.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.

109-я Стрелковая, а попросту пехотная. - Бои у станицы Молдаванская

* * *

Бои у станицы Молдаванская

Для формирования дивизии были определены короткие сроки. Большинство военнослужащих, воевавших в составе 6-й и 9-й бригад, продолжали свой боевой путь уже в составе 109-й стрелковой дивизии.

На базе 6-й бригады был сформирован 306-й стрелковый полк, на базе 9-й бригады — 309-й стрелковый полк. Из состава других частей фомируется 312-й стрелковый и 246-й артиллерийский полки. В составе дивизии формируются также: 116-й отдельный саперный батальон, 110-й отдельный медико-санитарный батальон, отдельный батальон связи, отдельная разведывательная рота, отдельная автомобильная рота, авторемонтная мастерская, подразделения тыла, дивизионная газета «Красный гвардеец» (в последующем «Боевое Знамя»).

Боевая слава бригад, добытая в боях с немецко-фашистскими захватчиками, стала достоянием дивизии при ее формировании. Дивизия унаследовала от 6-й и 9-й бригад гвардейское звание, орден Красного Знамени, завоеванный воинами 6-й бригады, был также передан дивизии.

Таким образом, дивизия с первого дня своего существования стала именоваться: 109-я гвардейская Краснознаменная стрелковая дивизия.

Формирование дивизии происходило в течение мая месяца. После этого была напряженная учеба по сколачиванию частей дивизии, прием пополнения, получение техники, вооружения и материальных средств.

Командиром дивизии был назначен полковник Балдынов Илья Васильевич. Это был командир незаурядной смелости, с неспокойной натурой. Старый кавалерист, в армии начал служить в 1925 году. В 1929 году участвовал в боях на КВЖД, много лет прослужил в Даурии. В 1937 году он был вызван в Читу и необоснованно арестован, став одной из многочисленных жертв культа личности.

В самом начале войны с гитлеровской Германией Илья Васильевич был освобожден из заключения и назначен командиром одного из полков 72-й Кубанской кавалерийской дивизии. Позднее воевал на Кавказе и Кубани в должности заместителя командира 30-й Иркутской стрелковой дивизии.

Он участвовал в боях у станицы Крымской, а на высоте Героев был тяжело ранен в спину. После операции эвакуироваться в тыл полковник Балдынов отказался, а лег лечиться в армейский госпиталь. Находясь в госпитале, он получил приказ о назначении его командиром 109-й стрелковой дивизии.

Будучи еще нездоровым, с незажившей раной, полковник Балдынов покинул госпиталь и прибыл к командующему Северо-Кавказским фронтом генерал-полковнику Петрову И. Е. за получением задачи о формировании дивизии.

Прибыв к месту формирования дивизии, полковник Балдынов И. В. сразу включился в интенсивную работу по встрече офицеров и солдат, комплектованию штаба, частей и подразделений дивизии.

Среди офицеров, направленных из других соединений для укомплектования дивизии, полковник Балдынов И. В. встретил и своих сослуживцев по 30-й Иркутской дивизии: майора Кононенко П. П., назначенного заместителем командира 309-го полка, капитана медицинской службы Богатырева И. Д., назначенного командиром 110-го отдельного медико-санитарного батальона.

Прибыв в дивизию, полковник Балдынов продолжал лечиться в медсанбате дивизии, который он изредка посещал и где ему делали перевязки.

Здесь кругом кипела работа: хлопотали врачи, медсестры, санитары по устройству и оборудованию палаточных помещений. Уже были развернуты перевязочная и операционная. Аптека пополнялась медикаментами и лекарствами. Развертывались и оборудовались палаты для раненых.

В медсанбат прибыло 11 врачей, полных энергии и желания работать.

Среди них — опытный терапевт капитан медицинской службы А. Краснобродская, хирурги — капитан медицинской службы И. Матикян и капитан медицинской службы Д. Остер, эпидемиолог старший лейтенант медицинской службы В. Амитон и другие. Большинство из них были уже с опытом работы в боевой обстановке.

Хирург Матикян Иван Богданович на фронте был с начала войны, с декабря 1942 года работал начальником хирургического отделения медсанбата 6-й гвардейской бригады.

* * *

К лету 1943 года Красная Армия окончательно захватила инициативу в свои руки и уже не выпускала ее до конца войны. Соотношение сил в это время было уже в нашу пользу.

Воины армии и флота горели желанием как можно скорее разгромить врага, изгнать немецко-фашистских оккупантов с территории нашей страны. Возросшая техническая оснащенность Вооруженных Сил дала возможность советскому командованию в 1943 году осуществить реорганизацию объединений, соединений и частей. Формирование 109-й стрелковой дивизии явилось результатом этой реорганизации. Стрелковые войска к лету 1943 года в основном перешли на корпусную систему, 109-я стрелковая дивизия вошла в состав 10-го стрелкового корпуса (командир генерал-майор Рубанюк И. А.) 56-й армии (командующий — генерал-лейтенант Гречко А. А.) Северо-Кавказского фронта (командующий — генерал-полковник Петров И. Е.).

Летние успехи Красной Армии создали благоприятные условия для перехода в наступление Северо-Кавказского фронта. Его продвижение к нижнему течению Днепра ставило Таманскую группировку противника в исключительно тяжелое положение.

Ставка Верховного Главнокомандования поставила Северо-Кавказскому фронту задачу ликвидировать Таманскую группировку противника и не допустить ее эвакуации в Крым. Главным препятствием перед войсками фронта в успешном выполнении этой задачи являлся мощный оборонительный рубеж противника — «Голубая линия».

На центральном участке «Голубой линии» протяженностью 32 км могли действовать все рода войск. Поэтому гитлеровцы уделили особое внимание укреплению этого участка. Здесь имелись две позиции с большим количеством узлов обороны и опорных пунктов, расположенных в станицах, хуторах и на господствующих высотах. Промежутки между опорными пунктами были заполнены железобетонными огневыми точками с броневыми колпаками.

Главные узлы обороны первой позиции находились в станице Киевская и на высоте с отметкой 195,5. Первый узел прикрывал дорогу на Тамань через станицу Варениковская, а вторая — шоссейную и железную дороги на Новороссийск.

В центре холмистого плато находилась станица Молдаванская. Здесь противник создал мощный узел обороны второй позиции. Этот узел обороны был подготовлен для того, чтобы преградить советским войскам путь к центру Таманского полуострова в случае прорыва ими первой позиции.

Узлы обороны и опорные пункты готовились с учетом круговой обороны и имели две-три линии сплошных траншей. От первой линии траншеи на расстоянии 20—60 м были выдвинуты вперед деревоземляные или железобетонные огневые сооружения. Они располагались главным образом на скатах высот или на окраинах населенных пунктов одно от другого на расстоянии 50—75 м и предназначались для прикрытия флангов переднего края обороны и подступов к заграждениям.

К 8 июля 1943 года формирование 109-й стрелковой дивизии было закончено. Этот день в истории дивизии считается днем ее образования.

Накануне, когда работа по формированию дивизий 10-го стрелкового корпуса была закончена, с командирами частей, дивизий и офицерами управления корпуса генерал-лейтенант А. А. Гречко в районе станицы Абинской провел совещание.

Командующий армией обстоятельно доложил собравшимся обстановку на Северо-Кавказском фронте, поставил задачи офицерам сформированных дивизий и частей.

Внимательно выслушал генерал просьбы и вопросы офицеров.

К командующему обратился тогда капитан Н. Колосков с просьбой заменить конную тягу противотанкового дивизиона на механическую. К просьбе командующий отнесся положительно. На следующий день дивизион получил новые автомобили.

В заключение командующий вручил боевые награды отличившимся в боях за станицу Крымская.

В ночь с 9 на 10 июля 1943 года 109-я гвардейская Краснознаменная стрелковая дивизия заняла боевые позиции. Перед фронтом дивизии с высот просматривалась станица Молдаванская.

В частях дивизии начиналась усиленная подготовка к прорыву обороны противника, к наступательным боям.

В частях и подразделениях велась большая воспитательная работа с личным составом.

При ее проведении особое внимание уделялось многонациональному составу воинских коллективов.

Личный состав воспитывался на героических подвигах воинов — защитников Бреста, Ленинграда, Одессы и Севастополя, Волги и Кавказа. Ветераны частей — участники обороны Кавказа, очевидцы подвигов Анатолия Печерицы и Якова Синева, рассказывали о подвигах героев-однополчан, делились опытом борьбы с фашистами, учили молодых воинов, как надо решительно наступать, вести бой в траншеях, умело поражать танки противника.

18 июля 1943 года в дивизии был получен приказ командующего 56-й армии № 019 о переходе в наступление и обращение Военного Совета армии к личному составу.

В обращении говорилось:

«Ты стоишь, товарищ, на земле, омытой кровью героев и трудовым потом воинов, которые воздвигали здесь бастионы, рыли траншеи, преграждали путь врагу, наносили ему удары стремительными атаками...

Смотри вперед — перед тобой низовья Кубани, города, станицы, где враг еще топчет нашу землю. Еще стонут под его игом наши братья и сестры. Громи врага, очищай Кубань от фашистской своры!»

Обращение обсуждалось па собраниях и митингах. Гвардейцы переживали большой подъем, все горели желанием скорее нанести удар по ненавистному врагу.

Рано утром 20 июля 1943 года начался мощный артиллерийский обстрел вражеской обороны. Под прикрытием артиллерийского и минометного огня гвардейцы 109-й дивизии неудержимой лавиной бросились вперед к противотанковому рву, к первой траншее противника. Враг яростно сопротивлялся. Он ответил активным огнем. Над головами гвардейцев завывала штурмовая авиация противника, обстреливая наступающие цепи.

На подступах к станице Молдаванская земля содрогалась, взлетала в воздух, горела. Казалось, не было клочка земли, свободного от обстрела. Но гвардейцы упорно продвигались вперед. Наконец враг не выдержал, личный состав дивизии овладевает первой линией траншей «Голубой линии» противника. Противник отступает во вторую линию траншей.

Дивизия, преодолев противотанковый ров, заняв первую линию траншей противника, захватила много оружия, взяла в плен 67 гитлеровцев.

Противник, опасаясь дальнейшего прорыва обороны, перебрасывает в район действия дивизии 97-ю и 98-ю пехотные дивизии и с ходу контратакует наши наступающие части. Но все многочисленные попытки выбить гвардейцев из своей траншеи успеха не имели. Гвардейцы держались крепко.

Ночью части дивизии внезапно атаковали противника и ворвались во вторую линию обороны. Завязалась ночная рукопашная схватка в траншеях противника. Гвардейцы действовали автоматами, штыками и ножами. Немцы, не выдержав натиска, бежали, оставив много вооружения, раненых и убитых. В ночном бою было захвачено много пленных.

В течение 15 дней на подступах к станице Молдаванская шли ожесточенные кровопролитные бои. Части дивизии отбивали по 5—6 контратак превосходящих сил противника, сами переходили в атаку, выбивали противника из траншей, улучшая свое тактическое положение.

Начались бои по прорыву глубины обороны противника. Дивизия в упорных боях продвигалась вперед. Была освобождена станица Молдаванская, взломана «Голубая линия» на всю глубину.

В боях на Кубани все воины дивизии проявляли мужество и героизм. Вот отдельные их подвиги.

Ожесточенный бой завязали гвардейцы 306-го полка за высоту 114,1 на подступах к станице Молдаванская. Враг

держался за нее особенно упорно. При взятии этой высоты отличились воины 1-й и 2-й стрелковых рот.

Пулеметчики первой роты рядовые Дерябин и Русинян под огнем противника скрытно пробрались с ручным пулеметом к вражескому пулеметному расчету, обойдя его с фланга. Уничтожив вражеский пулеметный расчет, Дерябин и Русинян из отбитого окопа открыли огонь по противнику. Когда кончились патроны — они вели огонь из пулемета, захваченного у немцев. Этим они обеспечили успешную атаку на противника, засевшего на высоте.

Командиры отделений 2-й стрелковой роты гвардии старший сержант Малик и гвардии младший сержант Моршад-ский со своими отделениями, первыми в роте ворвались на позиции противника.

Пулеметчик станкового пулемета гвардии рядовой Васильев метким огнем, расчищая путь на высоту для 2-го стрелкового батальона, уничтожил до 40 гитлеровцев.

Гвардии рядовой Бабич в течение часа терпеливо следил за действиями станкового пулемета противника. Когда немцы стали менять огневую позицию — рядовой Бабич двумя выстрелами из противотанкового ружья уничтожил вражеский пулеметный расчет.

Комсорг 5-й стрелковой роты гвардии старший сержант Волжанин заменил выбывшего из строя командира роты и умело ею руководил.

Отважно вели себя в бою связисты. Помощник командира взвода связи 1-го стрелкового батальона гвардии сержант Санетов и начальник радиостанции полка гвардии младший сержант Черемисин успешно обеспечивали связь.

Противник не выдержал натиска 306-го гвардейского стрелкового полка, оставил высоту 114,1, бросив 5 орудий, 10 пулеметов, 4 радиостанции и много убитых.

На другой день на позиции 306-го полка прибыл командир дивизии гвардии полковник И. Балдынов. Командир дивизии поздравил гвардейцев с успехом, а отличившимся в бою за высоту 114,1 вручил боевые награды.

Мужественно сражались гвардейцы и 309-го стрелкового полка.

Парторг 9-й стрелковой роты гвардии старшина Аймаков скрытно пробрался в траншею противника, обстрелял его вдоль траншеи, вызвал панику в стане врага, отвлек внимание на себя, чем обеспечил 9-й роте продвижение вперед.

Снайпер гвардии рядовой Алиев истребил 6 гитлеровцев.

В ночь на 26 июля пулеметчик, гвардии рядовой Лебединский проник в траншею противника, где обнаружил спящих немцев. Огнем из ручного пулемета он уничтожил 10 гитлеровцев.

В момент контратаки противника отличились в бою минометчик 312-го стрелкового полка гвардии рядовой Горбатенко и связист этого полка гвардии рядовой Ломоносов.

У миномета Горбатенко остался один. Немцы приближались к минометным позициям. На помощь Горбатенко пришел Ломоносов. Беглым огнем из миномета они не допустили дальнейшего продвижения противника, уничтожив до 15 гитлеровцев.

27 июля гвардии рядовой Подолкин из 116-го отдельного саперного батальона обезвредил 15 противопехотных и противотанковых мин, проделал проход в минном поле.

В дни напряженных и кровопролитных боев за станицу Молдаванскую штаб дивизии работал также напряженно.

Работники штаба с воспаленными глазами сидели над картами, нанося обстановку, которая менялась несколько раз в день, организовывали связь с полками и взаимодействие между ними.

Начальник строевой части гвардии капитан Степанов к исходу каждого дня с трудом устанавливал численность личного состава в частях.

В этих боях погибли офицеры управления дивизии — агитатор политического отдела майор Серенко и начальник артиллерии дивизии майор Герасимов.

В этой обстановке очень ответственной была работа тыла. Хозяйственные работники, возглавляемые заместителем командира дивизии по тылу гвардии майором Белоцерков-ским, не знали отдыха ни днем, ни ночью.

Медицинские работники, возглавляемые начальником медицинской службы дивизии майором медицинской службы Даниловым, на передовой, на полковых медицинских пунктах и в медсанбате боролись за жизнь людей.

Отважно действовали в бою разведчики дивизионной разведывательной роты. Им всегда большое внимание уделял командир дивизии. Он постоянно интересовался подготовкой разведчиков к выполнению боевых заданий. Перед выполнением этих заданий он обязательно встречался с разведчиками, проверял их готовность, давал советы.

«В какое бы трудное положение вы не попали,— говорил Илья Васильевич,— не забывайте, что вы воины Красной

Армии. Никогда не забывайте о дисциплине, инициативе, товарищеской взаимопомощи и дружбе, всегда, помните о главном— о выполнении боевой задачи».

В ночь на 26 июля разведчики дивизионной разведроты гвардии старший сержант Царьков и гвардии рядовой Милютин проникли в тыл противника.

