.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика РАЗГРОМ БАКИЧА

РАЗГРОМ БАКИЧА - Послесловие

Иван Ефимович Молоков, военный историк. Омск***

Послесловие

После поражения под Шара-Сумэ белогвардейцы уже были не способны к организованному сопротивлению. Они бежали через горы в надежде где- либо найти пристанище, избавление от голодной и холодной смерти. Многие остались навечно на заснеженных перевалах Монгольского Алтая.

Во второй половине сентября Бакич спустился с гор в долину реки Кобдо. Здесь на монгольской земле главари банд снова пытались восстановить силы: из остатков дивизий формировали полки, из полков — эскадроны и дивизионы. Всех, кто хотел уйти из банды, Бакич рассматривал как изменников. Когда в октябре под Кобдо пытался уйти на родину отряд в 300 человек, отказавшись вести войну против Советской России, он собственноручно застрелил есаула и несколько казаков. Так же поступили с командиром второго отряда, пытавшимся увести 200 человек в РСФСР. С помощью жестоких мер удалось удержать в повиновении голодных, оборванных солдат и офицеров.

Все это скопище бандитов вышло к монастырю Саруль-Гуня, что в 10 километрах от озера Толбо-Нур. За глинобитными стенами его находились красноармейцы и партизаны отряда К. К. Байкалова. Они около 40 суток героически отражали атаки банды Кайгородова. Здесь у монастыря и произошла встреча Бакича, Кайгородова и Казанцева. Пока генералы и офицеры обсуждали план уничтожения отряда Байкалова, солдаты рыскали в поисках пищи и топлива.

Бакич считал взятие монастыря делом решенным. Он направил ультиматум Байкалову, написанный в оскорбительно-наглом тоне. На раздумье осажденным дал два часа. Если за это время они не сложат оружия, то он, Бакич, не пощадит ни командиров, ни бойцов. В нем жила одна черта, поражавшая почти всех окружающих, — жестокость. Для устрашения советских воинов уже были зажжены костры на сопках вокруг монастыря. Однако здесь, как и под Шара-Сумэ, советские воины не дрогнули.

Командир сводного отряда К. К. Байкалов.

Командир сводного отряда С. К. Кочетов

Как только истек срок ультиматума, Бакич приказал выстрелить из пушки. Это был сигнал для атаки. Очевидец боев хорунжий Доброхотов писал: «Чуть занялась заря в день 21 сентября (по старому стилю) со всех сторон, как муравьи, поползли бакичевцы и кайгородовцы к монастырю. Все слилось в непрерывном треске стрельбы пулеметов и винтовок... Шли лбом — цепи валились, их заменяли другие. Ворвались в монастырь, начался рукопашный бой, но трудно было одолеть людей, решившихся сознательно защищаться до последнего».

Неоднократные атаки бандитов были отражены. Враг понес большие потери, но успеха не добился.

Опасаясь ударов приближающихся подразделений — 185-го полка 21-й Пермской стрелковой дивизии и кавалерийских эскадронов 10-й Алтайской дивизии, генерал Бакич и атаман Казанцев во второй половине октября бежали в Урянхайский край. Есаул Кайгородов не захотел оставаться в подчинении Бакича и ушел со своим отрядом в Горный Алтай.

В Урянхае белые рассчитывали перезимовать. Они хотели поднять кулачество на антисоветское вооруженное выступление. Однако солдаты были настроены совсем по-другому: около тысячи закутанных, забинтованных, неумытых и обросших белогвардейцев двигались с одной единственной надеждой — найти пристанище и сытый отдых. Их абсолютно не интересовали политика и военная тактика.

Генералы были уверены, что против такой массы людей местные Советы Урянхая не посмеют выступить, испугаются. Однако они ошиблись. Все население Урянхая встало на защиту родного края. 8 декабря у села Атамановка в районе Белоцарска (ныне Кызыл) сводный отряд С. К. Кочетова при поддержке населения в упорном бою разгромил объединенную банду Бакича — Казанцева. В армейской газете «Красный стрелок» 13 декабря 1921 года сообщалось: «Первое наступление противника было отбито гарнизоном Атамановки при поголовном участии местного населения». При вторичном наступлении противника «из села Элегест подошел партизанский отряд Кочетова и удачным ударом на центр и тыл противника решил участь боя, отрезав врагу пути отступления и захватив обозы».

В результате боя Бакич потерял пленными до 300 человек, убитыми и ранеными до 200 человек, пять пулеметов, одно орудие «Маклена», много лошадей и вооружения. Сам он бежал горами... Среди убитых известный бандит Казанцев. Наши потери — два раненых».

Остатки белогвардейцев — около 700 человек деморализованных солдат и офицеров, бросая в пути награбленное имущество, бежали на Улангом. Там их встретили регулярные части Монгольской Народнореволюционной армии во главе с Хатан Батор-Ваном. Видя безвыходное положение, в ночь с 16 на 17 декабря 1921 года (по старому стилю) генерал Бакич сложил оружие перед Хатан Батор-Ваном.

Все эти генералы и старшие офицеры во главе с Бакичем были разоружены, затем и весь подошедший отряд, как это отмечал очевидец ученый А. В. Бурдуков, без единого выстрела. Радостная весть о пленении Бакича и остатков его отряда полетела в столицу Монголии Ургу, в Москву.

Хатан Батор-Ван доставил пленных в Ургу. 3 февраля 1922 года состоялась передача двадцати наиболее опасных государственных преступников командованию 308-го полка 35-й Сибирской стрелковой дивизии (командир полка А. А. Грозлов). Под усиленной охраной всех пленных направили в Советскую Россию. Бакич, начальник его штаба генерал Смольнин, начальник контрразведки капитан Козьминых, командир «народной дивизии» полковник Токарев, начальник его штаба полковник Сизухин, доверенный барона Унгерна корнет Шегабетдинов были доставлены в Ново- Николаевск и предстали перед судом.

В начале 1922 года подразделения 62-й бригады 21-й Пермской стрелковой дивизии совместно с коммунистическими частями особого назначения (ЧОН) Алтая уничтожили банду Кайгородова, а 10 апреля Кайгородов был убит старшиной 2-го эскадрона ЧОН Петром Прокопьевичем Михайловым. Вскоре один за другим стали добровольно являться с повинной в органы Советской власти вожаки более мелких банд.

Разгром белогвардейского корпуса генерала Бакича был последней крупной операцией частей Красной Армии в Сибири. В этой операции активное участие приняли отряды молодой Народно-революционной армии Монголии. Большую помощь частям Красной Армии в ликвидации белогвардейских и кулацко-эсеровских банд Бакича, Кайгородова, Казанцева и других оказывали сводные отряды К. К. Байкалова, С. К. Кочетова, специально созданные по решению Сиббюро ЦК РКП(б)), а также коммунистические части особого назначения (ЧОН) Алтая и Семипалатинской области.

Воодушевленные победами над международной и внутренней реакцией, воины-сибиряки еще теснее сплотили свои ряды, демонстрируя преданность партии большевиков, Советскому правительству, дорогому и любимому вождю Владимиру Ильичу Ленину. Участники разгрома бандитизма — красноармейцы 10-й Алтайской кавалерийской дивизии обратились к Ленину с просьбой о зачислении его Почетным красноармейцем. Вот текст этого документа: «Красные бойцы 56-го кавполка 10-й кавдивизии, завоевавшие славу оружия на равнинах юга, участвовавшие в разгроме Врангеля, разящие врагов революции в Сибири, 4 октября справляли полковой праздник. В ознаменование праздника просят Вашего, товарищ Ленин, согласия зачислить Вас Почетным красноармейцем 56-го кавполка. Начдив и военкомдив, а также Реввоенсовет войск Сибири, поддерживая ходатайство товарищей красноармейцев, просят принять почетное звание красноармейца названного полка» 35. Ходатайство бойцов было удовлетворено.

Итак, борьба завершена успешно. Боевые действия воинских частей и специально сформированных отрядов носили наступательный, маневренный характер. Командиры всех степеней широко применяли обходы, охваты, рейды в тыл противника, смелые атаки. Части молодой Красной Армии, победили потому, что их направляла и воодушевляла Коммунистическая партия, великий Ленин. Подвиги красноармейцев, командиров и политработников — славная страница героической летописи Советских Вооруженных Сил.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить