть несколькими баррикадами, а затем ворваться в шестиэтажное здание, занятое противником. В этих боях самоотверженно сражались молодые офицеры, личным примером увлекавшие за собой воинов.

... На 2-й батальон 306-го гвардейского стрелкового полка обрушился вражеский пехотный батальон с танками. Удар пришелся по одной из рот, не успевшей закрепиться на достигнутом рубеже. Под давлением превосходящих сил противника рота стала отступать. Нависла угроза выхода противника на правый фланг полка. Тогда парторг 2-го стрелкового батальона гвардии лейтенант Ф. Ф. Кончицкий с группой солдат устроил засаду в одном из домов на пути движения гитлеровцев. Внезапно фашисты были обстреляны из автоматов и пулеметов. Понеся большие потери, они остановились, а затем начали отступать. Лейтенант Кончицкий во главе своей группы бросился на врага. За отважными воинами устремились все бойцы роты. Положение было восстановлено.

Преодолевая ожесточенное сопротивление врага, наши части настойчиво продвигались вперед, защищая один за другим кварталы города. Положение противника с каждым днем ухудшалось. После 26 января все его надежды на прорыв кольца окружения рухнули.

... Смелость и мастерство показал в боях за Будапешт разведчик 312-го гвардейского полка гвардии рядовой Кондратенко. Он неоднократно выполнял ответственное задание командования, приводил в часть пленных немцев и мадьяр, а также приносил ценные сведения о противнике.

В битве за Будапешт медицинские работники частей дивизии проявляли исключительно большую заботу о раненых. Они трудились без устали, оказывая необходимую медицинскую помощь воинам дивизии.

Благородный поступок совершил хирург 110-го отдельного медико-санитарного батальона гвардии капитан медицинской службы Полипов Олег Данилович. Во время артналета был тяжело ранен военнослужащий 1-го стрелкового батальона 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии рядовой Желяско. Гвардеец был доставлен в медсанбат без сознания. Требовалась срочная операция и переливание крови. 600 граммов собственной крови отдал воину врач и тем спас жизнь солдата.

Об отличившихся в боях воинах все узнавали в тот же день. Об этом широко рассказывалось в дивизионной газете «Красный гвардеец», в боевых листках и листках-молниях.

В боях за Будапешт широко применялись специальные радиопередачи для войск противника. Для их разложения использовался метод возвращения в свои части пленных немцев и мадьяр. В результате чего эти лица приводили в дивизию сотни солдат и офицеров врага.

И хотя противник потерял свои опорные пункты, нес огромные потери в живой силе и технике, все же с каждым днем бои в Будапеште принимали все более ожесточенный характер. Сражение продолжалось круглосуточно. Тысячи снарядов и мин обрушивались ежедневно на гитлеровцев, засевших в каменных зданиях города. Фашисты отвечали бешеным огнем. Горячие схватки шли на баррикадах, на улицах и площадях, у подъездов и на каждом этаже многочисленных зданий этого большого города. Боем управлял вместе со штабом командир дивизии. Он хорошо видел положительные стороны в действиях отдельных подразделений, а также все их недостатки, принимал меры для усиления темпов наступления.

Противник часто предпринимал контратаки группами автоматчиков численностью в 50—80 человек при поддержке танков и самоходных орудий.

Только в течение 22 февраля гитлеровцы четыре раза бросались в контратаки. Поэтому части дивизии не могли долгое время прорвать оборону противника на всем фронте.

Для улучшения положения дивизия получила сильное подкрепление — несколько дивизионов тяжелой артиллерии, в том числе дивизион реактивных установок. Это сразу нарушило огневую систему противника, улучшило положение дивизии.

23 января и в течение последующих двух дней дивизия овладела 8 кварталами. 24 января 3-й стрелковый батальон 312-го полка с боями вышел на улицу Надь Самбат и завязал бой за овладение сильным опорным пунктом квартала 616, имевшим 4 станковых, 3 ручных пулемета, 7 гранатометов и до 60 автоматов.

Этот опорный пункт немцев находился в здании дворца, каменные стены которого имели толщину до двух метров. Трое суток 3-й стрелковый батальон 312-го полка вел бой за овладение этим опорным пунктом, но успеха не имел. Тогда командир полка гвардии полковник Татарчук решил блокировать квартал и ударом с тыла овладеть опорным пунктом. Для блокирования были созданы три штурмовые группы. Руководил блокированием квартала командир 3-го батальона гвардии капитан Кучеренко. В каждую штурмовую группу входили: три подрывника и два химика с толовыми шашками. Каждый из пяти солдат имел по 3—4 противотанковые и противопехотные гранаты. Каждую блокирующую группу поддерживали одно 122-мм и одно 76-мм орудия.

Пушки располагались так, чтобы под их огнем находились все окна и двери зданий — опорных пунктов.

Каждой штурмовой группе были поставлены конкретные задачи. В состав штурмовых групп включались наиболее опытные, смелые, в совершенстве знающие свое дело воины.

Утром 26 января начался штурм опорного пульта-квартала 616. В начале боя орудия выпустили по подъездам и окнам несколько снарядов. В то же время по дворцу вела огонь одна из батарей дивизионной артиллерии. После артподготовки на противника бросилась штурмовая группа под командованием гвардии капитана Хлюстова.

Через проделанные снарядами отверстия в заборах гвардейцы ворвались в здание. Солдаты забросали гранатами подвал здания и завязали бой на первом этаже. Противник упорно защищался. С верхних этажей на гвардейцев падали гранаты. Из окон и дверей стреляли автоматы и пулеметы, летели камни. Но ловкие, хорошо натренированные и смекалистые воины четко ориентировались в обстановке. Метр за метром гвардейцы очищали от врага здание. Схватка продолжалась не более часа. Гвардии капитан Кучеренко лично направлял усилия воинов штурмовой группы на самоотверженное выполнение боевого задания. Он вовремя разгадал намерения противника оказать помощь осажденным в опорном пункте 616. Группа немцев, пытавшаяся было пробраться к зданию дворца, была рассеяна огнем минометной роты гвардии капитана Герасименко. Отважно дрался каждый гвардеец. Даже связистам нередко приходилось браться за оружие. Так, гвардии рядовой Гольцов, заметив, что к зданию начали просачиваться гитлеровцы, открыл по ним огонь. Его поддержали другие воины-связисты.

Попытка фашистов прорваться на помощь в осажденный опорный пункт была сорвана. За проявленную находчивость и смелость при отражении контратаками немцев связист Гольцов был награжден медалью «За отвагу».

Видя безнадежность своего положения, противник пытался бежать из опорного пункта, но огонь группы блокирования не позволял этого. Весь гарнизон врага в квартале 616 был полностью истреблен.

Опыт действия штурмовой группы под командованием гвардии капитана Хлюстова стал достоянием всех остальных штурмовых групп дивизии.

Используя этот опыт, гвардии старший сержант из 312-го стрелкового полка Дерган с четырьмя солдатами пробрался в тыл опорного пункта 615 и, забросав дом гранатами и термитными шашками, поджег его. Смелыми и дерзкими действиями воины уничтожили 10 гитлеровцев, заняли второй этаж, а затем и все четырехэтажное здание. Опорный пункт немцев № 615 прекратил свое существование.

Умело действовала и штурмовая группа 312-го полка, возглавляемая гвардии младшим лейтенантом Костиным. Обойдя опорный пункт с правого фланга, гвардейцы ворвались в подвал, а затем на первый этаж сильно укрепленного трехэтажного здания. Сопротивляясь, противник перешел на второй и третий этажи. Младший лейтенант Костин приказал расчетам 45-мм и 76-мм орудий открыть огонь по окнам и дверям опорного пункта. Не выдержав такого огня, гитлеровцы сдались в плен. Так, с небольшими потерями, штурмовая группа Костина овладела многоэтажным домом, уничтожив при этом 36 гитлеровцев и 19 взяв в плен.

Созданные штурмовые группы сыграли исключительно важную роль в быстрейшем разгроме противника. Теперь уже нашим гвардейцам не страшны были укрепления врага, они знали, как надо взламывать его оборону.

При наступлении в городе с нашей стороны часто применялось проникновение мелких групп автоматчиков в глубь обороны противника. В конце января командир взвода 1-го стрелкового батальона 306-го полка гвардии младший лейтенант Кроткий с одним солдатом по скрытому ходу ворвался в подвал большого здания, где находились немцы. Захваченные врасплох, они не оказали сопротивления. 60 человек сложили оружие и сдались в плен.

Находчивость и смекалку в боях за Будапешт проявляли многие солдаты, сержанты и офицеры. Они уверенно и настойчиво теснили гитлеровцев, сжимая кольцо окружения. Враг сопротивлялся с яростью обреченного. Напряженной была обстановка в конце января — начале февраля. Потеряв надежду на помощь извне, окруженная группировка принимала все меры для того, чтобы прорвать блокаду.

... До трех полков пехоты противника двигались на боевые порядки наших двух полков. Озверелые, оборванные, грязные, шли они в полный рост. Ведя беспорядочную стрельбу, они быстро приближались к баррикадам, за которыми находились воины полков, но были встречены сильнейшим огнем. Ряды немцев поредели, но из подвалов домов, из траншей выходили все новые и новые группы врага. Встреченные огнем гвардейцев, они отступали, но затем вновь бросались в контратаку.

Пулеметный расчет гвардии старшего сержанта Козика в течение нескольких часов вел огонь по противнику, уничтожив около 150 человек. Сам пулеметчик был недосягаем для врага. Свою огневую позицию он оборудовал для круговой обороны и мог вести огонь в любом направлении. За этот бой он был удостоен медали «За отвагу». Пулеметчик, получая награду, заявил, что он будет воевать еще лучше, без пощады уничтожать врагов. Гвардеец сдержал слово, на второй день, когда противник вновь сделал попытку прорыва, Козик своим метким огнем преградил ему путь. Он уничтожил еще 90 вражеских солдат и офицеров. За это был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Отважно дрались с наседавшими фашистами сотни воинов других частей. На огневые позиции 76-миллиметровой батареи 312-го полка просочилось до 60 гитлеровцев. Создалось опасное положение. Многие батарейцы погибли в перестрелке. Однако оставшиеся в живых артиллеристы, не дали возможности врагу пройти через огневые позиции. Командир орудия гвардии старший сержант Рядов приказал немедленно развернуть свою пушку в сторону левого фланга. Артиллеристы заняли свои места у орудия и ударили по врагу почти в упор. Более 20 фашистов было уничтожено, но остальные продолжали наседать. Укрывшись за щитом, расчет открыл огонь из автоматов. Ни один фашистский солдат не прошел через позицию. Все 60 нашли себе могилу от пуль и снарядов умелых артиллеристов, заслуги которых по достоинству были отмечены правительственными наградами. Волевые качества проявил в бою боец 4-й стрелковой роты 306-го полка гвардии рядовой Быстров. Солдат заменил в бою выбывшего из строя командира 2-го стрелкового взвода. Воины этого взвода отбили контратаку немецкой пехоты, поддержанную четырьмя самоходными установками, уничтожив два орудия и 20 солдат противника. В этом бою гвардии рядовой Усов при отражении контратаки убил 6 гитлеровцев, а гвардии рядовой Морозов — 4. Оба воина были удостоены медали «За отвагу». Гвардии рядовой Быстров за находчивость и умелое управление взводом в бою был награжден орденом Красного Знамени.

Находчивость в бою проявил минометчик 2-й минометной роты 309-го полка гвардии рядовой Косогоров. Он обнаружил у здания немецкий миномет с комплектом боезапаса. Номера расчета вражеского миномета были убиты. Косогоров вместе с товарищами, сменив огневую позицию, в течение 4-х часов обстреливали из трофейного миномета опорный пункт немцев, содействуя наступлению своего полка.

Подлинными мастерами своей специальности показали себя воины 116-го отдельного саперного батальона. За время боев за Будапешт они обезвредили тысячи мин, только на счету гвардии сержанта Невзорова их было более 300.

При выполнении заданий воинам-саперам часто приходилось браться за оружие, отбивать контратаки противника, но свою тяжелую опасную работу они всегда выполняли образцово.

Большую заботу о своих подчиненных проявлял в эти дни старшина 3-й стрелковой роты 306-го полка гвардии старший сержант Фролов. Он своевременно обеспечивал роту боеприпасами и горячей пищей. Когда стало известно, что все старшины батальона вышли из строя, Фролов по своей инициативе стал снабжать все роты батальона и эту работу организовал умело, трудился без устали.

Много героических подвигов совершили воины 109-й гвардейской стрелковой дивизии в боях за Будапешт. Они сражались, не щадя своих жизней, ради победы над ненавистным врагом, ради быстрейшего окончания войны.

К 18-00 12 февраля 1945 года части дивизии с боями вышли на улицу Лаваш Валь и соединилась с частями 320-й стрелковой дивизии, действовавшими с юга, и полностью закончили разгром окруженной группировки в северо-западной части Будапешта. После этого части дивизии устремились к центру города, к зданию королевского дворца, в котором засела большая группа противника.

Это была последняя цитадель осажденного будапештского гарнизона, последний очаг сопротивления.

Все окна и двери дворца были заложены кирпичом, оставлены были только бойницы для пушек и пулеметов. Здание было превращено в крепость. Мощные глухие стены здания в два метра толщиной были недоступны для штурма гвардейцев, бессилен был и наш артиллерийский огонь.

Неоценимая заслуга в успешном штурме дворца принадлежала саперам. Для решения задачи была создана группа саперов, ее возглавил гвардии майор Ахохов А. Н. В течение ночи под стену дворца саперы заложили большое количество взрывчатки. Рано утром огромной силы взрыв потряс здание дворца. Гвардейцы 306-го полка, воспользовавшись замешательством противника, при поддержке своей артиллерии стремительно ворвались во дворец. Их поддержали гвардейцы 312-го полка. Внутри здания завязался бой. Пал последний оплот будапештского гарнизона. К зданию дворца, из которого выходили сотни пленных, подъехал командир дивизии гвардии полковник Балдынов. Командиры полков доложили ему, что повсюду в городе враг прекратил сопротивление. Это было большое событие, большая победа!

Лучшие саперы за выполнение этого задания были награждены правительственными наградами. Майору А. Ахо-хову был вручен орден Отечественной войны.

Здесь уместно еще раз сказать о саперах дивизии. Стрелок, пулеметчик, выполняя боевую задачу, постоянно ведет наблюдение за противником, окапывается, маскируется, ведет огонь по противнику, оберегая себя.

Сапер при выполнении боевой задачи помимо этого должен выполнить тяжелую, трудоемкую, часто опасную для собственной жизни работу. Он должен сделать проход в минном поле, обеспечить переправу, обезвредить десятки мин, проход в проволочном заграждении, подорвать укрепление противника и т. п. При этом он обременен инструментом, грузом и ему нет возможности вести тщательное наблюдение за противником и вести по нему огонь. Часто саперов дивизии при выполнении боевых заданий подстерегали пули вражеских снайперов.

В 10-м гвардейском корпусе у саперов была песня о своем тяжелом ратном труде. Вот ее слова:

Мы простые саперы с тобою, Но в едином армейском кругу Мы киркой и лопатою роем Роковую могилу врагу

Не страшны нам речные пороги, По вершинам кипящих гребней Мы возводим плотины-дороги Для бесстрашной пехоты своей.

Нас осенней водой обдавало, Кожу солнце июльское жгло, Нас пургою зима умывала, Но ничто нас сломить не могло.

13 февраля столица Венгрии была очищена от врага.

Бой затих, Будапешт был взят. Одержав победу, воины 109-й дивизии недосчитали в своих рядах многих отважных боевых товарищей, тех, с кем начали свой героический поход от предгорий Кавказа.

В боях за Будапешт погибли: командир 306-го полка гвардии подполковник Кошиц, заместитель командира 309-го полка гвардии майор Молчанов, командир 312-го полка гвардии полковник Мамчур, заместитель командира дивизии по тылу гвардии майор Белоцерковский, командир батальона гвардии капитан Гордеев, пулеметчик 306-го полка гвардии рядовой Дерябин и многие другие. Погибших хоронили в ясный, солнечный день. К могиле собрались гвардейцы, чтобы проводить своих боевых товарищей в последний путь. У братской могилы состоялся короткий митинг. Над телами погибших выступали однополчане, вспоминали их добрым словом, клялись жестоко отомстить врагу за их жизни. С тяжелым чувством прощались гвардейцы с однополчанами и, повернувшись лицом на запад, шли дальше за уходящим солнцем, навстречу новым боям, новым победам, новым невзгодам.

За время боевых действий по окружению Будапештской группировки и ее уничтожению с 20-го декабря 1944 года по 12 февраля 1945 года части дивизии овладели 18 населенными пунктами и 391 кварталом в северной части г. Буда. Захватили 27 разных заводов с сырьем. За это время противнику был нанесен следующий ущерб: уничтожено танков — 20, самоходных пушек — 28, бронетранспортеров — 19, пушек разных калибров — 89, минометов — 58, пулеметов—277, гранатометов — 26, автомашин с различными военными грузами — 766, складов разных — 12, повозок — 250, железнодорожных вагонов — 320 и до 6370 солдат и офицеров противника.

Большими были трофеи дивизии. Было захвачено: паровозов — 16, вагонов — 2270, автомашин — 884, мотоциклов — 345, танков и самоходных установок — 18, самолетов — 2, тягачей — 26, орудий разного калибра — 62, минометов — 42, пулеметов — 175, винтовок и автоматов — 4293 и много другого имущества. В плен было взято 7910 немецких и венгерских солдат и офицеров.

Таким образом, дивизия стремительными наступательными действиями способствовала окружению группировки противника в г. Будапеште, в ожесточенных боях с наименьшими потерями, совместно с другими частями и соединениями разгромила и уничтожила окруженную группировку немцев и овладела столицей Венгрии городом Будапештом.

Находившийся в Эстергоме 309-й гвардейский стрелковый полк также имел значительные успехи по уничтожению врага на своем участке фронта. Подразделения полка держали круговую оборону. Они не давали возможности противнику подойти к Будапешту и в то же время были готовы уничтожить гитлеровцев на случай их прорыва из Будапешта. За время боев в районе Эстергома подразделения полка в жарких схватках уничтожили до трех батальонов мотопехоты немецкой бригады «Фельдерхалле», взяли в плен 57 солдат и двух старших офицеров немецкой армии.

В оперативной сводке за 13 февраля командир дивизии сообщал командиру 75-го стрелкового корпуса: «Своими стремительными наступательными действиями 109-я гвардейская стрелковая дивизия способствовала успешному окружению группировки противника в Будапеште. Затем в ожесточенных боях с наименьшими потерями совместно с другими частями и соединениями 75-го стрелкового корпуса 46-й армии 2-го Украинского фронта разгромила полностью эту группировку врага и овладела столицей Венгрии, открыв тем самым путь в южную часть Германии».

В период наступательных действий по окружению и уничтожению будапештской группировки противника солдаты, сержанты, офицеры дивизии получили большую практику и опыт наступления в трудных условиях, научились умело вести уличные бои в крупном городе, приобрели навыки в овладении сильно укрепленными объектами.

За активное участие в битве за Будапешт Указом Президиума Верховного Совета СССР 306-й гвардейский стрелковый полк был награжден орденом Богдана Хмельницкого II степени, 312-й гвардейский стрелковый полк получил почетное наименование «Будапештский». Сотни воинов-гвардейцев были отмечены высокими правительственными наградами.

Президиум Верховного Совета СССР указом от 9 июня 1945 года учредил медаль «За взятие Будапешта», которой были награждены 5832 гвардейца дивизии. Приказом Верховного Главнокомандующего № 277 от 13 февраля 1945 года за отличные боевые действия по овладению Будапештом личному составу дивизии была объявлена благодарность. Это была уже седьмая благодарность гвардейцам за их успешные действия в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

13 февраля 1945 года закончились боевые действия по освобождению Венгрии, продолжавшиеся 108 дней. За это время советские войска форсировали две крупнейшие реки — Тису и Дунай, очистили от гитлеровских оккупантов около двух третей территории Венгрии и освободили ее столицу — город Будапешт. Группа армий «Юг» потерпела серьезное поражение.

Будапештская операция потребовала огромного напряжения физических и моральных сил солдат и офицеров. Достаточно сказать, что ни в одной наступательной операции 1944 года не приходилось вести столь ожесточенных оборонительных боев, как в Будапештской, что ни одно окружение крупной вражеской группировки и ее ликвидация не заняли так много времени.

Подлинно массовый героизм, проявленный советскими воинами при отражении контрударов противника под Будапештом и в боях во время ликвидации окруженной группировки, вошел яркой страницей в историю освободительной борьбы Красной Армии.

 


* * *

От Будапешта до Вены. Бои в Чехословакии. Конец войны.

После разгрома вражеской группировки в Будапеште дивизия в течение месяца активных боевых действий не вела, а частью своих сил прочесывала леса, рощи и овраги северо-западнее этого города, вылавливая в них мелкие группы солдат и офицеров германской армии.

14 марта 1945 года приказом командира 75-го стрелкового корпуса № 157 от 13 марта 1945 года получает боевую задачу: в ночь на 15 марта сменить подразделения 1041 стрелкового полка 223-й стрелковой дивизии на рубеже: Саар, Сент-Шамат.

После двухдневной подготовки 17 марта дивизия переходит в наступление западнее Будапешта, держа направление на австрийскую столицу. Пять суток гвардейцы прорывали оборону противника в горах Вэртэшхедьшэг и продвинулись в трудно проходимой горно-лесистой местности на 25 километров, овладев городами: Фельше-Галле, Татабанья и крупными населенными пунктами Банхида, Алыше, Матян.

Заняв сильную оборону в горах, противник западнее, из района Геца-Вель, предпринял наступление и начал значительно теснить 317-ю стрелковую дивизию 18-го стрелкового корпуса. Приказом командующего войсками 46-й армии дивизия выводится из состава 75-го стрелкового корпуса и вводится в состав 18-го гвардейского стрелкового корпуса (командир корпуса гвардии генерал-майор Афонин И. М.). Согласно этому приказу, дивизия совершает марш: Ванхида, Сак, Селд и с ходу 22 марта вступает в бой. Измотав противника в оборонительных боях, 24 марта дивизия переходит в наступление и после упорных боев овладевает рядом опорных пунктов противника: Юали, Гици, Сене, Молкович, форсирует реку Часаря, штурмом овладевает сильно укрепленным опорным пунктом Торкань и, сломив сопротивление, переходит в преследование врага.

При прорыве обороны немцев в горах Вэртэшхедьшэг особо отличились воины 309-го и 306-го стрелковых полков. За эти бои Указом Президиума Верховного Совета СССР 309-й полк был награжден орденом Суворова III степени, а 306-й полк орденом Красного Знамени.

В боях по прорыву обороны в этих горах исключительное мастерство проявили артиллеристы 246-го гвардейского артиллерийского полка. Своим огнем они расчищали путь пехоте, отбивали многочисленные контратаки нападавших на них немцев, взламывали оборону врага.

Вот что сообщалось в оперативной сводке штабу дивизии, подписанной командиром артиллерийского полка гвардии подполковником Б. Дамаевым: «За сутки противнику нанесен следующий ущерб: уничтожено до 650 солдат и офицеров, 7 пулеметных точек, одна артиллерийская и одна минометная батарея. Подавлен огонь одной артиллерийской и двух минометных батарей. Захвачено 8 пулеметов, 180 винтовок, взято в плен 7 солдат 92-го немецкого полка «Фогельдин».

В оперативной сводке за 20 марта сообщалось: «Уничтожено 350 солдат и офицеров противника, 9 самоходных пушек и 13 пулеметов».

Высокой слаженностью и умением вести точный огонь отличались 4-я и 7-я артиллерийские батареи. Только в течение 22 марта 7-я батарея под командованием гвардии капитана Туманова отбила 7 контратак пехоты и танков противника, а 4-я батарея гвардии капитана Бердичевского, сопровождая наступление одного из батальонов 309-го полка, уничтожила за день свыше 10 огневых точек противника.

Орудийный расчет 4-й батареи гвардии рядового Александра Шабловского первым же выстрелом подбил самоходную пушку врага. Дым от разрыва закрыл цель. Но это не смутило бывалого артиллериста. Смекнув, что задняя машина станет обходить подбитую машину, он взял наводку несколько правее и двумя последующими выстрелами подбил еще одну самоходку. Оставшиеся три машины противника быстро повернули обратно и скрылись в лесу.

В организации прорыва обороны немцев большую роль сыграла и артиллерия 312-го полка (начальник артиллерии полка гвардии майор Бикусов). По местам вероятных контратак был подготовлен сосредоточенный огонь всей полковой артиллерии. Начальник артиллерии полка пристально следил за ходом боя, удачно организовал маневр огнем.

Ратный труд многих артиллеристов был отмечен государственными наградами, а гвардии майор Бикусов награжден орденом Александра Невского. Приказом Верховного Главнокомандующего № 308 от 25 марта 1945 года за участие в боях при прорыве обороны немцев в горах Вэртэшхедьшэг и овладение городами Фельше-Галле и Татабанья личному составу была объявлена благодарность.

После прорыва обороны противника в городах Вэртэшхедьшэг дивизия, преследуя противника, овладевает населенными пунктами Михальхода, Решалап, Можер, Пер, Шандор, врывается на юго-восточную окраину города Дьер — крупного промышленного центра Венгрии — и после упорных уличных боев 28 марта, во взаимодействии с другими частями, овладевает сильным опорным пунктом противника на подступах к Вене городом Дьер.

Закаленные в боях с немецкими захватчиками, гвардейцы бесстрашно дрались с врагом, постоянно проявляли мужество и героизм на поле боя. Так, пулеметчик 3-го стрелкового батальона 309-го полка гвардии рядовой Марченко с двумя однополчанами вступил в бой с эсэсовцами. Меткими выстрелами из автоматов гвардейцы уничтожили 10 фашистов. Однако их огонь не ослабевал. Тогда Марченко пополз по лощине вперед и, зайдя во фланг пулеметному расчету гитлеровцев, уничтожил его огнем из автомата. Захватив пулемет, он направил его в сторону обороняющихся эсэсовцев. Своим огнем отважный воин расчищал путь для продвижения вперед своей роте, которая стремительно ворвалась в траншеи противника и после короткой рукопашной схватки овладела ими. За смелость, находчивость и отвагу в бою Леонид Марченко был награжден орденом Красного Знамени. В ответ на высокую награду воин заявил: «Пусть знают все командиры и солдаты, что я жизни своей не пожалею для победы над врагом. Буду всегда идти только впереди». В последующих боях он свое слово сдержал. За отличные боевые действия в боях за овладение городом Дьер приказом Верховного Главнокомандующего № 315 от 28 марта 1945 года личному составу дивизии была объявлена благодарность. Продолжая наступление, 30 марта дивизия форсирует с боем реку Мадсел и канал Роба, овладевает населенными пунктами Раба Пашона, Энеще, Фалухай, Везл. Ускоренными темпами дивизия продолжает успешно продвигаться вперед, сходу форсирует каналы Равца и Гонтаг и 1 апреля переходит австрийскую границу. Продолжая взламывать оборону противника, дивизия последовательно овладевает крупными населенными пунктами на территории Австрии Андау, Тэдтэн, Нейхоф, Санктандре, Хальбрен, Конхгоф, Вайден, выходит во фланг крупному железнодорожному узлу Мадьяровар, чем способствует другим частям овладеть им.

За отличные боевые действия в боях за овладение городом и важным узлом дорог Мадьяровар приказом Верховного Главнокомандующего № 329 от 3 апреля 1945 года дивизии была объявлена очередная благодарность.

Начинается наступление на последний сильно укрепленный опорный пункт на подступах к Вене город Брук. В жарком бою с немцами на подступах к этому городу снова удивил однополчан своей храбростью гвардии рядовой Леонид Марченко.

... Рота гвардии капитана Щербакова наступала. Гвардии рядовой Марченко находился в цепи стрелков со станковым пулеметом. Пулеметчик, где надо, неслышно, незаметно переползал по-пластунски, удачно выбирал позицию. А когда стрелки поднимались в атаку, надежно их прикрывал огнем из пулемета. Гвардеец действовал проворно, смекалисто, ... Впереди был лесок. Из-за него вышли немецкие танки, за ними — автоматчики. Танки с двух сторон стали обходить позиции гвардейцев. Искусно замаскировавшись, Марченко ничем не выдавал себя. «Чем ближе подойдут враги, тем меньше шансов будет у них уйти назад»,— это было старым правилом пулеметчика.

Марченко открыл внезапный огонь, когда немцы находились от него в 150 метрах. Их цепь рассеялась, но из-за леска появилась новая. Марченко был ранен в руку, но продолжал вести огонь.

Враг наседал, он подошел вплотную к пулеметчику. Марченко метнул две гранаты в гитлеровцев, когда те находились от него в 20 метрах. Несколько гитлеровцев было убито, но остальные набросились на пулеметчика. Что было потом, видел один из однополчан Марченко, тяжело раненный и притворившийся убитым.

Немцы начали допрашивать раненого Марченко. Немецкий офицер сказал, что если он не будет отвечать, то его убьют. Вместо ответа Марченко плюнул в лицо фашисту. Пытки гитлеровцев не заставили гвардейца выдать военную тайну. Тогда враги разожгли костер и заживо сожгли на нем Леонида Марченко.

В это время подразделения 309-го полка снова пошли в атаку. Гвардейцы отбили свои позиции. С затухавшего костра сняли обгоревшее тело героя его однополчане.

Мстя за смерть однополчан, гвардейцы жестоко громили гитлеровцев, не давая им пощады, все ближе приближались к австрийской столице. Насколько успешным было наступление дивизии, видно из того, что ее части, преодолевая упорное сопротивление врага, ведя бои в горно-лесистой местности, преодолевали в день по 40—50 километров. 3-го апреля дивизия подошла к городу Брук, за который разгорелся жаркий бой.

Успеху частям дивизии в захвате города Брук содействовала умелая работа воинов 116-го отдельного гвардейского саперного батальона. Под огнем батарей противника саперы навели мост через реку Лейта и обеспечили переправу частей дивизии. Высокое профессиональное умение при наведении переправы проявил заместитель командира батальона гвардии капитан Петровский, гвардии старший сержант Веселков, гвардии сержант Басов. В короткое время саперы батальона гвардии майора Чечулина соорудили 2 моста: один — грузоподъемностью в 10 тонн, второй — в 5 тонн; проделали проходы через три противотанковых рва и через 12 траншей. В дни боев на территории Австрии саперами батальона было проверено 150 км дорог на минирование, обезврежено 4000 вражеских мин.

Переправившийся первым на противоположный берег, 309-й полк завязал ожесточенный бой с противником, который пытался прижать гвардейцев к реке. Захватив плацдарм на противоположном берегу реки, полк отбил две контратаки противника: одну — силою до одного, вторую — силою до двух пехотных батальонов при поддержке танков; с каждой минутой бой принимал более ожесточенный характер. Немецкие танки не раз прорывались на позиции подразделений полка, не давая им возможности расширять плацдарм и продвигаться вперед.

В эти часы командир дивизии принимает смелые, решительные меры. Через реку левее и правее плацдарма высадились другие части дивизии с танками, самоходно-артилле-рийскими установками, орудиями и минометами. Они ударным маневром сумели окружить до батальона противника и несколько часов вели бой по его уничтожению.

При этом высоким мастерством и героизмом отличились воины 312-го полка. За эти бои Указом Президиума Верховного Совета СССР полк был награжден орденом Кутузова II степени. 5 апреля 1945 года город Брук был взят.

В коротких, но жарких боях за г. Брук дивизия нанесла противнику ощутимые потери. Было уничтожено до 350 солдат и офицеров, 14 пулеметов, 8 пушек, взято в плен около 1000 немецких и венгерских солдат и офицеров.

Героически действовал в этих боях 2-й батальон 309-го полка, которым командовал гвардии майор Ганин. Этот батальон выдержал основной натиск врага, удержал плацдарм на противоположном берегу реки Лейта.

В боях по удержанию плацдарма снова отличился орудийный расчет, в котором ранее служил и совершил свой героический подвиг Мирза Велиев. Отбивая контратаку немецких танков, расчет уничтожил три вражеские машины.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 331 от 5 апреля 1945 года за отличные боевые действия в боях за овладение городом и важным железнодорожным узлом Брук-личному составу была объявлена благодарность.

Продолжая преследование противника, не давая ему задержаться на промежуточных рубежах, дивизия овладевает крупными населенными пунктами на подступах к Вене: Штикснейридль, Гальбрун, Фишамед, Дарифэнцерслоф, Монсдорф и 6 апреля 1945 года врывается на юго-восточную промышленную окраину Вены.

Оккупанты пытались превратить Вену в такой же узел сопротивления, каким был Будапешт. При этом они не останавливались перед огромными разрушениями австрийской столицы. Вену обороняла 6-я танковая армия СС в составе 8 танковых, 1 пехотной дивизий и 15 отдельных батальонов. На подступах к Вене и в самом городе гитлеровцы заблаговременно подготовили многочисленные оборонительные позиции. На танкоопасных направлениях по внешнему обводу города были вырыты противотанковые рвы, созданы противотанковые и противопехотные препятствия. На улицах и площадях противник устроил баррикады, в каменных домах оборудовал огневые точки.

Но это не могло остановить победоносное наступление Красной Армии! Вперед рвались и гвардейцы 109-й дивизии. На окраине австрийской столицы дивизия освободила из концентрационных лагерей несколько тысяч своих соотечественников. В этих же лагерях находились французы, итальянцы, чехи и поляки. Измученные, обреченные ранее на смерть люди неудержимой волной бросились в объятия своих освободителей. Многие из них, несмотря на свою слабость, брали оружие в руки, помогая воинам дивизии быстрее разгромить немецко-фашистских захватчиков.

Немецкие войска упорно обороняли город. Противник неоднократно переходил в контратаки. Но воины дивизии уже имели опыт боев в крупном городе и во взаимодействии с другими частями 18-го гвардейского корпуса быстро продвигались в глубь города, освобождая квартал за кварталом.

После упорных боев дивизия овладевает юго-восточной окраиной Вены — Альберн, Ливехат, форсирует реку Швехат. Продолжая вести сильные уличные бои, она овладевает станцией Альткемтенхоф, группой заводов в районе Земе-ринг.

В 23.00 6 апреля, в самый разгар боев в Вене, дивизия получила приказ командира 18-го стрелкового корпуса приостановить наступление, сосредоточиться на северо-восточной окраине Швеход и подготовиться совершить марш в направлении чехословацкого города Братислава.

За 23 дня (с 14 марта по 6 апреля 1945 года) активных наступательных боев части дивизии продвинулись на 210 километров, овладели тремя сильнейшими опорными пунктами на подступе к столице Австрии г. Вене—Дьер, Мадьяровар, Брук и до 50 другими крупными населенными пунктами. В живой силе и технике противнику был нанесен значительный ущерб. Уничтожено танков — 9, самоходных пушек — 7, бронетранспортеров — 13, пушек разных калибров — 38, минометов — 30, пулеметов — 120, автомашин с разными грузами — 230, складов — 9, повозок — 220, железнодорожных вагонов — 170 и до 1450 немецких солдат и офицеров. Захвачено: паровозов — 4, железнодорожных вагонов — 630, автомашин — 350, мотоциклов — 200, пулеметов — 130, танков — 24, орудий разных — 52, минометов — 20, винтовок и автоматов — 2400, лошадей — 800, повозок — 150, складов — 12 и много другого имущества. Взято в плен 1560 немецких солдат и офицеров.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 334 от 13 апреля 1945 г. личному составу 18-го стрелкового корпуса, в состав которого входила дивизия, за овладение столицей Австрии городом Веной — стратегически важным узлом обороны немцев — была объявлена благодарность.

Эти успехи были достигнуты благодаря возросшему боевому мастерству гвардейцев, которые теперь имели большой опыт боевых действий. В последующем 4325 солдат, сержантов и офицеров дивизии были награждены медалью «За взятие Вены».

Столица Австрии была освобождена 13 апреля. Попытки немцев организовать длительное сопротивление на территории Австрии потерпели полный крах. Красная Армия прочно овладела южными подступами к фашистскому рейху. Но к этому времени, совершив марш по маршруту Вена —Братислава и далее на северо-восток, дивизия сосредоточивается в районе Воллераз, Долний Крупио. Эта переброска была связана с тем, что на территории Чехословакии сосредоточились значительные силы противника. Для ликвидации их в самые сжатые сроки, не дав возможности противнику уйти в Германию, перебрасывались войска 2-го Украинского фронта, в том числе и 18-й стрелковый корпус, который теперь входил в состав 53-й армии (командующий — генерал-лейтенант, а с мая 1945 года — генерал-полковник Манагаров И. М.). Во время марша велась тщательная разведка. Отступающий противник минировал дороги, мосты, делал завалы, оставлял небольшими группами засады, усиленные артиллерией.

Успешно справлялся с поставленной задачей в эти дни взвод разведки 312-го полка, которым командовал гвардии лейтенант Власов.

Опытные разведчики постоянно доставляли командирам полков ценные сведения о противнике, приводили пленных. Иной раз разведчики своими силами сметали заслоны и засады врага. Большой опасностью для дивизии при совершении марша в то время были отдельные разрозненные части немецкой армии, блуждающие по территории Австрии и Чехословакии и потерявшие централизованное управление. Сплошного фронта здесь уже не существовало, противник сопротивлялся отдельными группами, малыми и большими.

Сосредоточившись в районе Братиславы, дивизия до 20 апреля приводила подразделения в порядок, получала пополнение.

Для 18-го корпуса была определена полоса наступления в направлении города Брно — крупного промышленного центра, второго по населению города в Чехословакии.

Дальние подступы к этому городу противник обложил системой опорных пунктов, за которыми проходила подготовленная полоса обороны в 25—30 километрах восточнее города. Надо было ликвидировать опорные пункты и подойти к этой полосе обороны. Эту задачу должны были выполнить дивизии на участках своего наступления самостоятельно. В ночь на 21 апреля, совершив короткий 20-километровый марш, дивизия занимает исходное положение для наступления на рубеже Новый Двур. Для ликвидации двух опорных пунктов на участке дивизии полковник Балдынов создал две штурмовые группы. После выполнения ими боевых задач в бой должны были вступить полки.

В одну из штурмовых групп была определена батарея 76-мм пушек 309-го полка, которой командовал гвардии старший лейтенант Сапожников. Эта батарея, при следовании из расположения полка к месту сосредоточения штурмовой группы, неожиданно встретила на своем пути бронированную колонну противника и бесстрашно вступила с ней в неравный бой. С первых выстрелов был подбит головной танк. Но противник быстро пришел в себя. Танки словно по команде развернулись лобовой частью к батарее и открыли по ней интенсивный огонь. Маленькая группа людей с железной волей, имея всего четыре пушки, приняла на себя удар лавины брони и огня.

Огневые позиции окутались пылью и дымом, земля содрогалась от частых взрывов, пулеметный огонь поливал ливнем артиллеристов. Бой достиг наивысшего напряжения. Вот прямым попаданием снаряда разбита пушка и полностью погиб ее расчет. Соседнему расчету также грозила гибель, но Сапожников вовремя подал команду развернуть орудие и артиллеристы первым же выстрелом подбили приближающийся танк. Вот выведена из строя еще одна пушка. Оставшиеся артиллеристы поспешили на помощь к двум действующим орудиям.

Разрывом вражеского снаряда был убит командир батареи. Люди, обливаясь кровью, молча, без команд продолжали вести бой из двух орудий. Раненые не покидали огневых позиций. В самый критический момент боя вдохновенно зазвучал голос заряжающего гвардии рядового Круглова, бывшего моряка Тихоокеанского флота: «Наверх вы, товарищи, все по местам! Последний парад наступает... »

Песня звучала как гимн смелых, презирающих смерть воинов. Танки были уже рядом и гибель героев была неизбежной. А песня продолжала звучать... Но в это время пришли на помощь однополчане. Развернутой цепью через позиции батареи прошли гвардейские роты. Бой быстро удалялся на юго-запад...

Почти вся батарея погибла в этом неравном бою, погиб и ее бесстрашный командир гвардии старший лейтенант Сапожников. Они погибли, сохранив сотни жизней своих товарищей, сохранив честь своего родного гвардейского полка.

Опорные пункты в полосе наступления были ликвидированы и в 4.00 21 апреля, после короткого огневого налета, дивизия вновь переходит в наступление. После упорных

боев она овладевает крупными населенными пунктами Розаожин, Моутнице, Неовачилка, Рахманов, Тржевомыслице, Уиезд, Сокольнице, Кобыльнице, Шлапонице, Верджиховице, Подоли, крупным опорным пунктом к Брно — Лишен, группой заводов северо-восточнее Брно, форсирует речку Свитива, овладевает населенным пунктом Обржаны и выходит на северо-восточные и северные подступы к городу Брно. На подступах к Брно противник закрепился на заранее подготовленных позициях и оказал сопротивление 18-му гвардейскому корпусу.

Наступление в полосе 53-й армии приостановилось. 109-я дивизия готовилась к последним решающим боям. До города оставалось 25 километров. Позиции противника от передовых частей дивизии разделял ручей. Начальник разведки дивизии весь день 23 апреля вел тщательное наблюдение за противником. В 20 часов он убедился, что противника перед дивизией нет. С наступлением темноты разведывательная рота дивизии преодолела ручей и бесшумно заняла оставленные позиции по фронту и в глубину. После этого командир дивизии сообщил командиру корпуса о положении на фронте дивизии. Этот доклад прозвучал как гром среди безоблачного неба. Ведь до начала операции 2-го Украинского фронта оставалось 6 часов! 24 апреля на наблюдательный пункт дивизии прибыли: командующий фронта Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я., командующий 53-й армией генерал-лейтенант Манагаров И. М., командир 18-го корпуса генерал-лейтенант Афонин И. М., генералы и офицеры штабов фронта, армии и корпуса. Никогда еще за всю войну в 109-й дивизии не было такого количества командного состава. Она стала центром внимания фронта. Убедившись лично в правильности доклада командира дивизии, командующий фронтом дал отбой предстоящей операции.

Так бдительность разведчиков дивизии внесла ясность в обстановку, предотвратила бессмысленную артиллерийскую подготовку и ненужный налет авиации.

В этот день дивизия снова двинулась без боя вперед, а 25 апреля совместно с другими соединениями корпуса нанесла удар по противнику, закрепившемуся в 3—5 километрах от города. Цепляясь за выгодные и хорошо подготовленные рубежи, противник упорно сопротивлялся. Бои не прекращались ни днем, ни ночью.

26 апреля 1945 года дивизия штурмом овладела совместно с другими частями 2-го Украинского фронта городом

Брно — крупнейшим промышленным центром Чехословакии. В боях за город особо отличились воины 309-го гвардейского стрелкового полка. Указом Президиума Верховного Совета СССР полк был награжден орденом Красного Знамени.

За 5 дней наступательных боев дивизия продвинулась вперед на 35 километров, овладела 20 населенными пунктами. Уничтожено: до 1700 солдат и офицеров противника, самолетов — 2, танков — 10, самоходных пушек — 3, бронетранспортеров — 3, пушек разных калибров — 33, минометов — 30, пулеметов — 50, автомашин—29. Захвачено: танков — 7, самоходных пушек — 3, пушек — 25, минометов — 31, пулеметов — 100, повозок — 8, железнодорожных вагонов — 876, складов разных — 13 и 554 солдат и офицеров противника.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 345 от 26 апреля 1945 г. за отличные боевые действия при освобождении города Брно — важного узла дорог и мощного опорного пункта немцев — личному составу дивизии была объявлена благодарность.

После овладения городом Брно части дивизии до самого окончания военных действий в Чехословакии ведут наступательные бои. Дивизия с боями продолжает наступать в северном, а затем в северо-западном направлении Праги. Враг, будучи не в силах сдержать наступление частей дивизии, отходит на Прагу, на заранее намеченные оборонительные рубежи.

На одном из таких рубежей дивизия вела бои в течение нескольких дней. В этих завершающих боях советское командование неоднократно обращалось к войскам противника, чтобы они прекратили бессмысленное сопротивление, дабы избежать ненужные жертвы и разрушения. С этой целью в расположение войск противника на фронте дивизии забрасывались листовки, направлялись ранее захваченные пленные, организовывались специальные радиопередачи на передовых позициях для войск противника.

5 мая 1945 года началось национальное восстание в Праге. В течение нескольких дней чешские патриоты добились серьезных успехов. Однако нацисты, быстро оправившись, предприняли контрнаступление. Их силы только в Праге составляли 40 000 человек. Против восстания были брошены войска группы армий «Центр». В Праге начались баррикадные бои. Правительство Чехословакии обратилось к советскому правительству с просьбой спасти население Праги.

Со стороны Брно по всем дорогам к Праге шли войска 2-го Украинского фронта, в том числе и части 109-й стрелковой дивизии.

«Не дадим в обиду наших братьев!» — говорили гвардейцы.

На одном из водных рубежей немцы решили дать бой, чтобы задержать наступление дивизии. По многочисленным огневым точкам врага ударили артиллерия, минометы и пулеметы.

Командир дивизии принял смелое решение — рассечь оборону противника на части и уничтожить его опорные пункты изолированно друг от друга. План этот удался. Враг был смят и уничтожен гвардейцами. Большую роль в этом сыграл 246-й артиллерийский полк, пулеметная рота гвардии лейтенанта Нестерова и минометный взвод гвардии лейтенанта Герасименко.

109-я гвардейская дивизия, сокрушая врага, устремилась к Праге.

В мае 1945 г. в составе 2-го Украинского фронта дивизия участвует в овладении городом Зноймо. Приказом Верховного Главнокомандующего № 367 от 8 мая 1945 г. за овладение этим городом — важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны немцев — личному составу дивизии была объявлена благодарность.

Девятого мая, в день Победы над фашистской Германией, части дивизии вели упорные бои с фашистской группировкой немцев, отказавшейся сложить оружие и сдаться в плен.

В этот день дивизия, сокрушая сопротивление врага, продолжала выполнять боевую задачу по разгрому и ликвидации Чехословацкой группировки немцев. В боях на подступах к Праге, в последних боях на западе, дивизия потеряла ряд своих храбрых воинов, среди которых были командир 306-го полка гвардии майор Поляков, командир 1-го батальона этого же полка гвардии капитан Шилов и многие другие.

Дивизия закончила боевые действия 12 мая 1945 года, выйдя к предместьям Праги — городу Бенешов.

Пражская наступательная операция Вооруженных Сил СССР явилась последней операцией Великой Отечественной войны против фашистской Германии.

Гвардейцы 109-й стрелковой дивизии торжествовали победу.

После окончания боевых действий части дивизии расположились близ города Бенешов летним лагерем. Война закончилась. У людей, оторванных от родных на долгие годы войны, переживших ее невзгоды, появилась сильная тяга вернуться домой. Еще совсем недавно, несколько десятков часов назад, воля этих людей была направлена на запад, на разгром врага. Все знали: путь домой лежит через победу. И вот она — долгожданная, выстраданная победа!

Мысли и душа воинов устремились на восток, к Родине. Не привлекала их красивая природа Чехословакии, ее благоустроенная земля.

Никогда еще полевая почта не знала такого потока писем. Писали родным, знакомым, друзьям, искали потерянных в вихре войны.

Гвардейцы ждали больших событий: демобилизации на месте или передислокации дивизии на родину. Но пока не было ни того, ни другого. Воины подводили итоги минувших боев, занимались боевой подготовкой. Лучшим офицерам, сержантам и солдатам за прошедшие бои были вручены правительственные награды.

Командиры частей и подразделений писали благодарственные письма родителям отличившихся в боях воинов. Вот одно из таких писем, написанное командиром 1-го стрелкового батальона 306-го полка гвардии майором Григоряном отцу командира отделения гвардии сержанта Атаманова Филиппа Романовича.

«Дорогой Роман Матвеевич! В боях за Родину постоянно отличался Ваш сын Филипп. Однажды получив боевую задачу, он искусно провел свое отделение во фланг немцев. Отделение внезапно напало на противника и истребило немцев всех до одного. Сам Филипп автоматным огнем уничтожил 8 гитлеровцев.

В другой раз Вашему сыну поручили разведать, где находится пулемет противника. Филипп не только нашел его, но и уничтожил вместе с расчетом. В этот момент наши стрелки пошли в атаку, а тяжелый пулемет противника молчал. Его уничтожил гвардеец Атаманов.

Вы вправе гордиться своим сыном — умелым воином, патриотом нашей Родины. Четыре правительственные награды носит на груди Филипп. Прошу Вас, расскажите своим односельчанам о подвигах Вашего сына».

Восторженно встретили жители чехословацкого города Бенешов своих освободителей. Повсюду их встречали толпы радостных людей с букетами цветов, с открытой душой. Жители города охотно знакомили воинов со своими достопримечательностями, историческими памятниками.

Недели, прожитые в Чехословакии, оставили в памяти воинов светлые, никогда не забываемые воспоминания.

1 июня 1945 года в лагерь расположения 109-й гвардейской Бериславской дважды Краснознаменной, ордена Суворова II степени стрелковой дивизии прибыл командир 18-го гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал-лейтенант Афонин И. М.

С руководящим составом дивизии он провел совещание, на котором поставил задачу готовить дивизию к погрузке в железнодорожные эшелоны.

 


* * *

Переход через степи Монголии. Преодоление горного хребта Большого Хингана. Капитуляция Японии

3 июня 1945 года, сосредоточившись на станции Спранчице на юго-восточных окраинах Праги, дивизия в составе 18-го гвардейского стрелкового корпуса 53-й армии грузится в 16 военных эшелонов и выезжает из Чехословакии. Дивизия двигалась по железной дороге через Варшаву, Минск, Москву и в пути получила задачу: сосредоточиться в районе города Чойбалсан (Монгольская Народная Республика). Этот длительный переезд по железной дороге был совершен за 40 суток. В пути следования в эшелонах поддерживалась строжайшая дисциплина. Гвардейцы понимали, что для них война еще не закончилась и едут они завершать вторую мировую войну на Дальнем Востоке.

До самой Москвы на вагонах красовались лозунги «Встречай нас, Родина! Мы победили!» Жители городов и сел радушно встречали своих славных защитников. Почти на каждой станции, где останавливались эшелоны, состоялись короткие митинги, на которых выступали воины дивизии, рассказывая о боевом пути части, подвигах однополчан.

От Москвы эшелоны двигались на восток очень быстро, остановки были короткими и в основном ночью. Впереди было ответственное задание, надо было разгромить империалистическую Японию, с которой у России были старые счеты. Надо было выполнить свой интернациональный долг перед народом Китая.

Позади у дивизии был славный боевой путь, впереди были новые боевые задачи. В ее составе были опытные, закаленные в боях воины, готовые выполнить новые боевые задачи. Империалистическая Япония — союзница Германии, захватив значительную территорию на азиатском материке, продолжала войну с США.

Победоносное завершение Великой Отечественной войны создало необходимые условия для выполнения союзнического долга и нанесения удара по последнему агрессору с целью быстрейшего окончания второй мировой войны, ради установления мира, которого ждало все человечество.

* * *

Интересы безопасности СССР, а также всех народов Восточной и Юго-Восточной Азии настоятельно требовали, чтобы СССР в определенный момент вступил в войну на Дальнем Востоке. В этом были заинтересованы также США и Великобритания, правительства которых отлично понимали, что исход войны на Тихом океане зависел от разгрома японских армий на азиатском континенте.

Правительство США не раз обращалось к СССР с запросом о сроках вступления его в войну против Японии. Окончательное решение о вступлении СССР в войну с Японией было принято на Крымской конференции в феврале 1945 года.

11 февраля И. В. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль подписали секретное соглашение, предусматривавшее вступление СССР в войну на Дальнем Востоке через два — три месяца после капитуляции Германии.

Это еще раз было подтверждено на Потсдамской конференции. Советские войска должны были находиться в полной готовности к 8 августа 1945 года.

* * *

Советским Вооруженным Силам предстояло вести боевые действия главным образом на территории Северо-Восточного Китая (Маньчжурии).

Японские милитаристы превратили этот район Китая в военно-экономическую базу и стратегический плацдарм для развертывания агрессии на континенте. К началу августа 1945 г. Квантунская армия была значительной по своему составу.

В ее состав входили: 31 пехотная дивизия, 9 пехотных бригад, 2 танковые бригады и 2 авиационные армии. К 9 августа, дню объявления СССР о вступлении в войну с Японией, в ней насчитывалось 443 тысячи человек, 1155 танков и самоходных орудий, до 1800 самолетов.

* * *

Ставка Верховного Главнокомандования начала подготовку к войне с Японией сразу после Крымской конференции. К началу боевых действий на Дальнем Востоке были развернуты три фронта — Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные. Для более быстрого разгрома Квантунской армии Ставка Верховного Главнокомандования перебросила на Дальний Восток часть сил, освободившихся на западе. В состав Забайкальского фронта (командующий фронтом — Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я.) из района Праги была направлена и 53-я общевойсковая армия, в составе которой была и 109-я дивизия.

* * *

16 июля части дивизии, полностью выгрузившись из эшелонов, сосредоточились в районе города Чойбалсан.

Несколько дней дивизия приводит себя в порядок, занимается боевой подготовкой. В эти дни проводились циклы мероприятий воспитательного характера. Личному составу дивизии разъяснялись причины вступления в войну с Японией, акцентировалось внимание на поведение наших войск на территории Монгольской Народной Республики. Для личного состава читались лекции, доклады на темы: «О политическом и экономическом положении Японии», «Справедливая война китайского народа за свою независимость», «Вооруженные силы Японии — оплот реакции на Дальнем Востоке». Агитаторы рассказывали сослуживцам о зверствах японских самураев над населением Приморья в годы гражданской войны. В беседах и лекциях рассказывалось об агрессивных намерениях Японии по отношению к Китаю, Корее и Советскому Союзу. В эти дни большое внимание уделялось материально-техническому обеспечению частей и подразделений, оказывалась помощь в работе тылов. Вся деятельность руководящего состава дивизии и полков направлялась на то, чтобы подготовить личный состав к боевым действиям по разгрому Квантунской армии на территории Маньчжурии.

* * *

Решение Советского правительства о вступлении в войну с Японией личный состав дивизии встретил с исключительным подъемом. В полках состоялись митинги. Выступавшие на них воины заверяли командование дивизии в том, что с честью выполнят боевую задачу по разгрому Квантунской армии Японии. Так, старшина роты связи 306-го полка гвардии старшина Керзов, кавалер четырех орденов, заявил на митинге:

«Родина-мать может положиться на нас. Мы победили армию фашистской Германии, сокрушим теперь и армию империалистической Японии».

«Мне 47 лет,— сказал гвардии старшина Лозовой на митинге в 309-м стрелковом полку,— но я не отстану от молодых в пути, а в бою буду сражаться, как подобает гвардейцу».

Свое выступление на митинге гвардии капитан Власенко закончил словами своего стихотворения:

Играй, гармонь, походный марш Теперь уж — на Восток! Копай, солдат, опять блиндаж, Час битвы недалек. Наводчик — боя властелин, Тяни смелей за шнур, Родной очистим Сахалин И крепость Порт-Артур!

Из района Чойбалсана до районов завертывания войска совершали переходы на 100 и более километров. Особенно трудны были марши на территории Монголии, где переходы достигали более 1000 километров. Начала марш и 109-я стрелковая дивизия. Она получила задачу форсированным маршем пройти через территорию Монголии, преодолеть горный хребет Большого Хингана и выйти глубоко в тыл

Квантунской армии в районе города Тунляо. Дивизия в составе 53-й армии составляла второй эшелон Забайкальского фронта.

Трудности перехода через безводные, раскаленные солнцем пустыни Гоби и преодоление горного хребта Большого Хингана, не имеющего проторенных дорог, можно объяснить тем, что японское командование считало этот путь для передвижения войск невозможным. Оно не ожидало появления советских войск с этого направления.

Но что считало невозможным японское командование, то стало возможным, выполнимым для русского солдата.

Этот героический переход начался 20-го июля 1945 года. Неласково встретила воинов мертвая, раскаленная пустыня. С каждым днем все глубже и глубже вторгались гвардейцы в безлюдное, унылое пространство монгольской безводной степи. Она удивила людей своей бескрайностью, казалось, ей не было конца. Ни деревца, ни травинки, кругом раскаленный песок, а над головой нещадно палящее солнце. Ночью же температура была минусовой.

Части дивизии растянулись длинной вереницей. Был установлен строжайший питьевой режим. Боеприпасы и вооружение транспортировались на конских вьюках, на верблюдах.

12 дней твердо шагали гвардейцы, глубоко утопая в песке. Постепенно люди стали уставать, падать. Но они снова поднимались и шли на штурм мертвой пустыни.

В последние дни преодоления пустыни Гоби, когда на горизонте стали вырисовываться предгорья Большого Хингана, когда люди, казалось, совсем выбились из сил, командир дивизии приказал развернуть в частях боевые знамена. В головных колоннах каждого полка взвивались алые полотнища. Прославленные боевые знамена звали гвардейцев вперед. По колоннам пошла гулять песня. И словно какая-то живительная струя пронеслась по рядам, запала в душу солдата. Колонны подтянулись, тверже стал шаг. Отошел в сторону страх перед мертвой пустыней, теперь воины были не одни, с ними была частица их Родины — алое знамя.

Так, с развернутыми знаменами, шли гвардейцы на штурм пустыни Гоби и Большого Хингана.

В этом трудном переходе вместе с воинами дивизии находились солдаты дружественной Монголии. Они готовились драться с самураями плечом к плечу с гвардейцами.

В дни этого героического перехода дивизионная газета «Боевое Знамя» помещала на своих страницах большой содержательный материал о мужестве воинов. Ответственный редактор газеты гвардии майор Ефимов В. И. часто бывал в колоннах полков, видел ратные дела гвардейцев и правдиво их отражал в печатном слове.

Газета выступала с советами о том, как успешнее выполнить боевую задачу. На ее страницах активно выступали военкоры. Вот одно из произведений активного военкора гвардии старшего лейтенанта Тельканова:

СТЕПЬ

Бескрайняя степь, ни куста, ни воды. В степи опаленной — японцев следы. Которые сутки по следу идем, Воюя то с солнцем, то с комарьем.

Пусть жажда, как пламя, гортань опалит, Пусть горькою пылью дорога пылит. Мы выдержим, братцы, и этот поход, Настигнем врага у Хинганских высот.

Монгольская степь, ни воды, ни куста. Пехота под вечер лежит у костра. Привычное дело — солдатская жизнь. Товарищ, из фляжки глотком поделись.

В этом походе личный состав дивизии проявил исключительную выдержку и выносливость, личный пример в преодолении трудностей показывали многие командиры частей и подразделений.

Своей заботой о воинах, своим личным примером в походе особенно отличились командир 2-го стрелкового батальона 312-го полка гвардии капитан Миленишвили, командиры рот 309-го полка гвардии лейтенанты Холодков, Матвеев, командир 76-мм батареи гвардии капитан Федоров.

Подразделения, которыми они командовали, закончили переход без единого отставшего.

Большую выносливость и выдержку показал в походе гвардии лейтенант Степин. Одному воину он давал совет, как подогнать снаряжение, другого — развеселит шуткой, а всем вместе — непременно сообщит последние известия. При этом он обязательно добавлял, что разгром Квантунской армии во многом зависит от успешных действий воинов дивизии.

* * *

В походе прошло несколько суток. Позади остались степи Монголии. И вот перед воинами встал горный хребет Большого Хингана. Его ширина составляла 300 километров. Некоторые его вершины достигали 2 тысяч метров. В горах Большого Хингана протекает множество рек, речек и ручьев, которые наряду с горными перевалами являлись серьезными препятствиями на пути движения войск.

В трудных условиях оказалась ударная группировка Забайкальского фронта, которой предстояло преодолеть Большой Хинган — эту гигантскую горную преграду. Войска наступали по бездорожью. Дожди ухудшили проходимость местности. В горах было много крутых подъемов и спусков.

Технику, материальную часть солдаты тянули на себе. Жара изматывала людей. И, несмотря на это, личный состав дивизии метр за метром поднимался все выше и выше.

Веками считалось, что Большой Хинган недоступен для массовых соединений войск. Японцы думали, что здесь могут пройти лишь мелкие пехотные подразделения и никак не предполагали, что войска пройдут по этим горам всей своей массой: с танками, артиллерией, минометами. Советские воины своим героизмом и мастерством опрокинули это мнение.

Приближалась наивысшая точка перевала, и она была взята силой, энергией воинов, умелым руководством командиров. Командир дивизии гвардии полковник Балдынов И. В. преодолел со своими подчиненными немало препятствий. И теперь он уверенно вел их через Большой Хинган. Медленно, по два-три километра в час двигались полки на перевалах. Движение давалось с большим напряжением сил и воли. Камень, покрытый сплошной пеленой тумана, отсутствие растительности — вот что увидели на вершине Хингана гвардейцы: дивизии. И вот Большой Хинган взят!

Небольшие гарнизоны японцев, прикрывавшие подступы к Маньчжурии, не выдерживали натиска частей дивизии. Бросая оружие, японские солдаты оставляли боевые позиции. Пленные говорили, что они никогда не ожидали, что русские появятся именно здесь, что преодоление Хингана в этом месте — это подлинное чудо.

Дивизия вышла в глубь Маньчжурии. 23 августа части дивизии вступили в китайский город Кайлу. Перед воинами открылась страна трагической нищеты, беспредельного горя. В городе не было больниц, продовольствия. Население города встретило воинов дивизии с искренней радостью.

Продолжая продвигаться в глубь Маньчжурии, дивизия 27 августа форсировала в составе 18-го стрелкового корпуса реку Ляохэ и 28 августа вышла в район города Тунляо, оказавшись в тылу противника.

Героический 1500-километровый переход воинов 109-й гвардейской дивизии через монгольские степи и горный хребет Большого Хингана успешно закончился.

Появление советских войск в этом районе также было полной неожиданностью для японцев.

Вот один из примеров растерянности самураев при встрече с группой воинов дивизии.

Эта группа, под командованием гвардии лейтенанта Мельникова, двигалась впереди своей части, разведывая путь по неизвестным тропам. Ночью командир группы выслал в разведку гвардии сержантов Внукова и Малькова, которые обнаружили на пути движения группу людей. Подобравшись к ним, воины насчитали полсотни японцев. Отходить было поздно. Тогда гвардейцы приняли смелое решение, начали в упор расстреливать японцев и забрасывать их гранатами. Переполох среди самураев был полным. Пятерых ошеломленных нападением японцев воины дивизии взяли в плен, остальные, оставшиеся в живых, спаслись бегством.

Появление советских войск в тылу японской армии в значительной степени способствовало и ускорило капитуляцию Квантунской армии.

Советские Вооруженные Силы на Дальнем Востоке в 1945 году вписали новую страницу в славную летопись своих побед. Военные действия на театре продолжались недолго, но по своему размаху, мастерству их осуществления, по достигнутым результатам они относятся к числу наиболее выдающихся в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром Квантунской армии — образец подлинно молниеносного удара, осуществленного Советскими Вооруженными Силами. 2 сентября 1945 года был подписан Акт о капитуляции Японии, который с советской стороны подписал генерал-лейтенант К. Н. Деревянко.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 372 от 23 августа за отличные боевые действия в боях с японцами на Дальнем Востоке личному составу дивизии была объявлена последняя, 15-я благодарность за время войны. В соответствии с этим приказом дивизия, как наиболее отличившаяся в боях на Дальнем Востоке, была представлена к присвоению наименования «Хинганская». Это наименование было позднее присвоено приказом Верховного Главнокомандующего № 0162 от 20 сентября 1945 года. С этого времени она стала называться: 109-я гвардейская Бериславско-Хин-ганская дважды Краснознаменная, ордена Суворова II степени стрелковая дивизия. Это была достойная награда гвардейцев за их мужество и боевое мастерство.

* * *

Находясь в районе города Тунляо, дивизия получила приказ Верховного Главнокомандующего № 373 от 3 сентября 1945 года, известившего о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил и победоносном завершении войны на Дальнем Востоке.

В городе Тунляо, где сосредоточилась дивизия, были подведены итоги перехода. Высокими наградами были награждены сотни солдат, сержантов и офицеров. Командир дивизии наградил водителей гвардии рядовых Назарова, Железняка, Парфенова и многих других. Они проехали на своих автомобилях по 10 тысяч километров, совершая рейсы и днем и ночью, доставляя воинам с дальних армейских баз продовольствие и боеприпасы. Высоких наград были удостоены слесари авторемонтной мастерской гвардии рядовые Омельчук, Ковтун, Кочетков, которые своей умелой работой обеспечивали во время марша быстрый и качественный ремонт автомашин. За умелую организацию 1500-километрового марша через безводные степи и хребет Большой Хинган в Маньчжурии, в результате чего дивизия вышла точно в срок в заданное место и нанесла удар по противнику, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года гвардии полковнику Балдынову Илье Васильевичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Позднее Постановлением Совета Министров СССР ему было присвоено воинское звание «генерал-майор». 6354 воина были удостоены медали «За победу над Японией».

Гвардии генерал-майор Балдынов И. В. после войны окончил Военную академию Генерального штаба.

До 1955 года он — старший преподаватель Военной академии имени М. В. Фрунзе.

Илья Васильевич Балдынов был почетным гражданином Одессы, Берислава, Будапешта, награжден 2 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденами Кутузова II степени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, многими медалями. Умер Илья Васильевич 22 сентября 1980 года. Похоронен в г. Улан-Удэ.

* * *

В октябре месяце дивизия совершает вторичный марш из района Тунляо в Чойбалсан. 25 октября грузится в эшелоны и 1 ноября сосредоточивается на станции Мальта Иркутской области на постоянное место дислокации. В составе 18-го гвардейского корпуса она входит в состав Восточно-Сибирского военного округа.

До 1 января 1946 года дивизия производила устройство района расположения частей. Здесь было проведено первое увольнение в запас военнослужащих старших возрастов. Отсюда уезжала и часть офицеров.

Трогательным было расставание боевых товарищей, прощание с боевыми знаменами, под которыми части дивизии прошли героический путь от Кубани до Хингана. Позади у гвардейцев остались славные боевые дела, бессонные ночи и тревожные дни, горечь неудач и потери в боях своих товарищей, радость побед...

Все это было пережито вместе, одной боевой семьей и осталось в памяти навсегда.

Перед дивизией встали новые задачи, началась мирная жизнь и боевая учеба.

 

 


* * *

Послесловие

Вот уже прошло 50 лет, как закончилась Великая Отечественная война.

Славную летопись в историю войны внесли воины 109-й гвардейской Бериславско-Хинганской дважды Краснознаменной, ордена Суворова стрелковой дивизии. В дни тяжелых сражений у предгорий Кавказа и в степях Кубани начала свой боевой путь дивизия.

Летом 1943 года при формировании дивизии в нее вошли командиры и бойцы, закаленные в жестоких схватках с оккупантами на фронтах первых месяцев Великой Отечественной войны. Дивизия с ходу вступила тогда в бои, нанося крепкие удары по ненавистному врагу. Труден был путь от Моздока до наших западных границ, а затем — при освобождении Европы и Китая. Однако в этих тяжелых боях и походах гвардейцы 109-й дивизии были верны своему воинскому долгу, проявили великое мужество и героизм.

Они сражались как верные сыны своего народа, горячо веря в победу, с оружием в руках приближая ее день.

Родина высоко оценила заслуги дивизии, наградив ее двумя орденами Красного Знамени и орденом Суворова, удостоив звания «Гвардейская».

Удостоены высоких наград были и части дивизии. Вот их полные наименования:

— 306-й гвардейский Краснознаменный, ордена Богдана Хмельницкого стрелковый полк;

— 309-й гвардейский Краснознаменный, орденов Суворова III степени и Богдана Хмельницкого II степени стрелковый полк;

— 312-й гвардейский Будапештский ордена Кутузова II степени полк;

— 246-й гвардейский орденов Кутузова II степени и Богдана Хмельницкого II степени артиллерийский полк.

За образцовое выполнение заданий командования, мужество и героизм, проявленные в боях в годы войны, 10159 солдат, сержантов и офицеров дивизии были награждены орденами и медалями, 11 — удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Дивизия за успешные боевые действия имела 15 благодарностей от Верховного Главнокомандующего. Ей было присвоено почетное наименование Бериславско-Хинганской.

Все это говорит о том, сколько славных фронтовых дорог прошли гвардейцы от предгорий Кавказа и от Кубани, освобождая Украину, Молдавию. Затем, выйдя на пограничные рубежи, воины дивизии участвуют в освобождении от немецко-фашистских захватчиков народов Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии и Австрии. После капитуляции Германии личный состав дивизии принимает участие в войне с Японией. Преодолевая казавшиеся неприступными пустыню Гоби и суровые отроги, топкие низины ущелий Большого Хингапа, дивизия участвует в освобождении народов Китая от японских захватчиков.

Беспримерные по стремительности и отваге зарубежные походы гвардейцев — одна из героических глав истории дивизии, с честью выполнившей вместе с другими соединениями Красной Армии великую миссию освобождения народов Европы и Китая от оккупантов. И повсюду, где бились с врагами гвардейцы, одерживая нелегкие победы, они оставляли дорогие могилы своих боевых друзей и товарищей, не щадивших себя во имя Родины, во имя великой Победы. Знаки ратных отличий, сияющих на знамени дивизии, были завоеваны обильно пролитой кровью и жизнями тысяч бойцов и командиров.

«Счастлив, что мне выпала честь служить в прославленной дивизии,— пишет ветеран дивизии А. Бердюгин,— именно здесь я по-настоящему познал то чувство, которое мы называем любовь к Родине, любовь к Знамени.

Горжусь своими мужественными однополчанами, горжусь боевыми походами и победами дивизии и низко склоняю голову перед теми, кто не вернулся с поля брани».

* * *

Схематично боевой путь дивизии выглядел следующим образом: Моздок — Малгобек — Туапсе — Владикавказ — Краснодар — Абинская — Крымская — Молдаванская — река Молочная — Большая Лепетиха — Берислав — Николаев — Одесса — Леово — Санча (Румыния) — Селистра — Решекдия (Югославия) — Белград — Сольнок (Венгрия) — Бичке — Будапешт — Фельше — Галле — Дьер — Мадьяровар — Брук — Вена — Брно (Чехословакия) — Прага (Бенешов) — Чойбалсан (Монголия) — хребет Большой Хинган — Тунляо (Китай).

* * *

Мы являемся преемниками и продолжателями боевой славы 109-й гвардейской Бериславско-Хинганской дважды Краснознаменной, ордена Суворова II степени стрелковой дивизии. С 1961 года с целью сохранения боевых традиций и памяти о боевых заслугах воинов в годы Великой Отечественной войны части были переданы наименования и награды дивизии.

109-я дивизия продолжает жить, но уже в новом качестве, в составе Ракетных войск стратегического назначения.

Нам дорога память о грозных годах Великой Отечественной войны, о славных боевых делах воинов 109-й дивизии. Для нас память о великой Победе, память о воинах-фронтовиках всегда жива. И мы, ныне проходящие службу под знаменем 109-й дивизии, склоняем головы перед героизмом однополчан, ветеранами войны за их ратный труд на дорогах Великой Отечественной.

Мы всегда помним наказ ветеранов 109-й дивизии, который они подписали 21 июня 1968 года, в канун 25-летнего юбилея дивизии.

Первым подписал письмо бывший командир дивизии Герой Советского Союза гвардии генерал-майор Балдынов Илья Васильевич:

«... Храните и преумножайте бессмертные традиции ваших отцов и старших братьев — героев Гвардии! Вечная слава павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!»

 

 


* * *

Выходные данные

109-я СТРЕЛКОВАЯ, А ПОПРОСТУ ПЕХОТНАЯ...

РЕДАКЦИОННАЯ КОМИССИЯ:

Полковник Уфимцев В. С, полковник Чернобровкин Н. П., подполковник Ананьев Г. Г., подполковник Смирнов А. А. под общей редакцией генерал-лейтенанта Касьянова А. А.

Редактор генерал-лейтенант А. А. Касьянов Художник майор Ю. Б. Набоких Технический редактор Л. С. Барашкова Корректор Л. С. Никифорова ЛР № 010214 от 11.03.92 г.

ISBN 5-86849-148-3

Сдано в набор 6.04.95. Подписано к печати 13.04.95.  Тираж 1000 экз.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.