.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.

109-я Стрелковая, а попросту пехотная. - Переход через степи Монголии. Преодоление горного хребта Большого Хингана. Капитуляция Японии

* * *

Переход через степи Монголии. Преодоление горного хребта Большого Хингана. Капитуляция Японии

3 июня 1945 года, сосредоточившись на станции Спранчице на юго-восточных окраинах Праги, дивизия в составе 18-го гвардейского стрелкового корпуса 53-й армии грузится в 16 военных эшелонов и выезжает из Чехословакии. Дивизия двигалась по железной дороге через Варшаву, Минск, Москву и в пути получила задачу: сосредоточиться в районе города Чойбалсан (Монгольская Народная Республика). Этот длительный переезд по железной дороге был совершен за 40 суток. В пути следования в эшелонах поддерживалась строжайшая дисциплина. Гвардейцы понимали, что для них война еще не закончилась и едут они завершать вторую мировую войну на Дальнем Востоке.

До самой Москвы на вагонах красовались лозунги «Встречай нас, Родина! Мы победили!» Жители городов и сел радушно встречали своих славных защитников. Почти на каждой станции, где останавливались эшелоны, состоялись короткие митинги, на которых выступали воины дивизии, рассказывая о боевом пути части, подвигах однополчан.

От Москвы эшелоны двигались на восток очень быстро, остановки были короткими и в основном ночью. Впереди было ответственное задание, надо было разгромить империалистическую Японию, с которой у России были старые счеты. Надо было выполнить свой интернациональный долг перед народом Китая.

Позади у дивизии был славный боевой путь, впереди были новые боевые задачи. В ее составе были опытные, закаленные в боях воины, готовые выполнить новые боевые задачи. Империалистическая Япония — союзница Германии, захватив значительную территорию на азиатском материке, продолжала войну с США.

Победоносное завершение Великой Отечественной войны создало необходимые условия для выполнения союзнического долга и нанесения удара по последнему агрессору с целью быстрейшего окончания второй мировой войны, ради установления мира, которого ждало все человечество.

* * *

Интересы безопасности СССР, а также всех народов Восточной и Юго-Восточной Азии настоятельно требовали, чтобы СССР в определенный момент вступил в войну на Дальнем Востоке. В этом были заинтересованы также США и Великобритания, правительства которых отлично понимали, что исход войны на Тихом океане зависел от разгрома японских армий на азиатском континенте.

Правительство США не раз обращалось к СССР с запросом о сроках вступления его в войну против Японии. Окончательное решение о вступлении СССР в войну с Японией было принято на Крымской конференции в феврале 1945 года.

11 февраля И. В. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль подписали секретное соглашение, предусматривавшее вступление СССР в войну на Дальнем Востоке через два — три месяца после капитуляции Германии.

Это еще раз было подтверждено на Потсдамской конференции. Советские войска должны были находиться в полной готовности к 8 августа 1945 года.

* * *

Советским Вооруженным Силам предстояло вести боевые действия главным образом на территории Северо-Восточного Китая (Маньчжурии).

Японские милитаристы превратили этот район Китая в военно-экономическую базу и стратегический плацдарм для развертывания агрессии на континенте. К началу августа 1945 г. Квантунская армия была значительной по своему составу.

В ее состав входили: 31 пехотная дивизия, 9 пехотных бригад, 2 танковые бригады и 2 авиационные армии. К 9 августа, дню объявления СССР о вступлении в войну с Японией, в ней насчитывалось 443 тысячи человек, 1155 танков и самоходных орудий, до 1800 самолетов.

* * *

Ставка Верховного Главнокомандования начала подготовку к войне с Японией сразу после Крымской конференции. К началу боевых действий на Дальнем Востоке были развернуты три фронта — Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные. Для более быстрого разгрома Квантунской армии Ставка Верховного Главнокомандования перебросила на Дальний Восток часть сил, освободившихся на западе. В состав Забайкальского фронта (командующий фронтом — Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я.) из района Праги была направлена и 53-я общевойсковая армия, в составе которой была и 109-я дивизия.

* * *

16 июля части дивизии, полностью выгрузившись из эшелонов, сосредоточились в районе города Чойбалсан.

Несколько дней дивизия приводит себя в порядок, занимается боевой подготовкой. В эти дни проводились циклы мероприятий воспитательного характера. Личному составу дивизии разъяснялись причины вступления в войну с Японией, акцентировалось внимание на поведение наших войск на территории Монгольской Народной Республики. Для личного состава читались лекции, доклады на темы: «О политическом и экономическом положении Японии», «Справедливая война китайского народа за свою независимость», «Вооруженные силы Японии — оплот реакции на Дальнем Востоке». Агитаторы рассказывали сослуживцам о зверствах японских самураев над населением Приморья в годы гражданской войны. В беседах и лекциях рассказывалось об агрессивных намерениях Японии по отношению к Китаю, Корее и Советскому Союзу. В эти дни большое внимание уделялось материально-техническому обеспечению частей и подразделений, оказывалась помощь в работе тылов. Вся деятельность руководящего состава дивизии и полков направлялась на то, чтобы подготовить личный состав к боевым действиям по разгрому Квантунской армии на территории Маньчжурии.

* * *

Решение Советского правительства о вступлении в войну с Японией личный состав дивизии встретил с исключительным подъемом. В полках состоялись митинги. Выступавшие на них воины заверяли командование дивизии в том, что с честью выполнят боевую задачу по разгрому Квантунской армии Японии. Так, старшина роты связи 306-го полка гвардии старшина Керзов, кавалер четырех орденов, заявил на митинге:

«Родина-мать может положиться на нас. Мы победили армию фашистской Германии, сокрушим теперь и армию империалистической Японии».

«Мне 47 лет,— сказал гвардии старшина Лозовой на митинге в 309-м стрелковом полку,— но я не отстану от молодых в пути, а в бою буду сражаться, как подобает гвардейцу».

Свое выступление на митинге гвардии капитан Власенко закончил словами своего стихотворения:

Играй, гармонь, походный марш Теперь уж — на Восток! Копай, солдат, опять блиндаж, Час битвы недалек. Наводчик — боя властелин, Тяни смелей за шнур, Родной очистим Сахалин И крепость Порт-Артур!

Из района Чойбалсана до районов завертывания войска совершали переходы на 100 и более километров. Особенно трудны были марши на территории Монголии, где переходы достигали более 1000 километров. Начала марш и 109-я стрелковая дивизия. Она получила задачу форсированным маршем пройти через территорию Монголии, преодолеть горный хребет Большого Хингана и выйти глубоко в тыл

Квантунской армии в районе города Тунляо. Дивизия в составе 53-й армии составляла второй эшелон Забайкальского фронта.

Трудности перехода через безводные, раскаленные солнцем пустыни Гоби и преодоление горного хребта Большого Хингана, не имеющего проторенных дорог, можно объяснить тем, что японское командование считало этот путь для передвижения войск невозможным. Оно не ожидало появления советских войск с этого направления.

Но что считало невозможным японское командование, то стало возможным, выполнимым для русского солдата.

Этот героический переход начался 20-го июля 1945 года. Неласково встретила воинов мертвая, раскаленная пустыня. С каждым днем все глубже и глубже вторгались гвардейцы в безлюдное, унылое пространство монгольской безводной степи. Она удивила людей своей бескрайностью, казалось, ей не было конца. Ни деревца, ни травинки, кругом раскаленный песок, а над головой нещадно палящее солнце. Ночью же температура была минусовой.

Части дивизии растянулись длинной вереницей. Был установлен строжайший питьевой режим. Боеприпасы и вооружение транспортировались на конских вьюках, на верблюдах.

12 дней твердо шагали гвардейцы, глубоко утопая в песке. Постепенно люди стали уставать, падать. Но они снова поднимались и шли на штурм мертвой пустыни.

В последние дни преодоления пустыни Гоби, когда на горизонте стали вырисовываться предгорья Большого Хингана, когда люди, казалось, совсем выбились из сил, командир дивизии приказал развернуть в частях боевые знамена. В головных колоннах каждого полка взвивались алые полотнища. Прославленные боевые знамена звали гвардейцев вперед. По колоннам пошла гулять песня. И словно какая-то живительная струя пронеслась по рядам, запала в душу солдата. Колонны подтянулись, тверже стал шаг. Отошел в сторону страх перед мертвой пустыней, теперь воины были не одни, с ними была частица их Родины — алое знамя.

Так, с развернутыми знаменами, шли гвардейцы на штурм пустыни Гоби и Большого Хингана.

В этом трудном переходе вместе с воинами дивизии находились солдаты дружественной Монголии. Они готовились драться с самураями плечом к плечу с гвардейцами.

В дни этого героического перехода дивизионная газета «Боевое Знамя» помещала на своих страницах большой содержательный материал о мужестве воинов. Ответственный редактор газеты гвардии майор Ефимов В. И. часто бывал в колоннах полков, видел ратные дела гвардейцев и правдиво их отражал в печатном слове.

Газета выступала с советами о том, как успешнее выполнить боевую задачу. На ее страницах активно выступали военкоры. Вот одно из произведений активного военкора гвардии старшего лейтенанта Тельканова:

СТЕПЬ

Бескрайняя степь, ни куста, ни воды. В степи опаленной — японцев следы. Которые сутки по следу идем, Воюя то с солнцем, то с комарьем.

Пусть жажда, как пламя, гортань опалит, Пусть горькою пылью дорога пылит. Мы выдержим, братцы, и этот поход, Настигнем врага у Хинганских высот.

Монгольская степь, ни воды, ни куста. Пехота под вечер лежит у костра. Привычное дело — солдатская жизнь. Товарищ, из фляжки глотком поделись.

В этом походе личный состав дивизии проявил исключительную выдержку и выносливость, личный пример в преодолении трудностей показывали многие командиры частей и подразделений.

Своей заботой о воинах, своим личным примером в походе особенно отличились командир 2-го стрелкового батальона 312-го полка гвардии капитан Миленишвили, командиры рот 309-го полка гвардии лейтенанты Холодков, Матвеев, командир 76-мм батареи гвардии капитан Федоров.

Подразделения, которыми они командовали, закончили переход без единого отставшего.

Большую выносливость и выдержку показал в походе гвардии лейтенант Степин. Одному воину он давал совет, как подогнать снаряжение, другого — развеселит шуткой, а всем вместе — непременно сообщит последние известия. При этом он обязательно добавлял, что разгром Квантунской армии во многом зависит от успешных действий воинов дивизии.

* * *

В походе прошло несколько суток. Позади остались степи Монголии. И вот перед воинами встал горный хребет Большого Хингана. Его ширина составляла 300 километров. Некоторые его вершины достигали 2 тысяч метров. В горах Большого Хингана протекает множество рек, речек и ручьев, которые наряду с горными перевалами являлись серьезными препятствиями на пути движения войск.

В трудных условиях оказалась ударная группировка Забайкальского фронта, которой предстояло преодолеть Большой Хинган — эту гигантскую горную преграду. Войска наступали по бездорожью. Дожди ухудшили проходимость местности. В горах было много крутых подъемов и спусков.

Технику, материальную часть солдаты тянули на себе. Жара изматывала людей. И, несмотря на это, личный состав дивизии метр за метром поднимался все выше и выше.

Веками считалось, что Большой Хинган недоступен для массовых соединений войск. Японцы думали, что здесь могут пройти лишь мелкие пехотные подразделения и никак не предполагали, что войска пройдут по этим горам всей своей массой: с танками, артиллерией, минометами. Советские воины своим героизмом и мастерством опрокинули это мнение.

Приближалась наивысшая точка перевала, и она была взята силой, энергией воинов, умелым руководством командиров. Командир дивизии гвардии полковник Балдынов И. В. преодолел со своими подчиненными немало препятствий. И теперь он уверенно вел их через Большой Хинган. Медленно, по два-три километра в час двигались полки на перевалах. Движение давалось с большим напряжением сил и воли. Камень, покрытый сплошной пеленой тумана, отсутствие растительности — вот что увидели на вершине Хингана гвардейцы: дивизии. И вот Большой Хинган взят!

Небольшие гарнизоны японцев, прикрывавшие подступы к Маньчжурии, не выдерживали натиска частей дивизии. Бросая оружие, японские солдаты оставляли боевые позиции. Пленные говорили, что они никогда не ожидали, что русские появятся именно здесь, что преодоление Хингана в этом месте — это подлинное чудо.

Дивизия вышла в глубь Маньчжурии. 23 августа части дивизии вступили в китайский город Кайлу. Перед воинами открылась страна трагической нищеты, беспредельного горя. В городе не было больниц, продовольствия. Население города встретило воинов дивизии с искренней радостью.

Продолжая продвигаться в глубь Маньчжурии, дивизия 27 августа форсировала в составе 18-го стрелкового корпуса реку Ляохэ и 28 августа вышла в район города Тунляо, оказавшись в тылу противника.

Героический 1500-километровый переход воинов 109-й гвардейской дивизии через монгольские степи и горный хребет Большого Хингана успешно закончился.

Появление советских войск в этом районе также было полной неожиданностью для японцев.

Вот один из примеров растерянности самураев при встрече с группой воинов дивизии.

Эта группа, под командованием гвардии лейтенанта Мельникова, двигалась впереди своей части, разведывая путь по неизвестным тропам. Ночью командир группы выслал в разведку гвардии сержантов Внукова и Малькова, которые обнаружили на пути движения группу людей. Подобравшись к ним, воины насчитали полсотни японцев. Отходить было поздно. Тогда гвардейцы приняли смелое решение, начали в упор расстреливать японцев и забрасывать их гранатами. Переполох среди самураев был полным. Пятерых ошеломленных нападением японцев воины дивизии взяли в плен, остальные, оставшиеся в живых, спаслись бегством.

Появление советских войск в тылу японской армии в значительной степени способствовало и ускорило капитуляцию Квантунской армии.

Советские Вооруженные Силы на Дальнем Востоке в 1945 году вписали новую страницу в славную летопись своих побед. Военные действия на театре продолжались недолго, но по своему размаху, мастерству их осуществления, по достигнутым результатам они относятся к числу наиболее выдающихся в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром Квантунской армии — образец подлинно молниеносного удара, осуществленного Советскими Вооруженными Силами. 2 сентября 1945 года был подписан Акт о капитуляции Японии, который с советской стороны подписал генерал-лейтенант К. Н. Деревянко.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 372 от 23 августа за отличные боевые действия в боях с японцами на Дальнем Востоке личному составу дивизии была объявлена последняя, 15-я благодарность за время войны. В соответствии с этим приказом дивизия, как наиболее отличившаяся в боях на Дальнем Востоке, была представлена к присвоению наименования «Хинганская». Это наименование было позднее присвоено приказом Верховного Главнокомандующего № 0162 от 20 сентября 1945 года. С этого времени она стала называться: 109-я гвардейская Бериславско-Хин-ганская дважды Краснознаменная, ордена Суворова II степени стрелковая дивизия. Это была достойная награда гвардейцев за их мужество и боевое мастерство.

* * *

Находясь в районе города Тунляо, дивизия получила приказ Верховного Главнокомандующего № 373 от 3 сентября 1945 года, известившего о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил и победоносном завершении войны на Дальнем Востоке.

В городе Тунляо, где сосредоточилась дивизия, были подведены итоги перехода. Высокими наградами были награждены сотни солдат, сержантов и офицеров. Командир дивизии наградил водителей гвардии рядовых Назарова, Железняка, Парфенова и многих других. Они проехали на своих автомобилях по 10 тысяч километров, совершая рейсы и днем и ночью, доставляя воинам с дальних армейских баз продовольствие и боеприпасы. Высоких наград были удостоены слесари авторемонтной мастерской гвардии рядовые Омельчук, Ковтун, Кочетков, которые своей умелой работой обеспечивали во время марша быстрый и качественный ремонт автомашин. За умелую организацию 1500-километрового марша через безводные степи и хребет Большой Хинган в Маньчжурии, в результате чего дивизия вышла точно в срок в заданное место и нанесла удар по противнику, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года гвардии полковнику Балдынову Илье Васильевичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Позднее Постановлением Совета Министров СССР ему было присвоено воинское звание «генерал-майор». 6354 воина были удостоены медали «За победу над Японией».

Гвардии генерал-майор Балдынов И. В. после войны окончил Военную академию Генерального штаба.

До 1955 года он — старший преподаватель Военной академии имени М. В. Фрунзе.

Илья Васильевич Балдынов был почетным гражданином Одессы, Берислава, Будапешта, награжден 2 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденами Кутузова II степени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, многими медалями. Умер Илья Васильевич 22 сентября 1980 года. Похоронен в г. Улан-Удэ.

* * *

В октябре месяце дивизия совершает вторичный марш из района Тунляо в Чойбалсан. 25 октября грузится в эшелоны и 1 ноября сосредоточивается на станции Мальта Иркутской области на постоянное место дислокации. В составе 18-го гвардейского корпуса она входит в состав Восточно-Сибирского военного округа.

До 1 января 1946 года дивизия производила устройство района расположения частей. Здесь было проведено первое увольнение в запас военнослужащих старших возрастов. Отсюда уезжала и часть офицеров.

Трогательным было расставание боевых товарищей, прощание с боевыми знаменами, под которыми части дивизии прошли героический путь от Кубани до Хингана. Позади у гвардейцев остались славные боевые дела, бессонные ночи и тревожные дни, горечь неудач и потери в боях своих товарищей, радость побед...

Все это было пережито вместе, одной боевой семьей и осталось в памяти навсегда.

Перед дивизией встали новые задачи, началась мирная жизнь и боевая учеба.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика 109-я Стрелковая, а попросту пехотная.