.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Речные ворота Омска

Речные ворота Омска - ГРУЗЧИК, КРАНОВЩИК, БРИГАДИР

Речные ворота Омска. Омское книжное издательство. 1984 г.В. М. ВАСИЛЮК,
бригадир укрупненной комплексной бригады

ГРУЗЧИК, КРАНОВЩИК, БРИГАДИР

Когда в 1954 году я вернулся в Омск после службы в рядах Советской Армии, как-то не раздумывал, куда идти работать: было все равно — слишком мало я повидал в жизни такого, что определило бы мой выбор. Наверное, я просто не представлял себе, что есть где-то труд интересный, увлекательный, потому и пошел куда предложили — в заготзерно. Работал грузчиком, хорошо работал, даже получал благодарности, вероятно, сказывалась сельская обстоятельность да знание цены хлеба, отсюда стремление: каждое зернышко сберечь, положить аккуратно. Рядом был порт, там как раз шел намыв песка для строительства. Судя по размаху работ, представлял себе будущее предприятие большим и мощным. Мысли об этом увлекали, будоражили.

Словом, увидев будущий порт издалека, в апреле 1958 года я пришел устраиваться туда на работу.

Первая моя смена, ночная, запомнилась мне на всю жизнь. Меня направили в бригаду Андрея Федоровича Кухтина, дали шлем и послали выгружать сахар. По дороге на причал бригадир рассказал о работе. Не обманывал: «Тяжелая, парень, работа будет — сахар. Мешок 102 кило весит, так что силы береги».

- Попробую,— пожал я плечами.

Речные ворота Омска. Омское книжное издательство. 1984 г.

Я обратил внимание, что в бригаде из 24 человек большинство новички, молодежь. Мысленно поблагодарил бригадира за предупреждение, но чувствовал: боюсь. Открыли первые три вагона, мы вшестером стали носить мешки, двое помогали наваливать их на спину. Носить приходилось далеко: от железнодорожных путей до склада да еще по складу метров 30, да сложить правильно, чтобы не рассыпались. Вереница согнутых под мешками людей маятником двигалась туда-сюда. С каждым новым заходом у новичков движения замедлялись, становились все неувереннее. Я же имел навык и двигался, как заведенный. Со мною рядом работал грузчик Н. Казанцев — он теперь плотник у нас в грузовом районе. Следом шел Иван Мукашев — сейчас он на пенсии, как и Борис Клюков, который двигался за мной след в след. Когда смена подошла к концу, оказалось, что из 24 человек выдержали, доработали до конца только восемь. «Держим марку!» — усмехались мои новые товарищи.

Теперь, когда прошли десятилетия после моей первой смены, когда за плечами уже два десятка лет бригадирства, я понимаю, что людей, не подготовленных морально, нельзя было сразу ставить под мешок, уже в этом заключался промах. Многие ушли из порта после той смены, остались самые выносливые. А могли остаться все, имей люди возможность привыкнуть к работе, оглядеться.

Начальник грузового района В. П. Максаков после этой памятной ночной смены зачислил меня в бригаду Кухтина, а через несколько месяцев товарищи избрали меня заместителем бригадира. Для меня это означало только одно: надо больше работать, чтобы оправдать доверие товарищей.

В то время что у нас было? Деревянные склады да ленточные транспортеры, по которым передвигался груз. Львиная доля груза переносилась на плечах или перекидывалась лопатами. Но порт рос, развивался. Начиналось строительство причальной стенки.

Вскоре на причал поставили первый кран «Кировец». Я решил учиться на крановщика. Долго думал, прежде чем пришел к окончательному выводу: будущее за техникой, ручной труд себя изживает, надежда только на собственные плечи кратковременна.

В 1961 году я получил специальность. Стать настоящим крановщиком было, конечно, непросто, и я от души благодарен своему первому наставнику и большому другу Каляму Камильдиновичу Фатфутдинову, за то что учил меня, делился своими знаниями и опытом. Он и сейчас работает в грузовом районе механиком крановой механизации.

Моим первым бригадиром в новом составе бригады механизаторов был Федор Карлович Альбрехт. На участке он трудился с 1944 года бригадиром грузчиков, потом стал сменным помощником начальника района. Теперь он на заслуженном отдыхе, но коллектив не забывает. Мне пришлось немало поработать, чтобы на равных войти в его бригаду.

Помнится, страшно было приступать к выгрузке леса с барж. Лесных грейферов тогда не было. На кран укреплялась подвеска с крюком, на барже находились люди, которые вели застроповку бревен — это заставляло работать с огромным напряжением. И все же смену я отвел нормально, Альбрехт похвалил. С крана, правда, я еле сошел, зато выработка составила почти 150 процентов.

Время шло, в 1964 году мне предложили возглавить бригаду. Стоял вопрос о создании комплексных бригад, которые могли бы оперативно решать вопросы обработки флота. Были, конечно, опасения, справлюсь ли, но все же бригаду у Кухтина я принял. Стала поступать мощная перегрузочная техника, нужны были квалифицированные крановщики, люди охотно шли учиться. Пришел в бригаду Эдгар Давыдович Шрейдер, работавший до этого в столярном цехе. Ныне он один из опытнейших крановщиков в бригаде, наставник молодежи. Стали крановщиками Николай Филиппович Фомин, Михаил Степанович Федик, теперь у них первый класс. Позднее пришли крановщики Геннадий Мухин и Анатолий Беликов. Оба выросли у нас в бригаде в опытных специалистов. Анатолий Беликов ныне тоже бригадир, наш соперник по соревнованию. Мне, надо сказать, повезло с людьми, на них можно было опереться в любом начинании. Николай Люльков, Петр Перевозчиков, Виктор Тихонов, Михаил Квеквеция — все они с большой заинтересованностью искали пути облегчения труда, повышения его производительности.

Наша бригада работала на разгрузке цемента. Разгрузка велась из крытых вагонов. По транспортеру мешки с цементом двигались к складу или теплоходу, в трюме судна стояли рабочие, подхватывали мешок и несли укладывать в штабеля. Нередко случалось, что в трюме композитного лихтера, очень глубоком, рабочий не успевал подхватить мешок, и тот падал ему на спину или рядом и разрывался, сплошное облако густой цементной пыли не давало не только работать, но и дышать. А попробуй полови мешки в 40 кг целую смену!

И тогда вместе с технологами и инженерами порта мы стали думать над облегчением этого труда. Было решено пакетировать цемент на поддонах. Разработали способы пакетирования, но чтобы внедрить эти пакеты в производство, нужна была целая революция в сознании рабочих. Многие не хотели работать с поддонами, предпочитая работать по старинке. Боялись, что будет еще тяжелее, что срежут заработки. Однако время показало, что пакетирование мешков с цементом на поддоны резко сокращает время разгрузки вагонов. Однако тяжелый труд еще оставался. Надо было снять мешок со штабеля в вагоне, донести до двери, погрузить на поддон и так далее. Тогда мы, рабочие, стали думать, как свести к минимуму физический труд. И придумали «медведки». Обычную, каждому грузчику «почти родную», трехколесную тачку уменьшили в размере, снабдили подшипниками, сделали легче, маневреннее — и стали катать мешки по вагону на ней. Поддоны теперь устанавливали по обе стороны вагона, что ускоряло выгрузку, снижало в вагоне запыленность. Теперь четыре человека выгружают два вагона за смену, норма составляет 135 тонн. Рабочие больше не поднимают мешки, как раньше, они просто передвигают их сверху вниз, что резко снижает затраты физического труда. И страх перед вагонами с цементом сменился готовностью работать с ними в течение всей смены.

Последние полтора десятилетия характерны совершенствованием организации труда докеров. Укрупненная комплексная и сквозная бригады, работа на единый наряд — все эти формы успешно прижились в коллективах портовиков. Что касается нашей бригады, она одной из первых в порту стала работать в укрупненном варианте, а с конца 60-х годов мы работаем на единый наряд. В бригаде самые высокие комплексные нормы по всему бассейну. Из чего слагаются эти 135 процентов? Не случайно норма называется комплексной, она и слагается из комплекса организационно-технических мероприятий, стремления четко организовать труд, до минимума снизить внутрисменные потери.

Как бригадир я никогда не прихожу точно к началу смены. Минут за сорок начинаю обход причала, выясняя, что и чем предстоит грузить, затем в диспетчерской изучаю сменно-суточный план и уточняю его, для чего иногда приходится связываться по радиостанции с судами, запланированными под погрузку. Таким образом, с точностью до 30 минут удается выяснить срок прибытия судна на причал и будущий характер погрузки. Когда судно начинает швартоваться к причалу, мы активно помогаем береговым матросам, а краны с первыми «вирами» груза уже готовы начать работу.

Мы по опыту знаем — потерял 30 минут в смену — потерял 200—300 тонн груза. А во что сложатся эти тонны за месяц? Никто не имеет права на такое расточительство. Вот почему приходится все учитывать: оптимальный состав звена, которому предстоит работать в трюме, на вагоне, своевременную связь с железнодорожниками для перестановки вагонов, взаимозаменяемость в бригаде, все, вплоть до смещенного обеденного перерыва, чтобы краны не простаивали ни минуты.

В навигацию бригада состоит из 32 человек. Половина из них — крановщики первого, второго и третьего классов. Ежегодно 4—5 человек повышают классность. 70 процентов рабочих владеют несколькими специальностями, могут работать не только на кранах, но и на авто- и электропогрузчиках, тракторах, быть портовыми рабочими. Вот из всего этого и складываются стабильные успехи бригады: восьмую, девятую и десятую пятилетки мы выполнили досрочно, за четыре — четыре с половиной года. Такие же обязательства приняты и на 11-ю пятилетку.

Бригаду заслуженно называют кузницей кадров. Из года в год другие коллективы грузового района пополняются воспитанниками нашей бригады. В бригаде А. Беликова работает Петр Перевозчиков, в бригаде А. Фурмана — Виктор Тихонов.

Высоко оценивает Родина труд докеров. За четверть века работы я награжден тремя орденами, среди которых высшая награда Родины — орден Ленина. Не раз нашей бригаде выпадала высокая честь возглавлять социалистическое соревнование докеров Российской Федерации, и всегда мы с честью выполняли принятые на себя обязательства, перевыполняя планы, добиваясь высоких показателей. В Омском краеведческом музее хранится моя бригадирская каска, как свидетельство большого уважения к нашему нелегкому труду.

Я как руководитель коллектива понимаю, что труд наш, наш успех слагается прежде всего из добросовестности и трудового энтузиазма таких передовиков производства, как М. Квеквеция, В. Трунин, А. Носов, мой сын Василий Василюк, мой заместитель по бригаде Н. Ковалев и других славных тружеников, квалифицированных специалистов, добросовестных, любящих свое дело людей.

В конечном же итоге все секреты успехов в любви к своему делу, вере в его важность, умении видеть завтрашний день порта, грузового района, труда каждого из нас. А труд наш с каждым днем облегчается: внедряются перевозки цемента в термоусадочной пленке, применяются новые захваты, все меньше остается точек приложения физических усилий. Это значит, что о нас заботится Родина, а на заботу хочется отвечать только ударной работой.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить