.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика В Сибири рожденное

В Сибири рожденное - Школа красных командиров

Школа красных командиров

...Необходимо целый ряд краткосрочных командных курсов превратить в нормальные школы с достаточными сроками обучения для того, чтобы дать доблестной Красной Армии вполне подготовленных руководителей.

Постановление Совета Труда и Обороны, 1921, 19 января. «Военное Знамя», 1921, № 4, с. 2.

Закончилась победой гражданская война. Разоренная и уставшая до предела, обессиленная эпидемиями и голодом молодая Республика Советов получила, наконец, возможность приступить к мирному социалистическому строительству.

Первый натиск международного империализма был отбит. Но основатель социалистического государства В. И. Ленин призывал Коммунистическую партию и трудовой народ не обольщаться победами, не успокаиваться. Он неоднократно указывал, что империалисты еще не раз попытаются повторить нападение на нашу страну.

Выполняя указания вождя, партия проводит огромную работу по укреплению Вооруженных Сил республики. Сокращается численность армии, но улучшается ее качественный состав, увеличивается партийная прослойка. Начиная с 1924 года, партия проводит ряд мероприятий, которые легли в основу военной реформы и значительно укрепили мощь Красной Армии.

Новые задачи поставлены перед военно-учебными заведениями РККА. Они должны теперь готовить не только грамотных в военном отношении командиров, специалистов своего дела. Командирам, как политическим воспитателям подчиненных, требовались широкая общеобразовательная подготовка, глубокие знания по общественно-политическим дисциплинам. Командные курсы повсеместно реорганизуются в нормальные военные школы с трех четырехгодичными сроками обучения.

Реорганизация коснулась и 2-х Сибирских пехотных курсов. Приказом Реввоенсовета Республики от 5 февраля 1921 года они были преобразованы в 25-ю Томскую пехотную школу командного состава РККА, срок учебы в которой определен в три года *. (* - ЦАМО СССР, ф. 16, оп. 3, д. 42, л. 14.)

Пехотная школа, как и курсы, состояла из трех пехотных рот и пулеметной команды и была рассчитана на обучение 500 курсантов. Почти прежним остался аппарат управления школы и преподавательский состав. Новым было — разделение курсантов на три класса: старший, младший и подготовительный. Каждый класс соответствовал году обучения. Курсанты первого года обучения находились в подготовительном классе, второго — в младшем, третьего — в старшем, выпускном. Такое разделение осуществлялось в масштабе роты. Первый взвод состоял из курсантов старшего класса, второй — среднего, третий — младшего. Такая организация имела ряд преимуществ. Например, командир роты мог использовать курсантов старших классов для работы в младших — исполнять обязанности командиров отделений, взводов, проводить занятия по стрелковому делу, строевой, физической подготовке. Наличие в роте курсантов всех трех годов обучения было целесообразным также и при проведении боевого расчета роты. Оно позволяло создать из роты вполне боеспособное подразделение. Нельзя забывать, что школа являлась боевой частью Вооруженных Сил республики.

По своему правовому положению курсанты подготовительного и младшего классов приравнивались к красноармейцам, курсанты старшего класса — к командирам отделений.

В первые годы после создания школы возникли трудности с комплектованием ее курсантами. Грамотность поступавшей в школу молодежи по-прежнему оставалась чрезвычайно низкой. В июле 1922 года, например, из 501 курсанта только один имел образование в объеме гимназии. 382 курсанта окончили 2—4 класса сельской или городской школы, а 118 человек имели так называемое «домашнее» образование. Это было не то домашнее образование, которое получали в свое время сынки дворян и купцов через гувернеров и специально нанятых репетиторов. Молодые рабочие и крестьяне первые шаги в науку делали в кружках и школах по ликвидации неграмотности. Чаще всего их образование состояло в том, что они умели с трудом читать, писать печатными буквами да знали два правила арифметики — сложение и вычитание.

Один из воспитанников школы того времени, подполковник в отставке И. И. Руднев, вспоминал о своей учебе: «В детстве мне пришлось проучиться лишь полтора года. Затем, как и у многих, начались трудовые университеты — с кнутом за скотом, да в шахтах Донбасса по 12 часов в сутки на четвереньках таскал за собой корыто с углем. Вот и вся наука»*. (* - Родное училище, Омск, 1960, с. 16.)

В ходе преобразования курсов в школы всех курсантов, оставшихся после августовского выпуска и вновь принятых в 1921 году, командование школы разделило на 18 классов. Курсанты, имевшие опыт командирской работы и относительно высокий общеобразовательный уровень, готовились к выпуску в 1922 году. Таких оказалось очень мало — удалось подобрать около 40 человек, которые и составили два старших класса. Немногим более набралось и кандидатов на выпуск в 1923 году. Из них были созданы два младших класса. Основной массе курсантов пришлось начинать учебу заново.

Строгого разграничения между классами в течение первых двух лет занятий не было. В зависимости от способностей курсант переводился из подготовительного в младший, из младшего в старший класс. Точно так же и слабо успевающие курсанты часто переводились из старшего класса в младший или же оставались на второй год.

Первый же учебный год поставил перед пехотной школой ряд серьезных и трудных задач. В 1921 году на страну обрушился голод, особенно тяжело поразивший районы Поволжья. Снова республика переживала исключительно сложное время, костлявая рука голода пыталась свести на нет завоевания Октября. И снова Коммунистическая партия мобилизует народ на борьбу с нависшей опасностью, принимает все меры к тому, чтобы пережить, выдержать и это испытание.

В стране проводится строжайший режим экономии, организуется сбор средств для оказания помощи голодающим. Приказом Реввоенсовета республики отпуск хлеба по фронтовой норме, которую получали курсанты, снижен с 800 до 660 граммов в день. Снижены нормы отпуска и других видов продовольствия — крупы, мяса, жиров, овощей. Но и урезанные нормы курсанты в полном объеме получали редко. Например, с 1 октября 1921 года им выдавался только один фунт хлеба в день (400 г), мяса — 50% нормы, с заменой остального рыбой. Крупа заменялась картофелем. Табак и мыло курсантам не выдавались совсем.

Не случайно политотдел Сибирского Управления военно-учебных заведений в ноябре 1921 года доносил: «По Сибувузу за отчетный период пришлось сдерживать стихийные порывы со стороны вузов к постановке платных спектаклей с танцами на предмет улучшения сплошь и рядом действительно тяжелого материального положения»*. (* - ЦАМО СССР, ф. 62, oп. 1, д. 161, л. 14.)

И все же школа в отношении питания выглядела относительно лучше других военно-учебных заведений Сибири, в чем большая заслуга принадлежит начальнику курсов М. И. Шпилеву и военкому М. Ф. Вовржанкевичу. Это по их инициативе при курсах весной 1921 года было создано небольшое подсобное хозяйство — обыкновенный огород. Выращенные на нем овощи шли на улучшение питания курсантов и в какой-то мере облегчали их положение.

В августе 1921 года М. И. Шпилев назначается начальником Высшей военной школы Сибири. Начальником и политическим комиссаром 25-й Томской пехотной школы становится Борис Сергеевич Еленевский.

Кадровый офицер старой царской армии, он в декабре 1918 года вступил в ряды Красной Армии и с этого времени навсегда связал свою жизнь с молодой социалистической республикой. В 1919 году вступает в ряды РКП(б). Опытный педагог, умелый воспитатель, человек с большим организаторским талантом, он в труднейших условиях послевоенной разрухи, отсутствия простейших средств, необходимых для организации учебного процесса, сумел вывести школу в число лучших не только в Сибири, но и среди всех пехотных школ РККА.

Он смело ставил курсовыми командирами воспитанников школы, выдвигал их на должности командиров рот. По его ходатайству один из первых выпускников П. П. Богайчук стал командиром батальона курсантов, одновременно являясь заместителем начальника школы по строевой части. Еленевский лично вел занятия с курсантами по стрелковому делу — явление довольно редкое для тех времен. Да и выбор предмета не случаен — разнокалиберность, многосистемность стрелкового оружия очень затрудняли ведение этой дисциплины.

Подтянутый, корректный, с безукоризненной строевой выправкой, начвоенком школы был образцом для командиров, преподавателей и курсантов.

Ни голод, ни холод, ни отсутствие самого необходимого для нормальной жизни и учебы не сломили воли курсантов. Школа продолжала жить, работать, вести подготовку красных командиров. В этих неимоверно трудных условиях, голодая сами, курсанты оказывали помощь тем, кто находился в еще более бедственном положении. В августе 1921 года общее собрание личного состава школы решило в течение полумесяца отчислять в фонд помощи голодающим по 1/2 фунта хлеба в день, а сахар и денежное содержание — за месяц. В дальнейшем курсанты ежемесячно отдавали из своего пайка 5 фунтов хлеба, 10 золотников сахара и 5 процентов денежного содержания.

В декабре 1921 года школа создала приют для детей, прибывших из губерний, пораженных голодом. 15 малышей кормили курсанты за счет все того же, урезанного пайка. Пятнадцать человеческих жизней навсегда остались благодарны им за спасение от голодной смерти. 

Не отставали от томичей и курсанты 24-й Омской пехотной школы, образованной на базе 1-х Сибирских курсов. Здесь также был создан детский дом, который снабжался за счет отчислений от курсантского пайка. Школа за период с 1 января по 1 мая 1922 года собрала в пользу голодающих около 6 миллионов рублей, 119 пудов хлеба и муки, 18 пудов крупы, 25 пудов мяса, 4 пуда сахара, 1 пуд масла, 5 пудов сала.

С началом регулярных занятий по новой программе пехотной школы изменился режим рабочего дня курсантов. Количество плановых занятий уменьшено до 7 часов: 5 часов классных или полевых занятий и 2 часа строевых занятий. После ужина один час отводился на самостоятельную подготовку к занятиям.

Значительную часть учебного времени занимало изучение военных предметов. Стержневой дисциплиной среди них была тактическая подготовка. Занятия по всем остальным предметам проводились в тесной связи с ней. Чтобы приучить курсантов к действиям в условиях темноты, к эффектам ночного боя, развить слух, научить ориентироваться ночью, вводилась в качестве самостоятельного предмета ночная подготовка. Отводилось время для обучения действиям бойца с гранатой во всех видах боя.

Трехлетний срок обучения позволил увеличить время на изучение общеобразовательных предметов. В младшем классе им отводилось больше половины учебных часов. Много ими занимались курсанты среднего и старшего классов.

Изменилась система преподавания общественно- политических дисциплин. Основным предметом общественного цикла была политграмота. Она состояла из 36 бесед, раскрывавших курсантам три основные группы вопросов: капитализм и социализм, империализм и социалистическая революция, Октябрьская революция и Советская власть.

С 1924 года вместо курса политграмоты введены курсы исторического материализма, истории социализма, политической экономии, методики политработы.

Плановые занятия по общественным дисциплинам существенно дополнялись внеклассной работой, в связи с чем значительно возросла роль клуба. Он оказывал серьезное влияние на все стороны жизни курсантов. Наряду с кружками, продолжавшими свою работу со времени формирования курсов — театральным, музыкальным и другими,— возникли новые, которые поднимали общий культурный уровень курсантов, расширяли их кругозор.

Значительное внимание в кружковой работе уделялось вопросам теории марксизма-ленинизма, повышению идейно-политической закалки курсантов. Создавались кружки по изучению коммунистического общества и рабочего движения, истории социализма, военной истории, истории гражданских войн и крестьянских восстаний. На собеседованиях, диспутах, в жестких спорах, возникавших во время занятий, курсанты не только постигали великое учение марксизма-ленинизма. Они учились защищать его от попыток извращений, учились отличать всевозможные оттенки правых и левых уклонов от революционной линии. Они становились идейными бойцами за социализм и коммунизм. Это помогло им правильно ориентироваться в той борьбе, которую партии пришлось вести в последующем против различного рода оппозиционеров, пытавшихся свернуть ее с правильного пути.

Прекрасным агитатором и пропагандистом, борцом за социалистическую революцию являлась клубная сцена. В период, когда кино еще делало свои первые шаги и не шло дальше показа своих и заграничных боевиков, когда радио находилось в стадии зарождения, телевидение существовало лишь в головах наиболее смелых писателей-фантастов, а пехотная школа получала всего лишь 57 экземпляров местных и центральных газет и 6 журналов, хотя в 4 раза и больше, чем в 1920 году, но все же слишком мало, чтобы охватить весь личный состав, клубная сцена превращалась в массовую трибуну, с которой средствами искусства велась борьба за умы и сердца молодежи.

Осенью 1921 года драматический кружок пехотной школы поставил пьесу «Сытые и голодные», написанную руководителем литературного и драматического кружков школы Федоровым на самую злободневную тему — тему голода. Это было страстное и гневное обличение мещанства, обывательщины, горячий призыв оказать помощь голодающим. Тема, выстраданная курсантами, близкая им по содержанию, зажгла, воодушевила самодеятельных артистов. Пьеса пользовалась огромным успехом не только среди курсантов, но и в городе, на предприятиях. С ней драм-кружковцы выезжали в ближайшие села и деревни Томской губернии.

Широко использовались и другие виды сценической работы. Только за ноябрь 1921 года силами кружковцев поставлено три спектакля, один концерт, две инсценировки, проведены две устные газеты. Кружковая работа приняла в школе поистине массовый характер. Из 404 курсантов школы 356 принимали участие в работе тех или иных кружков.

В январе 1922 года во время проверки Главным Управлением военно-учебных заведений школе была дана высокая оценка. Отмечалось, что по сравнению с другими военно-учебными заведениями Сибири школа выглядела значительно лучше как в материально-бытовом отношении, так и по организации учебного процесса.

Меньше чем за полгода работы созданы специальные классы по физике, географии, фортификации, топографии, оборудован гимнастический зал. Большое впечатление на инспектирующих произвел четкий внутренний порядок, чистота помещений, строевая выправка курсантов, их высокая дисциплинированность, боевой революционный дух, горячее желание учиться. Инспекция отметила, что школа имеет все данные, чтобы считаться образцовым военно-учебным заведением в Сибири.

Воодушевленные первым положительным отзывом, курсанты и командно-преподавательский состав продолжали бороться за высокие показатели в учебе, за совершенствование учебного процесса.

Постепенно улучшалось материальное положение. В рационе исчезла сушеная рыба — постоянный спутник голодных лет. Наконец-то курсанты стали получать полную норму довольствия. Некоторые сдвиги наметились в обеспечении обмундированием. Появились новые учебные пособия, книги, наставления, учебники. Своими силами и средствами оборудовано еще несколько классов — по политработе, тактике, русскому языку, географии и математике.

Произошло частичное обновление преподавательского состава. К началу 1922 года в школе продолжали работать в качестве преподавателей 15 старых военных специалистов. Кое-кто из них враждебно относился к Советской власти, не пользовался авторитетом у курсантов. В период 1922—1923 годов такие преподаватели были уволены. Их место заняли выпускники военно-педагогических школ, командиры из рабочих и крестьян. Классовая база и партийная прослойка среди командно-преподавательского состава значительно окрепли.

1923 год положил начало серьезным поискам новых путей улучшения методики преподавательской работы. В период формирования школы, когда главная забота командиров, политработников, преподавателей состояла в поддержании хотя бы минимальных условий для проведения занятий, преподавание велось в основном формами и методами, сложившимися в военной школе старой царской армии, несколько обновленными и улучшенными. В значительной же мере они основывались на заучивании, зубрежке отдельных положений, на большом объеме лекционных занятий и почти полным отсутствием самостоятельной работы курсантов над изучаемым материалом.

Такое положение не могло удовлетворять ни курсантов, ни передовую часть преподавателей. В поисках новой методики обучения возник и широко распространился метод занятий, получивший название лабораторного. В основу преподавания он ставил самостоятельную работу курсантов, усвоение и углубление знаний на основе постановки ими эксперимента, опыта, проведения лабораторных работ. Допускался принцип добровольности посещения занятий. Совершенно отрицались лекции как одна из форм учебы. Вместо них преподаватели оказывали помощь курсантам в самостоятельном изучении материала. Их задача заключалась также в проведении с курсантами активной беседы.

В поисках новых форм обучения, как это часто бывает, не обошлось без крайностей и ошибок. Новая методика имела серьезные недостатки. Уже в конце 1923 года на заседании педагогического комитета школы отмечалось, что активность курсантов на лабораторных занятиях значительно снизилась. Если в начале года на них присутствовало 126 человек, в середине года — 145, то в конце года посещаемость упала до 9 человек. Педагогическому комитету пришлось установить обязательный минимум знаний по каждому предмету и каждой теме, строго контролировать посещение курсантами лабораторных занятий.

В конце марта 1924 года вопрос о лабораторном методе занятий снова обсуждался на педагогическом комитете. На этот раз его выводы были более категоричны. Комитет прямо указал, что переход на полный лабораторный план является нежелательным, что он не соответствует духу и дисциплине военной школы. Отказ от лекций привел к значительному снижению уровня теоретической подготовки курсантов. Самостоятельная же работа над книгой, при низкой грамотности обучающихся, требовала в 2—3 раза больше времени на подготовку к занятиям, чем его отводилось по плану. Часто учебная часть школы в угоду новому методу была вынуждена сокращать учебную программу. Новый метод приводил к ослаблению у курсантов навыков активно слушать и устно излагать материал. И, наконец, новый метод, основанный на добровольности, разлагающе действовал на дисциплину курсантов. Отдельные из них вместо самостоятельной работы занимались списыванием лабораторных работ у других, перестали посещать занятия. Внесение педагогическим комитетом и предметными комиссиями ряда существенных поправок дало возможность до некоторой степени устранить обнаруженные недостатки.

Появление на вооружении стрелковых подразделений тяжелых и легких пулеметов, как показал опыт первой мировой и гражданской войн, потребовало изменения тактики ведения наступательного и оборонительного боя. Старая линейная тактика, когда рота рассыпалась в цепь, в одну линию, устарела. Появилась новая тактика, получившая название тактики группового боя, или тактики огневой роты.

Отделение в наступление двигалось «змейкой», развертываясь в цепь только в зоне ружейно-пулеметного огня противника. В промежутках между отделениями и взводами действовали огневые группы, вооруженные ручными и станковыми пулеметами.

25-я Томская пехотная школа одной из первых в округе перешла на новую тактику группового боя. В течение зимнего периода обучения 1922/23 учебного года курсанты усиленно изучали боевой порядок, проводилось сколачивание отделений, взводов, рот. Только за период с 1 сентября 1922 года по 1 января 1923 года было проведено 6 полевых выходов — в 2—3 раза больше, чем в других военно-учебных заведениях округа. В июне 1923 года школа впервые выехала на общий лагерный сбор в Ельцовские лагеря около Новониколаевска (ныне Новосибирск), где находились также и территориальные части. В течение шести дней она проводила показные учения по теме: «Наступление стрелковой роты» для командного состава войск округа.

Школа добилась хороших показателей по всем предметам обучения — военным, политическим и общеобразовательным. По военным дисциплинам процент успеваемости находился в пределах 97—98%, причем до 50% курсантов имели оценку «хорошо» (успеваемость курсантов в то время определялась тремя оценками — «хорошо», «удовлетворительно», «неудовлетворительно»). Несколько ниже был уровень оценок по общеобразовательным и общественным дисциплинам. Здесь неуспевающие составляли до 10%.

1923 год ознаменовался радостным событием в жизни школы. Летом 1923 года Председатель ВЦИК М. И. Калинин, совершая поездку по Сибири и узнав, что 25-я Томская пехотная школа является одним из лучших военно-учебных заведений округа, прислал школе следующую телеграмму: «Не имея возможности остановиться в Томске и лично посетить товарищей курсантов, прошу передать мое приветствие 25-й пехотной школе и пожелание, чтобы они оправдали и в дальнейшем тот прекрасный отзыв, который мне дан о ней»*. (* - Архив музея ОВОКДКУ имени М. В. Фрунзе.) Вместе с телеграммой школе был вручен и почетный приз — настольные часы, которые и сейчас бережно хранятся в музее высшего общевойскового училища.

Важное значение в жизни курсантов имела войсковая стажировка, которая впервые стала применяться в 1922/23 учебном году. Возрастание ее роли вызывалось дальнейшим омоложением состава курсантов. В школу с каждым годом приходило все больше молодежи, не служившей в Красной Армии, имевшей слабое представление о жизни и боевой учебе войск. Во время территориальных сборов курсанты направлялись в войска, работая там командирами взводов, отделений, инструкторами по стрелковой, строевой и физической подготовке, они учились проводить занятия с личным составом, участвовать в совместных учениях и маневрах, осваивались с жизнью, бытом и боевой учебой войск. Вместе с тем они оказывали большую помощь командованию территориальных частей в успешном проведении сборов. Командир 35-го стрелкового полка 12-й стрелковой дивизии отметил в январе 1924 года их хорошую теоретическую подготовку, их старание и энергию при обучении переменников (так называли тогда военнослужащих запаса), большую выносливость в походных условиях.

Высокую оценку работе курсантов в качестве командиров взводов и отделений на территориальных сборах дал в октябре 1924 года и Командующий войсками Сибирского военного округа в письме на имя начальника пехотной школы. Он подчеркнул, что курсанты своей работой принесли большую пользу частям. Вместе с тем он предложил командованию школы больше внимания обращать на привитие курсантам инструкторских навыков, в чем войска испытывали острую нужду.

Начальник школы, политаппарат и партийная организация проявляли заботу о повышении физической закалки курсантов, развитии спорта. Физическая культура введена в учебный план. В ходе учебных занятий курсанты отрабатывали приемы рукопашного боя, занимались снарядной гимнастикой. Через систему спортивных кружков, созданных при клубе, широкое распространение получили такие виды спорта, как футбол, волейбол, легкая атлетика, плавание, лыжи. Клуб организовывал соревнования и игры. Появились первые чемпионы и первые рекордсмены, первые спортивные призы. В марте 1922 года в школе были проведены первые соревнования по лыжам, в которых в полной походной форме выступал весь личный состав. Дистанция была небольшой — немногим более трех верст, но сильный встречный ветер и мокрый снег значительно усложняли ее преодоление.

Зимой 1923 года в спортивных состязаниях на первенстве округа команда лыжников пехотной школы заняла первое место в общем зачете. В кроссе на 40 км она победила лыжный взвод соседней части, чемпиона общеармейских лыжных соревнований в Москве на эту дистанцию.

Но особенно большого успеха добились курсанты на окружных соревнованиях по летним видам спорта, проводившихся в конце лагерного периода в Ельцовских лагерях. Взвод курсантов, возглавляемый командиром взвода Бородулиным, одержал победу в главном виде соревнований — марш-броске на 25 км с боевой стрельбой и завоевал основной приз — набор инструментов для духового оркестра. Один из участников этих соревнований Г. И. Чернов, впоследствии Герой Советского Союза, вспоминает: «Марш-бросок проводился по пересеченной местности, по полевым дорогам и был исключительно трудным. Жаркий августовский день, отсутствие ветра, полная выкладка заставляли курсантов до предела мобилизовать свои возможности. Приходилось помогать тем, кто ослабел, брать у них оружие, ранцы — за каждого отставшего насчитывались штрафные очки. Исключительную выносливость показал командир взвода. Обвешанный несколькими ранцами, держа в каждой руке по винтовке, он то шел впереди взвода, то пропускал взвод, подтягивал, подбадривал отставших, и снова бежал вперед, задавая темп марш-броску. Курсанты прибыли на финиш без единого штрафного очка».

1 января 1924 года, в 11 часов дня, команда курсантов-лыжников, возглавляемая командиром взвода 1-й роты Порешниковым, начала многодневный 300- километровый пробег по маршруту Томск — Новосибирск. Это был первый в войсках округа многодневный лыжный переход. Военно-научный отдел штаба СибВО, обобщив его итоги, издал специальную брошюру с рядом практических советов по подготовке лыжников. Командующий войсками округа итоги пробега отразил в циркуляре об организации занятий по лыжной подготовке в частях округа.

Работа школы за 1923 год была отмечена специальным приказом Главного Начальника военно-учебных заведений за № 609 от 28 ноября 1923 года, в котором говорилось: «Ряд инспекций, а также общий и подвижной лагерные сборы показали весьма большие результаты серьезной, планомерной и вдумчивой работы школы. Тактическая подготовка школы, выявившаяся в действиях школы на маневрах, свидетельствует о настойчивой деятельности комсостава, политсостава и преподавателей школы. От лица службы приношу благодарность начальнику и комиссару школы тов. Еленевскому, всему постоянному и переменному ее составу за их добросовестную и плодотворную работу»*. (* - ЦАМО СССР, ф. 25178, oп. 1, д. 2, л. 100.)

Достижению успеха во многом способствовала деятельность коммунистической ячейки школы. Состав ее в эти годы значительно вырос и укрепился. В июле 1923 года, например, из 388 курсантов 167 были коммунистами, 58 комсомольцами. В каждой курсантской роте и в пулеметной команде работали ротные партийные ячейки. В 1924 году ротная ячейка создана и в хозяйственной команде. Партийная ячейка принимала активное участие во всех сторонах жизни школы. Коммунисты входили в состав предметных комиссий, педагогического комитета, способствуя организации и совершенствованию учебного процесса.

Коммунисты были активными застрельщиками всей культурно-просветительной и спортивно-массовой работы. Через специально созданную комиссию по шефским связям комячейка вела постоянную шефскую работу. Тесные шефские связи были установлены с обувной, спичечной фабриками.

С 3 марта 1923 года по поручению горкома РКП(б) школа установила шефские связи со Спасской волостью. За короткий срок — в течение марта-апреля — коммунисты школы сделали три поездки в волость.

Первая носила ознакомительный характер. Для коммунистов волости был сделан доклад о текущем моменте. Во время второй поездки коммунисты школы сделали доклады для крестьян о Парижской коммуне и о значении связи Красной Армии с народом. После докладов силами драмкружка были поставлены пьесы «Марат», «Красный генерал». Третья поездка имела своей целью помочь комячейке волости провести съезд кооператоров, учителей, медперсонала и других работников волости. На съезде с докладом о международном положении выступил помполит школы Хохлов. За три поездки курсанты отвезли и передали 70 экземпляров политической и художественной литературы, много газет, портрет В. И. Ленина, а также 50 тетрадей и 50 карандашей для школьников.

В начале 1924 года на советских людей обрушилось огромное горе — умер вождь мирового пролетариата, создатель и руководитель партии коммунистов, основатель первого в мире социалистического государства Владимир Ильич Ленин.

Советский народ на смерть вождя ответил дальнейшим сплочением своих рядов вокруг Коммунистической партии. Сотни тысяч рабочих и крестьян откликнулись на Ленинский призыв, объявленный Центральным Комитетом РКП(б). Лучшие люди республики — рабочие от станка, трудовое крестьянство — влились в ряды партии.

Вместе со всеми скорбели курсанты о тяжелой утрате. Горячий отклик нашел в их сердцах Ленинский призыв. В конце февраля 1924 года собрание личного состава пехотной школы обсудило свыше 130 заявлений о приеме в ряды партии. 1 марта президиум комячейки утвердил решение общего собрания и принял кандидатами в члены РКП(б) 127 человек. К 19 марта в ячейке школы имелось еще 120 заявлений о приеме в партию. К началу апреля 80 процентов состава курсантов являлись членами и кандидатами в члены РКП(б). Выпуск 1924 года был объявлен Ленинским. 74 молодых командира 1 сентября в торжественной обстановке получили документы об окончании школы. Каждому из них вручался также небольшой, в овальной рамке, портрет дорогого вождя.

1924-й и начало 1925 года — знаменательный период в истории пехотной школы. Требования военной реформы поставили перед Томской пехотной школой ряд новых задач. В школе, как и в других военно-учебных заведениях, пересматриваются учебные программы. Значительно увеличено время на преподавание военных и общественно-политических дисциплин за счет сокращения часов на общеобразовательные предметы. Этому способствовало повышение грамотности поступавшей в военные школы молодежи.

Новые задачи потребовали значительного улучшения учебно-материальной базы, увеличения числа классных комнат, приведения в соответствии с новыми уставными положениями размещения курсантов. Но решение их натолкнулось на недостаток казарменного фонда. Начальник и военком школы 15 декабря 1924 года рапортом на имя Командующего войсками СибВО поставили вопрос о необходимости коренного улучшения размещения школы. Приказом Командующего войсками округа № 172 от 2 апреля 1925 года Томская пехотная школа переводится в город Омск и размещается в здании бывшего Сибирского кадетского корпуса. 14 июня 1925 года приказом Реввоенсовета СССР она переименована в Омскую пехотную школу.

Очередной выпуск школа произвела 8 августа 1925 года. По своему качественному составу он уже больше соответствовал требованиям, предъявляемым к военной школе. В войска на командные должности был направлен 161 человек.

Новый 1925/26 учебный год ознаменовался организационными изменениями. В связи с перемещением по службе покинул школу начвоенком Б. С. Еленевский. В феврале 1926 года на его место прибыл комбриг Жан Иванович Лаур, член партии большевиков с 1911 года, активный участник Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны, награжденный орденом Красного Знамени. Имея хороший боевой опыт, обладая организаторскими способностями, энергичный, волевой, он за короткий срок завоевал прочный авторитет среди командно-преподавательского состава. Совместно с помощником по политчасти Каменевым он провел большую работу по дальнейшему укреплению в школе порядка, организованности. Приняты меры по улучшению работы партийной организации. Переизбраны бюро ротных партячеек. Ответственным секретарем бюро партячейки пехотной школы избран Перлов, воспитанник школы, участник гражданской войны, работавший в школе на должности командира взвода. Энергичный, требовательный, пользующийся авторитетом у коммунистов, он направлял деятельность парторганизации на усиление воспитательной работы среди курсантов, на борьбу с нарушениями воинской и партийной дисциплины.

В ночь на 31 октября 1925 года наша страна понесла большую утрату. Перестало биться сердце Народного Комиссара по военным и морским делам Михаила Васильевича Фрунзе — верного ленинца, талантливого военного теоретика, видного государственного и политического деятеля. Центральный Комитет РКП(б) в извещении ко всем членам партии, ко всем рабочим и крестьянам писал, что его личная биография — есть отражение истории нашей партии, мужественной, беззаветно храброй, до конца преданной пролетариату, сросшейся всеми корнями с рабочими.

В революционной борьбе Михаил Васильевич Фрунзе начал участвовать в 1904 году, будучи студентом Петербургского политехнического института. Вступив в том же году в ряды РСДРП, он примкнул к большевикам, в 1905 году работал по созданию из рабочих Иваново-Вознесенска и Шуи боевых дружин, вместе с которыми сражался на баррикадах Москвы во время декабрьского вооруженного восстания.

Бесстрашного коммуниста не сломили ни два смертных приговора, ни семилетняя каторга, которой они были заменены. В камере смертников он изучал английский и французский языки, в каторжной тюрьме читал книги по военным вопросам. Бежав из ссылки в 1915 году, он снова ведет активную революционную работу по подготовке и проведению Февральской буржуазно-демократической революции, а затем Великой Октябрьской социалистической революции.

В годы гражданской войны в полной мере раскрылся военно-организаторский и полководческий талант М. В. Фрунзе. Партия направляла его на наиболее ответственные участки боевых действий. В декабре 1918 года он назначен Командующим 4-й армией, весной 1919 года — Командующим Южной группой Восточного фронта, с июля 1919 года занимал последовательно посты Командующего войсками Восточного, Туркестанского и Южного фронтов.

С переходом страны к мирному социалистическому строительству М. В. Фрунзе продолжал оставаться на военной работе, стал одним из организаторов военного строительства и обеспечения обороны страны в условиях мирной передышки. Являясь Командующим Вооруженными Силами Украины и Крыма, членом ЦК РКП(б) и ЦК КП(б)У, уполномоченным Реввоенсовета Республики, он решительно боролся против троцкистских извращений в строительстве Красной Армии. Партия поставила его во главе Рабоче-Крестьянской Красной Армии — в 1924 году он назначен заместителем Председателя, а в январе 1925 года —

Председателем Реввоенсовета СССР и Народным Комиссаром по военным и морским делам. М. В. Фрунзе осуществляет намеченные партией мероприятия по перестройке Красной Армии и Военно-Морского Флота, принимает энергичные меры по развитию военной промышленности, закладывает основы советской военной науки.

Курсанты, командно-преподавательский состав, рабочие и служащие Омской пехотной школы на траурном собрании 1 ноября 1925 года обратились в Реввоенсовет СССР с просьбой присвоить школе имя М. В. Фрунзе. Ходатайство личного состава, поддержанное Командующим войсками округа, было удовлетворено. В соответствии с приказом Реввоенсовета СССР № 135 от 6 марта 1926 года Омская пехотная школа стала именоваться Омской пехотной школой имени Михаила Васильевича Фрунзе.

Присвоение почетного наименования вместе с мероприятиями по укреплению воинской дисциплины и активизации деятельности партийной ячейки послужило могучим толчком для дальнейшего повышения уровня боевой учебы курсантов. Улучшилась материально-техническая база, возросло количество учебников, наглядных пособий, переоборудованы или созданы заново учебные классы. Совершенствовался учебный процесс. На смену не оправдавшему себя лабораторному методу пришел лекционно-семинарский, умело сочетавший лекции, практические и классно-групповые занятия. Серьезное внимание уделено росту методических навыков будущих командиров.

Наряду с лекциями и практическими занятиями стала систематической стажировка в войсках. Летом 1926 года в территориальных частях проходили стажировку 258 курсантов. 43 из них работали командирами взводов, 140 — младшими командирами, 75 — бойцами-инструкторами. 80 курсантов работали руководителями групп политических занятий.

2 марта 1925 года Реввоенсовет СССР издал приказ «О введении единоначалия в армии». Повсеместное упразднение в войсках института военных комиссаров и введения единоначалия потребовало усиления заботы по обучению будущих командиров навыкам политической работы. В 1925/26 учебном году курс политической работы выделен в отдельную дисциплину. На лекциях, классно-групповых занятиях курсанты знакомились с основами политической работы в войсках, изучали ее методику, практически отрабатывали план работы. Учились составлять отчеты, протоколы собраний, писали конспекты по темам политических занятий.

Для привития практических навыков использовались подвижные лагеря, учения, маневры. Курсантам поручалось проведение политических занятий, докладов, бесед. Они проводили работу в ротной ленинской комнате (ленинской палатке — в лагерях), оформляли наглядную агитацию.

Курсанты старших классов назначались на должности политруков рот и направлялись на стажировку в части 12-й стрелковой дивизии, расположенной в Омске. Обычно такая стажировка проходила в течение недели. На лагерный период каждая курсантская рота прикреплялась к одному из полков дивизии, взводы и отделения соответственно к батальонам и ротам для тесной связи с воинскими частями, знакомства с их бытом. Там они помогали проводить с личным составом политическую работу.

Все большее место в жизни курсантов занимал спорт. Он стал любимым видом их досуга. Особой популярностью пользовался стрелковый спорт. Команды школы на гарнизонных соревнованиях в 1928 году заняли первое место в стрельбе из винтовки на 300 шагов, первое и второе — на 200 шагов. По стрельбе из револьвера «Наган» представители школы завоевали все три призовых места. В заочном стрелковом конкурсе на первенство округа, проходившем в том же году, команды школы были первыми по всем видам стрельбы.

Проводились соревнования по знанию материальной части стрелкового оружия. Часто они организовывались в клубе, куда приглашалась молодежь предприятий и учебных заведений города.

Характерной чертой спортивных соревнований являлось большое количество командных видов борьбы военно-прикладного характера. Это не случайно. Групповые соревнования не только закаляли будущих защитников Родины физически, не только давали им определенную военную подготовку. Они также воспитывали у них чувство коллективизма, взаимной поддержки и выручки, то есть то, что в первую очередь необходимо в бою.

В зимний период культивировались скоростные пробеги взвода на дистанции от 10 до 40 км, броски на лыжах с полной боевой выкладкой на 25 км со стрельбой.

Летом проводились соревнования по командному многоборью. Венцом летних соревнований был марш- бросок в составе взвода на 25 км со стрельбой, по которому курсанты неизменно завоевывали первое место в гарнизонных соревнованиях 1927—1930 годов. Переходящий приз за этот вид соревнований — знамя Омского окрисполкома — было навечно оставлено в школе и сейчас хранится в музее училища. Не случайно в розыгрыше первенства РККА по военно-прикладному многоборью в 1928 году из 12 командиров, возглавлявших взводы от каждого военного округа, трое являлись воспитанниками Омской пехотной школы имени М. В. Фрунзе.

Успешно выступали курсанты на городских, гарнизонных и окружных соревнованиях и по другим видам спорта. В 1925 году школа завоевала первые места в округе по футболу, командному пятиборью, командному плаванию на 100 м, эстафете 4X100 м, барьерному бегу, толканию ядра, метанию диска, прыжкам в высоту и бегу на 500 м. В 1928 году лыжники школы заняли все первые места в гарнизоне по лыжным соревнованиям. Летом того же года на общелагерных соревнованиях было завоевано 12 первых мест.

Ежегодно пехотная школа производила выпуск командиров РККА, направляя в войска высокообразованные, подготовленные в военном отношении, политически грамотные, преданные социалистической Родине кадры командного состава.

В 1926 году Омскую пехотную школу имени М. В. Фрунзе окончил Георгий Божко — сын крестьянина-бедняка. Еще в октябре 1917 года он принимал участие в борьбе против генерала Каледина, был ранен и после излечения постоянно находился в рядах Красной Армии. В 1919 году боролся против войск казачьего генерала Дутова в районе Оренбурга, сражался с кулаками-бандитами в горном Алтае.

Интересна биография и другого выпускника того года — Петра Черепухина. В 1917 году он вступил в Красную Гвардию. Во время мятежа белочехов попал к ним в плен. Через месяц освободился из плена, вел подпольную революционную работу, но был схвачен колчаковцами и посажен в тюрьму. Бежав из тюрьмы, он пешком дошел до Златоуста, где вступил в Красную Армию, участвовал в боях против Колчака на Восточном фронте, работал в органах ЧК, ликвидировал банды мятежников в горном Алтае.

Сыном крестьянина-бедняка был и Никифор Кулик. В 1919 году он был мобилизован в белую армию. Но уже через три месяца бежал, вступил в ряды Красной Армии. Сражался против войск барона Унгерна. За личную храбрость и мужество отмечен орденом Красного Знамени. После окончания гражданской войны до 1924 года участвовал в разгроме белогвардейщины на Северном фронте, в Якутии.

В 1927 году окончил пехотную школу Павел Зырянов, родившийся в городе Семипалатинске в простой рабочей семье. С детских лет включился он в классовую борьбу — отец и мать в период колчаковщины воевали в партизанском отряде. Вместе с ними был и он, двенадцатилетний мальчишка. В одном из боев отец Павла был схвачен колчаковцами и расстрелян. Расстреляны и еще 9 человек его близких родственников. Погибла мать. Мальчик так и остался в партизанском отряде. Наравне со взрослыми нес все тяготы и лишения партизанской жизни. После изгнания Колчака Павел Зырянов жил в коммуне, был избран там секретарем ячейки РКСМ, а вскоре стал секретарем уездной комсомольской организации. В 1924 году по путевке комсомола его направили в Омскую пехотную школу. По окончании школы Павел Зырянов был направлен в войска ОГПУ, затем служил в пограничных частях. Начав службу начальником заставы, закончил ее начальником Управления пограничных войск СССР. Неоднократно избирался членом ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета СССР.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить