.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.

109-я Стрелковая, а попросту пехотная. - Бои в Венгрии. Взятие Будапешта

* * *

Бои в Венгрии. Взятие Будапешта

20 октября 1944 года, переправившись через реку Дунай в районе Панчево, части дивизии совершают марш по маршруту: Панчево, Новый Бичей, Старый Бичей, Суботица, Колабла — переходят границу Югославии с Венгрией и 29 октября сосредоточиваются в районе Кашкунайша, и уже утром 30 октября дивизия переходит в наступление. Начинаются тяжелые, но победоносные бои по освобождению Венгрии.

Противник, укрепившись на рубеже Сольнок, Альберти, Пилиш, частыми контратаками танков и мотомеханизированных частей стремился на дальних подступах к Будапешту измотать и остановить наступление Красной Армии.

Дивизия в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса 46-й армии (командующий — генерал-лейтенант Шлемин И. Т.), 2-го Украинского фронта (командующий — Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я.), отражая ожесточенные танковые контратаки, 2 ноября подошла к городу Альберти и после двухдневных ожесточенных боев во взаимодействии с 59-й стрелковой дивизией 3 ноября овладела этим городом. Развивая наступление, не давая противнику закрепиться на промежуточных рубежах, части дивизии на плечах противника ворвались на окраину г. Пилиш. Начинаются тяжелые уличные бои. Метр за метром, очищая квартал за кварталом, дивизия зашла во фланг группировки противника, обороняющего крупный промышленный город Сольнок, чем содействовала взятию города другими соединениями фронта. Приказом Верховного Главнокомандующего № 209 от 4 ноября 1944 года за отличные боевые действия на территории Венгрии по овладению городом и крупным железнодорожным узлом Сольнок — важным опорным пунктом обороны противника на реке Тисе — личному составу дивизии была объявлена благодарность.

До Будапешта оставалось совсем немного, но с каким трудом, какой кровью давались победные километры! Дивизия получает приказ наступать на Будапешт не прямо на город, а, оставляя его справа, дальше на запад. Она в составе других соединений должна была обходным маневром отрезать Будапешт с запада.

109-я стрелковая дивизия, как и другие войска, оказалась оторванной от тылов, мало было боеприпасов. Этим воспользовался противник и перешел в контрнаступление. Он рассчитывал сбросить наши войска в Дунай. 109-я дивизия оказалась на острие главного удара противника — между Будапештом и озером Веленц. Здесь, в открытой заснеженной степи, гвардейцам пришлось принять неравный бой с танками противника.

... Было раннее утро 6 ноября 1944 года.

Стрелковый батальон 309-го гвардейского стрелкового полка занял оборону в районе населенного пункта Вашад близ шоссейной дороги, ведущей в Будапешт. На этом участке действовала механизированная дивизия противника «Фельнхернхалле».

Здесь у шоссейной дороги и произошел тот бой, в котором командир орудия гвардии старший сержант Велиев Мирза Давлетович совершил героический подвиг. Артиллерист М. Велиев, лезгин по национальности, с фашистами сражался с 1941 года. Он был пять раз ранен и всегда возвращался в свою часть. С ней он прошел от Кубани до Будапешта. Участвовал в освобождении правобережной Украины, Берислава, Николаева, Одессы... За проявленную доблесть и мужество в борьбе с врагами Велиев был награжден орденом Славы III степени, медалями «За отвагу» и «За оборону Кавказа».

Бой уже длился 6 часов. В полдень немцы бросили на гвардейцев 20 танков, 13 бронетранспортеров с автоматчиками, стремясь с ходу протаранить боевые порядки гвардейцев.

Стальные коробки с черными крестами, мчась на большой скорости, изрыгали снаряды, пулеметы вели беспрерывный огонь по нашим боевым порядкам.

Когда танки приблизились, вступило в бой орудие гвардии старшего сержанта Велиева. Два вражеских танка, стремясь обойти рубеж гвардейцев, стали разворачиваться. Два метких выстрела — и два танка загорелись. Не прошло и двадцати минут, как танки снова ринулись на гвардейцев, но потеряли еще 4 машины. Так продолжалось несколько раз, но немцам не удалось пробить брешь. Наступил вечер. Использовав передышку, гитлеровцы снова, в одиннадцатый раз, бросились в атаку. После уничтожения головного танка весь расчет орудия погиб, остался один гвардии сержант Велиев. Он продолжал бой, уничтожил еще 2 танка, бронетранспортер, автомашину с пехотой.

... Один из танков двигался прямо на орудие Велиева, но в это время замок у орудия заклинило. Пока Велиев устранял поломку, танк подошел вплотную. И все же смельчак успел дернуть шнур. Танк, навалившись на орудие своей тяжестью, замер.

Смертью храбрых погиб гвардии старший сержант Мирза Велиев, но и вражеский танк дальше не прошел.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 г. гвардии старшему сержанту Велиеву М. Д. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Похоронен герой в селе Вашад в Венгрии.

Части дивизии, ведя ожесточенные бои, продолжали продвигаться вперед и овладевают населенными пунктами Бе-ная, Гомба, Менде, Тапиошап. 20 ноября дивизия вышла на рубеж Ишасэг-Пецель, в 20 км восточнее города Будапешта. Прорвать на этом рубеже оборону дивизия с ходу не могла. После нескольких попыток она была вынуждена перейти к жесткой обороне.

За 21 день тяжелых наступательных боев по пересеченной местности дивизия продвинулась на 98 километров, нанеся противнику большие потери. Было уничтожено: пулеметов — 79, танков — 12, самоходных пушек — 6, автомашин — 42, бронемашин — 6, минометов — 12. Захвачено: пулеметов — 18, орудий — 9, складов — 15, винтовок и автоматов — 700. Уничтожено до 3600 немецких и венгерских солдат и офицеров, 230 взято в плен.

* * *

9 декабря 1944 года, согласно приказу командира 10-го гвардейского стрелкового корпуса № 048, дивизия сдала занимаемый ею участок 7-й румынской кавалерийской дивизии и в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса 46-й армии начала готовиться к переправе через Дунай юго-западнее Будапешта в районе Эрги.

В ночь на 15 декабря, переправившись через Дунай, дивизия сосредоточилась в районе Гроф на плацдарме 37-го стрелкового корпуса, заняв исходное положение для наступления восточнее озера Веленце.

10-й гвардейский стрелковый корпус имел задачу прорвать оборону противника и наступать в северном направлении, овладеть городом Эстергом, оттеснить силы противника от Будапешта и обеспечить тем самым окончательное окружение Будапештской группировки противника с запада.

20 декабря 1944 года началось наступление. Дивизия, отбивая многочисленные контратаки противника, продвигалась вперед. Уже в первый день наступления гвардейцы показали свое умение бить врага.

Так, рота гвардии лейтенанта Аркадия Максимова (306-й гвардейский стрелковый полк) через проделанные проходы в проволочных заграждениях дружно ворвалась на позиции противника, вышибла мадьяр из первой линии траншей, захватив свыше 40 пленных и большие трофеи. Отличившиеся в бою воины роты были удостоены правительственных наград. Командир роты гвардии лейтенант А. Максимов был награжден орденом Красного Знамени. В ответ на награду, воины роты стали еще упорнее биться с врагом. 30 декабря они пленили целую роту немцев, доставив ее в полк со всем оружием.

Громкая слава пошла в частях дивизии о взводе разведки 306-го гвардейского стрелкового полка. Командир взвода гвардии младший лейтенант Павел Костин удачно разведал огневые позиции противника и с группой солдат внезапно напал на подразделение немцев. Огнем пулеметов и гранатами гвардейцы уничтожили 32 гитлеровца, а 40 взяли в плен. Отважный разведчик был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Отмечен был наградой разведчик 5-й стрелковой роты этого же полка гвардии рядовой В. Баранов.

Умелый воин захватил в плен пулеметчика противника, привел его в часть вместе с оружием.

Гитлеровцы упорно сопротивлялись, предпринимая яростные контратаки на позиции гвардейцев. 21 декабря только 309-й стрелковый полк отбил на своем участке 14 контратак, уничтожив при этом до 400 немецких и венгерских солдат и офицеров.

Взламывая упорное сопротивление, отбивая контратаки танков и пехоты противника, дивизия решительно продвигается вперед и участвует в овладении городом Бичке. Приказом Верховного Главнокомандующего № 218 от 24 декабря 1944 года за отличные боевые действия в боях при прорыве обороны противника и овладении городом Бичке личному составу дивизии была объявлена благодарность.

Наступая на Эстергом, 23 декабря дивизия получила самостоятельную задачу: выйти из состава 10-го гвардейского стрелкового корпуса и наступать в северо-восточном направлении к Дунаю, соединиться с 25-й стрелковой дивизией 75-го стрелкового корпуса, наступающей с севера по восточному берегу Дуная, и в дальнейшем наступать в составе 75-го стрелкового корпуса по западному берегу Дуная к северо-западной окраине Буды (западный район Будапешта).

Этими действиями 75-й стрелковый корпус сжимал кольцо вокруг будапештской группировки противника и окончательно завершал окружение.

27 декабря дивизия вышла к Дунаю юго-восточнее Сен-тендре и, обменявшись приветственными артиллерийскими залпами с 25-й стрелковой дивизией, наступающей на противоположном берегу Дуная, устремилась к Будапешту, завершая его окружение.

За 8 дней ожесточенных боев дивизия овладела 13 населенными пунктами юго-западнее и северо-западнее города Будапешта: Кенешен, Позманд, Верев, Валь, Белапа, Кле-менши, Лавид, Пать, Пешхидечкут, Шоймав, Юрем, Буда-калас.

Было уничтожено и захвачено 32 танка, 49 орудий, 90 автомашин, 19 артскладов, 11 паровозов и 800 вагонов, взято в плен 690 солдат и офицеров противника.

Ведя тяжелые бои на пересеченной местности, воинам дивизии почти все время приходилось на себе тянуть пушки, технику, переносить боеприпасы. Но впереди был Будапешт — столица последнего союзника Германии.

Там засел враг. Его надо было уничтожить и тем самым очистить путь для продвижения наших войск на юг Германии. Таков был приказ Родины. И гвардейцы дивизии настойчиво претворяли его в жизнь. Они без устали громили немецко-фашистские части, добиваясь ежедневно все новых и новых побед.

28 декабря, повернув фронтом на юг, дивизия возобновила наступление, взламывая оборону, уничтожая живую силу и технику, продвигаясь вперед, сжимая кольцо окружения противника. В этой обстановке нужно было обезопасить дивизию от возможного удара противника с севера, со стороны Эстергома, сдержать его возможные попытки прорваться к окруженной будапештской группировке по шоссе Эстергом — Будапешт.

С этой целью 309-й гвардейский стрелковый полк временно был оперативно подчинен 10-му гвардейскому стрелковому корпусу и получил задачу наступать на Эстергом.

Боевые действия по ликвидации окруженных вражеских частей протекали в очень сложных условиях. Будапешт, прикрывший подступы и кратчайшие пути в Австрию и южные районы Германии и поэтому имевший важное стратегическое значение, был превращен противником в сильный район обороны. В городе было создано 110 узлов сопротивления и более 200 опорных пунктов. Узлы сопротивления обычно охватывали один или несколько кварталов, включая заводы, фабрики, железнодорожные станции, вокзалы, большие здания. Опорные пункты состояли из одного или двух зданий и располагались между узлами сопротивления. Для маневра силами и средствами враг широко использовал подземные сооружения: метро, канализационную сеть, катакомбы.

Каждую улицу, каждый квартал и многие дома фашисты приспособили к длительной обороне.

29 декабря командующие 2-м и 3-м Украинскими фронтами Маршалы Советского Союза Малиновский и Толбухин во избежание совершенно ненужного кровопролития, а также в целях сохранения Будапешта, его населения, исторических ценностей, памятников культуры предъявили командованию окруженной группировки ультиматум, в котором предложили гуманные условия капитуляции.

Но фашистское командование стремилось во что бы то ни стало продолжать сопротивление. Парламентеры были убиты. «Когда враг не сдается, его уничтожают». Началась ликвидация 188-тысячного гарнизона противника. Советские войска вели уличные бои, последовательно подавляя опорные пункты врага, истребляли его живую силу.

Ведя оборонительные бои, противник предпринимал отчаянные попытки вырваться из окружения.

31 декабря 1944 г. противник из района Комарно перешел в наступление силами шести танковых и четырех пехотных дивизий, имея задачу окружить в этом районе и уничтожить наши войска, действовавшие на правом берегу Дуная — западнее города Будапешта, соединиться с окруженной группировкой в городе и удержать его.

На стыке 109-й и 69-й стрелковых дивизий противнику силой до полка удалось прорвать нашу оборону. Но большими усилиями наших частей прорыв был ликвидирован, кольцо окружения вновь сомкнулось. Вырвавшийся из окружения противник устремился на Эстергом, угрожая ударить в тыл 309-му гвардейскому стрелковому полку и в целом в тылы частей 10-го гвардейского стрелкового корпуса.

Командир дивизии гвардии полковник Балдынов И. В. немедленно связался с командиром корпуса и доложил ему о случившемся. После этого он также сообщил о сложившейся ситуации командиру 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии подполковнику Пенькову Н. Н.

Меры были приняты своевременно: вырвавшийся противник оказался в огневом мешке и вынужден был прекратить сопротивление.

К 3 января 1945 года части дивизии овладели пригородами Будапешта: Бекешмельбре, Чилагходь, Кислинг, Ромайфордье.

Согласно приказу командира 10-го стрелкового корпуса с 3 января 1945 года дивизия без 309-го гвардейского стрелкового полка переходит к местной обороне в северной части пригорода Будапешта — Буде.

Перед фронтом дивизии мосты и отдельные здания были подготовлены противником к взрыву. На переднем крае, а частично и в глубине обороны, все улицы были заминированы. Каменные многоэтажные здания, заборы и отдельные объекты подготовлены к круговой обороне.

Учитывая малое насыщение пехотой переднего края, огневая система в частях дивизии была поставлена на прямую наводку. Огневые позиции артиллерии в большинстве случаев находились на перекрестных улицах в сооруженных баррикадах, где для ведения огня были проделаны амбразуры.

В целях воспрещения противнику оборудования инженерных сооружений, перегруппировки, а также для нанесения ущерба в живой силе и технике части дивизии в период обороны непрерывно вели пулеметный и минометный огонь, артиллерия — беспокоящий огонь по специально разработанному плану. Непрерывно велась разведка всеми способами как на переднем плане, так и в глубине обороны противника.

Путем личных наблюдений командиров всех степеней с наблюдательных пунктов, а также по показаниям пленных, выяснилась система огня и группировка обороняющегося перед фронтом дивизии противника.

Перед фронтом дивизии действовали: механизированная дивизия «Фельнхернхалле», 8-й артиллерийский полк 271-й пехотной дивизии, 1-й и 6-й эскадроны 15-го кавалерийского полка и венгерские отряды «Скрещенные орлы».

Укрепляя свою оборону, противник превратил большие здания в сильно укрепленные опорные пункты: в средних этажах были проделаны амбразуры для стрельбы из пулеметов, автоматов и пушек, в полах проделаны отверстия для бросания гранат в нижние этажи. В ночное время к переднему краю выводились танки и самоходные пушки, которые вели огонь прямой наводкой. Сильно был развит снайперский огонь. Противник предпринимал отдельные вылазки с целью захвата пленных, а также контратаки группами в 40—80 человек при поддержке бронеединиц для улучшения своего тактического положения. Транспортная авиация противника, делая в ночное время по 200—300 самолетовылетов, подбрасывала окруженной группировке горючее, боеприпасы и продовольствие.

Перед дивизией стояла задача — штурмовать врага, используя для этого весь опыт Великой Отечественной войны. Бой на улицах большого города требовал от каждого воина умело и быстро ориентироваться, проявлять инициативу, смекалку, наносить удар противнику внезапно и стремительно. Наиболее сложной была обстановка с 3 по 12 января. К этому времени части дивизии заняли значительную часть Буды и успешно очищали один квартал за другим.

8 января в тылах 306-го и 312-го гвардейских стрелковых полков неожиданно появились танки противника.

Гвардейцы встретили врага шквалом огня из всех видов оружия с целью отсечь вражескую пехоту от танков, а затем уничтожить их по одному. Почти вся артиллерия била прямой наводкой. Некоторые орудийные расчеты били по танкам с расстояния 200—300 метров.

Многие из танков уже пылали, но остальные рвались вперед. Большая группа танков, смяв несколько артиллерийских расчетов, просочилась в район обороны 2-го стрелкового батальона 312-го полка. Создалась серьезная опасность для обороны дивизии.

Для отпора врагу были мобилизованы все силы. Солдаты, сержанты, офицеры, в том числе штаба дивизии, штабов полков, шли навстречу врагу с развернутыми боевыми знаменами. Боем руководил лично командир дивизии.

— Ни шагу назад! Враг не пройдет! — таков был клич гвардейцев, идущих в атаку.

Мощным огнем из всех видов оружия воины дивизии отрезали пехоту врага от танков и дружной атакой уничтожили ее. Жестокой была схватка с танками. Их уничтожали не только артиллеристы, но и пехотинцы, пуская в ход противотанковые гранаты, бутылки с горючей смесью. В этом бою гвардейцы проявили исключительную самоотверженность, еще раз продемонстрировали свою горячую любовь к Родине.

Окруженная группировка в Будапеште готовилась вырваться из города и соединиться с войсками, действовавшими с внешнего фронта окружения. Сложившаяся обстановка потребовала исключительной стойкости в отражении атак танков и пехоты противника, чтобы не пропустить врага с внешнего фронта и не выпускать его из окружения.

В дивизии проводилась большая воспитательная работа по мобилизации воинов на разгром окруженной 188-тысячной группировки противника, воспитанию жгучей ненависти к врагу. С этой целью широко использовался; случай убийства фашистами наших парламентеров. В ответ на это злодеяние гвардейцы заявили о своей готовности жестоко отомстить врагу за смерть советских офицеров-парламентеров. Их слова с делом не расходились. 3 января гвардии рядовой 2-го стрелкового батальона 306-го полка Василий Бутилов поджег из противотанкового ружья 2 немецких танка. Солдат был ранен, однако идти в медсанбат категорически отказался. Сделав перевязку, Бутилов продолжал настойчиво драться с противником. Отважный истребитель танков в тот же день был награжден орденом Красной Звезды.

Пулеметчик 2-й стрелковой роты 1-го батальона 312-го полка гвардии рядовой Василий Тюфтеме в течение дня уничтожил две огневые точки и до 10 гитлеровцев. За это он был награжден орденом Славы III степени.

Расчет 45-мм орудия 306-го гвардейского стрелкового полка под командованием гвардии сержанта Бутенко вел огонь по окнам второго и третьего этажей здания, прикрывая тем самым движение вперед штурмовой группы к этому зданию. Гитлеровцы стали приближаться. Артиллеристы не растерялись. Бутенко приказал наводчику Чернышеву, заряжающему Егорову и подносчику боеприпасов Овчаренко открыть ответный огонь из автоматов по наседающим немцам, а сам продолжал поддерживать огнем из пушки действие штурмовой группы. В этом бою артиллеристы уничтожили огнем из автоматов до 15 немцев.

Произведя частичную перегруппировку, дивизия в составе 75-го стрелкового корпуса отдельной группой войск 2-го Украинского фронта 22 января 1945 года перешла в решительное наступление, взрывая отдельные дома, проламывая проходы в каменных стенах, заборах, внезапно врываясь в горящие здания. Уничтожая противника гранатой и штыком, обходя и блокируя сильно укрепленные объекты и здания и отбивая контратаки противника, дивизия продвигалась вперед, овладевая 4—5 кварталами в день.

В уличных боях за Будапешт постоянно отличалась слаженностью и точным огнем минометная рота гвардии капитана Васильева. Минометчики вышибали гитлеровцев из-за баррикад, из-за стен разрушенных зданий. Только в течение 22 января минометчики выпустили по врагу до 1000 мин, уничтожив более 100 немецких и венгерских солдат.

Своим метким огнем в этот день минометчики помогли пехотинцам овладеть несколькими баррикадами, а затем ворваться в шестиэтажное здание, занятое противником. В этих боях самоотверженно сражались молодые офицеры, личным примером увлекавшие за собой воинов.

... На 2-й батальон 306-го гвардейского стрелкового полка обрушился вражеский пехотный батальон с танками. Удар пришелся по одной из рот, не успевшей закрепиться на достигнутом рубеже. Под давлением превосходящих сил противника рота стала отступать. Нависла угроза выхода противника на правый фланг полка. Тогда парторг 2-го стрелкового батальона гвардии лейтенант Ф. Ф. Кончицкий с группой солдат устроил засаду в одном из домов на пути движения гитлеровцев. Внезапно фашисты были обстреляны из автоматов и пулеметов. Понеся большие потери, они остановились, а затем начали отступать. Лейтенант Кончицкий во главе своей группы бросился на врага. За отважными воинами устремились все бойцы роты. Положение было восстановлено.

Преодолевая ожесточенное сопротивление врага, наши части настойчиво продвигались вперед, защищая один за другим кварталы города. Положение противника с каждым днем ухудшалось. После 26 января все его надежды на прорыв кольца окружения рухнули.

... Смелость и мастерство показал в боях за Будапешт разведчик 312-го гвардейского полка гвардии рядовой Кондратенко. Он неоднократно выполнял ответственное задание командования, приводил в часть пленных немцев и мадьяр, а также приносил ценные сведения о противнике.

В битве за Будапешт медицинские работники частей дивизии проявляли исключительно большую заботу о раненых. Они трудились без устали, оказывая необходимую медицинскую помощь воинам дивизии.

Благородный поступок совершил хирург 110-го отдельного медико-санитарного батальона гвардии капитан медицинской службы Полипов Олег Данилович. Во время артналета был тяжело ранен военнослужащий 1-го стрелкового батальона 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии рядовой Желяско. Гвардеец был доставлен в медсанбат без сознания. Требовалась срочная операция и переливание крови. 600 граммов собственной крови отдал воину врач и тем спас жизнь солдата.

Об отличившихся в боях воинах все узнавали в тот же день. Об этом широко рассказывалось в дивизионной газете «Красный гвардеец», в боевых листках и листках-молниях.

В боях за Будапешт широко применялись специальные радиопередачи для войск противника. Для их разложения использовался метод возвращения в свои части пленных немцев и мадьяр. В результате чего эти лица приводили в дивизию сотни солдат и офицеров врага.

И хотя противник потерял свои опорные пункты, нес огромные потери в живой силе и технике, все же с каждым днем бои в Будапеште принимали все более ожесточенный характер. Сражение продолжалось круглосуточно. Тысячи снарядов и мин обрушивались ежедневно на гитлеровцев, засевших в каменных зданиях города. Фашисты отвечали бешеным огнем. Горячие схватки шли на баррикадах, на улицах и площадях, у подъездов и на каждом этаже многочисленных зданий этого большого города. Боем управлял вместе со штабом командир дивизии. Он хорошо видел положительные стороны в действиях отдельных подразделений, а также все их недостатки, принимал меры для усиления темпов наступления.

Противник часто предпринимал контратаки группами автоматчиков численностью в 50—80 человек при поддержке танков и самоходных орудий.

Только в течение 22 февраля гитлеровцы четыре раза бросались в контратаки. Поэтому части дивизии не могли долгое время прорвать оборону противника на всем фронте.

Для улучшения положения дивизия получила сильное подкрепление — несколько дивизионов тяжелой артиллерии, в том числе дивизион реактивных установок. Это сразу нарушило огневую систему противника, улучшило положение дивизии.

23 января и в течение последующих двух дней дивизия овладела 8 кварталами. 24 января 3-й стрелковый батальон 312-го полка с боями вышел на улицу Надь Самбат и завязал бой за овладение сильным опорным пунктом квартала 616, имевшим 4 станковых, 3 ручных пулемета, 7 гранатометов и до 60 автоматов.

Этот опорный пункт немцев находился в здании дворца, каменные стены которого имели толщину до двух метров. Трое суток 3-й стрелковый батальон 312-го полка вел бой за овладение этим опорным пунктом, но успеха не имел. Тогда командир полка гвардии полковник Татарчук решил блокировать квартал и ударом с тыла овладеть опорным пунктом. Для блокирования были созданы три штурмовые группы. Руководил блокированием квартала командир 3-го батальона гвардии капитан Кучеренко. В каждую штурмовую группу входили: три подрывника и два химика с толовыми шашками. Каждый из пяти солдат имел по 3—4 противотанковые и противопехотные гранаты. Каждую блокирующую группу поддерживали одно 122-мм и одно 76-мм орудия.

Пушки располагались так, чтобы под их огнем находились все окна и двери зданий — опорных пунктов.

Каждой штурмовой группе были поставлены конкретные задачи. В состав штурмовых групп включались наиболее опытные, смелые, в совершенстве знающие свое дело воины.

Утром 26 января начался штурм опорного пульта-квартала 616. В начале боя орудия выпустили по подъездам и окнам несколько снарядов. В то же время по дворцу вела огонь одна из батарей дивизионной артиллерии. После артподготовки на противника бросилась штурмовая группа под командованием гвардии капитана Хлюстова.

Через проделанные снарядами отверстия в заборах гвардейцы ворвались в здание. Солдаты забросали гранатами подвал здания и завязали бой на первом этаже. Противник упорно защищался. С верхних этажей на гвардейцев падали гранаты. Из окон и дверей стреляли автоматы и пулеметы, летели камни. Но ловкие, хорошо натренированные и смекалистые воины четко ориентировались в обстановке. Метр за метром гвардейцы очищали от врага здание. Схватка продолжалась не более часа. Гвардии капитан Кучеренко лично направлял усилия воинов штурмовой группы на самоотверженное выполнение боевого задания. Он вовремя разгадал намерения противника оказать помощь осажденным в опорном пункте 616. Группа немцев, пытавшаяся было пробраться к зданию дворца, была рассеяна огнем минометной роты гвардии капитана Герасименко. Отважно дрался каждый гвардеец. Даже связистам нередко приходилось браться за оружие. Так, гвардии рядовой Гольцов, заметив, что к зданию начали просачиваться гитлеровцы, открыл по ним огонь. Его поддержали другие воины-связисты.

Попытка фашистов прорваться на помощь в осажденный опорный пункт была сорвана. За проявленную находчивость и смелость при отражении контратаками немцев связист Гольцов был награжден медалью «За отвагу».

Видя безнадежность своего положения, противник пытался бежать из опорного пункта, но огонь группы блокирования не позволял этого. Весь гарнизон врага в квартале 616 был полностью истреблен.

Опыт действия штурмовой группы под командованием гвардии капитана Хлюстова стал достоянием всех остальных штурмовых групп дивизии.

Используя этот опыт, гвардии старший сержант из 312-го стрелкового полка Дерган с четырьмя солдатами пробрался в тыл опорного пункта 615 и, забросав дом гранатами и термитными шашками, поджег его. Смелыми и дерзкими действиями воины уничтожили 10 гитлеровцев, заняли второй этаж, а затем и все четырехэтажное здание. Опорный пункт немцев № 615 прекратил свое существование.

Умело действовала и штурмовая группа 312-го полка, возглавляемая гвардии младшим лейтенантом Костиным. Обойдя опорный пункт с правого фланга, гвардейцы ворвались в подвал, а затем на первый этаж сильно укрепленного трехэтажного здания. Сопротивляясь, противник перешел на второй и третий этажи. Младший лейтенант Костин приказал расчетам 45-мм и 76-мм орудий открыть огонь по окнам и дверям опорного пункта. Не выдержав такого огня, гитлеровцы сдались в плен. Так, с небольшими потерями, штурмовая группа Костина овладела многоэтажным домом, уничтожив при этом 36 гитлеровцев и 19 взяв в плен.

Созданные штурмовые группы сыграли исключительно важную роль в быстрейшем разгроме противника. Теперь уже нашим гвардейцам не страшны были укрепления врага, они знали, как надо взламывать его оборону.

При наступлении в городе с нашей стороны часто применялось проникновение мелких групп автоматчиков в глубь обороны противника. В конце января командир взвода 1-го стрелкового батальона 306-го полка гвардии младший лейтенант Кроткий с одним солдатом по скрытому ходу ворвался в подвал большого здания, где находились немцы. Захваченные врасплох, они не оказали сопротивления. 60 человек сложили оружие и сдались в плен.

Находчивость и смекалку в боях за Будапешт проявляли многие солдаты, сержанты и офицеры. Они уверенно и настойчиво теснили гитлеровцев, сжимая кольцо окружения. Враг сопротивлялся с яростью обреченного. Напряженной была обстановка в конце января — начале февраля. Потеряв надежду на помощь извне, окруженная группировка принимала все меры для того, чтобы прорвать блокаду.

... До трех полков пехоты противника двигались на боевые порядки наших двух полков. Озверелые, оборванные, грязные, шли они в полный рост. Ведя беспорядочную стрельбу, они быстро приближались к баррикадам, за которыми находились воины полков, но были встречены сильнейшим огнем. Ряды немцев поредели, но из подвалов домов, из траншей выходили все новые и новые группы врага. Встреченные огнем гвардейцев, они отступали, но затем вновь бросались в контратаку.

Пулеметный расчет гвардии старшего сержанта Козика в течение нескольких часов вел огонь по противнику, уничтожив около 150 человек. Сам пулеметчик был недосягаем для врага. Свою огневую позицию он оборудовал для круговой обороны и мог вести огонь в любом направлении. За этот бой он был удостоен медали «За отвагу». Пулеметчик, получая награду, заявил, что он будет воевать еще лучше, без пощады уничтожать врагов. Гвардеец сдержал слово, на второй день, когда противник вновь сделал попытку прорыва, Козик своим метким огнем преградил ему путь. Он уничтожил еще 90 вражеских солдат и офицеров. За это был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Отважно дрались с наседавшими фашистами сотни воинов других частей. На огневые позиции 76-миллиметровой батареи 312-го полка просочилось до 60 гитлеровцев. Создалось опасное положение. Многие батарейцы погибли в перестрелке. Однако оставшиеся в живых артиллеристы, не дали возможности врагу пройти через огневые позиции. Командир орудия гвардии старший сержант Рядов приказал немедленно развернуть свою пушку в сторону левого фланга. Артиллеристы заняли свои места у орудия и ударили по врагу почти в упор. Более 20 фашистов было уничтожено, но остальные продолжали наседать. Укрывшись за щитом, расчет открыл огонь из автоматов. Ни один фашистский солдат не прошел через позицию. Все 60 нашли себе могилу от пуль и снарядов умелых артиллеристов, заслуги которых по достоинству были отмечены правительственными наградами. Волевые качества проявил в бою боец 4-й стрелковой роты 306-го полка гвардии рядовой Быстров. Солдат заменил в бою выбывшего из строя командира 2-го стрелкового взвода. Воины этого взвода отбили контратаку немецкой пехоты, поддержанную четырьмя самоходными установками, уничтожив два орудия и 20 солдат противника. В этом бою гвардии рядовой Усов при отражении контратаки убил 6 гитлеровцев, а гвардии рядовой Морозов — 4. Оба воина были удостоены медали «За отвагу». Гвардии рядовой Быстров за находчивость и умелое управление взводом в бою был награжден орденом Красного Знамени.

Находчивость в бою проявил минометчик 2-й минометной роты 309-го полка гвардии рядовой Косогоров. Он обнаружил у здания немецкий миномет с комплектом боезапаса. Номера расчета вражеского миномета были убиты. Косогоров вместе с товарищами, сменив огневую позицию, в течение 4-х часов обстреливали из трофейного миномета опорный пункт немцев, содействуя наступлению своего полка.

Подлинными мастерами своей специальности показали себя воины 116-го отдельного саперного батальона. За время боев за Будапешт они обезвредили тысячи мин, только на счету гвардии сержанта Невзорова их было более 300.

При выполнении заданий воинам-саперам часто приходилось браться за оружие, отбивать контратаки противника, но свою тяжелую опасную работу они всегда выполняли образцово.

Большую заботу о своих подчиненных проявлял в эти дни старшина 3-й стрелковой роты 306-го полка гвардии старший сержант Фролов. Он своевременно обеспечивал роту боеприпасами и горячей пищей. Когда стало известно, что все старшины батальона вышли из строя, Фролов по своей инициативе стал снабжать все роты батальона и эту работу организовал умело, трудился без устали.

Много героических подвигов совершили воины 109-й гвардейской стрелковой дивизии в боях за Будапешт. Они сражались, не щадя своих жизней, ради победы над ненавистным врагом, ради быстрейшего окончания войны.

К 18-00 12 февраля 1945 года части дивизии с боями вышли на улицу Лаваш Валь и соединилась с частями 320-й стрелковой дивизии, действовавшими с юга, и полностью закончили разгром окруженной группировки в северо-западной части Будапешта. После этого части дивизии устремились к центру города, к зданию королевского дворца, в котором засела большая группа противника.

Это была последняя цитадель осажденного будапештского гарнизона, последний очаг сопротивления.

Все окна и двери дворца были заложены кирпичом, оставлены были только бойницы для пушек и пулеметов. Здание было превращено в крепость. Мощные глухие стены здания в два метра толщиной были недоступны для штурма гвардейцев, бессилен был и наш артиллерийский огонь.

Неоценимая заслуга в успешном штурме дворца принадлежала саперам. Для решения задачи была создана группа саперов, ее возглавил гвардии майор Ахохов А. Н. В течение ночи под стену дворца саперы заложили большое количество взрывчатки. Рано утром огромной силы взрыв потряс здание дворца. Гвардейцы 306-го полка, воспользовавшись замешательством противника, при поддержке своей артиллерии стремительно ворвались во дворец. Их поддержали гвардейцы 312-го полка. Внутри здания завязался бой. Пал последний оплот будапештского гарнизона. К зданию дворца, из которого выходили сотни пленных, подъехал командир дивизии гвардии полковник Балдынов. Командиры полков доложили ему, что повсюду в городе враг прекратил сопротивление. Это было большое событие, большая победа!

Лучшие саперы за выполнение этого задания были награждены правительственными наградами. Майору А. Ахо-хову был вручен орден Отечественной войны.

Здесь уместно еще раз сказать о саперах дивизии. Стрелок, пулеметчик, выполняя боевую задачу, постоянно ведет наблюдение за противником, окапывается, маскируется, ведет огонь по противнику, оберегая себя.

Сапер при выполнении боевой задачи помимо этого должен выполнить тяжелую, трудоемкую, часто опасную для собственной жизни работу. Он должен сделать проход в минном поле, обеспечить переправу, обезвредить десятки мин, проход в проволочном заграждении, подорвать укрепление противника и т. п. При этом он обременен инструментом, грузом и ему нет возможности вести тщательное наблюдение за противником и вести по нему огонь. Часто саперов дивизии при выполнении боевых заданий подстерегали пули вражеских снайперов.

В 10-м гвардейском корпусе у саперов была песня о своем тяжелом ратном труде. Вот ее слова:

Мы простые саперы с тобою, Но в едином армейском кругу Мы киркой и лопатою роем Роковую могилу врагу

Не страшны нам речные пороги, По вершинам кипящих гребней Мы возводим плотины-дороги Для бесстрашной пехоты своей.

Нас осенней водой обдавало, Кожу солнце июльское жгло, Нас пургою зима умывала, Но ничто нас сломить не могло.

13 февраля столица Венгрии была очищена от врага.

Бой затих, Будапешт был взят. Одержав победу, воины 109-й дивизии недосчитали в своих рядах многих отважных боевых товарищей, тех, с кем начали свой героический поход от предгорий Кавказа.

В боях за Будапешт погибли: командир 306-го полка гвардии подполковник Кошиц, заместитель командира 309-го полка гвардии майор Молчанов, командир 312-го полка гвардии полковник Мамчур, заместитель командира дивизии по тылу гвардии майор Белоцерковский, командир батальона гвардии капитан Гордеев, пулеметчик 306-го полка гвардии рядовой Дерябин и многие другие. Погибших хоронили в ясный, солнечный день. К могиле собрались гвардейцы, чтобы проводить своих боевых товарищей в последний путь. У братской могилы состоялся короткий митинг. Над телами погибших выступали однополчане, вспоминали их добрым словом, клялись жестоко отомстить врагу за их жизни. С тяжелым чувством прощались гвардейцы с однополчанами и, повернувшись лицом на запад, шли дальше за уходящим солнцем, навстречу новым боям, новым победам, новым невзгодам.

За время боевых действий по окружению Будапештской группировки и ее уничтожению с 20-го декабря 1944 года по 12 февраля 1945 года части дивизии овладели 18 населенными пунктами и 391 кварталом в северной части г. Буда. Захватили 27 разных заводов с сырьем. За это время противнику был нанесен следующий ущерб: уничтожено танков — 20, самоходных пушек — 28, бронетранспортеров — 19, пушек разных калибров — 89, минометов — 58, пулеметов—277, гранатометов — 26, автомашин с различными военными грузами — 766, складов разных — 12, повозок — 250, железнодорожных вагонов — 320 и до 6370 солдат и офицеров противника.

Большими были трофеи дивизии. Было захвачено: паровозов — 16, вагонов — 2270, автомашин — 884, мотоциклов — 345, танков и самоходных установок — 18, самолетов — 2, тягачей — 26, орудий разного калибра — 62, минометов — 42, пулеметов — 175, винтовок и автоматов — 4293 и много другого имущества. В плен было взято 7910 немецких и венгерских солдат и офицеров.

Таким образом, дивизия стремительными наступательными действиями способствовала окружению группировки противника в г. Будапеште, в ожесточенных боях с наименьшими потерями, совместно с другими частями и соединениями разгромила и уничтожила окруженную группировку немцев и овладела столицей Венгрии городом Будапештом.

Находившийся в Эстергоме 309-й гвардейский стрелковый полк также имел значительные успехи по уничтожению врага на своем участке фронта. Подразделения полка держали круговую оборону. Они не давали возможности противнику подойти к Будапешту и в то же время были готовы уничтожить гитлеровцев на случай их прорыва из Будапешта. За время боев в районе Эстергома подразделения полка в жарких схватках уничтожили до трех батальонов мотопехоты немецкой бригады «Фельдерхалле», взяли в плен 57 солдат и двух старших офицеров немецкой армии.

В оперативной сводке за 13 февраля командир дивизии сообщал командиру 75-го стрелкового корпуса: «Своими стремительными наступательными действиями 109-я гвардейская стрелковая дивизия способствовала успешному окружению группировки противника в Будапеште. Затем в ожесточенных боях с наименьшими потерями совместно с другими частями и соединениями 75-го стрелкового корпуса 46-й армии 2-го Украинского фронта разгромила полностью эту группировку врага и овладела столицей Венгрии, открыв тем самым путь в южную часть Германии».

В период наступательных действий по окружению и уничтожению будапештской группировки противника солдаты, сержанты, офицеры дивизии получили большую практику и опыт наступления в трудных условиях, научились умело вести уличные бои в крупном городе, приобрели навыки в овладении сильно укрепленными объектами.

За активное участие в битве за Будапешт Указом Президиума Верховного Совета СССР 306-й гвардейский стрелковый полк был награжден орденом Богдана Хмельницкого II степени, 312-й гвардейский стрелковый полк получил почетное наименование «Будапештский». Сотни воинов-гвардейцев были отмечены высокими правительственными наградами.

Президиум Верховного Совета СССР указом от 9 июня 1945 года учредил медаль «За взятие Будапешта», которой были награждены 5832 гвардейца дивизии. Приказом Верховного Главнокомандующего № 277 от 13 февраля 1945 года за отличные боевые действия по овладению Будапештом личному составу дивизии была объявлена благодарность. Это была уже седьмая благодарность гвардейцам за их успешные действия в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

13 февраля 1945 года закончились боевые действия по освобождению Венгрии, продолжавшиеся 108 дней. За это время советские войска форсировали две крупнейшие реки — Тису и Дунай, очистили от гитлеровских оккупантов около двух третей территории Венгрии и освободили ее столицу — город Будапешт. Группа армий «Юг» потерпела серьезное поражение.

Будапештская операция потребовала огромного напряжения физических и моральных сил солдат и офицеров. Достаточно сказать, что ни в одной наступательной операции 1944 года не приходилось вести столь ожесточенных оборонительных боев, как в Будапештской, что ни одно окружение крупной вражеской группировки и ее ликвидация не заняли так много времени.

Подлинно массовый героизм, проявленный советскими воинами при отражении контрударов противника под Будапештом и в боях во время ликвидации окруженной группировки, вошел яркой страницей в историю освободительной борьбы Красной Армии.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.