.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.

109-я Стрелковая, а попросту пехотная. - Прорыв обороны на реке Молочная

* * *

Прорыв обороны на реке Молочная

В частях дивизии полным ходом шла подготовка к передислокации, к совершению длительного марша на новое направление.

Разгружался медсанбат: выздоравливающих выписывали в части, раненых, требующих длительного лечения, отправляли в армейский госпиталь.

Солдаты, сержанты и офицеры, находящиеся на излечении в медсанбате, всячески доказывали врачам, что чувствуют себя совсем хорошо и им пора возвращаться в свои части. Всем хотелось не отстать от дивизии и вернуться в свои воинские коллективы.

Плотным кольцом окружили раненые начальника политического отдела дивизии подполковника Б. Мартиросова, прибывшего в медсанбат навестить раненых. Трудно было ему убедить их в том, что дивизии в ближайшие дни предстоит выполнять боевые задачи и медсанбат не может взять с собой раненых, требующих длительного лечения, что дивизия будет двигаться в сторону фронта и командование не может взять на себя ответственность за их жизнь и что нужно согласиться переехать для лечения в армейский госпиталь.

Трудно было с ними расставаться, впереди еще были длинные дороги войны. Кто-то из них со временем вернется в дивизию, а кто-то — не сможет. Расставались с друзьями, братьями по оружию. В битве за Кавказ родилась слава дивизии, формировались ее традиции и никто не хотел с ней расставаться.

109-я гвардейская стрелковая дивизия получила задачу погрузиться в железнодорожные эшелоны и в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса совершить марш железной дорогой за Дон, на территорию Ростовской области. Эшелоны двигались по просторным полям Краснодарского края. Освобожденная земля возвращалась к жизни. На полях убирался урожай, была восстановлена и нормально работала железная дорога.

Среди личного состава дивизии чувствовался боевой подъем. Люди были довольны передислокацией дивизии, предчувствуя новые большие бои по освобождению родной земли. В ночной дали показалась зеркальная гладь Тихого Дона. Солдатам не спалось. Теплая сентябрьская ночь настраивала на раздумья. Вот он, легендарный Дон! Столько исторических событий с ним связано, его берега были обильно политы кровью.

Здесь, на этих берегах, наша армия в боях с немецко-фашистскими захватчиками в жаркое лето 1942 года пережила новую и последнюю трагедию. Отсюда враг прорвался к Волге, прорвался далеко к предгорьям Кавказа. Сколько потребовалось народной энергии и крови, чтобы изгнать врага снова за Дон!

10 сентября части дивизии в составе 10-го стрелкового корпуса выгрузились из эшелонов и сосредоточились в районе Новошахтинска. Дивизия входит в состав 44-й армии (командующий генерал-лейтенант Хоменко В. А.) Южного фронта.

Здесь дивизия доукомплектовалась вооружением, получила большое пополнение личного состава в количестве 2631 человека (из них 81% — русских, 7% — украинцев и 12% — других национальностей).

Среди пополнения много было сибиряков и уральцев. Многие из них — бывалые воины — принимали участие в боях на Волге, на Дону, воевали в составе сибирских дивизий, а теперь, после ранений, снова возвращались в строй. Командиры частей и подразделений были откровенно рады такому пополнению. Слава о сибиряках, стойких и выносливых воинах, разнеслась по всему фронту, по всей стране. Знали о героизме сибиряков и в дивизии, их немало было в частях и подразделениях. Среди них были гвардии старший сержант Царьков, гвардии сержант Белых, гвардии капитан Ветлугин, гвардии лейтенант Ахлюстин, гвардии рядовой Криницын, гвардии рядовой Турничев и многие другие храбро сражавшиеся гвардейцы.

Среди пополнения были и рабочие освобожденного Донбасса, Таганрога. От рабочих, призванных из Краснодона, личный состав дивизии впервые узнал о героической деятельности подпольной молодежной организации «Молодая гвардия».

* * *

109-я гвардейская дивизия, полностью укомплектованная и приведенная в боевую готовность, получила боевую задачу: совершить 400-километровый марш от Новошахтинска в район северо-восточнее Мелитополя к реке Молочной.

В течение 13 дней дивизия совершает форсированные марши по Ростовской, Ворошиловградской и Сталинской областям Украины.

Донецкая земля была исковеркана войной, изрыта траншеями и окопами, вспахана танками. Из степи веяло гарью и пылью. По обочинам дорог валялось брошенное боевое имущество и снаряжение отступающего врага: ящики со снарядами, противогазы, повозки, убитые лошади, автомобили различных марок, награбленные немцами по всей Европе и опрокинутые с дороги на обочины наступающими частями нашей армии. Здесь прошли победоносные войска Южного фронта, одержавшие победу в великой битве на Волге, освободившие Донбасс. Дивизия совершала марш через разрушенные промышленные города Донбасса. Немецко-фашистские захватчики, отступая, вывозили все ценности, а что было нельзя вывезти — уничтожали. Это было кладбище городов и заводов, лагерь уничтожения человеческого труда. Но на этих заводских развалинах уже трудились люди, возвращая заводы и шахты к жизни. Солдаты 312-го стрелкового полка на одном из привалов видели, как два седых шахтера плакали у разрушенной шахты. Для них шахта никогда не была мертвым, неодушевленным предметом. Она была близка им, она была их жизнью. В нее был вложен их труд, труд их отцов и дедов.

Бывалые солдаты на дорогах войны уже много видели человеческого горя, много видели слез и детских, и женских. Здесь, в Донбассе, солдаты впервые увидели, как плачут старые рабочие.

Страшные эти слезы!

Дивизия расставалась с Донбассом как с тяжело раненным другом. Гвардейцы смотрели на бездыханные заводские трубы, на скелеты разрушенных цехов и шли дальше по битому стеклу и кирпичу, дальше на запад мстить за Донбасс. Они уносили с собой в новый бой тяжелое чувство народного горя, новый заряд ярости.

Во время марша к реке Молочной в дивизию поступило пополнение девушек в количестве 200 человек. Все они в запасном учебном полку прошли военную подготовку по различным специальностям.

Среди них были медицинские сестры, санинструкторы, телефонистки, повара и швеи. Это была большая помощь дивизии в решении боевых и хозяйственных задач. Многие из этого большого женского пополнения прошли с дивизией по военным дорогам до окончания войны с гитлеровской Германией и империалистической Японией.

В тяжелых фронтовых условиях девушки совершали много славных боевых подвигов, своим трудом помогали выполнять нелегкие боевые задачи. Они вместе со всеми переносили тяготы боевой жизни и подвергали свои жизни опасности, проливали свою кровь и умирали за Родину. Все они достойны добрых слов за их фронтовые переживания, за их самопожертвование, за их добрые души. Все в дивизии хорошо знали врача-терапевта Краснобродскую Анну Соломоновну. Внимательную и тактичную женщину любили все, кто только ее знал, а люди, встречавшиеся с ней, запоминали надолго. Всю свою энергию, всю теплоту своей души она вкладывала в борьбу за здоровье и жизнь воинов.

Многим известна была санинструктор роты 309-го стрелкового полка гвардии старшина Ирина Жуковская. Многих вынесла она с поля боя раненых, многим воинам спасла жизни.

Дисциплинированная и исполнительная телефонистка Мария Попова была всегда там, где был стрелковый батальон: она знала цену связи в бою. Фотография Маши всегда была на доске почета среди мужественных девушек-воинов.

Заботливая женская рука в жизни воинов дивизии была видна повсюду: и в заботе о раненых, и в приготовлении пищи, и в бессонных дежурствах на коммутаторах, и в штопаном, вовремя постиранном обмундировании. Однополчане были благодарны за их труд, их мужественное терпение.

* * *

В это же время на марше в дивизии случилась беда: среди личного состава произошла вспышка малярии.

Заболевание было получено еще на Кубани в районе станицы Ангелинской, где дивизия располагалась в течение нескольких дней в зарослях камыша, и готовилась к погрузке.

Создалось отчаянное положение: дивизия шла на выполнение боевой задачи, а люди с температурой до 40° сотнями выходили из строя. В первый день заболевание обнаружилось у 55 человек, во второй день не могли двигаться на марше еще 150 человек, а в третий день из строя вышло уже до 300 человек. Надо было принимать срочные меры.

Борьба с малярией в дивизии усугублялась тем, что для стационарного лечения такой массы людей не было ни времени, ни возможностей: дивизия получила сжатые сроки на совершение марша, а по достижении реки Молочной должна была сразу же вступить в бой. О замедлении темпа марша не могло быть и речи.

Начальник медицинской службы дивизии гвардии майор медицинской службы Данилов и командир медсанбата капитан медицинской службы Богатырев на пути движения дивизии создали 6 медицинских пунктов на расстоянии в 30 километров один от другого.

Заболевшие малярией оставались на этих пунктах, принимали противомалярийные уколы, затем, преодолевая эти небольшие расстояния, делали небольшую передышку, вновь принимали уколы и двигались до следующего пункта, чтобы принять на новом пункте лечение и двигаться дальше.

А дивизия между тем безостановочно двигалась вперед.

Так, благодаря решительным мерам, предпринятым медицинскими работниками дивизии по борьбе с малярией в трудных полевых условиях, в условиях безостановочного марша, дивизия выполнила свою задачу: своевременно прибыла в назначенный район и сохранила свою боеспособность.

Встречать соединение и части 10-го гвардейского стрелкового корпуса, совершающие марш, прибыли начальник штаба Южного фронта генерал-лейтенант Бирюзов С.С. и командующий 44-й армией генерал-лейтенант Хоменко В. А.

К этому времени войска Южного фронта подошли к мощному оборонительному рубежу противника по реке Молочной и теперь готовились к новым наступательным боям.

Соединения и части корпуса сосредоточивались в районе села Копони в 50 километрах от переднего края. В этом районе был собран руководящий состав корпуса, дивизий, полков.

Генерал-лейтенант Бирюзов С. С. выступил с докладом о задачах, выполняемых войсками фронта, дал обстоятельную характеристику войск противника, обороняющегося на реке Молочной, рассказал о предстоящих задачах соединений и частей 10-го корпуса.

44-й армии предстояла задача прорвать оборону противника на реке Молочной в районе Мелитополя, форсировать реку и стремительно преследовать противника за Днепр. Бои за Молочную и ее форсирование должны были предшествовать большому сражению за Днепр. На Днепр немецкое командование возлагало большие надежды. Немецкая военная печать определяла Днепр «границей между Германией и Россией» и призывала держать эту «границу» во что бы то ни стало, называла эту водную преграду «Днепровским валом», «линией обороны их собственного дома».

Немецкое командование понимало, что если советские войска окажутся за Днепром, за этим мощным водным барьером, то на равнинах правобережной Украины их уже ничто не удержит. Пытаясь задержать продвижение наших войск к Днепру и в сторону Крыма, немецкое командование перебросило на реку Молочную из Крыма значительную часть сил 11-й полевой армии.

На встрече с начальником штаба Южного фронта было подчеркнуто, что враг будет крепко сопротивляться на Молочной, еще крепче на Днепре. Поэтому ставилась задача: больше истребить противника в боях на Молочной, а прорвав оборону, стремительно гнать его, не дать возможности по осенней распутице переправить за Днепр и Сиваш свою технику и тылы.

В дивизии началась тщательная подготовка к предстоящему наступлению. Части пополнялись вооружением и боеприпасами, велась большая работа по мобилизации личного состава на успешное выполнение задач, стоящих перед дивизией.

В ночь на 24 сентября дивизия заняла исходное положение для наступления на рубеже Гендельберг — Ворошиловск. Оборонительный рубеж противника был сильно укреплен в инженерном отношении: три оборонительные линии по несколько траншей в каждой, соединенные ходами сообщения, противотанковые рвы, минные поля и проволочные заграждения. Населенные пункты были превращены в сильные опорные пункты.

26 сентября 1943 года дивизия в составе 10-го гвардейского стрелкового корпуса переходит в наступление на главном направлении армии. Ведя ожесточенные бои, отражая контратаки танков и пехоты противника, за три дня дивизия прорвала оборонительный рубеж и овладела сильными узлами сопротивления: Гендельберг, Андребург, Новомунталь.

Несмолкаемый гул многие дни стоял в воздухе и на земле. Здесь была основная многополосная, сильно оснащенная огневыми средствами, оборона врага. В этих боях сотни воинов дивизии проявили отвагу и героизм в разгроме коварного врага, преумножили гвардейскую славу своей родной части. По всему фронту прогремела слава о героических подвигах, совершенных тремя воинами 309-го гвардейского стрелкового полка.

Сражение, в котором родилась громкая слава о гвардии капитане Нестеренко И. М., длилось три дня. Случилось так, что тридцать гвардейцев, которых возглавлял заместитель командира батальона 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии капитан Нестеренко Иван Максимович, оказались на рубеже, далеко отстоящем от наших основных сил в районе села Зеленый Гай (Токмакский район Запорожской области). Пропустить здесь врага — значит создать угрозу своим флангам.

... Траншея находилась на бугре. Позиция очень выгодная. Пьяные немецкие автоматчики, стремясь отбить утерянный ими выгодный рубеж, беспорядочным скопищем шли в полный рост на рубеж гвардейцев.

— Хлопцы! — раздался голос капитана Нестеренко,— не горячитесь, подпускайте пьяных фашистов поближе.

Патронов еще хватало. Два пулемета с флангов открыли огонь, в упор расстреливая гитлеровцев. С упоением выпускал очередь за очередью пулеметчик Левченко. Метрах в 150 немцы залегли, а потом, когда гвардейцы ударили еще крепче, фашисты беспорядочно стали отползать, бежать назад. Так повторялось несколько раз.

Второй день гвардейцы отражают атаки немцев. Наступило 26 сентября. Перед последней вражеской атакой связной гвардии рядовой Кирьянов принес ящик патронов, но их хватило ненадолго. Наблюдатель гвардии сержант Гарник Аревшетян предупредил, что приближается много танков. Танки показались справа и шли сначала колонной на рубеж гвардейцев. Между ними бежали автоматчики. Гвардейцы пересчитали патроны. Капитан Нестеренко прошел по траншее окопа, предупредил:

— Не стрелять! Ждать, когда подойдут ближе. Каждый патрон — в цель!

В отсеке окопа был установлен миномет. Около него стоял наготове гвардии лейтенант Адырханов и ждал приказа капитана. В предыдущие атаки немцев он не сделал ни одного выстрела. Мин было очень мало и их берегли до более тяжелого положения. Теперь капитан Нестеренко скомандовал Адырханову:

— Огонь!

Развернувшись, танки стали обходить бугор, а немецкие автоматчики шли по траншее. Один из танков налезал справа на окоп. Воздух дрожал от гула моторов. Гвардии рядовой Нестеренко (однофамилец капитана Нестеренко) быстро вскочил на бруствер окопа. Приподнявшись, он успел метнуть гранату под гусеницы налезавшего танка. Раздался взрыв, танк попятился назад и замер. Смертельно ранен парторг Смирнов, мертвыми легли у своих позиций гвардейцы Кирьянов, Нестеренко, Левченко, а немцы продолжают осаждать храбрецов.

Один за другим выходили из строя отважные воины, но и в эту трагическую минуту, когда смерть пыталась закрыть им глаза, они из последних сил продолжали наносить удары по врагу.

Немецким автоматчикам под прикрытием танков удалось приблизиться настолько близко, что вот-вот они ворвутся в окоп гвардейцев. Только у некоторых гвардейцев были винтовки со штыками, у остальных автоматы с пустыми дисками. Когда, казалось, выхода не было, капитан Нестеренко сказал:

— Гвардеец не сдается и не отступает. Затем скомандовал:

— За мною, хлопцы! За нашу Родину, вперед! — И первым вскочил на бруствер окопа.

Такая сила была в его призыве, что из окопа стали выскакивать все, даже раненые и те ползли вперед, кто с винтовкой, автоматом, а кто с оставшейся гранатой...

Такая дерзкая атака гвардейцев ошеломила немцев. Наши бойцы бежали им навстречу, чтобы скорее схватиться с ненавистным врагом врукопашную. Гитлеровцы залегли, и в это время лейтенант Адырханов начал стрелять из миномета по залегшим немцам.

Вражеские танки в свою очередь открыли огонь, отсекая путь тем, кто еще не добежал до места схватки. Гвардейцы

Аревшетян и Жукан взрывом снаряда были оглушены и контужены. Группе бойцов все же удалось сблизиться с врагом и начать рукопашную схватку. Они били и умирали стоя, цепляясь за врага. Когда Жукан и Аревшетян пришли в себя, уже стемнело. Первой мыслью их было: «Где командир, что с товарищами?» Они разыскали погибших капитана Нестеренко и своих бойцов. Немцам так и не удалось перешагнуть через окоп отважных гвардейцев.

В неравном бою погибли гвардии капитан Нестеренко И. М. и его друзья. Они погибли, но не отдали врагу рубежа, стойко отстаивали священную землю.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 года гвардии капитану Нестеренко И. М. посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Он похоронен в братской могиле на хуторе Показной Токмакского района Запорожской области.

В этот же день, 26 сентября, совершил свой героический подвиг командир огневого взвода 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии лейтенант Москаленко Михаил Илларионович. Бой также проходил в районе села Зеленый Гай. Во время боя гвардии лейтенант Москаленко М. И. лично командовал артиллерийской батареей. При яростных контратаках немцев личный состав батареи уничтожил огневые точки врага, нанес ему значительный ущерб. При отражении одной из контратак противника гвардии лейтенант Москаленко М. И. погиб. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1943 г. гвардии лейтенанту Москаленко М. И. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Похоронен Герой в братской могиле в селе Зеленый Гай.

... В бою севернее г. Мелитополь 26 сентября наводчик миномета 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии сержант Бакалов Михаил Ильич проявил не только храбрость, но и исключительное мужество и стойкость.

Батальон гвардии майора Николая Пенькова получил приказ продвинуться вперед, выровнять линию фронта полка. Наступающих стрелков поддерживала своим огнем батарея минометчиков гвардии капитана Ловпаче. В этом бою особенно отличился расчет гвардии сержанта Михаила Бакалова.

Оправившись от артиллерийского огня, враг пошел в контратаку. Ему удалось отбросить назад батальон майора Н. Пенькова. Расчет минометчиков под командой сержанта

Бакалова продолжал удерживать занятый рубеж, сдерживать противника, поражая его метким огнем.

Каждая попытка немцев овладеть рубежом отважных минометчиков, не приносила успеха. Но силы были неравные. Один за одним погибли все бойцы расчета. На рубеже остался один сержант Бакалов. На исходе мины, враг наседал. Бакалов, будучи сам тяжело раненным, нашел в себе силы собрать оружие погибших товарищей и вести одному неравный бой с противником, создавая впечатление, что ведет бой не один. Дрался он дерзко и умело, до последнего патрона. Но с каждым часом силы оставляли героя. Истекая кровью, теряя сознание, он извлек из кармана гимнастерки документы и засыпал их землей. Спустя некоторое время враги ворвались на рубеж минометчиков. Они начинают избивать гвардии сержанта Бакалова сапогами и автоматами. Он приходит в сознание. Вокруг немцы. Они требуют сообщить им расположение огневых средств, наименование части, фамилию командира. Гвардеец молчит. Не добившись нужных сведений, немцы продолжают дальше его пытать, рубят ему пальцы на правой руке. Но герой молчит. Это привело гитлеровцев в бешенство. Они совершают чудовищный акт над гвардейцем — отрезают ему язык. Но и это зверство палачей не поколебало мужество патриота. Он стойко выдержал все муки, не выдав военной тайны. Бакалов верил, что скоро придет помощь, товарищи не оставят его в беде. И он не ошибся. Подоспевшие товарищи отбили у гитлеровцев своего истерзанного героя. Едва придя в сознание, он показал на место, где были зарыты документы. Оказав первую медицинскую помощь, его отправили в госпиталь.

Весть о зверских пытках отважного минометчика гвардии сержанта Бакалова облетела весь фронт. Военный Совет фронта, сообщая о зверском глумлении над нашим воином, призвал бойцов, сержантов и офицеров отомстить за муки отважного минометчика Бакалова, ускорить разгром врага на украинской земле. Друзья Бакалова по всему фронту открывали счета мести за муки героя-гвардейца.

Советские люди, работавшие в тылу, узнали из газеты «Правда» о чудовищной пытке мужественного героя. На предприятиях Москвы, на родине героя — в Черняховском районе Житомирской области и других предприятиях страны создавались ударные фронтовые бригады имени Михаила Бакалова.

Родина высоко оценила подвиг и мужество гвардии сержанта Бакалова Михаила Ильича. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 марта 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

К великому сожалению, позднее однополчане узнали о смерти героя. Он умер в мае 1944 года в Мелитопольском госпитале. Не смог он победить смерть от перенесенных мук и тяжелых ранений.

Похоронен гвардии сержант Бакалов М. И. в братской могиле в Мелитополе.

* * *

После 3-дневных боев у реки Молочной, произведя перегруппировку, дивизия возобновила наступление. Ведя тяжелые бон, отражая ожесточенные контратаки противника, дивизия последовательно овладевает еще двумя укрепленными оборонительными рубежами. Первым — на линии Любимовка, Дунаев, Шевченко и к 24 октября 1943 года прорывает оборону противника на всю глубину и начинает его преследовать.

Преследуя отходящего противника, дивизия с боями овладевает крупными населенными пунктами Фридрихсвельд, Пришив, Михайловка, Розовка, Тимошевка, Воробьевка, Но-воуспеновка, Чистополье, Демьяновка, Новоалександровка, Новоукраинка, Антоновка, Западные Кайры, Горностаевка, Завадовка и еще 26 населенными пунктами. Уничтожив 28 немецких танков, до 4000 солдат и офицеров, взяв 30 человек в плен и захватив много трофеев, 2 ноября 1943 года дивизия вышла к реке Днепр на рубеже: Средний, Завадовка, Горностаевка, Западные Кайры.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.