Обнаружив вражеский дзот, разведчики уничтожили почти всех находившихся в нем фашистов, захватили их документы, оружие и одного солдата.

Командир дивизии за успешное выполнение боевой задачи наградил разведчиков орденом Красной Звезды.

Среди документов, доставленных разведчиками в штаб дивизии, была немецкая газета, в которой был помещен приказ командующего 17-й немецкой армии генерал-полковника Руоффа.

В нем говорилось: «... Нам ясно, что здесь нет пути назад. Перед нами — победа, позади нас — смерть. Мы останемся здесь до тех пор, пока фюрер приказывает нам сражаться на этом участке гигантской мировой борьбы. Кто попытается уклониться от выполнения поставленной задачи, кто оставит указанную ему позицию, кто согрешит против боеспособности армии, тот подлежит смертной казни... »

Это была та самая фашистская армия, с которой нашим воинам пришлось воевать у стен Северного Кавказа. Летом 1943 года она стала снова мощной ударной группировкой в боях с нашими войсками на Кубани, при прорыве «Голубой линии» обороны. В ее составе было 17 пехотных дивизий, 4 отдельных полка и 7 отдельных команд.

Отважно воевал разведчик Сергей Иванович Царьков. За мужество и личную храбрость за период боевых действий дивизии на Кубани, реке Молочной и Днепре он был награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды и четырьмя медалями «За отвагу».

В развернувшихся многодневных боях на Кубани гвардейцы дивизии оттачивали свое боевое мастерство, беспощадно истребляли гитлеровцев. Развернулось снайперское движение. Снайперы— участники обороны Кавказа — передавали свой опыт другим воинам. Появились целые снайперские стрелковые отделения, пулеметные и артиллерийские расчеты.

Снайпер Магомед Ахмедов на переднем крае обучал товарищей по оружию искусству меткого выстрела. На его счету было 69 гитлеровцев, у Федора Цымбалюка — 68, Николая Федюка — 45, Григория Чуклая — 32. Чем, как не героизмом, можно объяснить поступок гвардии рядового Муртазалиева, легшего на колючую проволоку заграждений и тем самым давшего возможность товарищам пройти по своему телу вперед?

* * *

Тем временем бои на «Голубой линии» продолжались: день и ночь в медсанбат поступали раненые. Но ничто не могло сломить нашего солдата, он упорно шел вперед.

К 4 августа части 97-й и 98-й пехотных дивизий, потеряв до 60% личного состава, ежедневно пытаясь контратаковать части 109-й стрелковой дивизии, не смогли восстановить прежнее положение и прекратили атаки. Противоборствующие стороны временно перешли к обороне. Советское командование начало готовить новое наступление по полному прорыву «Голубой линии». Подготовка наступления должна была закончиться к 7 сентября.

Начало наступления 56-й армии зависело от хода операции на новороссийском направлении.

Войска армии должны были частными операциями отвлечь внимание противника от готовящегося удара по Новороссийску.

В первых числах сентября 1943 года, когда «Голубая линия» была взломана и войска Северо-Кавказского фронта приступили к ликвидации Таманской группировки противника, 10-й гвардейский стрелковый корпус и вместе с ним 109-я гвардейская стрелковая дивизия были сняты с фронта и выведены из состава 56-й армии.

Личный состав дивизии передавал другим частям позиции, завоеванные у врага в кровопролитных боях. Многих товарищей не досчитались они в своих рядах: одни выбыли по ранению в тыловые госпитали, другие — сложили свои головы на Кубанской земле. В районе Молдаванской погиб командир 309-го гвардейского стрелкового полка гвардии полковник В. Багиров.

Дивизия сосредоточилась в районе станицы Ангелинской. Здесь дивизия получила новую задачу.

Закончился самый тяжелый и продолжительный этап в боевом пути 109-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии — битве за Кавказ.

Участвуя в битве за Кавказ, воины 6-й и 9-й гвардейских

стрелковых бригад, а затем — 109-й гвардейской дивизии внесли свой значительный вклад в победу Красной Армии.

В этой битве потерпели полный крах надежды гитлеровского командования пробиться в Закавказье.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.