.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Стройка — наша судьба

Стройка — наша судьба

Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.СТРОЙКА — НАША СУДЬБА

г. ОМСК

А.И. СЕРГЕЕВ А.А. БАРАНОВ

ТАК НАЧИНАЛОСЬ СТАНОВЛЕНИЕ (историческая справка)

Строительно-монтажный трест №2 создан в предвоенном 1940 году. Это было тревожное время. ЦК ВКП (б) и Совнарком СССР принимали ряд мер по повышению обороноспособности страны и, в частности, укреплению авиационной промышленности, способной выпускать новую боевую авиационную технику. Началось строительство крупных предприятий в Сибири, для чего потребовалось создание соответствующей строительной базы. Приказом наркома авиационной промышленности №175 от 27 июня 1940 г. А. И. Шах урина на базе ОКСа завода №166 г. Омска был образован строительно-монтажный трест №2.

В первые дни июля 1940 г. в г. Омск прибыла комиссия ГлавУКСа Наркомавиапрома, которая к 24 июля закончила приемку дел от отдела капитального строительства завода и завершила организацию треста №2.

Приказом наркома от 31 июля 1940 г. управляющим трестом №2 был назначен т. Амитин Анатолий Маркович, который приступил к исполнению обязанностей 8 августа 1940 г. Это был волевой, очень организованный и требовательный руководитель. До назначения управляющего трестом его обязанности исполнял диспетчер ГлавУКСа Наркомавиапрома.

Вследствие недостаточного развития строительного производства в г. Омске и нехватке работников инженерностроительных специальностей длительное время трест не был укомплектован инженерно-техническими кадрами. Не было главного инженера и его заместителя, главного механика, начальника сметно-договорного отдела руководителя группы подготовки производства, начальника и главного инженера подсобных предприятий, начальников ряда контор и участков, таких как сантехнических и электротехнических работ, не было технорука транспортной конторы и др.

Многие линейные работники (прорабы, мастера) не имели достаточного опыта работы, широкого применения механизации, обязательного рабочего проектирования, передовых приемов труда, применения прогрессивного инструмента и приспособлений. Все это не смогло не сказаться на работе треста в начальный период, да и механовооруженность вновь организованного треста была более, чем скромной.

По данным приемо-сдаточного акта, ОКС завода передал тресту 23 строительных механизма, в том числе: бетономешалок — 2, гравиемоек — 2, шлакодробилок — 1, растворомешалок — 3, транспортеров — 1, насосов разных типов — 6, электросварочных аппаратов — 1, горизонтально-сверлильных станков — 1, маятниковых пил — 1, дисковых пил — 1, лебедок — 2, кранов-укосин — 2.

Все механизмы были с большим процентом износа и требовали капитального ремонта.

Передано 6 автомашин с технической годностью 80%, 13 лошадей, 450 м3 лесных материалов, 105 тонн цемента, 195 тонн разного металла, 450 человек рабочих, в том числе 245 человек, занятых на основном производстве.

Из подсобных предприятий были переданы размещенные во временных сооружениях — столярный цех, механическая мастерская и склады для разных материалов на 1800 м3, железнодорожная ветка протяженностью 700 метров, большая часть которой подлежала сносу, так как попадала на пятно застройки.

Переданный жилфонд в количестве 6308 м2 в своем большинстве был занят работниками завода №166.

Как видно, производственная и материально-техническая база треста была еще очень слабой, поэтому руководство треста и считало главной задачей коллектива — создать в кратчайший срок базу, соответствующую развертыванию строительства в масштабах, обеспечивающих выполнение постановления партии и правительства по организации авиационного завода и, одновременно, обеспечить выполнение плана 1940 г., как по объему, так и качественным показателям.

В результате активной деятельности треста и помощи партийных и советских органов города трест стал быстро наращивать производственный потенциал.

Уже к ноябрю в тресте работало на разных должностях 1 1 инженеров, к этому же времени начали выдавать свою продукцию лесозавод, центральный бетоно-растворный узел, плотнично-опалубочный цех и другие.

Трест значительно пополнился и строймеханизмами (120 единиц), увеличился на 84 автомашины автопарк, количество лошадей гужевого транспорта возросло до 125 голов.

Транспорт стал в большей мере удовлетворять нужды производства и хозяйства в перевозках, улучшилось снабжение строительства материальными ресурсами, а по основным видам стройматериалов начали создаваться запасы на программу 1941 года.

Увеличилась и численность рабочих, дошедшая до 1000 человек, из которых на основном производстве было занято до 500 человек и кроме того использовалось до 1000 человек, содержавшихся в исправительно-трудовом учреждении.

Для подготовки квалифицированных рабочих, при тресте была организована школа ФЗО (фабрика заводского обучения) на 400 учащихся, силами которых велась кирпичная кладка, штукатурные, столярно-плотничные работы главным образом на жилстроительстве. Силами же учащихся строился арматурный цех и два склада. К концу 1940 г. был введен в эксплуатацию центральный бетонорастворный завод промплощадки с пропарочными камерами, заканчивалось строительство такого же завода на жилплощадке, а также таких объектов как ж/дорожная ветка протяженностью 1 км использовавшаяся для размещения вдоль нее материалов, прибывающих в вагонах, складские помещения для цемента на 2 т. тонн, алебастра на 700 тонн, извести на 700 тонн, склады металла, электротехнических и сантехнических материалов и другие.

К концу 1940 г. был решен вопрос обеспечения треста кирпичом, за счет закрепления за ним кирпичного завода Облстройпрома, с расчетной мощностью 24 млн. штук в год, а по договоренности с Омской железной дорогой началась доставка песка из карьера дороги, а также доставка его в объеме 40, 0 т. м3 из Славгородского карьера железнодорожной вертушкой. Это было большое подспорье к обеспечению строительства песком, которое решалось трестом путем разработки песчаных островов Иртыша только в зимние месяцы, используя возможность езды по замерзшей реке.

Существенным было и закрепление за трестом каменного карьера в Боровом Казахской ССР, камень которого использовался для фундаментов сооружений, а также перерабатывался путем дробления на щебень для бетонных работ.

Определенные результаты были достигнуты в области обеспечения возрастающей численности коллектива жильем. Жилье упрощенного типа в виде деревянных-засыпных бараков было к концу 1940 г. построено для 1200 человек контингента исправительно-трудового учреждения и 400 человек, учащихся школы ФЗО.

Для квалифицированных кадров треста было построено к этому времени 5 двухэтажных рубленных домов на 8 квартир каждый, завершалось строительство 3-х двухэтажных кирпичных домов, тоже на 8 квартир каждый и велось еще строительство 9-ти двухэтажных домов, готовность которых составляла от 30 до 70%.

Уделено было внимание и объектам социальной сферы: форсировалось строительство постоянной столовой (пока пользовались временной), магазина, начиналось строительство клуба для работающих в тресте.

К концу 1940 г. стали выдвигаться и своеобразные маяки производства, являвшиеся примером в коллективе: такие как комплексные бригады каменщиков тт. Левина и Ржавина, выполнявшие нормы выработки на 170-183%, комплексная бригада плотников, где бригадиром был т. Козинов отмечалась своей организованностью, перевыполнением норм выработки и высоким качеством работ.

Бетонщица-стахановка т. Левченко выполняла нормы выработки на 158%, арматурщик-стахановец т. Шестаков на 179%, землекоп-стахановец т. Силантьев на 206%, столяр- стахановец т. Зубарев на 182% и ряд других, завоевавших своим трудом уважение всего коллектива.

Наряду с активной работой по созданию производственной базы треста, подготовки его для выполнения значительных объемов строительства, трестом уже в 1940 г. были начаты работы по строительству корпусов завода, наращивая на них, как объемы так и темпы возведения в начале 1941 г., то есть второго года своей деятельности.

Планомерное увеличение производственного потенциала треста, разворот строительства капитальных корпусов завода, как мирная жизнь всей нашей страны, были нарушены вероломным нападением на наше Отечество германского фашизма, в результате которого были резко изменены задачи треста, резко изменились объемы строительства, резко изменилось и комплектование его материальны ми и людскими ресурсами.

На площадях строящегося завода должен был разместиться эвакуируемый из Запорожья моторостроительный завод им. П. И. Баранова, а на площадях завода им. Куйбышева, ранее производившего сельскохозяйственную технику, должен был разместиться эвакуируемый из Москвы агрегатный завод.

Рост объемов строительства определялся таким соотношением: если в 1940 г. было освоено около 6 млн. руб. строймонтажных работ, то в 1941 г. он возрос до 56 млн. руб., т. е. почти в 10 раз.

Комплектование треста людскими ресурсами, механизмами, транспортом осуществлялось по двум источникам: перебазированием в Омск с передачей в состав треста №2 стройтрестов общестроительного профиля из Киева и Харькова, а также специализированного треста по подземным коммуникациям и дорожному строительству из Москвы и коллектива строителей, строившего завод им. Баранова в Запорожье.

Вторым источником роста численности рабочих треста явилось прибытие их из военкоматов, призывающих граждан старших возрастов в строительные батальоны.

Эти меры увеличили численность рабочих треста с 1768 ч. на 01.01.41 г. до 6698 ч. на 01.01.42 г., а в последующем, с поручением тресту и строительства предприятия, именуемого сейчас «Полетом», численность рабочих треста, включая сюда лесозаготовки в Аракском мехлеспункте и сельхозработы в Тамбовском совхозе, переданных тресту — достигала 10 тыс. человек.

Усилиями такого возросшего численно коллектива строителей, до конца 1941 г., при круглосуточной работе без выходных дней, что превращало календарный месяц практически в 3, 5 месяца обычной работы и при активном участии в строительстве будущих хозяев строящихся корпусов — были выполнены работы по первоочередному размещению производство заводов им. П.И. Баранова и В.В. Куйбышева.

Однако задачи треста эти не снижались, так как предстояло еще осуществлять строительство последующих очередей заводов, определявших наращивание их мощность, а значит и выпуска ими боевой техники для сражающейся Красной Армии.

В ноябре 1941 г. управляющий трестом А.М. Амитин был перемещен в руководители ОСМЧ-1 (так назывались стройтресты Наркомстроя, что означало особые строительно-монтажные части), в последующем преобразованном в Стройтрест №49, а затем в Стройтрест №5.

Управляющим трестом №2 был назначен С.Г. Пономарев, работавший очень недолго, так как в середине 1942 г. Стройтрест №2 был соединен со строительной организацией системы НКВД, строившей завод, именуемый сейчас ПО «Полет», с назначением управляющим этим укрупненным трестом, бывшего начальника строительства НКВД А.П. Альпова.

Вскоре т. Альпов был отозван в свою систему, а управляющим трестом был назначен П.Н. Рудаков, работавший в этой должности с 1943 по 1946 год.

Назначенного управляющим трестом в начале 1946 г. М.Т. Путято сменил в середине этого же года. Г. И. Визягин, когда в состав треста №2 был влит Стройтрест №7, строивший в Новосибирске завод им. Чкалова и имевший в своем составе стройуправление в Ташкенте, строившее там авиазавод.

Стройтрест №7 был реорганизован в Стройуправление Стройтреста а Ташкентское Стройуправление было подчинено Стройтресту N92 напрямую.

Однако и т. Визягин управляющий трестом №2 был недолго, главным образом, из-за своих данных мало соответствующих такой должности. Всего же за 50 лет существования Стройтреста №2 в должности его управляющих работало 17 товарищей.

Наибольший вклад в развитие треста, его рост и становление в строительную организацию внесли т. Ищенко Евгений Спиридонович, работавший главным инженером треста с 1946 г. по июнь 1947 г., а затем управляющий трестом с июня 1947 по май 1958 г. и с 1962 по 1967 год; т. Худолей Петр Филиппович, работавший управляющим с 1967 по 1974 г., т. Онищенко Семен Иванович, работавший главным инженером с 1964 по 1974 г. и управляющий трестом с 1974 по 1984 год.

Характерные технические и организационные мероприятия, выполнявшиеся под руководством этих трех ветеранов треста, как в период их деятельности еще в масштабах стройуправлений, а затем в должностях руководителей треста изложены в их воспоминаниях.

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.Е.С. ИЩЕНКО
ОМСК — МОЯ СУДЬБА

В этом 1990 году советский народ отмечает 45 годовщину Великой Победы и чем дальше уходят в прошлое незабываемые годы тяжелейших испытаний и утрат, горечи поражений и торжества побед советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., тем величественнее встают его героические свершения.

Решимость и усилия советского народа явились единственными в Европе, способными противостоять агрессии германского фашизма, изменить ход Отечественной и всей второй мировой войны, разгромить это уродливое порождение империализма, успевшее ко времени нападения на СССР поставить себе на службу весь экономический потенциал континентальной Европы.

Эта решимость, ставшая свойством великого народа, завоевавшего подлинную свободу в огне Октября и гражданской войны, освободившая от коричневой чумы не только свое социалистическое Отечество, но и народы Европы — со всей силой проявилась в грозные годы войны и на трудовом фронте.

Не только тысячи крупных и мелких предприятий, оставшихся на местах, но и перебазировавшиеся на Восток и сумевшие в небывало короткий срок обосноваться на новых местах — превратились в кузницу вооружений, ставших поступать во все возрастающем количестве и нужном качестве сражающейся Красной Армии, принявшей на себя внезапный удар пятимиллионной военной машины германского фашизма, в достатке оснащенной всеми видами новейшей военной техники.

Война привела в движение коллективы многих предприятий европейской части СССР, перемещавшихся в восточные районы страны. Возродившись на новом месте в небывало короткий срок, они стали давать фронту все необходимое.

В числе таких предприятий был и наш завод имени П.И. Баранова.

Прибыв в Омск в сентябре 1941 года и с ходу включившись в работу коллектива строителей треста №2 по размещению цехов завода, рабочих и их семей, мы сразу поняли, насколько сложны вставшие перед нами задачи. Сложность их состояла в том, что прибывшие в Омск барановцы и работники других предприятий, переведенных сюда же, увеличили население города в полтора раза, а его жилой фонд в расчете на одного жителя был ниже западных промышленных городов, откуда прибывали предприятия, поэтому размещение людей сопровождалось, казалось, непреодолимыми трудностями. Не лучше было и с размещением цехов, так как выделенная заводу площадка представляла собой всего 5-6 недостроенных корпусов. Технологическое назначение и их производственные площади не соответствовали ни профилю, ни потребностям завода. Не решены были и такие насущные проблемы, как электро-, водо-, тепло- и другие виды энергоснабжения, а время уже склонялось к холодам.

Людей размещали в наскоро приспособленных помещениях, подселяли к местным жителям, проявлявшим поистине родственное участие в устройстве прибывших, называвшихся новым тогда словом — эвакуированные. Однако жилья все же не хватало — жили в буквальном смысле скученно. Используя остатки теплого времени года, частью сил треста было развернуто активное строительство жилых бараков упрощенного типа, главным образом из местных материалов, это как-то помогало делу, но нужда в жилье оставалась острой. Выделяемые по фондам более ценные строительные материалы шли на возведение промышленных сооружений.

Нет необходимости вспоминать многочисленные примеры того трудового героизма, который проявили строители — их труд был частицей сомоотверженных усилий всего советского народа, охваченного одним стремлением: дать как можно скорее и больше необходимой продукции сражающейся Красной Армии, помочь ей изменить ход войны в нашу пользу.

В результате совместных усилий строителей и будущих хозяев сооружений — рабочих завода — значительная часть производств была размещена в достроенных или построенных вновь корпусах уже к середине ноября, некоторые же производства работали под открытым небом или под временными навесами. Новые корпуса мы строили, резко сокращая расход металла, цемента, железобетона и даже каменных материалов, они были значительно менее капитальны в сравнении с довоенными, но тогда, в условиях войны, многие вопросы строительства вообще решались своеобразно.

Такой, например, вопрос, как теплоснабжение завода, решили созданием двух батарей из 10-12 паровозов каждая, превращенных в водогрейные или паровые котельные, подающие теплоноситель по трубопроводам, проложенным прямо по поверхности земли к корпусам завода. Коллектор промышленных стоков из-за отсутствия труб большого диаметра был выполнен из дощатых клепок, стянутых проволочными обручами, как это делается в бондарном производстве, с той лишь разницей, что протяженность такой «бочки» измерялась многими сотнями метров. Металлические емкости для хранения мазута, используемого в паровозных котельных, заменены были грунтовыми котлованами, днища и боковые стенки которых облицовывались толстым слоем жирной глины, уплотненной трамбованием или вибрацией. Кирпичные стены выполнялись с устройством вертикальных пустот-колодцев, заполнявшихся шлаком, что сокращало расход кирпича до 30 процентов.

Характерным было и высокое чувство ответственности за выполнение объектов строительства в установленные сроки и необычность решений, принимающихся для обеспечения этих сроков. Примером этого могут служить как технические, так и организационные решения, осуществленные при строительстве испытательной станции для готовой продукции завода, представляющей кирпичный корпус площадью около 5 тысяч квадратных метров и высотой до 10 метров.

Обстоятельства сложились так, что к середине ноября были закончены работы только по закладке фундаментов здания и технологического оборудования, а для окончания строительства корпуса надо было выполнить большой объем кирпичной кладки, смонтировать конструкции кровельных перекрытий — произвести сведенные до минимума отделочные работы и смонтировать сантехнические системы. Дело осложнялось еще и тем, что к этому времени началось резкое похолодание, приведшее к полной остановке кладки стен корпуса, возведение которых определено: быть станции, введенной в строй, а значит, и нормальной сдаче продукции заводом, или не быть, со всеми вытекающими отсюда последствиями, и надо прямо сказать — довольно строгими.

По графику нужно было выполнить коробку корпуса в короткий срок — всего за 10 суток, или укладывать ежесуточно по 60 тысяч штук кирпича. Для этого было сделано, казалось бы, все необходимое, подобраны каменщики, проработан поток подачи кирпича и необходимых материалов на высоту, обеспечение каждого рабочего места каменщика коксовой мангалкой для обогрева, однако итог первых суток работы не превысил 20-25 процентов задания. Усилившийся мороз с ветром перечеркивал все расчеты, и инженерно-техническим работникам, непосредственно руководящим строительством объекта, представлялось единственно возможным решение — устройство над всем строящимся сооружением деревянного шатра, или так называемого тепляка. Руководством треста эта идея вначале была принята как фантазия, однако после анализа всех обстоятельств, в том числе и прогнозов метеослужбы, предложение производственников было принято. Более 500 плотников, разделенных на две 12-ти часовые смены, возвели тепляк за двое суток, а сантехники, работая параллельно, к этому времени смогли включить тепловые приборы для его обогрева. Положительной температуры в тепляке не достигли, да на это и не рассчитывали, однако минус 5-8 градусов казались уже полной благодатью, каменщики стали работать настолько раскованно, что в отдельные дни укладывали до 70 тысяч штук кирпича вместо 60 по первоначальному графику. Существенное значение оказало и такое организационное мероприятие, как стимулирование труда каменщиков, которым выдавали бесплатно талон на дополнительный обед и пачку махорки ежедневно. В тот тяжелый для страны период ограничений, в том числе и продовольственных, такая мера была довольно существенной, несмотря на то, что и так каждый стремился своим трудом помочь общему делу.

Испытательная станция была построена в срок — 20 декабря, завод переключил производство из-под навесов в закрытое помещение и в декабре же стал давать свою, столь необходимую Красной Армии продукцию.

Как и в любой производственной семье, в коллективе строителей треста №2 в то тяжелое время первого периода Великой Отечественной войны рождались маяки, служившие примером для многих бойцов трудового фронта. Уже на строительстве испытательной станции стали проявляться организаторские способности целого ряда мастеров своего дела. Вспоминаются каменщик-сибиряк Николай Гагарин и запорожец Игнат Ворона, один из первых кавалеров ордена Ленина, а впоследствии делегат от нашей областной партийной организации на XIX съезде ВКП (б). Вспоминается и замечательный специалист и организатор, сибиряк плотник Дмитрий Ефимович Иванов, тоже один из первых кавалеров ордена Ленина, и начинающая тогда свой путь запорожская девушка Мария Леонтьевна Мазур, пришедшая на стройку без специальности и впоследствии ставшая бригадиром лучшей бригады штукатуров, удостоенная высокого звания Героя Социалистического Т руда, и многие другие.

А с каким воодушевлением принимал наш коллектив сообщения о разгроме фашистских армий под Москвой, Сталинградом и на Курской дуге. Трудовое напряжение возрастало, с большей уверенностью решались сложные вопросы, возникающие при строительстве очередных объектов, рассчитанных на увеличение мощности завода. Увеличивалось и количество предприятий нашей отрасли, строительство которых поручалось тресту №2. В городе Омске создавался промышленный потенциал Сибири.

2. СТРОИТЬ НА ВЕКА

Вместе со всем советским народом радовались омские строители разгрому фашизма, окончанию войны. Вместе с болью тяжелейших утрат, какие были почти в каждой советской семье, переживали они и чувство большой гордости, своей сопричастности к Победе.

Еще в ходе войны, когда исход ее уже был предрешен, строители взяли курс на коренное изменение характера строительства — отказывались от временных решений и переходили на более капитальные сооружения как производственного характера, так и жилья.

Воплощением этого курса в жилищном строительстве стало решение о строительстве кирпичных 2-3-этажных домов с тем минимумом коммунального оборудования, который был тогда под силу строителям. Навстречу строителям пошли заводы, взявшие на себя изготовление приборов и деталей сантехнического оборудования, чего не могла в то время предоставить промышленность страны в централизованном порядке. На омских заводах изготавливались отопительные приборы, чугунные канализационные трубы и фасонные части к ним, раковины, фитинги и прочие детали. Спрос на производство этого оборудования на заводах был в то время так же строг, как за выпуск основной продукции. Разворачивалось строительство двух-, трех-, а затем и четырех этажных домов с центральным отоплением от местных котельных, водоснабжением и канализацией по ул. Б. Хмельницкого, комплекса общежитий для молодых рабочих в Юнгородке и таких же домов по ул. Герцена. Однако повышение капитальности строительства в большой степени выражало тенденцию улучшения условий для проживания людей, нежели создания современного города.

С окончанием же войны курс на повышение капитальности жилищного строительства совместился с задачами градостроительства — встал вопрос о концентрации и комплектности застройки жилых массивов, как минимум в 5-этажном исполнении, с размещением в кварталах застройки магазинов, школ, детских учреждений, зон отдыха и других объектов социально-бытового назначения. Одновременно представлялось необходимым изменить существующий порядок взаимоотношений между строительной генподрядной организацией и заводами-заказчиками, тормозивший осуществление идеи концентрации.

Решение вопроса повышения капитальности строительства оказалось наиболее простым: трест стал оснащаться пятитонными башенными кранами, на построенных предприятиях стройиндустрии был организован выпуск сборных железобетонных деталей, крупноразмерных перегородок и других элементов зданий, положивших начало индустриализации в строительстве жилья. Сложнее обстояло дело с концентрацией жилищного и социально-бытового строительства, так как заводы-заказчики стремились располагать жилье рядом со своими предприятиями, что распыляло силы строителей по разным прирайонам города, дробило участки застройки, усложняло прокладку коммуникаций.

Настойчиво решая вопрос в министерстве, трест получил право концентрации у себя всех средств для финансирования жилищного строительства, ранее выделявшихся заводам, и таким образом стал одновременно и строителем жилья, и его заказчиком. Этот принципиально новый порядок возлагал на трест №2 большую ответственность не только за обеспечение плана строительства, но и за выбор типов жилья, его проектирование и размещение, являлось как бы прообразом общепринятого теперь единого порядка застройки городов, когда заказчиками являются исполкомы городских Советов народных депутатов.

Получив новые права и обязанности, трест первым делом занялся поиском такой строительной площадки в черте города, которая была бы примерно одинаково удалена от каждого из предприятий отрасли и позволяла бы застраивать ее в течение 10-15 лет, создавая новый благоустроенный район города. После долгих поисков было принято решение осушить заболоченный берег Иртыша между насосной станцией городского водопровода и Ленинским рынком (площадью до ста гектаров, путем намыва грунта и создания площадки для строительства многоэтажного жилья;. Строительной практики использования больших площадей, образованных намывом грунта, для многоэтажного строительства жилых массивов ранее не существовало. Таким образом, коллективу треста предстояло стать пионером в таком приеме градостроительства. Так рождались площадки «А» и «Б» и весь микрорайон на Иртышской набережной. Освоению этого микрорайона застройки сопутствовали решения и некоторых чисто инженерных вопросов. Среди них — рациональный способ перемещения нескольких миллионов кубометров песка с помощью гидроснарядов и пультоводов большого диаметра, проложенных по дну реки до песчаных размываемых островов Иртыша. Интересно решалась и задача выбора конструкций фундаментов для будущих жилых домов. Дело в том, что проектировщики предлагали использовать в качестве фундаментов железобетонные сваи, а производство их в то время налажено еще не было, да и забивать их в грунт было нечем. Поэтому было решено применить в строительстве уширенные ленточные фундаменты, позволяющие значительно уменьшить нагрузку на грунт и этим обеспечить надежность всей конструкции здания.

Рост капитального строительства, его индустриализация совершенствовали и организацию труда строителей. Укрупнялись бригады, велась их специализация, вводилась сменность, улучшалось использование механизмов. Законом становилось выполнение проектов организации работ и суточных графиков. В результате время сооружения 5-этажных домов сократилось до 120-150 дней.

Много энергии, новаторских и организаторских способностей проявили при застройке массива на набережной Иртыша такие известные у нас строители, как Петр Филиппович Худолей, удостоенный почетного знака «Заслуженный строитель СССР», а в последующем — управляющий трестом, Семен Иванович Онищенко, ставший впоследствии главным инженером, а затем и управляющим трестом.

Большой вклад в разработку технических решений внесли главный инженер треста Федор Георгиевич Павлов, начальник технического отдела Леонид Ильич Борисов и ряд других специалистов. Выдвинулись в то время и новые организаторы — бригадиры, ставшие затем заслуженными строителями СССР, кавалерами высоких правительственных наград: В.Ф. Гооге, М.В. Чеплак, П.В. Мартынова, Н.Ф. Науменко, В.Е. Уткин, П.Е. Ланин, Г.Г. Цикунов, Н.Д. Горбенко, А.П. Дерик и многие другие энтузиасты, ветераны омских строек.

Росли и кадры инженерно-технических работников треста, выдвигаясь на руководящие должности не только в своем коллективе, но и в другие. Леонард Петрович Замятин, начавший работу в нашем тресте мастером, многие годы возглавлял коллектив треста №3. От конструктора до главного механика треста прошел путь участник Великой Отечественной войны Константин Семенович Холкин, от инженера производственного отдела до заместителя управляющего трестом — Владимир Иванович Липин, от электрика до главного энергетика треста, а затем и Главомскпромстроя — Николай Александрович Платонов. П. Рольгейзер и С. Щиколотков, начавшие работу слесарями, стали: первый — начальником участка, а второй — прорабом сантехработ.

С ростом технической оснащенности треста, зрелости его кадров возник вопрос перехода жилищного строительства на повышенную этажность. Т о, к чему омичи теперь уже привыкли — к домам в 9, 1 2 и больше этажей, начиналось со строительства первых трех девятиэтажных кирпичных домов на Иртышской набережной. Эти дома отличались от других не только тем, что были оснащены необычным в то время для Омска оборудованием — лифтами, мусоропроводами, они и внешне отличались устройством лоджий вместо балконов, получившими теперь широкое распространение, как и все высотное строительство, изменившее облик нашего города.

Продолжавшийся рост населения города, курс на быстрейшее переселение из упрощенного жилья военного периода в благоустроенное требовали увеличения и ускорения жилстроительства. Появилась необходимость организации крупнопанельного домостроения, значительно сокращающего его трудоемкость за счет высокого уровня сборности меньшей зависимости от погодных условий, значительно сокращающего так называемые мокрые процессы и дающего целый ряд других выгод.

Группа партийно-советских работников города, строителей треста №2 и проектировщиков выехала в Ленинград для ознакомления с организацией крупнопанельного домостроения. Результаты работы этой группы легли в основу мероприятий по организации такого строительства в Омске. Промышленные предприятия изготовили сложную металлическую оснастку многократного использования для формовки бетонных и железобетонных деталей домов, а трест №2 провел реконструкцию своего железобетонного завода для изготовления этих деталей. На этом же заводе, входившем в состав комбината подсобных предприятий второго треста, под руководством будущего первого начальника ДСК-1 Д.Е. Лукьянова и началось изготовление деталей для крупнопанельных домов, строящихся в городке Нефтяников, руководил М.В. Яременко, отличавшийся вдумчивостью и особой аккуратностью, без чего тогда при отсутствии у монтажных бригад опыта, обойтись было совершенно невозможно. Успешному освоению нового крупнопанельного домостроения способствовал и набор опыта непосредственных исполнителей изготовления и монтажа конструкций, приобретенного бригадой строителей разного уровня, возглавляемой секретарем парткома треста А.А. Барановым, изучавшей эти процессы на предприятиях и стройках Ленинграда.

В дальнейшем, с развитием крупнопанельного домостроения, комбинат подсобных предприятий нашего треста и его монтажники выделены из треста и преобразованы в домостроительный комбинат (ДСК), а новый метод строительства стал уверенно занимать ведущее место в жилищном строительстве города.

В трудовой биографии омских строителей наступил новый (крупнопанельный) век высокой индустриализации, совершенствования форм труда и эффективности методов домостроения, ускоривший изменение облика нашего города.

3. ПО УЛИЦАМ И ПЛОЩАДЯМ ТВОИМ

Мощный рост промышленности, а значит и жилого фонда города поставил на повестку дня острейшую проблему улучшения водоснабжения, которую можно было решить только строительством нового многокилометрового водопровода со всеми инженерными сооружениями. Строительство этого сооружения, названного «большим водопроводом», — с суточной подачей воды в 100. 000 кубометров — было поручено тресту №2. И хотя трест не имел ранее дела с объектами такого рода, сознание острой необходимости и важности решения этой задачи мобилизовало коллектив на нахождение наиболее рациональных решений.

Первым испытанием для строителей стало устройство водозабора и пересечения полукилометрового участка реки и озера, вставшего на пути водовода. Не было тогда в тресте никакой техники для подводных работ, с помощью которой можно было бы выполнить траншеи в днище реки и уложить в них трубопроводы водозабора. Поэтому было решено эти работы выполнять зимой со льда реки и озера. Пересечь озеро решили не в траншее, как предусматривалось проектом, а выглубив трубопровод над замерзшей поверхностью, забив в определенном порядке в дно озера спаренные сваи, на которых и смонтировали водовод. С наступлением тепла, когда лед растаял, водовод укрыли грунтовой отсыпкой в виде земляной дамбы.

Необычным способом выполнены и конструкции водозабора по дну Иртыша. Была построена земляная перемычка в виде буквы П, которая уходила в русло реки примерно на 50 метров, упираясь длинными сторонами в берег. Из замкнутого пространства откачали воду и на оголенном дне выполнили необходимые работы по устройству водозабора, после чего перемычку разрушили, и Иртыш скрыл все смонтированные на его дне конструкции.

Не менее сложным оказалось и пересечение водоводом магистральных железнодорожных путей в районе Омского вокзала. Большая интенсивность движения поездов по этим путям исключала даже краткосрочные перерывы, необходимые для устройства траншеи и прокладки труб открытым способом. Закрытый способ проходки, так называемая проходка штольней, тоже не годился, так как постоянная вибрация от движущихся мощных составов могла обрушить штольню. Поэтому было решено пройти под магистральными и привокзальными путями продавливанием металлической трубы-кожуха, которая послужила бы своеобразным тоннелем для прокладки в нем стальной трубы водопровода. Такой кожух изготавливался из листовой стали по частям и с помощью мощных домкратов вдавливался в грунт под путями в горизонтальном направлении. Грунт из трубы удалялся вручную, а направление ее движения выверялось геодезическими инструментами. После такого пересечения путей по трубе-кожуха на специальных катках была пропущена труба водопровода, покрытая защитным составом и испытанная на гидравлическую плотность.

Многие рабочие и специалисты треста, занятые на строительстве «большого водопровода» проявили в то время высокую организованность и ответственность за скорейшее решение проблемы водоснабжения города. Среди них хочется отметить инициативу, изобретательность и инженерную предприимчивость таких руководителей подразделений треста и его субподрядных организаций, как Иосиф Давыдович Шкловский, Алексей Романович Штыренко, Илья Моисеевич Райхлин, прораб Федор Арсентьевич Круглов, механики Григорий Петрович Гладков и Павел Иванович Шендяпин, механизатор Алексей Петрович Корнев, ставший Героем Социалистического Труда, и другие строители.

Большой вклад в строительство городского водопровода внесли бригады, возглавляемые В.В. Почекуевым и В.С. Берсеневым, отлично сваривали стальные участки водовода сварщики во главе с коммунистом В.А. Большанником, работу которого можно было принимать без проверки. Сантехнический монтаж насосных станций, их электрооборудование вели бригады субподрядных организаций, которыми руководили прорабы В.П. Шерман и Г.В. Туркельтауб. Да разве перечислить всех ударников этого сложного строительства, которому мы обязаны сегодня снабжением города питьевой водой.

Старожилы города помнят, что к началу сороковых годов в городе не было ни одного квадратного метра асфальтированных дорог, а центральная часть его соединялась узкими булыжными мостовыми только с железнодорожным вокзалом и Октябрьским районом. От центра отходили небольшие выезды в сторону агрегатного завода им. Куйбышева, Сибзавода и на улицу 10-летия Октября — вот, пожалуй, и все пути с твердым покрытием. В зимнее время над городом поднималось много дымовых столбов из труб жилых домов и небольших котельных. Свежевыпавший снег в городе редко оставался чистым более суток: тонны золы, выбрасываемой из труб, сразу перекрашивали его в серый цвет.

Запорожские строители привезли с собой оборудование для асфальтобетонной установки и, смонтировав ее уже в октябре 1941 года, уложили первый омский асфальт на площади у административного здания завода им. Баранова.

Первой асфальтированной дорогой в городе стала дорога по ул. Б. Хмельницкого, которая поворачивала на ул. Масленникова и выходила на ул. Ленина до здания обкома КПСС и облисполкома. Затем в этом же районе была заасфальтирована площадь, на которой устанавливается праздничная трибуна во время первомайских и октябрьских демонстраций трудящихся. Стали укладываться асфальтированные подъезды и тротуары ко всем жилым массивам, которые возводил трест. С появлением асфальтобетонных заводов у других строительных организаций и особенно после ввода в строй нефтеперерабатывающего завода, который среди многих продуктов вырабатывает и дорожный нефтебитум, благоустройство дорог, тротуаров и площадей приняло такой размах, что теперь, пожалуй, трудно найти автотранспортный проезд без твердого покрытия.

Благоустраивая город, строители не забыли о снижении трудоемкости прокладки дорог, о мерах, ускоряющих их строительство. Технология асфальтирования, разработанная еще в довоенные годы, представляла собой сложный комплекс ручных работ — предварительное мощение калиброванным камнем, укатку его катками, а затем уже укладку асфальтобетона. Работа эта была трудоемка и малопроизводительна. Поэтому коллектив треста пошел по другому пути: в качестве основания для асфальтового покрытия использовался слой щебня на песчаной подстилке либо бой кирпича, что удешевляло и ускоряло работу.

Вопросами механизации дорожного строительства, повышения его качества серьезно занимался коллектив специального подразделения треста, которым руководил И.М. Райхлин, много лет отдавший благоустройству города, будучи председателем комиссии по благоустройству в городском Совете народных депутатов. Значительный вклад в организацию дорожных работ внесла главный инженер этого подразделения Т.К. Саввон. Непревзойденным мастером укатки асфальтобетона зарекомендовал себя в те годы моторист самоходного катка А.Е. Шостка. Асфальтирование городских площадей и улиц резко уменьшило запыленность воздушного бассейна в черте города. Существенное влияние оказала и газификация жилых домов, которая списала в архив не только бесчисленные примусы и керогазы в домах омичей, но и различные титаны, кухонные плиты, дровяные колонки горячего водоснабжения.

Значительную роль в улучшении состояния воздушного бассейна сыграло переключение отопления домов и других объектов социальной сферы, на централизованное теплоснабжение от теплоэлектроцентралей или мощных районных котельных, с прокладкой от них теплотрасс, как правило, большой протяженностью.

Строительство таких теплотрасс было довольно сложным делом. Они должны были обеспечиваться всеми средствами, предохраняющими трубопроводы от затопления грунтовыми водами в обустроенных траншеях. А в густо застроенных частях города сделать это непросто. Как всегда на помощь в таких случаях приходили инициатива и инженерная мысль строителей, когда нашему тресту выпала честь строительства первой тепломагистрали в городе от ТЭЦ-2 до поселка им. Чкалова. При сооружении теплотрассы протяженностью в 8, 5 км за строительную часть отвечал руководитель подразделения треста Петр Филиппович Худолей, а за сантехнические работы — руководитель субподрядной организации Николай Васильевич Степанец. Отличительной чертой обоих был постоянный поиск рациональных решений как в исполнении конструкции, так и способов производства работ. Ими впервые в городе были применены сборные железобетонные блоки для устройства стен каналов вместо традиционной кирпичной кладки. Эти блоки, в несколько раз снизившие трудовые затраты, легко монтировались автокранами, позволяли увеличить или уменьшить ширину канала. Тогда же впервые были применены и сегментные элементы теплоизоляции подземных коммуникаций большого диаметра, что также значительно ускоряло и удешевляло строительство.

Изменение облика нашего города, его современный вид достигались, конечно, не только застройкой новых жилых массивов и их благоустройством. Свое особое неповторимое лицо Омск приобретал и с возведением отдельных примечательных зданий — Дворцов культуры, учебных заведений, объектов торгового назначения, здравниц и просто жилых домов, в которые вложили свой труд строители треста №2.

Приближаясь к завершению своих воспоминаний, хочется поделится с молодой частью коллектива некоторыми сторонами истории треста, помнят которые пожалуй, только такие ветераны, как П.Ф. Худолей, Л.И. Борисов М.Л. Мазур и другие, работавшие в тресте в период войны или вскоре после ее окончания.

1. О РАЙОНАХ ЗАСТРОЙКИ ГОРОДА.

Общеизвестно, что коллектив треста явился инициатором создания такого района застройки, как Набережная Иртыша, на намывном грунте, о чем уже сказано выше. Жизнь показала, что основная идея, заключавшаяся в концентрации жилсоцбытстроительства на единой площадке, с продолжительностью ее застройки в течение 10-15 лет, полностью оправдалось начавшееся там строительство в 1956 году продолжалось более 20 лет.

Но трест явился инициатором создания и второго значительного района города — поселка имени Чкалова, идея возникновения которого такова: Предприятию, именуемому сейчас ПО «Полет», начавшему выпуск самолетов ТУ-104, потребовалась новая взлетно-посадочная полоса (ВПП), для строительства которой Стройтресту №2 в 1955 году был придан новый субподрядчик.

По идее, субподрядчик должен был располагать всей необходимой для строительства техникой и сборно-разборным жильем на весь личный состав, но оказалось, что как раз такого жилья у него и не было. Чтобы не упустить такого субподрядчика, трест решил оказать помощь сооружением нескольких двухэтажных кирпичных общежитий- казарм, на территории аэродрома ПО «Полет», где освобождало трест от подыскания места строительства в черте города и согласования его со всеми контрольными службами Горисполкома.

После строительства общежитий потребовалось строительство столовой, затем домов потом клуба, магазина — словом создался порядочный жилой узел.

С вводом новой ВПП и переносом к ней всех аэродромных служб, территория старого аэродрома в несколько десятков гектаров, как бы сама напрашивалась на расширение зародившегося поселка — массовое строительство современного жилья, что и было сделано с превращением старой ВПП в основную автомагистраль района.

2. О двух мероприятиях определивших, в свое время, производственные возможности треста.

Первое из них относится к военному периоду, периоду организаций буквально всех ресурсов, в том числе и автобензина. Лимиты установленные правительством были настолько жесткие, что, например, закрепленная за руководителем оборонного предприятия легковая машина получала только 60 литров бензина в месяц, а лимит грузовых машин давал возможность использовать их только несколько дней в месяц.

Создавалось катастрофическое положение — грозившее остановкой всего хода строительства. В этой обстановке по инициативе И.М. Райхлина, работавшего тогда начальником механических мастерских автотранспортной конторы, силами коллектива этих мастерских, большинство бензиновых автомашин было переоборудовано в короткий срок в газогенераторные. Ими же было оборудовано механизированное производство березовой чурки, для получения при ее сгорании, горючего газа. Это мероприятие обеспечило использование в годы войны всего автопарка, выполнявшего при большом напряжении перевозки, в объеме потребном для строительства и хозяйства.

Второе мероприятие относится уже к послевоенному периоду, когда часть работников из состава эвакуированных из строительных батальонов стала возвращаться в родные места.

Отток этих кадров стал уже сказываться на мобильности подразделений треста, снижение объемов строймонтажных работ и производства продукции подсобных предприятий треста.

В этой обстановке в ноябре 1947 г. работники МВД попросили трест принять для размещения и трудоустройства 40-50 семей переселяемых из западных областей Украины.

Трест решил этот вопрос иначе, согласившись принять не менее 1000 семей, с чем службы МВД немедленно согласились, так-как это буквально освобождало их от забот. С неимоверными трудностями, используя помещения клубов, красных уголков, прорабских конторок, обогревалок и даже некоторых производственных помещений, приспособленных под временное жилье, все 1000 семей были помещены под крышу, а работоспособные представители семей были организованы на строительство отдельного помещения, для каждой семьи, что и удалось решить уже к осени 1948 г. почти 1500 работников дали эти семьи, что позволило перейти на 2-х, а кое-где и 3-х сменную работ и вскоре превратило почти всех в высококвалифицированных работников нужных тресту специальностей. Трудности, сопряженные с размещением такого количества людей, оправдались тем обстоятельством, что на протяжение ряда лет трест не ощущал недостатка в рабочих кадрах.

Старейший строительный коллектив города внес большой вклад и в развитие сельскохозяйственного производства области, но это уже другая тема. Сегодня нельзя не радоваться тому, что наш город продолжает расти и вширь, и ввысь. Масштабы этого роста значительны, растут и возможности наших строителей. И нет сомнения, что в ближайшем будущем наш Омск станет одним из самых благоустроенных, современных и красивых городов Сибири, а славный коллектив треста №2 будет с успехом занимать одно из ведущих мест в осуществлении этого благородного дела.

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.Л.Ф. ХУДОЛЕЙ.
В ПАМЯТИ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Моя трудовая деятельность в городе Омске связана в основном с коллективом второго строительно-монтажного треста.

Работал в этом коллективе старшим прорабом, начальником производственно-технического отдела, главным инженером и начальником стройконторы (строительно-монтажного управления №1) и управляющим трестом. В общей сложности проработал в тресте 28 лет. Попал я в трест в сентябре 1941 года вместе с большим отрядом строителей из Запорожья, Киева, Харькова и Москвы, превратившими местную молодую строительную организацию в многотысячный коллектив. Большинство объектов пришлось начинать строить с «нуля». Для земляных работ не было тогда никаких механизмов. Основной инструмент — лопата, клин, кувалда, лом. Наступала суровая зима 1941-1942 года. Начальник стройконторы Николай Григорьевич Федоров принимал меры, чтобы побольше обеспечить коллектив теплой одеждой, обувью, но почти безуспешно. Все, что было добыто, выдавали рабочим, мастерам под строгим контролем начальника. Счастливчики получали ватные брюки и фуфайки, валенки, шапки-ушанки. Кое-кто получал полушубки (в основном грузчики). Однако многие были одеты и обуты не по-сибирски, часты были случаи обморожения, особенно у той категории рабочих, которые призывались в строй батальоны, они были одеты еще хуже, чем мы.

Первые военные годы строили в основном производственные объекты и жилье (как правило временного типа: бараки, каркасно-засыпные дома). Кирпичное строительство жилых домов велось крайне ограниченно, так как кирпичный завод треста обеспечивал кирпичом в первую очередь промышленное строительство, для жилья оставалось кирпича очень мало. Строительство кирпичных домов стало разворачиваться во второй половине сороковых годов.

При этом сдерживающими факторами являлись отсутствие сетей канализации, водоснабжения и теплоснабжения, а также слабая степень механизации вертикального транспорта материалов.

В арсенале строителей имелись ленточные транспортеры, самодельные краны-укосины, лебедки, тачки и носилки. Кран-укосина в то время был универсальным подъемнотранспортным и монтажным приспособлением. С помощью укосины поднимались кирпич, раствор, столярные изделия, лесоматериалы, шлак и т. п. Подать материал на площадку крана, разгрузить площадку, отвезти и отнести материал к рабочим местам — все эти операции выполнялись вручную, для чего требовалось большое количество вспомогательных рабочих. Так, например, чтобы обслужить одного каменщика, требовалось 6-8 человек разнорабочих. Укосина в сочетании с монтажными лебедками широко использовалась и в промстроительстве для монтажа железобетонных и металлических колонн, балок, ригелей, подкрановых путей, кран-балок и других конструкций.

Жесткие сроки строительства производственных цехов при остром недостатке материалов, особенно таких, как цемент и металл, заставляли руководство треста и заводов идти на применение упрощенных конструкций. Покрытия большей части корпусов выполнялись из деревоплиты по деревянным фермам и прогонам, кровля выполнялась рубероидная на каменноугольном песке, вместо битума, Впоследствии, уже в мирное время, эти покрытия были заменены на сборные железобетонные по металлическим конструкциям. В растворы для кирпичной кладки и штукатурки применяли карбидный ил, цемянку (мелкого помола порошок из боя кирпича). Фундаменты кирпичных бараков и двухэтажных домов выполнялись на песчаных основаниях (1,5 метра уплотненный песок, 90 сантиметров бутовая кладка). Все эти дома стоят благополучно и по сей день без единой трещины. Обстановка заставляла экономить материалы.

Активно работали рационализаторы. Многие рацпредложения успешно внедрялись. Так в больших масштабах для теплоизоляции кровельных - покрытий промзданий применялся термопорит (на основе древесных опилок).

Но все это делалось при строгом соблюдении технических условий на производство работ по согласованию с заказчиками.

За время работы в тресте сталкивался с многими сотнями замечательных людей, которые самоотверженно трудились в военные и послевоенные годы, вносили много полезных предложений. Очень сожалею, что не вел дневников и записей об интересных встречах, о трудовых подвигах, о которых в деталях сейчас помню смутно.

Приятной вспоминается совместная работа с прорабами первой стройконторы Б.М. Дубровским, М.В, Яременко, Р.Е. Назаровым, Ф.Н. Егоровым, И.Д. Конаковым, Н.Б. Дербичевым, Д.Е. Горбенко, М.Ф. Чураевским, Я.Б. Лазебником. У нас были хорошие, доброжелательные, товарищеские отношения. Не помню случая, чтобы кто-нибудь из них меня подвел, не выполнил задания. А ведь было много случаев, когда после официального длинного рабочего дня им приходилось оставаться с рабочими еще на несколько часов, а иногда и до утра, чтобы справиться с трудным заданием. В коллективе было много опытных, дисциплинированных и отзывчивых бригадиров, рабочих, которые с душой относились к работе, отличались высокой производительностью труда и отличным качеством. Это бригадиры плотников Д.Е. Иванова и Маталова, бригадиры каменщиков И. И. Ворона и Бохана, каменщики Педяш, Волохов, Марченко и другие. Среди молодых рабочих особенно выделялись маляр Саша Шамрай и штукатур Миша Гара. Саша быстро вырос до бригадира, потом стал мастером, а Миша освоил профессию электросварщика, добился высокого мастерства на сварочных работах, вырос в глазах коллектива в уважаемого всеми Михаила Федоровича — передовика производства треста, заслужил множество Почетных грамот и ряд правительственных наград.

Приятные воспоминания остались об одном из первых руководителей треста П.Н. Рудакове, о человеке грамотном, тактичном, доброжелательном.

Слаженно шла работа с начальником первой стройконторы И.М. Ходосом и П.А. Игнатовичем. Особенно дружно мы работали с Петром Алексеевичем. Он строго соблюдал субординацию, не делал попыток подменить главного инженера, очень активно решал вопросы материально-технического снабжения. Так называемые «оперативки» проводились после окончания работы, в спокойной обстановке, без всякой нервотрепки, которые после обсуждения положения дел и задач нередко завершались переходом в красный уголок для участия в неофициальных шахматно-шашечных турнирах.

Все это сплачивало коллектив, способствовало созданию здорового морально-психологического климата в коллективе. С Петром Алексеевичем нам пришлось строить интересный объект — грунтоцементную взлетно-посадочную полосу. Для этого нам было выделено две мощные растворомешалки. Применение растворомешалок не пошло. Изготовление цементно-грунтовой смеси с малым содержанием влаги оказалось очень трудным. Растворомешалки непрерывно забивались. За смену удавалось сделать 30-40 м3 смеси, а требовались сотни кубометров. Поэтому мы решили отказаться от растворомешалок и начать осваивать новый способ с применением сельскохозяйственной и дорожной техники. На площадке появились плуги, культиваторы, дисковые бороны, бульдозеры, грейферы, кулачковые катки, поливочные машины и дело пошло. Но самую трудоемкую работу — равномерное распределение цемента по обрабатываемой площади, производили вручную с применением респираторов. Это был адский труд. Сейчас на эту работу не нашлось бы охотников. Рабочие все работали честно, добросовестно, особенно женщины. Не обошлось и без неприятностей. Из-за оплошности моториста пострадал лучший механизатор-слесарь Гриневицкий, став на всю жизнь инвалидом.

С Е.С. Ищенко мы знакомы по Запорожью, где я работал под его началом прорабом на промстроительстве. Во втором тресте Евгений Спиридонович работал управляющим пожалуй больше, чем любой управляющий. При нем создавалась индустриальная база треста: строился цех крупнопанельных перегородок, предприятие по производству сборного железобетона, организована машинопрокатная база, расширялись мощности собственного кирпичного завода.

Трест организовал изготовление фундаментных и стеновых блоков, карнизных и балконных ж/бетонных плит, бетонных и железобетонных подоконников, ступеней лестничных площадок, косоуров, плит покрытия и перекрытия, гипсовых и бетонных архитектурных деталей: сандриков, балясин, розеток, кронштейнов и лепных украшений. С освоением выпуска деталей крупнопанельного домостроения трест приступил к монтажу крупнопанельных домов, явившись, таким образом, инициатором крупнопанельного домостроения.

В жилищно-гражданском строительстве трест от отдельных объектов и небольших строительных площадок стал переходить к более крупным площадкам и в конце пятидесятых годов приступил к освоению большого заболоченного участка вдоль берега реки Иртыш, от ныне существующего, Ленинградского моста до речного порта в Ленинском районе. Освоение протяженного участка заболоченной поймы Иртыша вызвало ликвидацию лесоперевалочной базы треста, снос всевозможных мелких строений и очистку поймы от всякого хлама, а затем организацию большой и сложной работы по намыву песка с помощью гидромеханизации в течение около десяти лет. Одновременно накапливался опыт по возведению зданий на намывных грунтах участка, который получил название площадок А, Б, В. Будет справедливо считать, что инициатива освоения строительства на Набережной Иртыша принадлежит Н.А. Рождественскому и Е.С. Ищенко. Следует отметить большую работу главного энергетика Н.А. Платонова по обеспечению электроэнергией гидромеханизаторов.

В создании индустриальной базы принимал участие коллектив первой стройконторы. Мы построили цех крупнопанельного домостроения, объекты машинопрокатной базы, но главным оставались объекты двух заводов, строительство 2-4-этажных домов по улице Богдана Хмельницкого от ул. 20 лет РККА до 3-й Транспортной и Дворца культуры им. П.И. Баранова, строили еще несколько отдельных объектов на разных площадках. Основные же усилия были направлены на форсирование промышленных объектов, среди которых выделялись два: первая очередь 12 корпуса и теплотрасса от ТЭЦ-2 до Чкаловского поселка.

К этому времени П.А. Игнатович перешел на выборную работу в райисполком. Меня назначили начальником стройконторы. В скором времени стройконтору переименовали в СМУ с некоторым уменьшением штатов. Для работы на одной-двух площадках этого персонала было бы достаточно, в условиях же разбросанности объектов — явно не хватало, особенно когда после сентябрьского ( 1953 г. ) пленума ЦК КПСС нам поручили, кроме городских объектов, строить два совхоза, одну МТС и шефствовать над одним колхозом в Русско-Полянском районе. Пришлось направить на сельское строительство часть линейных инженерно-технических работников и строительных бригад. Хорошо проявили себя там прорабы Ф.Н. Егоров, Н.Б. Дербичев, мастер А. А. Миронов, многие рабочие. Напряженно трудилась в совхозе бригада Игната Ивановича Вороны — делегата XIX съезда КПСС. Для оставшегося в городе коллектива возросла нагрузка, пришлось широко практиковать сверхурочные работы. На 12 корпусе трудился коллектив во главе со старшим прорабом М. В. Яременко вместе с субподрядчиком — Новосибирским участком «Сибстальконструкция».

Одним из основных объектов старшего прораба Г.П. Драпачевского была теплотрасса. В ее строительстве принимали участие также товарищи П.К. Маслов и Л.П. Замятин. Особенно нужно отметить инициативу П.К. Маслова по изменению проекта теплотрассы. Трасса выбиралась заказчиком без участия подрядчика, многие участки были совершенно непроходимыми. Исследуя вместе с Павлом Константиновичем всю трассу, мы выбрали более удачный вариант, позволяющий избежать непроходимые участки и сократить протяженность трассы, а следовательно сэкономить сотни кубометров бетона и десятки тонн дефицитных труб. Наше предложение было отвергнуто главным инженером Ф.Г. Павловым, на том основании, что перепроектирование займет много времени и может повлечь за собой срыв сроков строительства важного объекта. Тогда П.К. Маслов отправился в командировку в Москву в проектную организацию, в которой оказались отзывчивые товарищи, с пониманием отнеслись к нашему предложению. Через неделю Павел Константинович привез новый план теплотрассы и твердое обещание, что чертежи на расположение компенсаторов и неподвижных опор будут высланы через месяц, что нас устраивало. Таким образом был осуществлен наш вариант, минуя техническую службу треста.

С конца 1961 года по начало 1965 года работал в коллективе СМУ-3. Здесь я снова встретился с И.П. Гугиным, с которым были хорошие отношения в первой стройконторе. Поэтому нам не требовалось времени привыкать друг к другу. Мы стали дружно работать вдвоем. Игорь Павлович оперативно решал с заказчиком, Омскгражданпроектом и техотделом треста вопросы по уточнению техдокументации и замене конструкций, что позволяло избегать заминок при производстве работ. Надо сказать, что и технический отдел треста, во главе с Л.И. Борисовым, шел всегда нам навстречу.

Коллектив СМУ-3 был дружным, сплоченным. Большинство бригадиров были грамотные, опытные, трезвомыслящие люди, с которыми было приятно работать.

Годы, проработанные в коллективе СМУ-3, считаю лучшим периодом в моей жизни.

В управлении на основе специализации был внедрен поточный метод организации строительства. Инициатива внедрения этого метода принадлежит Ф.Г. Павлову и С.И. Онищенко. В управлении действовало три потока, возглавляемые старшими прорабами А.И. Изаксоном, В.М. Кисляковым и В.В. Почекуевым. Первый вел кирпичную кладку, монтаж сборного железобетона, металлоконструкций, второй — плотнично-столярные, стекольные и кровельные работы; третий — все виды отделочных работ, включая гидроизоляцию, облицовочные работы и устройство плиточных, цементных и мозаичных полов.

В первом потоке была отработана четкая трехсменная работа, обеспечивающая возведение бригадой одного 5-этажного дома за 2-2, 5 месяца. Бригады второго потока были закреплены за соответствующими бригадами первого потока. Бригады отделочников работали все на одном объекте, переходя с объекта на объект по мере подготовки зданий к отделке. Потоки работали слаженно, передача объектов от одного потока другому происходила спокойно, без каких либо трений и вмешательства начальника управления. Вопросы по недоделкам решались мирным путем в основном на уровне бригадиров, без оформления актов. Здесь сказалась зрелость бригадиров каменщиков В.Ф. Гооге, Т.Е. Кузло,

Н.В. Васильева, а также высокая требовательность начальника первого потока А.И. Изаксона, который при поступлении от отделочников сигналов о наличии на объекте недоделок мог остановить у соответствующей бригады башенный кран и заставить всю бригаду отправиться на устранение недоделок.

Работа потоков нередко нарушалась из-за нехватки пиломатериалов, половой доски, столярных изделий, кирпича и железобетона. Приходилось постоянно регулировать распределение между бригадами кирпича и железобетона. Для более правильного распределения материалов во втором потоке стали плотнично-столярные материалы комплектовать по объектно, и бригады потока закреплять не за объектами, а за подъездами зданий. Это первоначально вызвало недовольство таких знаменитых бригадиров, как С.П. Надкерничный и В.С. Берсенев, которые хотели иметь свои объекты. Однако страсти быстро улеглись, когда плотники почувствовали, что концентрация ограниченного количества материалов на одном объекте дает ощутимую пользу для всех.

Растворный узел управления работал в три смены. Для обеспечения всех бригад раствором в первую смену работали 2- 3 самосвала, во вторую — два, в третью смену — один. Они успешно справлялись и шофера зарабатывали неплохо. Большинство бригад являлись неоднократными победителями социалистического соревнования. Это вышеназванные бригады каменщиков, бригады плотников-столяров А.П. Дерека, С.П. Надкерничного, В.С. Берсенева, штукатуров Н.Ф. Науменко, И.Я. Гепперле, М.Л. Мазур, маляров Ф.И. Порошина, И.И. Будзиновского, М.И. Епифановой. Это была большая сила, способная сдавать ежемесячно один крупный объект (дом или школу), не считая мелкие объекты.

Хорошо работал небольшой коллектив рабочих, возглавляемый прорабом, В.Н. Сергейчуком, который оперативно решал задачи по своевременной сдаче в эксплуатацию сетей газопровода и газовых емкостей. Как правило, в управлении возведение 5-ти и 9-ти этажных домов велось непрерывно на всю высоту, независимо от времени года. Кирпичная кладка этажей в зимнее время велась на растворах с хлоридами при строгом лабораторном контроле и при включении тепла с отставанием на один этаж. После возведения здания под крышу — объект сразу включался в отделку. Этому способствовала слаженная работа ОМУ-1 треста «Сибсантехмонтаж», возглавляемого Ю.А. Чернобыльским, которое обеспечивало пуск тепла в дом поэтажно, начиная с первого и поднимаясь вслед за каменщиками. Отогрев и сушка зданий проводилась калориферами, воздуходувками.

Однако наиболее эффективными средствами сушки зданий оставались коксовые мангалки, применение которых требовало значительных усилий и большой осторожности. В дальнейшем мангалы постепенно были заменены газовыми горелками, ультракрасного излучения.

В работе потоков были и большие помехи, особенно в 1962-63 годах, когда приходилось отвлекать много каменщиков, плотников, штукатуров и маляров на восстановительные работы в связи с просадками перегородок первых этажей, а также на штукатурку фасадов ранее построенных домов. Для избежания просадок в дальнейшем пришлось применить под перегородки и санузлы жесткие основания из железобетонных плит. Во вновь проектируемых домах проектная организация стала предусматривать технические подвалы перекрытые железобетонными плитами.

К этому периоду в тресте значительно повысился уровень механизации работ. Более быстро стали возводиться фундаменты, как в блочном так и свайном варианте, что обеспечивалось наличием свободных машин, а также сваевдавливающей машины К.С. Холкина. Было достаточное количество башенных кранов, которые оперативно монтировало, перебазировало и ремонтировало УМ-4 треста «Строймеханизация». Бригады каменщиков были укомплектованы мешалками по подработке раствора, металлическими ящиками, а также механизмами для пробивки отверстий и борозд в кирпиче и железобетоне. У штукатурных бригад имелись штукатурные станции, растворонасосы, затирочные машины. Для подачи по этажам и нанесения покрасочных составов использовались компрессоры, краскопульты, пистолеты-распылители. Все это способствовало значительному повышению общественной производительности труда. Хотя уровень ручного труда оставался, да и сейчас остается, довольно высоким, особенно на плотнично-столярных и кровельных работах, а также при вертикальной транспортировке штучных и сыпучих материалов.

Думаю, что в коллективе стройуправления культурно- массовая работа проводилась на должном уровне. Часто проводились вечера отдыха в доме культуры треста. Коллектив активно участвовал в общетрестовских, а также в районных праздниках песни.

На объектах проводились различные лекции, а также выступления артистов Омска, филармонии. На наших объектах выступали и звезды эстрады и кино: Павел Кадочников, Мария Миронова, Людмила Зыкина. Для изучения передового опыта практиковались поездки отдельных рабочих на ВДНХ СССР и крупные стройки. Создавались условия рабочим для учебы.

В нашем коллективе получили рабочую закалку и образование без отрыва от производства К.В. Давыдов, А.И. Груздков, И.Г. Троян, В.Ф. Гооге и многие другие.

Надо сказать, что в тресте тогда многие учились в школах рабочей молодежи, техникумах и институтах. Трест был своеобразной кузницей кадров, откуда вышли многие, ставшие впоследствии, крупными работниками.

Характерной чертой нашего коллектива являлось то, что среди прорабов и мастеров были в основном женщины. Это Алла Побойкина, Нина Комова, Шура Лещева, Пылева, которые успешно справлялись с обязанностями.

В начале 1965 года мне пришлось временно прервать работу в тресте №2, так как был назначен заместителем начальника объединения «Омскстрой». Возвратился в трест в феврале 1 967 года на должность управляющего. К этому времени в тресте была осуществлена более глубокая специализация — в первом СМУ были сосредоточены работы по возведению кирпичных зданий и монтажу объектов из крупнопанельных деталей, в СМУ-3 и СМУ-4 — отделочные работы. Для этого произведено соответствующее перемещение строительных бригад. Наверное это реорганизация осуществлялась не лучшим образом. Первое СМУ в ходе перестройки потеряло третью смену. Бригады каменщиков работали в основном в две смены, при этом, вторые смены были не полноценные. Неравномерно были загружены башенные краны. В первую смену они не справлялись с разгрузкой кирпича и сборного железобетона, что приводило к большим простоям автомашин на объектах и потерям рабочего времени каменщиков. Во вторую и особенно в третью смену краны зачастую простаивали. Это/ в конечном счете, приводило к удлинению сроков возведения коробок зданий.

Трест «Железобетон» исключительно плохо обеспечивал деталями крупнопанельные объекты. По этой причине возведение этих объектов затягивалась на неопределенное время. Так, например, монтаж детского комбината в поселке им. Гуртьева продолжался в течение года. Руководители СМУ-1 В.А. Ломанов и А.И. Жуков — опытные, сильные руководители, допускали нарушения принципа материальной заинтересованности, выплачивая премии по аккордным нарядам бригадам, неуложившимся в плановые сроки возведения коробок и не обеспечивающим надлежащее качество, что оборачивалось для СМУ-1 большими неприятностями.

Взаимоотношения между руководителями СМУ-1, 3, 4 складывались нездоровые, непартнерские, вытекающие по принципу «кто кого обманет». СМУ-1 стремилось столкнуть отделочникам незаконченный объект, а те в свою очередь, преследовали цель побольше вырвать у СМУ-1 денег за переделки. На этой почве возникала волокита с приемкой объектов под отделку, тянувшаяся иногда по несколько недель.

В целом коллектив треста работал более или менее устойчиво, обеспечивал заданный уровень производительности труда и ввод в эксплуатацию жилой площади.

Несмотря на плохое централизованное материально- техническое снабжение, нашим снабженцам удавалось сводить концы с концами за счет децентрализованного закупа материалов и обменных операций. Особенно это стало заметно чувствоваться, когда были построены новые объекты базы УПТК: централизованный растворный узел, силосные склады цемента и алебастра, цех хранения и гашения извести, колерная мастерская, цех раскроя стекла, цех по изготовлению сборного железобетона, металлоизделий, товарной арматуры, мелких столярных изделий и погонажа, кровельных заготовок, металлических поковок, ремонта электрооборудования, а также склады для закрытого хранения материалов, автогараж с ремонтной мастерской для технологического транспорта. Введены в эксплуатацию бытовые помещения и столовая.

В строительстве базы принимал участие весь коллектив УПТК, организаторами были И.Ф. Сорокин, А.В. Куликов, К.С. Холкин, технический отдел треста во главе с Л.И. Борисовым, И.С. Глебовым, а также В.Ф. Тихонов, А.Д. Данилов, Н.П. Притужалов, Д.И. Князев, Б.Н. Дербичев, А.Т. Елисов.

Главным организатором создания базы УПТК был В.Д. Мартынов, который проявил много личной инициативы по изысканию металлоконструкций, оборудования, материалов, привлечению опытных монтажников для монтажа силосов и автоматики.

Коллектив УПТК отличался большой стабильностью кадров, сплоченностью, что способствовало успешной работе по обеспечению строящихся объектов необходимыми материалами и изделиями. Многие материалы, как например стекло, облицовочная плитка, колера завозились в таре и контейнерах, что давало возможность избегать потерь при перевозке и хранении.

Работа УПТК треста получила положительную оценку объединения «Омскстрой». В.Д. Мартынов был выдвинут на работу в KMTС объединения, но вскоре вернулся в УПТК (не сошлись характером с начальником объединения), где и работал до ухода на пенсию.

На создание базы УПТК, по скромным расчетам, трест израсходовал около 1, 5 миллионов рублей, хотя от вышестоящей организации не получил ни рубля. Финансирование работ проводилось за счет централизации средств, выделенных в сметах заказчиков, на строительство временных зданий и сооружений. В решении этой задачи хорошим помощником был главный бухгалтер треста К.И. Педер.

За успешную работу по строительству жилья и культурно- бытовых объектов коллектив треста в 1970 году был награжден Юбилейной Ленинской памятной грамотой; в 1971 году большая группа работников треста была награждена орденами и медалями Советского Союза.

В тресте проводилась постоянная работа по улучшению жилищно-бытовых условий трудящихся/ на высоком уровне была культурно-массовая работа. В доме культуры работала художественная самодеятельность, различные кружки. Проводились массовые спортивные соревнования.

Начальник отдела кадров И. Н. Ена вместе с работниками коммунальной конторы, воспитателями общежитий, проводили систематическую работу с молодыми рабочими. Руководители, партийные, профсоюзные и комсомольские работники треста и СМУ ежемесячно посещали общежития, проводили непринужденные беседы с проживающими, иногда улаживали конфликты.

Это была полезная работа, позволившая тресту иметь более низкую текучесть кадров, чем в других трестах.

Оглядывая длительный период с момента организации треста по настоящее время, можно с уверенностью сказать, что коллектив сделал большой вклад в строительстве промышленных и гражданских объектов, как в городе, так и в деревне. Перечесть все объекты, построенные трестом, просто невозможно. Но проходя по улицам города, каждый их видит. Это и театр Юного зрителя, Дом политпросвещения, и кинотеатр «Родина», Музыкальный театр, площадки А, Б, В и Набережная Иртыша. Это школы, детские дошкольные учреждения, магазины. Множество объектов построено коллективом треста в совхозах области, особенно много было сделано при освоении целинных и залежных земель, и многие, многие другие объекты.

Думаю, трест мог бы работать лучше, сделать больше, если бы его постоянно не перекраивали и перестраивали. Не будем останавливаться на изъятии из треста крупнопанельного домостроения. Это было общегосударственное веление. Наверное, это было сделано правильно.

Но зачем, скажем, было отбирать у треста, связанное сложившимися производственными связями с остальными подразделениями, мощное СМУ №5. Зачем было у треста «Жилстрой» забирать крупные жилые объекты, отдавать их трестам промышленного строительства, а тресту №2 подкидывать всякую мелочь, где трудно было развернуться крупным специализированным бригадам, из-за чего многие бригады вынуждены были работать на нескольких объектах одновременно со всеми вытекающими последствиями. Я пытался поговорить об этом с начальником объединения, но получалась обратная реакция.

В работе треста создавали трудности и отдельные областные и городские руководящие работники, требовавшие силой своей власти, в нарушение государственной плановой дисциплины, строить сверх плана и даже вне плана и без утвержденной проектно-сметной документации. Зачастую поводом было: «нам надо сделать задел, а то в последующем году нам не дадут денег». Если кто сопротивлялся, ему говорили: «Ты что, не любишь свой город? » — и он сдавался.

Особенно большие перекосы допускались в планировании сельского строительства. В план официально включались объемы, например, 5 тыс. рублей, а задания обкома партии выражались в значительно больших объемах, которые подлежали обязательному выполнению. Для этого отвлекались материальные ресурсы с городских объектов. Потом, в конце года, приходилось выслушивать упреки, что не справились с планом кооперативного жилья.

Наверное теперь, при перестройке, такие явления удается избежать.

Я мало останавливался на недостатках и промахах, которые конечно были. С ними мы боролись вместе с парторганизацией, профсоюзом и комсомолом. Были и плохие работники — лодыри и разгильдяи, некоторых удалось воспитать, от некоторых вынуждены были избавиться.

В заключение хочу сказать несколько слов о наших партийных и профсоюзных руководителях. Сейчас эту категорию работников принято ругать. Не буду этого делать. Они этого не заслужили. Примером тому могут служить наши общественники. Коммунисты и коллектив всегда выбирали себе достойных общественно-политических руководителей.

Одним из первых секретарей парторганизации треста был Л.М. Розенберг, очень культурный, грамотный, всесторонне воспитанный человек, который умел поговорить и с коллективом, и с отдельным работником. Вспоминаю, как однажды (это было уже после войны), он приехал вместе с коммунистами треста к нам на объект в конце рабочего дня для участия в субботнике. Их поддержали рабочие участка. Закипела совместная работа: копали траншеи, закладывали фундаменты, вели кирпичную кладку, устраивали подмостки. Сделали много полезной работы и доказали, что субботники надо устраивать с умом. — Не заниматься только перетаскиванием с места на место материалов, да уборкой, а делать настоящее дело.

Большим авторитетом в коллективе пользовался К.С. Молодых. В партбюро он появлялся в основном, после рабочего дня, а днем, если не был занят в горкоме или райкоме КПСС, постоянно находился на объектах, среди рабочих, что позволяло ему хорошо знать состояние работ на объектах и настроение рабочих.

Очень удачно строил свою работу секретарь парткома А.А. Баранов. Он много уделял внимания подготовке проведения партсобраний треста и заседаний парткома. Кроме поручения отдельным коммунистам проверить тот или иной вопрос в порядке подготовки к собранию или парткому Арсений Антонович сам лично перед собранием посещал объекты, напоминал коммунистам о собрании, советовал некоторым выступить на собрании. В результате собрания и парткомы проходили интересно при большей активности. Он умел сочетать все это с высокой требовательностью. Следил за выполнением решений, напоминал ответственным лицам о приближении сроков выполнения заданий. При нем действовала передвижная радиогазета. На объектах часто Л.А. Жур- кина выступала по радио, знакомила строителей с последними известиями по стране, по городу, и в тресте, сообщала результаты хода социалистического соревнования, знакомила с достижениями отдельных передовиков. Н.П. Дежин продолжал действовать так же. Оба они очень внимательно следили за ходом политзанятий.

В этих же традициях работали и председатели постройкома Т.С. Мостицкий, С.М. Захваткин. В.Н. Шкурда, хотя каждый из них чем-то- и отличался от других. Мостицкий — производственник, механизатор, Захваткин — строитель и массовик, живой, подвижный человек, Шкурда — участник Великой Отечественной войны. У каждого были свои темы для разговора с людьми. Но главную цель они ставили перед собой в работе с коллективом, была одна — мобилизация коллектива на выполнение плана, а также создание необходимых производственных и бытовых условий трудящихся. Кроме работы в бригадах, их полем деятельности были общежития, дом культуры, художественная самодеятельность, массовые спортивные и оздоровительные мероприятия, пионерский лагерь, поликлиника и здравпункт, детские дошкольные учреждения, производственные бытовки, общие собрания и производственные совещания. Партийные и профсоюзные организаторы предъявляли высокую требовательность к руководителям подразделений, к прорабам, мастерам, вместе с тем оказывали им большую помощь в решении стоящих задач. Их знал в лицо буквально каждый рабочий, мог свободно подойти к любому, в любое время, как равному.

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.С. И. ОНИЩЕНКО.
35 ЛЕТ РАБОТЫ В ТРЕСТЕ №2

О становлении треста в годы войны 1941-45 гг. и работе его коллектива в послевоенный период рассказано в воспоминаниях бывших управляющих трестом тт. Ищенко Е.С. и Худолей П.Ф. Я же хочу остановиться на отдельных моментах работы треста, которые не только улучшали работу самого треста, но и оказывали существенное положительное влияние на работу других, не входящих в состав треста, строительных организаций города.

 

1. О ПЕРВОМ БАШЕННОМ КРАНЕ

Я начал свою работу в коллективе треста в декабре 1949 года. Основные силы строителей были сосредоточены в двух строительных конторах №1 и №2 (так они тогда назывались). Начальниками контор в то время были: т. Игнатович Петр Алексеевич, впоследствии председатель Октябрьского райисполкома и т. Павлов Федор Георгиевич, ставший вскоре гл. инженером, а затем управляющим трестом №2.

Вот в строительную контору №2 я и был принят прорабом в декабре 1949 г.

В эти годы стал резко увеличиваться объем строительства жилья, поэтому руководством треста было решено в 1951 г. провести реорганизацию и вместо двух строительных контор было организовано три строительных управления. Этому третьему управлению и было поручено строительство жилья и объектов соцкультбыта, а СУ №1 и №2 в основном занимались строительством промышленных объектов. Первым начальником СУ №3 был назначен опытный и грамотный строитель Богушевич Борис Иванович.

В начале 50-х годов было принято решение о повышении этажности домов, до этого в основном строились 2-этажные дома. Самой крупной площадкой в 1951-54 годах не только в СУ-3, но и во всем тресте была стройплощадка по ул. Красных Зорь между улицами Б. Хмельницкого и 8-й Линией, на ней строились 3-х и 4-этажные дома. Видимо поэтому первый башенный кран БК-3 трехтонный, который появился в тресте в мае 1953 г. был передан в СУ №3 и занимался его монтажем и эксплуатацией гл. механик СУ №3 т. Сидельников Валентин Федорович. В то время еще не было треста Строймеханизация, он был организован только в 1959 году.

До появления башенного крана основным грузоподъемным механизмом был кран «Пионер» и основным транспортным средством была тачка, на которой доставлялся кирпич и раствор к рабочему месту каменщика. В это же время при строительстве жилых домов начали применяться железобетонные прогоны весом около трехсот килограммов. Перед появлением башенного крана на одном из домов была закончена кладка первого этажа и надо было уложить 12 штук этих прогонов. Это была изнурительная и опасная работа. Вначале с помощью лебедки этот прогон укладывался на наружную стену, а потом по ней, с помощью покатов и ломиков, перемещать до места укладки. Выполняла эту работу очень сильная бригада плотников в количестве 12 человек, где бригадиром был т. Иванов Дмитрий Ефимович. Для того, чтобы уложить на место эти двенадцать прогонов вручную бригада затратила 4 рабочих дня, а когда подошло время укладывать такие же прогоны на 2-м этаже, то с помощью башенного крана их установка заняла всего 2 часа.

Во время первого демонтажа башенного крана для перевозки его на другой объект произошел неприятный случай.

При опускании портала крана вместе со стрелой, лопнул трос у монтажной лебедки и кран, не дойдя около 3- х метров до земли, упал. Никто из рабочих не пострадал, но была деформирована стрела. Располагая высококвалифицированными эл. сварщиками, СУ №3 своими силами отремонтировал деформированную стрелу и кран этот благополучно доработал до своего списания «по старости».

 

2. НОВЫЕ ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ТРУДА

2. 1. Организация комплексных бригад

В связи с появлением новых грузоподъемных механизмов — башенных кранов — по всей стране начался поиск и новых форм организации труда. До башенных кранов основными грузоподъемными механизмами были кран «Пионер» и стоечный или, как его раньше называли, шахтный подъемник с площадкой, на которую устанавливались две тачки с раствором или кирпичом. Такие маломощные механизмы могли обеспечить небольшие звенья каменщиков 4-5 человек.

В СУ №3 было принято решение создать комплексные бригады, объединив отдельные звенья каменщиков в бригады.

Первая комплексная бригада была создана на строительстве жилого массива, расположенного между улицами Масленникова — Маяковского и пр. К. Маркса — ул. Ленина летом 1954 года.

В первой комплексной бригаде было 28 каменщиков и 12 человек бр. Иванова Д.Е. плотников. Бригадиром первой комплексной бригады был один из лучших каменщиков треста т. Гагарин Николай Ильич, звеньевым каменщик Яков Брец и бывший бригадир плотников Иванов Д.Е.

С созданием этой бригады впервые среди строителей г. Омска была введена 2-х и 3 сменная работа каменщиков при возведении коробок зданий. Примерно через месяц после создания первой комплексной бригады мы убедились, что введение плотников в комплексную бригаду не дает должного эффекта. Поэтому плотники были выведены из состава бригады каменщиков и объединены в плотничностолярные бригады численностью 25-30 чел., а бригадам каменщиков, численность 25-30 чел., они так и продолжали называться комплексными, вменялось в обязанность кирпичная кладка зданий, монтаж сборных железобетонных конструкций и гипсобетонных перегородок, которые, кстати сказать, стали массово внедряться на строительстве жилья в 1953-54 г г.

Состав работы бригад каменщиков и плотников-столяров остался и по настоящее время тот же, что и в 1955 году, но количество рабочих в них резко уменьшилось и сейчас в тресте редко можно найти бригаду каменщиков или плотников-столяров, численность которой более 10 чел.

2.2. Внедрение башенных кранов потребовало внести изменение и в технологическую оснастку:

— была внедрена контейнеризация при перевозке кирпича. Разработал конструкцию контейнеров директор кирпичного завода №11 т. Лукьянов Дмитрий Евлампович.

Следует сказать, что многие из работающих в настоящее время в тресте, не знают, что кирпичный завод №1 1 (ныне завод №2, расположенный на ул. 7-я рабочая) принадлежал тресту №2;

— были изготовлены специальные растворные ящики, более емкие, для подъема их башенными кранами;

— потребовалось строительство более мощных растворных узлов, приспособленных для выдачи готового раствора в автомашины-самосвалы.

Первый такой узел был построен в 1 953 г. на вышеуказанном жилом массиве (во дворе дома, где теперь помещается магазин «Тысяча мелочей»). Работал этот узел в три смены.

Затем более мощный растворный узел с известегасительным хозяйством был построен в квартале А, затем перенесен в квартал «Б». Этот растворный узел обслуживал уже не только СУ №3, но и частично другие управления. Эти узлы работали две смены. А затем уже в конце 60-х годов был построен теперешний растворный узел на территории УПТК, который и в настоящее время обеспечивает раствором все подразделения треста.

 

2.3. О специализации

1. Впервые в тресте, да и в городе, была проведена специализация строительных работ в СМУ №3 на квартале «А».

Были организованы 3 потока (так мы их называли):

  • 1-й поток объединял все бригады каменщиков (а их в СМУ №3 было 3 бригады). В задачу этого потока входило возведение коробок. Руководил этим потоком ст. прораб т. Изаксон Анатолий Исаевич (впоследствии зам. управляющего трестом №2) в его подчинении было 6 мастеров, работа этого потока велась в 2 смены;
  • 2-й поток — плотнично-столярные работы. В его состав входили две плотнично-столярные бригады численностью 25-30 чел. каждая. Руководил потоком ст. прораб т. Троян Иван Григорьевич;
  • 3-й поток — отделочные работы объединял всех штукатуров-маляров. Руководителем был т. Кисляков Василий Маркович.

Немного позднее 2-й и 3-й потоки соединились в один.

Внедрение специализации дало такие положительные результаты:

  • улучшилась организация труда в потоках, т. к. ст. прорабу и мастерам следовало решать меньший круг вопросов;
  • улучшилось качество выполняемых работ, т. к. 1-й поток вынужден был сдавать свои работы следующим за ним потоком;
  • улучшилось финансовое состояние СМУ: впервые за время существования стройуправление закончило с прибылями около 1, 5 млн. руб.;

1. В конце 1967 года была проведена специализация подразделений треста.

Перед проведением специализации были проведены следующие мероприятия.

1.1. Группа работников под руководством начальника отдела труда и зарплаты треста т. Маркожана Петра Федоровича побывала в г г., Новосибирске и Новокузнецке, где уже была внедрена специализация, чтобы на основании их опыта внедрить специализацию у себя в тресте. Опыт новосибирских строительных организаций нам не подошел, так как там был создан специальный трест отделочных работ, который вел отделку у всех трестов города, сооружавших коробки зданий как соцкультбыта, так и промышленных зданий.

В г. Омске такого треста тогда не было, нет его и сейчас. Поэтому был принят вариант Новокузнецких строителей с некоторой переработкой.

1.2. Было разработано «Положение о взаимоотношениях между подразделениями треста». Работы между подразделениями треста распределились следующим образом:

  • СМУ №2. Управление нулевого цикла;
  • возведение ф-тов, прокладка коммуникаций внутриквартальные и благоустройство (в основном отмостки у зданий). Это управление было генподрядное. Через него проходили такие субподрядчики как Спецстрой, сантехмонтаж (т. трассы) и др.

СМУ №1. Возведение коробок зданий, по готовым фундаментам, с устройством кровель и сдачи готовой коробки субподрядчикам под монтаж и отделочникам в отделку. Управление субподрядное.

СМУ №3 и №4. Генподрядные управления должны выполнять плотнично-столярные и отделочные работы, сдавать объект Госкомиссии.

Были разработаны в этом положении и финансовые санкции, позволяющие снимать определенные суммы с выполнения СМУ №2 и СМУ №1 за низкое качество работ.

Почти в это же время было организовано УПТК.

Перед опубликованием приказа по тресту было проведено общее собрание рабочих и служащих, на котором подробно обсудили положение о специализации. На собрании присутствовал начальник Объединения Омскстрой т. Степанец Н. В. Собрание постановило внедрять специализацию. Однако создание специализированных управлений проходило не особенно гладко.

До специализации в каждом СМУ треста были все профессии, поэтому, создавая специализированные управления, потребовалось переводить каменщиков в СМУ №1, плотников и отделочников — в СМУ N23 и 4. Возникли вопросы, в том числе и это, пожалуй главный, как будет с очередностью на квартиру, удаленность места жительства от новой работы и др.

В общем в этот период из треста уволилось около 15% рабочих разной квалификации. Однако постепенно все эти вопросы утряслись и уже на 3-й год, т. е. в 1970-71 гг., были ощутимы результаты специализации:

  • улучшилась организация труда, т. к. начальники управлений имели больше времени для решения уменьшенного количества проблем;
  • улучшилось качество работ, трест стал получать знамена специально за высокое качество;
  • повысилась выработка на одного работающего и до 1985 года трест по выработке в денежном выражении уступал только тресту КПД.

Однако через год пришлось внести изменения в положение, так как не все складывалось как задумано.

Так СМУ №2, по измененному положению вменялось возведение фундаментов только для себя и на этих фундаментах возводить коробки и сдавать субподрядчикам и отделочникам.

СМУ №1 следует выполнять фундаменты для себя и на них возводить коробки зданий.

СМУ №3 и 4 в дополнение к ранее определенным работам должны выполнять мелкие коммуникации — траншеи под газ и кабель, кроме объектов, возводимых СМУ №2.

 

3. Механизация

3.1. Из работающих в настоящее время каменщиков мало кто знает о том, что машины для подработки раствора появились впервые в тресте №2. Разработал их конструкцию гл. механик треста №2 т. Холкин Константин Семенович. Изготовлены эти машины в УПТК своими силами в 1967 году. Затем чертежи были, по просьбе механиков, размножены и выданы другим трестам, которые так же своими силами изготовили мешалки и снабдили ими бригады каменщиков.

3.2. Первая штукатурная станция была изготовлена в СМУ №4 треста №2 в 1970-71 г. г., где только начал свою деятельность начальником СМУ Афонькин Григорий Алексеевич, большой любитель и знаток механизации. Афонькин Г. А., которому в феврале месяце 1990 г. присвоено звание заслуженного строителя РСФСР и сейчас, вот уже 20 лет, работает начальником СМУ №4.

Для первой штукатурной станции была использована машина для подработки раствора каменщиков, к которой был присоединен растворонасос.

 

4. Новые материалы

1. Мало людей знают о том, что облицовочная плитка, которая в настоящее время применяется в большом количестве для отделки фасадов кирпичных зданий, изобретена в тресте №2 в 1953 году. Она изготавливалась на базе треста (нынешнее УПТК) и применялась на облицовке фасада 5-этажного дома по ул. К. Маркса, расположенного в ранее упомянутом квартале. Затем из-за отсутствия базы ее изготовление, после окончания облицовки одного дома, было прекращено. Возобновилось ее изготовление в 1980-81 г. г. на заводах треста Железобетон, по чертежам треста №2, но узаконенных институтом Омскгражданпроект.

2. При устройстве подвесных потолков очень много хлопот доставляла противопожарная защита деревянных конструкций. Сложно было доказывать пожнадзору, что деревянные бруски, обложенные стеклотканью или окрашенные огнестойкой краской, соответствуют пожарным нормам.

Из научной информации мы узнали, что пропитка дре весины специальными антиперинами дает желаемый противопожарный эффект и что этот метод применяется в г. Новосибирске. Срочно в этот трест был направлен работник треста и уже в мае месяце 1974 г. пропитка древесины была организована в УПТК треста, а это избавило наших рабочих от трудоемких работ и удовлетворило органы пожнадзора. Работа эта продолжается и в настоящее время.

Как я уже сказал в этом коротком рассказе, перечислена малая часть тех начинаний, где трест был первым и тех начинаний, которые затем подхватывались другими строительными организациями города и это поднимало общий уровень строительства. О том, что нового внедрил трест в строительство как первооткрыватель, о его людях можно написать много хороших книг, и очень жаль, что писатели мало пишут пока о строителях. В своих коротких воспоминаниях я пытался показать, что коллектив треста на протяжении всего своего 50-летнего существования работал не только, чтобы «наработаться», а старался сделать так, чтобы облегчить тяжелый труд строителей, чтобы труд был легче и производительней.

Хочется особо отметить, что коллектив рабочих, ИТР и служащих треста отличался большой человечностью. Хорошим качеством коллектива было не оставить человека в беде, помочь ему. В этом я убедился на собственном опыте.

Дома — они как люди, у каждого дома, в процессе строительства, было что-то особенное, свое, которое запомнилось на всю жизнь.

Проходя или проезжая мимо того или иного дома, в строительстве которого я участвовал в качестве прораба, начальника СМУ №3, гл. инженера, управляющего трестом, вспоминается каждый раз, что-нибудь особенное, присущее только этому дому.

Проработав почти 35 лет в коллективе треста, я испытал вместе с коллективом много огорчений, но были и радости, правда, их было гораздо меньше.

Отмечая 50-летие со дня образования треста №2, хочется пожелать всем работникам коллектива треста крепкого здоровья, счастья в личной жизни и больше радостей, чем огорчений, в производственной деятельности.

 

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.Н. Ф. НАУМЕНКО.
СТРОЙКА — МОЯ СУДЬБА

Помнится мне такой случай... Пришла к нам в бригаду молодая женщина. Поработала немного — стала увольняться. Спросила ее: почему? — А-а-а, не хочу в грязи возиться.

Подумала я, что словами ее не разубедить, однако, чувствовала и себя виноватой — не нашли мы подхода к человеку. И вот столько лет прошло, а этот факт не забывается. И посей час я как бы спорю с ней... Да, нашу работу штукатуров не сделаешь в белом халате. Мы имеем дело с сыпучими материалами, раствором, водой, работаем пока что грубым инструментом. Придет, конечно, время, и мы перейдем на сухие методы штукатурки, работа станет чище, придумают и сделают машины, инструмент, которым станет легче и быстрее работать. Но даже и при этом все будут делать наши руки. Я убеждена, что даже самый совершенный инструмент не выполнит работу хорошо, если человек, в руках которого он, безразличен к делу. Важно, то, с каким настроением, с какой мерой душевного расположения подходишь ты к делу. Называют это «любовью к профессии». А с чего начинается эта любовь? Я думаю, что скучающий человек не может хорошо работать, что от человека, который не радуется труду своему, мало проку. А откуда же брать эту радость? От жизни, которая в условиях перестройки меняется на наших глазах, от чувства того, что и ты должен положить свои силы, чтобы она стала красивее, богаче...

 

СНАЧАЛА БЫЛИ ТОЛЬКО РУКИ, ПОТОМ ПРИШЛИ МЕХАНИЗМЫ, ПОТОМ — НОВЫЙ МЕТОД

Помню, когда начинали строить дома на площадке «А», здесь было болото. Иртыш рядом, и по берегу лепились какие-то сараи, кучи бревен. К берегу можно было попасть по шаткому настилу на деревянных сваях. Сколько же песка нужно было намыть, сколько сил затратить, чтобы поставить на этом месте кварталы жилых домов, устроить набережную, которой сейчас гордятся омичи. И нет, пожалуй, в этом микрорайоне кирпичного дома, на котором бы не работала наша бригада.

Сегодня этот район считается уже старым, потому что выросло много новых, с домами улучшенных серий, имеющими больше удобств. Ведь только за последние 25 лет в Омске построено столько жилья, сколько насчитывал к началу 60-х годов весь жилой фонд города.

Наш трест №2 строит жилые дома и объекты социально и культурно-бытового назначения — школы, Дома культуры, детские сады, предприятия бытового обслуживания и торговли и т. д. Эти здания в основном возводятся из кирпича. А в Омске за последние годы большое развитие получило сборное строительство; 85% жилых домов — панельные. Значит, и сроки возведения их стали короче. Но без кирпичных домов и зданий, исполненных по индивидуальным проектам, не обойтись — тогда город проигрывает в своем облике. И в то же время мы, строящие здания из кирпича, не имеем права отставать в сроках строительства от тех, кто возводит сборные. Но затраты труда на кирпичном доме, естественно, выше. Где же выход? Может быть, увеличить число рабочих? Согласитесь, что это не тот путь. В тресте стали искать способы механизировать труд штукатуров. В нашей бригаде стали испытывать новые механизмы и инструмент. Вспоминаю, как поставили нам впервые штукатурную станцию:

— Ну-ка, пробуйте, девчата, работать по-новому.

Раньше-то как штукатурили: поднесешь раствор носилками к месту работы и мастерком шлеп-шлеп на стенку. Вот потихоньку и шлепаешь. А тут раствор привозят, загружают в приемный бункер штукатурной станции и по толстым резиновым шлангам с помощью растворонасосов закачивают к месту работы. Возьмешь конец шланга, на котором специальное устройство — сопло, — и как бы поливаешь раствором стену. На первый взгляд — удобно. Однако пришлось нам немало помучиться, пока освоили этот механизм.

Какие трудности были? Во-первых, много значит привычка к старым приемам в работе, ведь не один год нашлепывали мы на стены раствор и казалось, что лучшего и не придумаешь, приемы определенные выработались. Новый прием вроде несподручен. Да и сами механизмы нам, женщинам, казались как бы не с руки. Я первая взялась за этот шланг. Потом уже другие стали пробовать. У иной сразу не получается, бросит шланг: «не буду, лучше уж руками!». Бывало, прикрикнешь, а то и ласковым уговором заставишь. Постепенно научились в бригаде сопловать, выгоду почувствовали — быстрее получается, и все-таки легче. Такая же история с затирочными машинками. Раньше поверхности стен заглаживали вчистую только полутерками. А здесь специальная машинка — знай, води по поверхности. Как в сказке. Только сказка-то скоро сказывается, а вот с машинками этими, пока приспособились, много времени ушло.

Машинки вначале были несовершенные. Сперва — пневматические, от компрессора, сжатым воздухом работали. Потом уж пошли электрические. Подключали их к преобразователям, или к трансформаторам с низким напряжением. И в том, и в другом случае — таскай за собой по этажам компрессоры или тяжелые трансформаторы, путайся со шлангами. Сейчас же стало намного проще — подключишься к розетке с напряжением 36 вольт постоянного тока — и работай себе. А что было делать, если машинка сломалась или диск надо заменить? Значит, бросали ее и принимались за полутерки. И этот вопрос разрешили: сейчас на площадке есть вагон-инструменталка, сдашь слесарю неисправную, возьмешь взамен другую и — продолжай.

Если сравнить ту, первую штукатурную станцию с сегодняшней, разница большая. Первая была без агрегата для подработки раствора. Вручную через вибросито загружали в бункер раствор, перемешивали его лопатой. А сейчас — подходит самосвал, выгружает раствор в бункер, включаешь мотор — заработал барабан с лопастями, раствор перемешивается, добавляется вода, доводится до нужной консистенции и подается по шлангам к месту. В зимнее время бункер утепляется, раствор в нем подогревается.

То же и со шлангами — первое время много неудобств было. Соединения между отдельными отрезками были несовершенные и часто при давлении расходились, раствор вытекал. Потом сделали надежные соединительные муфты — дело пошло лучше.

Помогали нам осваивать новую технику инструкторы треста «Оргтехстрой», механики нашего управления и треста, руководители и специалисты. Все были заинтересованы, чтобы механизация прижилась, чтобы получить от нее отдачу в производительности, в облегчении условий труда, в улучшении качества штукатурки. Благодаря этой помощи наша бригада освоила механизированный метод. Сейчас мы даже не представляем как это раньше обходились без штукатурной станции, затирочных машинок.

За счет освоения механизации мы выигрывали. Если в 1970 году в день мы делали в среднем по 9, 7 кв. м. на штукатура в день, то к 1985 — 16, 1 кв. м.

 

НАША РАБОЧАЯ ГАРАНТИЯ

Незабываемыми стали для нашей бригады и, думаю, для каждого рабочего человека дни подготовки и работы XXV съезда партии, обсуждение решений съезда. Как бы ответом на эти события стал призыв москвичей «Пятилетке эффективности и качества — рабочую гарантию». Этот почин диктовался самой жизнью. Сегодня уже мало самому хорошо работать, давать хорошую продукцию, а важно добиваться, чтобы на всем пути производства этой продукции не было небрежности и халатности. А кому, как не нам, рабочим, взять это дело в свои руки. Поясним эту мысль на примере нашей бригады и треста. Не помню, чтобы нам когда-то поставили удовлетворительную оценку за качество штукатурки, только — «отлично» и «хорошо». А с внедрением поточно-пооперационного метода с качеством стало еще лучше, потому что, сдавая каждый день готовую продукцию, ежедневно видишь свою работу, и уж если что-то получилось не так, тут же исправишь.

Но одна бригада сама по себе не повысит качества строительства объекта в целом, и чтобы такую задачу решить, у нас действует система управления качеством. Вот такие данные: в 1970 году наш трест 2 сдал на «хорошо» и «отлично» только 54% жилья и 57% объектов социально-бытового и культурного назначения, а через 10 лет соответственно 86 и 100 процентов. Значит, качество нашей работы улучшилось. Чем это объясняется? Думаю, тем, что на стройке стали внедрять систему пооперационного контроля за качеством по конструктивным элементам. На мастеров, прорабов возложили больше ответственности за контроль качества, разработали методику определения качества, шкалу оценок по каждому конструктивному элементу. Для бригад разработали условия соревнования, за хорошее качество к аккордно-премиальному наряду прибавляется oпрeдeлeнный процент, за недостатки по качеству наоборот, снимается. Не скажу, что все шло гладко, но одно то, что в это внесли организацию, уже сказывается. Вот и теперь, прежде чем перейти на объект, штукатуры принимают у каменщиков работу, вместе с мастером или прорабом, бригадиром каменщиков обходят все, придирчиво осматривают кладку и дают оценку. А оценка эта на заработок бригады каменщиков влияет. Так же происходит и в нашей бригаде: качество штукатурки принимают у нас следующие за нами по технологической цепочке столяры-плотники и маляры. Здесь уже идет строгий суд: требовательность высокая предъявляется.

Один день в неделе у нас так и называли в тресте — день качества. Руководители и специалисты управлений, треста на каждом объекте проверяют качество работы. Это ведь не только учет тех или иных недостатков, но и встречи с руководителями, обмен мнениями, иной раз и нелицеприятный разговор о просчетах в организации труда и снабжения. Во всяком случае, от таких дней качества мы получаем пользу.

Еще бы хотела остановиться на хорошем мероприятии, которое стали вводить в нашем тресте — днях бригадира. Правда, проводятся они один раз в 3-4 месяца, но очень запоминаются. Мы встречаемся все вместе, бригадиры всех специальностей, слушаем друг-друга, узнаем новое, вместе едем на объекты, учимся, как лучше организовать работу, в ином случае покажут — как не надо. В общем, день бригадира — хорошее дело, особенно для молодых.

 

СОРЕВНОВАТЬСЯ — ЗНАЧИТ, ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЛУЧШИЙ ОПЫТ

Мы вышли победителями в соревновании юбилейного года, года, 70-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Все годы 11 пятилетки мы работали и продолжаем работать под девизом «Пятилетке эффективности и качества — нашу рабочую гарантию!». Внешне, казалось бы, мало что изменилось. А вот боевой настрой внутри бригады, следовательно, ответственность каждого за качество труда стали ощущаться сильнее. Как-то летом мне пришлось работать сразу на двух объектах, так уж получилось — производственная необходимость. Однажды после рабочего дня на жилом доме, где работала почти вся бригада, приезжаю на стройку студенческого общежития, посмотреть, как дела продвинулись. Никого нет — время к вечеру. Иду по этажам — слышу голоса. Кому бы это быть? Так и есть, две девочки мои работают. Спрашиваю: а вы почему не дома? Смутились. А потом одна из них. говорит: «Знаешь, Нина Федоровна, отделали мы эту комнату, что-то неважно получилось, но вот... » Посмотрела я, вроде, и до этого они работу выполнили неплохо, но решили все-таки переделать, сами нашли изъяны. В душе я, конечно, порадовалась этому. К такому порядку привыкли в бригаде те, кто давно работает: допустил небрежность — переделывай в нерабочее время. А эти девушки. и в бригаду пришли недавно, и вот уже без всякой подсказки решили исправить себя. Ну как тут не порадоваться.

Этому помогает соревнование внутри бригады между потоками и звеньями, между отдельными членами бригады.

Конечно, дела и настрой членов бригады зависят от общего состояния дел в нашем тресте. Трест-2 — старейшая строительная организация в городе. Более 300 ветеранов труда проработали в нем по 25 и больше лет. Можно представить, какие это большие мастера строительного дела и толковые. организаторы производства. Интересно работать в таком коллективе, где имеются хорошие трудовые традиции и опытные кадры.

Есть у нас многие формы соревнования. В тресте разработаны условия социалистического соревнования между строительно-монтажными управлениями, между прорабскими участками. Традиционными стали соревнования за звание «Лучший рабочий по профессии», «Гвардеец жилищного строительства треста №2», «Заслуженный ветеран треста 2».

Условиями социалистического соревнования предусмотрены меры морального и материального поощрения. Например, коллективу СМУ, по результатам работы за квартал, добившемуся лучших показателей, присуждается 1 место с вручением переходящего Красного знамени, этот коллектив заносится в Книгу трудовой славы треста, поощряется и денежной премией. Если же коллектив этого управления удерживает 1 место и в последующий квартал, то премия увеличивается на 20%. Коллектив СМУ — победитель в социалистическом соревновании по итогам года награждается переходящим Красным знаменем треста, заносится в Книгу почета «Летопись коллектива треста №2» с выдачей свидетельства и денежной премии 1000 рублей. Если же в этом управлении объем работ увеличился за год на 20%, выработка на 15%, сдача объектов на «хорошо» и «отлично» составляет не менее 90% — то премия увеличивается в два раза.

Аналогичные меры поощрения разработаны и для прорабских участков, бригад, в том числе и бригад, работающих по хозрасчету.

Для успеха соревнования очень важно организовать его так, чтобы каждый рабочий, каждый коллектив, на определенный период имел конкретное задание, чтобы постоянно люди информировались о том, каких результатов добивается каждый из соревнующихся коллективов.

 

НАШИ РЕЗЕРВЫ

Итак, достигли мы выработки 16, 1 кв. м. на человека в смену (в среднем по стране штукатуры пока делают по 7-8 кв. м. ), а дальше что, где же резервы? Ведь мы не имеем права останавливаться на достигнутом. А резервов немало.

То, что мы сами можем работать еще лучше — это бесспорно. Что там и говорить, некоторым моим девчатам, особенно молодым, еще мастерства не хватает, умения. Бывают и простои по нашей вине. Это наши, как говорится, внутренние резервы, мы их, конечно, используем. Но есть и внешние. Я бы разделила их на технические и организационные.

Возьмем вопросы технического порядка.

Нашим инженерам есть над чем подумать. Представьте, веду я соплование, давление, с каким подается раствор по шлангам, регулирую не я, а машинист станции, который находится внизу, в самой станции. Это неудобно. Давление должна регулировать я, то есть управление станцией нужно вынести на рабочее место. Тогда я могу вовремя останавливать моторы, менять давление, наносить раствор механизированно в труднодоступные места. Этот вопрос требует инженерной поддержки.

Теперь возьмем такой вопрос: на двух основных операциях — нанесении раствора на стены и заглаживании поверхностей — процесс механизирован, и руки не прикасаются к раствору. А вот отделка откосов, мест примыкания, рустов — делается вручную. Неужели и здесь нельзя ввести механизацию? Часто мы спорим по этому поводу. Кто-то доказывает, что это невозможно. А я отвечаю, что несколько лет назад тоже не верили, что можно по шлангам подавать раствор на этажи. Думать надо, искать.

Теперь на крупных строительных объектах есть вагоны- инструменталки. Кажется, чего еще надо: потребовался тебе какой-то инструмент — идешь к хозяину этого инструментального вагончика и получаешь. Если нет в наличии нужного инструмента, он тут же свяжется по рации со своим диспетчером и закажет. Однако на деле получается не всегда так. Сломалась затирочная машинка, принесешь в вагон-инструменталку слесарю, он поковыряется в ней, отдаст, мол, исправная, а через пять минут снова бежишь — не работает. Набор инструмента и приспособлений в этих инструменталках бедный, редко пополняется новым. Да и слесари бывают разные. Большинство — хорошие специалисты, наши помощники. Но встречаются и такие, что не особенно заинтересованы в общем деле. Поскольку у нас все взаимосвязано, то и необходимо поставить зарплату работников техслужб в прямую зависимость от наших результатов.

 

БРИГАДНЫЙ ПОДРЯД — ПРЕЖДЕ ВСЕГО

Года три назад на отделке 9-этажного дома наша бригада заключила договор на штукатурные работы. Основное мы сделали, но не довели до конца — перебросили бригаду на другой объект, а здесь, мол, нет лифтов у заказчика, и работы надо прекратить. Вернулись мы на этот дом только через несколько месяцев. Конечно, сроки подряда мы не выполнили, и в том, что такой договор мы заключили, в СМУ об этом даже забыли.

Значение бригадного подряда, суть его в том, что подписывая договор, бригада берет на себя ответственность за все дела на стройке. Как выразился зачинатель этого метода Николай Анатольевич Злобин, «бригадный подряд — это не привилегия отдельных бригад, а принцип работы на стройке». Быть хозяином — так коротко можно выразить это положение.

Что же касается отношений между организациями внутри треста, на мой взгляд, специализация СМУ по отдельным видам работ сейчас серьезно тормозит все дело. Видимо, будущее за потоками. Нужно сделать точные расчеты внутренней структуры таких потоков. Бригады разных профессий должны быть сформированы по количеству людей так, чтобы, не отставая и не опережая, выполнять свои работы строго в технологической последовательности. Вот тогда бригадный подряд будет не искусственной формой, а естественным, необходимым методом труда.

 

ПЛАНИРОВАНИЕ И ЕЩЕ РАЗ ПЛАНИРОВАНИЕ

Подряд начинается с планирования.

Сейчас более половины объектов сдается в четвертом квартале, а если точнее — в последних числах декабря. Следовательно, вопрос прежде всего в том, чтобы ритмично в течение года спланировать сдачу конечной строительной продукции. В этом отношении для нас, строителей, очень ценный опыт города Орла, или «орловская непрерывка», то есть планирование капитального строительства на два года. Об этом опыте много писали и пишут. Центральный Комитет нашей партии одобрил его и рекомендовал для внедрения, Но, видимо, в некоторых городах, в частности, у нас в Омске, считают необязательным вводить более четкое двухлетнее планирование строительства.

По нормам Госстроя СССР положено, чтобы заказчики в текущем году 30% средств передавали на задел для будущего года, а, как правило, больше 7-8% под задел не передается, да и эти мизерные средства к концу года снимаются.

В этом, и прежде всего в этом, я вижу наши резервы повышения производительности труда, улучшения качества строительства. И уверена, что это мнение разделяют исключительно все, кто имеет отношение к стройке. Глубоко запал в память художественный фильм «Премия». Сколько раз смотрела его и в кино, и по телевидению, и в нашем драматическом театре. Этот спектакль выражает наши думы, наши чаяния о будущем стройки.

 

ДУМА О МОЛОДЫХ

О молодежи, о воспитании достойной смены — все наши заботы. Начну с такого анализа. Бригада на стройке — это совсем не то, что в колхозе и совхозе, и далеко не заводские условия у нас, где большинство рабочих-сдельщиков работает по принципу «всяк за себя». А у нас «один за всех — все за одного». Поэтому, когда в бригаду направляют новичков, кадровые рабочие встречают их не с восторгом. Почему? Ведь заработок в бригаде делится поровну, в зависимости от разряда: работали у меня в бригаде девчата по 3-4 года, дело знают, и тут приходят с ГПТУ тоже с третьим разрядом, девочки, теоретически подготовленные, а вот опыта работы не имеющие, да и физически пока, что слабее и не у каждой еще выработалась привычка к высокой дисциплинированности и интенсивному труду. А зарплата-то в итоге получается одинаковая, то есть опытные рабочие в какой-то степени обрабатывают новичков. В этом сложность. И в то же время общая заинтересованность в успехе бригады, как бы контроль за трудом и поведением молодых со стороны всей бригады облегчает задачу воспитания. Всем понятно, что без молодежи мы не можем расти. Хотя текучесть в нашей бригаде равна нулю, все-таки ежегодно мы принимали 4-5 человек в свой коллектив. Помню к нам в бригаду пришли четыре выпускницы ГПТУ. Сначала я сама несколько дней присматривалась к ним. Вот эта девочка порывистая, возбудимая, силы неэкономно расходует, надо, чтобы постоянно рядом с ней был спокойный, уравновешенный человек. А эта наоборот — флегматичная, значит нужно приставить ее к боевой женщине, чтобы расшевелила. В общем-то такое деление упрощенное, вопрос значительно глубже, выбор впоследствии незаметно делают сами девочки-новички, как бы выделяя из всей бригады своего человека, и здесь приходится в первую очередь считаться с их желанием.

Так и получилось, что Клава Ауталипова потянулась к нашей Вале Смирновой, Наташа — к Алле Курбацкой, Ира — к Зое Назаровой. Когда это определилось, на совете бригады мы утвердили наших опытных работниц наставниками. Девочки, надо сказать, быстро освоились, а когда получили первую зарплату по 150 рублей, они сразу почувствовали и собственную весомость и зависимость от коллектива, и заслуженное признание. Рядом с опытными мастерицами девушки сразу быстро стали осваивать свое дело. Но это первые шаги. Конечно, Катя будет делиться с Валей своими сокровенными мыслями и заботами, и пойдут они вместе по магазинам, чтобы выбрать обновку, и в гости придет в семью Вали и, в общем-то, как бы исподволь будет перенимать житейский опыт, линию поведения старшей подруги. Это делается не в один день.

Бывает, что принимаем мы в бригаду девочек, не имеющих специальности. Они по вечерам учатся в нашем учебном пункте при тресте. Через этот учебный пункт проходят все наши рабочие, в том числе и бригадиры. Я ежегодно две-три недели без отрыва от производства занимаюсь в нем, слушаем лекции специалистов, изучаем новшества. Ежегодно у нас повышают квалификацию 5-6 человек, все они, прежде чем повысят свой рабочий разряд, проходят курсы на учебном пункте — это обязательно.

Кто-то подумает, легко Науменко, все-то у нее идет, как по маслу, удачливая. Не сказала бы, что это так. Чтобы коллектив был сплоченным, способным выполнить любую задачу, нужно постоянно поддерживать высокую дисциплину, вести воспитательную работу, а в этом деле мелочей не бывает, и не так-то это легко. Ну, подумаешь, опоздал на 10-15 минут на работу, можно простить, но у нас такой, казалось бы, незначительный факт, встречает осуждение. А с дисциплины все и начинается. Нелегкое это дело. Приходят к нам в бригаду «трудные», да что там говорить, много пришлось нам воспитывать и Женю, и Люду, и Сашу. Характеры у них не мед, скажу честно, попади они в какую-то другую бригаду, с ними не стали бы много разговаривать: вот тебе бог, вот порог. А все-таки они работают с нами, определились и в деле, и в личной жизни.

Считается, что бригаду воспитывает бригадир. А я знаю по себе, что и бригада воспитывает бригадира. Я от своих девчат черпаю силы. Бывает, на планерках, особенно если на объекте дело не клеится, переругаемся все, в бригаду придешь — настроение плохое. И кто-то скажет: ты, Нина, остынь-ка, остынь. И так незаметно внимание тебе окажут, душевным теплом обогреют. Да это и не только со мной. Любой из нас, если случается какая-то неприятность, поддержку получит. Одним словом, подруги.

Хорошие девчата у меня в бригаде. Это я с молодости привыкла так называть своих подруг, хотя время прошло и кое-кто из них уже и внуков имеет, а привыкла называть «девчата», молодо это звучит. Катя Сологубова, то есть Каролина Ивановна. С ней мы вместе с 1961 года в одной бригаде. Надежный человек, работница замечательная, за трудовые успехи в 1977 году награждена орденом Трудового Красного Знамени. Ухожу в отпуск, или, бывает, приболею, уверена, что Катя, оставшись за бригадира, сделает все, как надо. Привела Каролина Ивановна в бригаду сношеньку свою, Катю, и та работает прекрасно, а недавно и племянница Наташа пришла с тетей Катей. Смышленая, способная девочка, быстро освоилась с работой.

Алла Курбацкая, Саша Полуэктова, Зоя Назарова, да можно назвать каждую из костяка бригады — все работают на совесть.

Так что же хотели бы мы оставить в наследство молодым? Своей специальности мы учим, отношением своим к делу воспитываем. Но основа все-таки, я считаю, дружба. Это когда приятно и просто необходимо быть вместе, когда скучаешь по своим девчатам и они по тебе.

Помню, сильно заболела, врачи рекомендовали сменить работу, мама моя настаивала: уходи со стройки. Пришли девчата: Нина, мы тебе не разрешим вообще физически работать, только распоряжайся, организуй, мы не можем без тебя. И я без них не могу. Как тут быть?

Вот я и считаю, что успех приходит, если в коллективе есть дружба, уважение друг к другу. Бригада — это жизнь. Себя вне бригады и представить нельзя. Коллектив создает хорошая работа. От этого и заработки стабильные, уверенность в себе у людей и гордость.

И это стараемся передать молодым. Будет между ними дружба — значит, быть и коллективу, и хорошей работе, и удаче в жизни. Такое наследство мы и стараемся им оставить.

Нет-нет да и всплывет в памяти тот давний разговор с той женщиной, ее ответ: не хочу в грязи возиться...

Она увидела только внешнюю сторону нашего труда. А вот если внутрь заглянуть.

Для меня самая лучшая песня:

Друзья, люблю я Ленинские горы ..

 

Это, можно сказать, старинная уж песня, но я ее слушать не устаю. После окончания ремесленного училища поработала немного в Омске, и с группой молодых строителей направили меня в Москву строить университет на Ленинских горах. Это было счастливое время. Собрались мы, молодежь, со всех концов страны. Работали много, помогали друг другу, жили в настроении молодости, веселья. Это была юность, накопление сил, в общем, то, что дает душевную зарядку на многие годы. Ленинские горы стали для меня как бы путевкой в жизнь. И сейчас, когда случается быть в Москве, в первую очередь еду на Ленинские горы и как бы заново переживаю свою молодость.

Потом здесь, в Омске, долгое время работала с замечательным человеком, Марией Леонтьевной Мазур, Героем Социалистического Труда. Она была у нас бригадиром и заботливо, по-матерински строго воспитывала нас. И это во многом помогло мне. Ушла Мария Леонтьевна на пенсию — бригаду передала мне. И мы теперь стараемся не уронить былой славы, бригада много лет носит звание коллектива коммунистического труда.

Стройка — моя судьба. Не обошла она меня признанием.

За труд в восьмой пятилетке наградили меня орденом

«Знак Почета». В 1976 году вручили орден Октябрьской Революции, присвоили звание заслуженного строителя РСФСР, за одиннадцатую пятилетку награждена орденом Ленина.

Многие мои девчата имеют значки победителей Всесоюзного социалистического соревнования, ударников девятой пятилетки. Вот так высоко оценивается наш труд.

Мы с мужем — строители. А вот дети пошли своим путем. Дочка окончила техникум молочной промышленности, сын учится в училище гражданской авиации. Но я на них не в обиде: кажется, выбрали они профессию по душе.

Идем мы после работы по улицам. Веселые, жизнерадостные девчата у меня. С виду и не подумаешь, что сегодня они сделали 500 кв. м. штукатурки. Идут девочки красиво одетые, привлекательные, заглядываются на них. И я ими любуюсь: хорошие мои. Но не такие уж беспечные они, у каждой, кроме домашних забот, есть еще важные занятия и увлечения. Кто-то учится в техникуме, в школе, кто-то рукодельем-шитьём увлечен, музыкой, самодеятельностью. В общем живут полнокровной интересной жизнью.

Совсем, кажется, недавно работала в нашей бригаде Шура Кузнецова, по вечерам училась в строительном техникуме. Окончила — назначили ее мастером. И оказалась она неплохим специалистом, в 1975 году Александре Терентьевне присвоили звание «Лучший мастер Министерства промышленного строительства СССР». Или взять Ефросинью Еремеевну Викулову, старшего прораба, начальника нашего участка. Тоже работала маляром, бригадиром была, училась в техникуме без отрыва от производства — и вот стала хорошим организатором производства, одним из лучших начальников участка в главке. Попробуй этих людей оторвать от стройки, скучают без нее. Хлопотливая работа, но зато, когда объект закончен — сдан, да если еще все хорошо получилось — радости нет края. За это и горжусь своей профессией.

Вот что нужно было сказать тогда этой женщине, да слов что-то не нашлось. Это после я поняла, что нужно еще уметь убеждать.

Сейчас я на заслуженном отдыхе, персональный пенсионер РСФСР. Бригаду возглавляет Каролина Ивановна Сологубова. Хорошие традиции продолжаются.

 

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.В. Н. ШКУРДА.
ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ПРОФКОМА

Объединенный профсоюзный комитет строительно-монтажного треста №2, председателем которого я был с 28.01.66 г. по 18.06.76 г. и с 1.12.80 г. по 28.10.84 г., объединял 16 первичных профсоюзных организаций. В составе первичных организаций действовало 97 профсоюзных групп. Общая численность членов профсоюза составляла 3570 человек, охват профсоюзным членством 99, 93%. Организационная структура профсоюзных организаций соответствовала хозяйственной структуре управления в тресте.

Объединенный профсоюзный комитет треста проводил определенную работу по претворению в жизнь решений партийных съездов, съездов профсоюза, повседневно и конкретно направлял деятельность первичных организаций, коллективов на выполнение государственного плана и социалистических обязательств каждого года.

Для соревнующихся коллективов были разработаны и утверждены Условия социалистического соревнования, в которых определены моральные и материальные стимулы:

  • переходящие Красные знамена для строительно-монтажного управления и прорабского участка;
  • переходящие Красные вымпелы для производственной бригады;
  • книга трудовой славы треста №2 девятой пятилетки (1971-1975 годов);
  • книга почета «Летопись борьбы коллектива треста №2 за коммунизм».

По установившейся традиции в тресте ежегодно ко Дню строителя и Дню образования треста присваивалось звание «Заслуженный ветеран труда треста №2» и почетное звание «Гвардеец жилищного строительства треста №2» с вручением памятного адреса, алой ленты и денежной премии 50 рублей.

Кроме того, бригаде, занявшей первое место по тресту, выдавалась бесплатная туристская путевка и путевка на ВДНХ.

Итоги социалистического соревнования коллективов СМУ, прорабских участков и бригад по профессиям подводились ежемесячно на расширенных заседаниях профсоюзного комитета с участием управляющего трестом.

На сдаточных объектах, итоги соревнования подводились между соревнующимися бригадами ежедневно и в честь коллектива-победителя поднимался красный флаг.

Для сравнимости результатов социалистического соревнования и гласности на бытовках бригад, в СМУ и тресте были оформлены доски показателей соревнования, выпускались молнии, призывы. Результаты соревнования доводились до рабочих также путем проведения политических информаций и рабочих собраний и через радиогазету, которая выезжала на объекты на следующий день после подведения итогов социалистического соревнования.

Дальнейшее развитие получало движение за коммунистическое отношение к труду. В 1974 году 40 бригад подтвердили звание «Бригада коммунистического труда». Из 2007 человек участвующих в движении за коммунистическое отношение — звание «Ударника труда» подтвердили 741 рабочий и служащий.

Профсоюзный комитет треста и первичные профсоюзные организации подразделений строили свою работу планово. На год составлялся перспективный план работы ОПК и на квартал — текущий план. В первичных организациях, как правило, работали по квартальному плану. ОПК планы работы доводил до первичных организаций, а планы работы первичных организаций высылались в объединенный профсоюзный комитет треста.

ОПК треста организованно проводил заседания ОПК, президиума, на которых рассматривались важные вопросы жизни и деятельности коллектива, рабочих, ИТР и служащих треста. Принимаемые постановления носили, как правило, конкретный характер, что позволяло осуществлять контроль за их выполнением. Практиковалось в качестве контроля рассмотрение вопросов о снятии с контроля вопроса на заседаниях президиума и ОПК.

Для более лучшего выполнения задач, стоящих перед первичными профсоюзными организациями при ОПК треста работали 10-12 постоянных комиссий по вопросам профсоюзной работы. Возглавляли их, как правило, члены ОПК. В работе этих комиссий участвовало около 100 активистов. Постоянные комиссии работали планово. ОПК практиковал заслушивание отчетов комиссий о своей работе на заседаниях президиума и ОПК.

ОПК, первичные профорганизации большое внимание уделяли проведению рабочих и профсоюзных собраний. Рабочие собрания проводились не реже одного раза в месяц в бригадах. Организаторами их являлись бригадиры и профгрупорги. Контроль за их проведением осуществляли профсоюзные комитеты управлений.

ОПК постоянно изучал и обобщал опыт работы первичных организаций и профсоюзных групп 15.04.82 г. обобщен опыт работы профсоюзной группы бригады штукатуров СМУ-3 (бригадир член президиума облсовпрофа т. Мартынова П.В., профгрупорг т. Волкова Н.В.) и много других. Хорошо проявили себя в избранных должностях профгрупоргов штукатур Пшибельская Л.К. из СМУ-3, каменщик Дегтярев В.П. из СМУ-1, штукатур Киселева В. И. из СМУ-4 и многие другие.

Заслуживают похвалы бывшие председатели профсоюзных комитетов СМУ-1 тов. Карчевный И.С., СМУ-2 тов. Куницына 3.Д., СМУ-4 тов. Бек В.А., УПТК тов. Тихонов В.Ф. и другие.

При объединенном профкоме работала школа профсоюзного актива. В течение года проходило обучение около 450 человек. Для контроля и оказания практической помощи в обучении актива утверждался методический Совет в составе 7 человек, который возглавлял зам. председателя ОПК треста тов. Малюк С. Н. или член профкома.

Наиболее эффективными формами обучения профактива являлись инструктивные совещания-семинары на базе передовых профорганизаций: методом рассказа и показа всего того, что есть лучшего:

  1. по наглядной агитации;
  2. по организации социалистического соревнования;
  3. по оформлению уголка профсоюзного активиста;
  4. по оформлению протоколов заседаний и рабочих собраний;
  5. по созданию условий труда и быта работающим и другие.

Иногда на семинары приглашались секретарь Куйбышевского РК КПСС, секретарь парткома и управляющий трестом и другие руководители отделов и служб треста.

ОПК и профсоюзные комитеты придавали важное значение вовлечению трудящихся в общеобразовательные школы, техникумы и институты. В тресте ежегодно обучалось более 100 человек рабочих, ИТР и служащих без отрыва от производства. Так, например, в 1982 году закончили институты — 6 чел., техникумы — 4 чел., школы рабочей молодежи — 25 человек.

ОПК треста уделял значительное внимание работе постоянно-действующих производственных совещаний. Всего в тресте и СМУ имелось 8 ПДПС, в них было избрано около 300 человек, из них более 170 рабочих. На постоянно-действующих производственных совещаниях обсуждались такие важные вопросы как: «О состоянии и мерах по укреплению социалистической дисциплины труда на производстве и сокращению текучести кадров», «О состоянии и мерах по усилению охраны труда, техники безопасности на строительных объектах треста», «О состоянии работы по внедрению бригадного подряда в подразделениях треста и мерах по его улучшению», «О состоянии и мерах по улучшению условий быта, питания и отдыха рабочих и служащих треста» и другие.

По всем решениям, принятым ПДПС управляющим трестом и начальниками управлений, издавались приказы или распоряжения, в которых намечались мероприятия, сроки и ответственные лица за их выполнение. В начале каждого очередного заседания ПДПС заслушивалась информация о ходе выполнения предыдущих решений ПДПС.

В строительно-монтажных управлениях и тресте регулярно проводились собрания и конференции рабочих, ИТР и служащих. На них обсуждались такие вопросы как: «Об итогах выполнения коллективного договора за год», «Итоги работы XXVII съезда профсоюзов СССР и задачи профсоюзной организации», «Об итогах выполнения коллективного договора за первое полугодие и задачах треста» и другие.

Объединенный профсоюзный комитет треста с помощью профсоюзного актива проводил целый ряд мероприятий, направленных на улучшение культурно-массовой и воспитательной работы. В год, как правило, организовывалось 16-20 выездов коллективов за город на отдых, часть из них с проведением спортивно-массовых соревнований. А на День строителя организовывался выезд всего треста. Организовывались культпоходы в драматический и музыкальный театры и другие культурно-просветительные учреждения. В течение года в организациях треста регулярно читались лекции на политические, экономические и производственные темы. В тресте было 10 красных уголков, в которых имелась содержательная и культурно оформленная наглядная агитация. Профсоюзным комитетом треста объявлялся смотр красных уголков с подведением итогов. В 1982 году лучшим красным уголком был признан красный уголок СМУ-3, председатель совета красного уголка тов, Платунова В. Т.

В тресте было 3 молодежных общежития, в которых проживало более 800 человек. В общежитиях было развернуто соревнование за коммунистический быт, в котором участвовали все проживающие. Комнаты общежития были радиофицированы. В красных уголках имелись хорошие наглядные пособия, настольные игры, установлены телевизоры. Здесь регулярно читались лекции и проводились вечера на темы о коммунистическом воспитании, по вопросам экономики, медицины, советского законодательства, о браке и семье и другие.

Объединенный профсоюзный комитет один раз в квартал проводил проверку выполнения обязательств и подводил итоги соревнования между общежитиями треста. Общежитию, занявшему 1 место, вручался Переходящий красный вымпел и денежная премия.

В тресте хорошо была поставлена физкультурно-оздоровительная и спортивно-массовая работа. При совете физкультуры имелись: хоккейная команда, 3 футбольных команды (взрослая, юношеская, детская), волейбольные (женская и мужская), баскетбольная, лыжная команда, секция легкой атлетики, стрелковая и другие. Команда треста на областных соревнованиях по обкому профсоюза строителей или обществу «Труд», как правило, была первой или же призером. Для тренировок ОПК арендовал стадион «Трудовые резервы», «Юность» и спортивные залы «Спартак» и средней школы №46.

При Доме культуры «Современник» работало не менее 10 кружков художественной самодеятельности, среди них: хор в количестве 28-36 человек, танцевальный коллектив, кружок духового оркестра, драмы и другие, в которых участвовало около 200 рабочих, ИТР и служащих треста. Очень хорошими солистами были ст. прораб СМУ-2 Краснов Иван Иванович, плотник ЖЭК Эдесс Похоруков, штукатур СМУ-3, а ныне ст. инспектор ОК треста Ставская Галина Александровна, каменщик СМУ-1 Александр Горбунов и многие другие. Коллективом художественной самодеятельности ежегодно давалось около 150 концертов, из них: около 70 на строительных объектах, по 30-32 на селе, остальные в Доме культуры, красных уголках управлений, молодежных общежитий и по месту жительства трудящихся.

Вся проводимая ОПК и профсоюзными комитетами СМУ работа способствовала тому, что строительно-монтажный трест №2, как правило, работал рентабельно. Трест награждался юбилейной Почетной грамотой ЦК КПСС, Совмина СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина; неоднократно награждался переходящим Красным Знаменем Министерства и ЦК профсоюза рабочих строительства и промстройматериалов, переходящим Красным Знаменем обкома КПСС, облисполкома, облсовпрофа и обкома ВЛКСМ, переходящим Красным Знаменем Главомскпромстроя и обкома профсоюза рабочих строительства и промстройматериалов, переходящим Красным Знаменем Куйбышевского РК КПСС и райисполкома.

В своей работе профсоюзный комитет всегда чувствовал поддержку и руководство со стороны партийного комитета треста, которые в разные годы возглавляли: Баранов Арсений Антонович, Дежин Николай Петрович, Щуренко Олег Васильевич, Овчаренко Александр Семенович.

В течение почти пятнадцатилетней работы председателем объединенного профсоюзного комитета треста ОПЫТ нашей профсоюзной работы дважды обобщался обкомом профсоюза рабочих строительства и промстройматериалов. Положительную работу ОПК треста №2 обеспечивали такие члены профкома как Голубович Николай Васильевич — зам. начальника СМУ-1, Иванов Валентин Яковлевич — бригадир столяров-плотников СМУ-4, заслуженный строитель РСФСР, Инин Николай Михайлович — бригадир арматурщиков УПТК, Машталеров Борис Кононович — бригадир каменщиков СМУ-1, заслуженный строитель РСФСР, Сафонова Мария Аркадьевна — комендант молодежного общежития №1, Цупикова Фея Степановна — председатель профкома СМУ-3, Кеслер Виктор Егорович — бригадир каменщиков СМУ-2, Карпушина Надежда Исидоровна — ст. инженер ОТиЗ треста, Семенова Муза Николаевна — начальник планового отдела треста, Бабиков Борис Николаевич — бригадир монтажников ПМК-126, Топоровский Анатолий Самойлович — бывший зам. управляющего трестом, Куликов Александр Викторович — начальник УПТК и многие другие. Большое им за это спасибо.

 

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.И. Ф. СОРОКИН.
А ЖИЗНЬ ШЛА...

Несколько примеров из жизни комсомола и молодежи треста в военные и первые послевоенные годы. Несколько штрихов из отдельных человеческих судеб.

Несколько... потому что минуло полвека с той поры, о которой предложено рассказать. Полагаться на память — это по меньшей мере означало бы переоценить свои способности на старости лет. Документов под рукой никаких не было. Записок, заметок, естественно тоже нет — мемуары писать не собирался. Поэтому возникает опасность где-то ошибиться, о чем-то более заметном и важном не рассказать. Но постараюсь написать истину.

Начинал свою трудовую деятельность в Омске с апреля 1942 года в транспортной конторе треста №2. И с этого времени без малого тридцать лет отдано тресту №2.

Транспортная контора — это большое и сложное хозяйство. По теперешним меркам его не соизмерить ни с одним автотранспортным предприятием. Это в своем роде было уникальное автопредприятие с полным внутрихозяйственным циклом. С. удите сами. У нас, например, была своя небольшая вагранка и своя литейка. Технологи-транспортники освоили свой метод закалки листовой рессорной стали. Она так была нужна при том бездорожье! А где ее было взять, когда действовал лозунг — «Все для фронта, все для Победы!»? Было все это примитивным, но обеспечивало внутренние нужды. Был освоен выпуск коробки передач, своими силами производился ремонт моторов, вулканизация резины. Автомобильный парк составлял 150-170 единиц. В основном это были газогенераторные машины, работающие на древесных чурках, для подготовки которых был специально создан чурочный цех, где работали женщины. Для обслуживания строительных площадок раствором, сыпучими материалами, самосвалы, а их не было ни одного. Как решили эту задачу наши рационализаторы? В мехмастерских работал слесарем некто Апельдинов по национальности татарин, человек пытливого ума. Он предложил использовать вагонетки, которые ежечасно курсировали мимо нашей конторы с глиной на кирпичный завод. Ставили вагонетку на раму машины ГАЗ-ААА (в обиходном названии ГАЗ три А). Рычажное устройство позволяло вываливать грузы без применения ручного труда. Не ахти какая механизация, но все-таки это уже чего-то стоило. В шутку теперь самосвал стали называть ГАЗ-С «Апельдин».

Впоследствии было найдено более усовершенствованное решение, ближе к заводскому. При перевозке сыпучих применяли деревянные конуса, по ним легко они ссыпались. Это освобождало машины от сопровождения грузчиками. Был в составе конторы и конный парк, насчитывающий до 150 рабочих лошадей. Для закупки лошадей ездили в Монголию и оттуда гоном в сопровождении гуртоправов гнали до Омска. Закупить лошадей в области было бесполезно: они были истреблены, когда гремели фанфары.

Мы с чудесным конем все поля обойдем — ... да и нужны были на селе, где еще пахали и боронили не на «бабах». В районах Тюменской области имелись свои дровозаготовительный и сенозаготовительный участки. В тресте отсутствовала самая элементарная механизация. Все погрузочно-разгрузочные работы выполнялись вручную. Поэтому при транспортной конторе содержалось погрузбюро — 100- 120 человек. Все цеха работали в две смены по 12 часов каждая. Шофера работали сутками. Делалось это с той целью, чтобы не терять лишнее время на передачу машины сменщику.

Комсомольская организация транспортной конторы считалась самой активной в тресте. Руководил ею П. П. Андреев, впоследствии более 20 лет работавший в аппарате обкома партии. Не было дня, чтобы не были выпущены или «Молния» или Сатирический листок. Содержание их было злободневным и почти всегда резким, интересным. Могу поклясться — около них всегда стояли люди. Надо было, например, отметить хорошую работу погрузбюро, где бригадиром был Ваня Гулик, там появился такой плакат:

У грузчиков говорится: дело Гулика боится!

и отмечались дела бригады за этот день или неделю.

Или вот:

Выполняй рабочий план, как водитель Шнайдерман!

и здесь приводились трудовые достижения этого трудолюбивого и очень скромного человека. Кстати заметить, что М. А. Шнайдерман проработал в этой конторе за рулем грузовой автомашины более 40 лет. Не обходил комитет комсомола своим вниманием и тех водителей, которые заботливым уходом за машиной удлиняли межремонтный пробег. В одно время появился такой плакат:

Прежде чем выехать на работу, прояви о машине большую заботу: осмотри ее со всех сторон, как это делает Токарев Антон.

Токарев был в числе лучших водителей. Впоследствии избирался профсоюзным вожаком. Регулярно освещались результаты ходимости шин, расхода горючего и делалось это, например, под таким крупным плакатом, касаясь тех, кто допускал перерасход бензина:

Смотри, разгильдяй, как в капле бензина тонешь ты и твоя машина!

Это, конечно, не были поэтические шедевры, но мобилизующее начало они в себе несли. Активно работал в комитете комсомола транспортной конторы Михаил Пономарев. Эти вот листки были его рук дело. Студент Московского автодорожного института он в составе московских ополченцев участвовал в защите столицы, был тяжело ранен и после . госпиталя прибыл в трест. С тяжелым ранением, полученным на Северо-западном направлении, инвалидом пришел в нашу контору комсомолец Сергей Беззубцев, до конца войны работавший диспетчером.

Родом из Москвы, после окончания войны уехал и работал там до ухода на пенсию начальником автотранспортного предприятия. Как-то он сопровождал автоколонну на уборочную в Алтай и посетил Омск, где были проведены три года его военной молодости. 16-летним юнцом пришел в контору слесарь Вася Гудзь. Отдал этому предприятию более 40 лет и отсюда ушел на пенсию. Такими же юнцами пришли в контору Виктор Вережников, Николай Панов, Петр Яковлев, Владимир Ивин и многие многие другие ребята, быстро освоившие машины. Работали водителями и таких же лет девушки. Наставниками их были опытные водители Несговоров Георгий Иванович, Лавров Терентий Васильевич, Шубин Борис Кириллович, Торшин Василий Павлович и другие, начавшие работу в тресте еще до войны.

Смежным по территории с тра нспортной конторой было другое предприятие треста — Контора Подсобных Предприятий, сокращенно — КПП. В процессе так модных у нас реорганизаций оно исчезло. Все его цеха «оккупировал» трест КПД. Нас роднили и общие задачи и, видимо, еще больше — соседство. Комсомольские организации этих двух контор соревновались. Нередко мы проводили совместные собрания и были соперниками в спортивных соревнованиях. Руководил комсомолом КПП Виктор Лавренович.

Это тоже было крупное и сложное хозяйство. В его составе были деревообрабатывающие цеха, лесопильный завод, бетонный завод и другие службы.

На весь трест гремела слава соревнующихся между собой комсомольско-молодежных бригад деревообделочников Вали Барминой (ныне Мостицкой) и Таси Тетериной. Когда началась Великая Отечественная война Валя Бармина работала на омском заводе им. Р. Люксембург токарем 4-го разряда. На ее просьбу отправить на фронт Куйбышевский РК ВЛКСМ ответил отказом и направил ее на строительство завода им. Баранова. Так она оказалась в тресте. Человеку с задатками организатора, поручили руководство бригадой. Валя сумела из разных вроде бы по характеру, таких же, как и она, молодых девчат сделать коллектив единомышленников.

В 1944 году большая группа строителей треста за успешное выполнение заданий правительства по вводу военных объектов была награждена правительственными наградами. Награждены были оба эти прославленные бригадира. Тася Тетерина была награждена орденом Трудового Красного Знамени, а Валя Бармина медалью «За трудовую доблесть».

По окончании войны все члены бригады Вали Барминой были награждены медалями. «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», сама бригадир — второй медалью. Бригада была сфотографирована под Знаменем Омского горкома ВЛКСМ и фотография была передана на хранение в Омский музей. Все уже пенсионеры, они до сих пор сохраняют традицию собираться вместе, за чашкой чая вспомнить прошлое, поделиться семейными новостями и заботами.

Особенность работы комсомольских организаторов и их актива в строительных конторах определялась тем, что все выпускники школы ФЗО шли в эти подразделения. Забот и хлопот с устройством их быта и «прописки» на производстве требовалось немалых.

Комсоргом стройконторы №1 в сороковых годах был Анатолий Мостицкий. Комсоргами стройконторы №2 в разное время работали Виктор Крапивницкий, Петр Молчанов, Люся Шевченко.

Приходя в трест, выпускники школ вливались в кадровые составы. А чаще из них формировались комсомольско- молодежные бригады, во главе которых ставились талантливые организаторы строительного производства. В разное время тех далеких лет наставниками молодых были умудренные жизненным опытом и овладевшие секретами строительного производства каменщики — Гагарин Николай Ильич, Бохан Алексей Лукьянович, Ворона Игнат Иванович, Шмаков Иван Михайлович. Штукатуры-маляры Кусик Максим Иванович, Комаров Александр Арсентьевич, Будылев Александр Ананьевич, Коробов Иван Митрофанович, Гепперле Иван Яковлевич, Ярош Андрей Гаврилович, Будзиновский Ян Янович, Порошин Федор Иванович, плотники-столяры Дерик Алексей Порфирьевич, Люсов Тимофей Филиппович, Берсенев Василий Сергеевич и др.

Из-за отсутствия надлежащих условий школа ФЗО не могла подчас дать и самых элементарных профессиональных навыков. Штукатуры, например, навык намета осваивали песком: не было раствора. Способы штукатурки под сокол и более качественную — по маякам осваивали уже в бригадах на объектах треста.

Тяжелым был труд штукатуров в тресте. Долог и мучителен был путь механизации штукатурных работ. От ковша Шаульского и совка Илюхина до набрызга насосом и до штукатурных станций лежала целая эпоха. В этих условиях наставничество было просто необходимо. До сих пор добрым словом вспоминают теперь уже сами ставшие ветеранами бригадира М. И. Кусика. Мягкий по характеру, никогда не повышая голоса, не применяя крепких слов, столь привычных у строителей, он умел по-отечески обойтись со своим питомцем. Знал Максим Иванович в совершенстве не только все премудрости штукатурных работ, но владел и специальностью лепщика. В декоре лучших зданий того времени и его вклад. И не вина его, да и не вина строителей в бедности фасадов тех лет. Вина тому эпоха, потребовавшая как можно быстрее вызволить из барачных трущоб десятки тысяч семей.

Были среди выпускников школы ФЗО ребята и девушки, способные и сами, как говорится, взять быка за рога, и принимались за руководство бригадами. В сороковые годы большой известностью пользовались бригады штукатуров первой стройконторы, которыми руководили Полина Асеева и Валя Репина, бригада маляров Шамрая Саши. Эти коллективы полностью были молодежными и почти все комсомольцами.

Гласность в то время было понятием, относящемся исключительно к соревнованию, й означало это регулярное освещение итогов работы звеньев, бригад и подразделений треста. Вменялось это в обязанность постройкомов и комитетов комсомола. Эффектно действовали доски показателей с традициями от «самолёта» до «рака».

Было и материальное поощрение. Вот попытайтесь спросить сейчас даже тех, кто в достатке хватил военного лихолетья, что такое УДП — и вам немногие ответят. А те, кто не раз ложился спать голодным, кто весной 1942, 43 да и 44-го годов собирал перезимовавшую в поле мелочь и подрезки картошки, те скажут — это Усиленное Дополнительное Питание. Выдавалось 200-300 граммов хлеба и 40-50 граммов масла. Было оно разовым и выдавалось тем, кто добивался высоких показателей в труде и поголовно всем, — когда Красная Армия добилась крупных успехов на фронте. По заключениям медицинских комиссий поддерживались этим и обессилевшие.

Часто в годы войны по инициативе комсомола организовывались фронтовые вахты. Цель их — ударным трудом содействовать успехам Красной Армии на фронте. В ответ на злодеяния фашистов проводились митинги. Помню какой гнев и негодование звучали в речах выступавших, когда мы узнали о зверском уничтожении под Киевом десятков тысяч мирных советских граждан. Бабий Яр звал к мщению. Жертвами концлагеря под Киевом были родственники некоторых работников треста.

Комитет комсомола треста, комсомольские организаторы в его подразделениях загружены были и не масштабными работами, бытовыми текущими вопросами. Вот пример на этот счет. В годы войны особо жестко применялся Указ от 26 июня 1940 года в части дисциплины. По этому Указу, как известно, за опоздание на работу более 20 минут человек привлекался к суду с отсидкой в колонии на 6 месяцев. За прогулы кара была вообще жестокой. Жертвой этого Указа был наш комсомолец Павел Сотчев, которому пришлось этот срок отсидеть. Голод, босячество вынуждали ребят ехать на выходной день домой к родителям в близлежащие районы. Не приехать вовремя причин было предостаточно. Отделы кадров были беспощадны. Дело в том, что существовал прокурорский надзор за неукоснительным исполнением этого злополучного Указа. Поблажки дорого обходились некоторым сердобольным кадровикам. Начальник отдела кадров одной из контор треста за сокрытие несколько прогулов, не злостных, а самых, что ни на есть вынужденных, был осужден на 3 года лишения свободы. Комсомолу было сподручнее заниматься защитой своих подопечных и он занимался этим. Или другой пример. Жутко было смотреть на голодного полуопухшего молодого человека, клянчующего в понедельник у продавца пайку хлеба вперед на четвертый или пятый день недели. Приходилось обращаться с просьбой к начальству найти возможность хоть немного чем-то помочь человеку. А утеря хлебных карточек! Это же была настоящая трагедия. А были и такие случай.

Вечерами весь комсомольский актив собирался в общежитиях. Ведь почти все 100% молодежи жили здесь. Жизнь шла. Каждый день выдвигал новые задачи.

На второй день после окончания войны управляющий трестом П. Н. Рудаков подписывает приказ об организации при тресте №2 школы рабочей молодежи и назначает директора этой школы. Молодежи надо было наверстывать упущенное во время войны.

Комсомол, совместная работа на производстве не только сплачивали, но и роднили. Многие ребята и девушки поженились и образовались семьи Ланиных, Мостицких, Гара, Шамрай, Кулиненко, Блук, Молодцевых, Куценко... Да всех и не перечесть. Одним словом — жизнь шла.

Значило бы согрешить перед истиной, если на том и остановиться, что комсомол только тем и занимался в далекие военные годы, что организовывал ударные вахты да читал нравоучения о моральном облике молодого советского человека. Были у нас и самодеятельные хоровые, танцевальные и даже музыкальные кружки. Оживилась эта работа, когда зимой 1942 года в палаточном городке был построен клуб. Наспех сколоченное из досок здание, с одним залом позволяло теперь собираться молодежи. Танцевали под баян баяниста-виртуоза Володи Корж, ставшего знаменитым омским музыкантом и композитором.

Были в каждом коллективе и свои доморощенные Василии Теркины. Они сейчас лучше любого агитатора поднимали настроение людей.

Были розыгрыши и шутки. Вот в диспетчерской гаража слышен хохот. Это какую-то очередную байку «травит» Гоша Самарханов. Оказывается у него состоялась сегодня выгодная коммерция на «левом» грузе. Спрашивают: что возил?

— Бутовый камень, — отвечает.

— Ну и что?

— Ты знаешь, бабы солят капусту

Заехал я на 25 Линию, около машины сразу очередь.

Кто вилок капусты, кто десятку за камень дают.

Полмашины завез в столовую.

Сначала сцена, как в картине Перова «Охотники»: неопытные слушают, раскрыв рты, постарше — чешут за ухом — мол, ври-ври, остальная братва гогочет.

Спросите любого, кто в сороковые годы работал в гараже или в КПП, что такое «дунинская ветка», вам все скажут. Долго дурил голову кадровикам Андрей Дунин, каждое утро «задерживаясь» на 2-3 минуты. Опоздание всегда объяснял одной причиной — опоздала ветка (так называли пригородные поезда). Разоблачение наступило позднее. На самом деле он Жил в своем доме в 200 м от гаража. Безалаберный по натуре, проспав, бежал на работу и иногда подсаживался на вагонетку, что возила глину на кирпичный завод.

Вот эта узкоколейка и получила «историческое» название — «дунинская».

В КПП каждый день «выдавал» новости электрик Гриша Иванов. Главным героем его истории была теща. То они с ней вырастили новую породу кроликов весом каждый с барана, то в парном катании на коньках удивляли публику в парке и все это выдавалось на полном серьезе.

На долго в памяти комсомольцев и молодежи треста остались воспоминания об организации социалистического соревнования за коммунистическое отношение к труду и поныне в стене комнаты трудовой славы дома культуры «Современник» замуровано письмо к комсомольцам и молодежи 2018 года (в день 100-летия ВЛКСМ) от комсомольцев и молодежи треста, принятое на общетрестовском комсомольско-молодежном митинге в 1968 году (в день 50-летия ВЛКСМ), в котором рассказывается о первых ударниках и коллективах коммунистического труда, о жизни и деятельности комсомольских организаций треста, о мечтах на будущее.

Встречаясь со своими друзьями по работе в тресте №2 мы с гордостью вспоминаем свою комсомольскую юность и никогда не променяем ее на другую.

 

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.Г. А. АФОНЬКИН.
ВСЮ СОЗНАТЕЛЬНУЮ ЖИЗНЬ Я ПОСВЯТИЛ СТРОЙКЕ.

Ранним, новогодним, по зимнему морозным утром 2 января 1962 года я шел на работу на Машиностроительный завод. В пути обдумывал текущие вопросы дня, возникшие проблемы и, казалось, ничто не предвещало серьезных перемен в моей работе.

Придя в цех, как всегда, на полчаса раньше до начала работы, начальник цеха т. Демин Н. Н. предложил вместе с ним поехать в строительный цех и определить, что можно взять из механизмов себе, так как цех со всем коллективом, оборудованием и объектами передавался в трест №2. Начальник строительного цеха т. Немчинов Н. К. уважительно принял нас, пригласил посмотреть его хозяйство, а в конце предложил, чтобы вместо его я перешел в трест №2, а он на мое место (я тогда работал заместителем начальника цеха). Предложение его меня устраивало, т. к. давно вынашивал мысль перейти в трест №2, да все как-то не получалось. В конторе его цеха уже развертывалось строительное управление №5 треста №2. Вместе с ним мы подошли к начальнику отдела кадров т. Меркушевой Т. В., там же находился начальник отдела кадров треста №2 т. Ена И. Н.. Обо всем договорились и я сразу же приступил к комплектованию своего прорабского участка. Я был принят старшим прорабом.

Домой после работы вернулся уже работником треста №2, однако директор завода т. Колупаев Я. В. по переводу меня в трест №2 возражал и приказ им был подписан только в марте 1962 г. Таким образом являюсь работником треста №2 только с марта 1962 года.

Строительное управление №5 треста №2 располагалось тогда на территории, где в настоящее время находится ЖКК треста №2

Начальником СУ-5 треста №2 был назначен т. Родин И. В., заместителем т. Хасанов К. И., начальниками планового отдела Муравьев А. М., ПТО — Липин В. И., другие отделы также в течение 2-х — 3-х дней были закомплектованы. Линейные работники и бригады рабочих вместе со строящимися объектами заводом были переданы нам. В удивительно короткий срок СУ-5 стабилизировало свою работу и уже в марте 1962 г., были выполнены отделочные, работы и сдан в эксплуатацию первый 80-квартирный дом со встроенным хлебным магазином по ул. Индустриальной, ныне Космический проспект.

Прошло 28 лет, многое в строительстве изменилось: широко применяются механизмы, новые строительные материалы и конструкции. В то же время порой без иронии и сожаления невозможно не вспомнить, как начинал работать.

Строительной площадкой являлось взлетное поле аэродрома ПО «Полет» в поселке им. Чкалова. Жилые дома серии 1-464С со встроенными и пристроенными магазинами, аптеками, поликлиниками возводили бригады каменщиков с заводов, которые по окончании работ в 1962-1963 гг. возвращались на заводы.

Численность бригад в то время достигала 35-40 чел. Это были бригады:

а) плотников — Лапина М. А., Дикуна М. И., Прокопчука И. М., Поленко В. Н.;

б) штукатуров — Братцевой Н, С. (после ее ухода бригадиром стала Мартынова В. Н. ), Стрельникова В. Д., Девятиярова В. С.;

в) маляров — Гребенникова С. И., Исовича И. Д., Елпышева Д. Д., Черноусова И. К.

 

В возводимых домах в поселке им. Чкалова в основном применялись деревянные 3-слойные перегородки, поставляемые ДОКом, изредка поступали на объекты шлакоалебастровые размером 50x8x60 см, которые монтировались на растворе.

В квартирах возводились сплошные настилы лесов на козлах, перегородки обивались дранкой, раствор подавался башенным краном на выносные из окна кухни площадки, а затем вываливался на перекрытие в кухне.

Это был тяжелый и изнурительный труд, разносили раствор по комнатам квартиры носилками, затем мастерком набрасывался на оштукатуриваемую поверхность и далее весь процесс штукатурки выполнялся вручную.

Трудно описать процессы отделочных работ периода 1962-1963 гг. и еще труднее было спланировать работу бригад, т. е. следовало установить перегородки и леса, набить дранку, оштукатурить, с этих же лесов выполнить малярные работы, разобрать леса, установить двери, вновь оштукатурить низ, ниже лесов, откосы и только после этого настилали пол. Таким методом работ был построен первый строительный дом №4 в Чкаловском поселке. После этого старший прораб т. Грюкалов П. И., начальник ПТО т. Липин В. И. и главный инженер Кисляков В. М. и я всю работу по отделке помещений разбили на потоки и изменили технологию отделочных и других работ.

Первым потоком руководил ст. прораб т. Скрипин В. П. — им выполнялись работы по возведению коробок, вторым потоком руководил я, который выполнял работы по устройству всех видов перегородок, полов, кровель, установке столярных изделий и других, в том числе коммуникации. Третьим потоком руководил старший прораб т. Грюкалов В. И., он выполнял штукатурные и малярные работы. В сдаче объектов участвовали все.

Эта схема работ была заимствована в СУ-3, которое на площадках «А» и «Б» уже внедрило поточный метод.

На следующем доме №5 разбиваясь на потоки, стали искать пути их совершенствования.

Нам удалось объединить столяров и плотников в одну бригаду, что сразу же исключило разделение плотничностолярных работ, а следовательно, избежать простоев профессий из-за отсутствия материалов.

Сделали столики для штукатуров и маляров, которые применяются и в настоящее время, это исключило устройство сплошных настилов и связанных с этим трудностей. Следующим, самым важным успехом наших работ явилось применение растворонасосов.

Растворонасос агрегировали с вибрационным ситом, которое обеспечивало просеивание раствора и самотеком он подавался в насос, но вибросито набрасывали вручную лопатой. Такая примитивная механизация резко сократила трудоемкость по доставке штукатурного раствора на рабочее место, высвободила подсобных рабочих в бригаде до 10 человек. Освоив подачу раствора насосами, начали применять насадки на конец шланга (сопло) и настойчиво стали внедрять соплование раствора на оштукатуриваемые поверхности. Применение механизмов трудно давалось, однако на примере отдельных бригад через некоторое время коллективы бригад все перешли на эти процессы, повысилась выработка на 1 штукатура с 6+8 м2 до 10+12 м2

Малярные работы в это время выглядели совершеннее, т. к. зачистка зашпаклеванных поверхностей производилась электрифицированным виброутюжком с насадкой кордоленты либо наждачного полотна.

Окраска водными составами выполнялась ручными и электрическими краскопультами, масляными, пистолетом-распылителем. Впервые вместо кистей применили валики с меховым покрытием, несколько позже применили поролон.

Плотничные бригады оснастили электропилами, изготовленными силами ОГМ, которые применяются и теперь, для врезки замков электродолбежниками. Поперечная пила, ножовка, топор являлись в то время основным инструментом плотника-столяра.

С такой обновленной системой работ строили и сдали дом №5 в Чкаловском поселке, после сдачи которого ст. прораб т. Грюкалов был назначен начальником СУ-1, ст. прорабом вместо его был назначен Дземешкевич П. Ф.

Ко второй половине 1963 г. отведенная площадка в поселке им. Чкалова нами была застроена и хорошо отлаженные потоки работ расстроились, практически их не стало. Закрепили бригады за ст. прорабами и объекты стали строить без потоков.

Ст. прорабу т. Дземешкевич П. Ф. была отведена площадка в Амурском поселке. Я со своим коллективом заканчивал объекты в пос. Чкалова, детскую инфекционную больницу в пос. 40 лет Октября, школы по ул. Веры Засулич по ул. 12-я Передовая совместно с СУ-2, по улице 12-я Линия, дом Гормолзавода по ул. 10 лет Октября и др.

1963 год был самым тяжелым: разбросанность объектов, отсутствие транспорта вносили много неурядиц, как по обеспечению стройматериалами, так и по организации работ и решению технических вопросов. Отсутствие бытовых помещений у бригад, неподготовленность объектов к приему отделочников, нерешенные вопросы по питанию рабочих вызывали справедливые нарекания, а подчас и большие недовольства. В то время не было заведено возить рабочих и ИТР на работу и с работы, каждый пользовался городским транспортом и это приводило к частым опозданиям на работу, преждевременным уходом с работы и даже прогулам.

Решение всех этих вопросов было возложено на старших прорабов и лишь к решению серьезных технических вопросов подключалось ПТО СУ-5, его начальник т. Липин В. И., который оперативно решал большинство возникавших проблем.

Субподрядные организации в то время были те же, что и ныне. Их бригады были многочисленными, линейные ИТР опытные, работы ими выполнялись активнее, чем теперь, вопросов генподрядчику задавалось меньше и это значительно облегчало работу.

Партийная организация стройуправления (секретарь партбюро т. Муравьев А. М. ), профсоюзная организация (председатель профкома т. Титов М. С. ) в отличие от администрации СУ-5 по отечески помогали нам, линейным ИТР, воспитывать и нацеливать коллектив на выполнение поставленных задач и недопущение аморальных явлений; оперативно решались проблемные вопросы, удовлетворялись просьбы рабочих. И люди, чувствуя заботу о них, понимали нужды управления, отзывались на все просьбы и практически решались все вопросы и задачи,

Неоценимую помощь в организации производства оказывали партком и объединенный постройком треста, социалистическое соревнование, наглядная агитация, периодическая печать треста, которые постоянно освещали ход работ по управлениям, печатали бюллетень показателей. Эти материалы прорабатывались в каждой бригаде и доводились до каждого рабочего, закрепленными политинформаторами.

В 1964 году строительное управление №5 переехало в Советский район. Его начальником был назначен т. Богушевич Борис Иванович. Это был вдумчивый, технически грамотный строитель, культурный, вежливый и по отцовски заботливый человек. С его приходом управление еще лучше стабилизировало свою работу.

Отведенная строительная площадка в Амурском поселке была застроена и вскоре наше управление стало испытывать недостаток площадей для застройки. В то время основными объектами были школы: одна школа в Кировском районе (надстраивали 3-й этаж), другая в Советском районе №129 и столовая СибАДИ. Мой прорабский участок выполнял работы на школе в Кировском районе и столовой СибАДИ.

Школу №129 строил участок, где ст. прорабом был т. Изаксон А. И. (Дземешкевич П. Ф. уволился). Отсутствие в полной мере объектов несколько усугубило наше положение. Однако после сдачи школ в августе, уже в сентябре нам передали площадку от ул. Нефтезаводской до ул. Химиков, в городке Нефтяников. На этой площадке велся монтаж коробок крупнопанельных домов серии 1-335, наш прорабский участок выполнял отделочные работы.

В июле 1964 года ст. прораб Изаксон А. И. был назначен начальником СУ-4 треста №2, а в СУ-5 оба прорабских участка были объединены. Старшим прорабом продолжал работать я.

В то время трест №7 был расформирован и из его состава в СУ-5 треста №2 были переданы бригады маляров Маховой Е. В. и Воробьева Н. А. Бригады также были многочисленные. Был передан также прорабский участок ст. прораба т. Баранова И. Г., который выполнял устройство фундаментов выпуски канализации, отмостки и асфальтирование входов в подъезды. Остальное благоустройство выполнялись трестом «Спецстрой».

Моему прорабскому участку было поручено отделывать дома и сдавать их Госкомиссии.

Перейдя на отделку домов серии 1-335, управление было загружено полностью, дома под отделку сдавались без нарушения графика, столярными изделиями, другими лесными и отделочными материалами и оборудованием обеспечивались с незначительными перебоями, управление вновь заработало ритмично, все люди были обеспечены работой.

На этой площадке была построена база временного типа, в нее входили приобъектные склады, колерная мастерская, столовая и помещение для отдыха.

Весь коллектив работал только на этой площадке, возводил жилые дома, построил школу на 1300 учащихся и ряд магазинов. Здесь же применена первая штукатурная' станция, которая во многом облегчила труд штукатуров.

В 1967 году меня назначили главным инженером СУ-3. Начальником был Кисляков В. М. Мое назначение главным инженером все ИТР восприняли с некоторой настороженностью. Приступив к работе эта настороженность вскоре прошла, т. к. со стороны начальника СМУ-3 треста №2 т. Кислякова В. М., секретаря парторганизации т. Усова А. А. постоянно чувствовал поддержку и помощь в решении многих вопросов и коллектив меня принял.

Весь коллектив СМУ-3 треста №2 был гораздо слаженнее, бригадиры опытнее в сравнении с коллективом СУ-5. Слаженность, оказывали определенное влияние на линейных ИТР, действия которых, как командиров производства среднего звена, проявлялись недостаточно. Нередко бригадир знал обстановку на объекте лучше прораба, мастера. Вместе со мной старшим прорабом был принят т. Патрончик Виктор Петрович — принципиальный, знающий производство, добросовестный, заботливый человек, который явился моей опорой. Мы с ним в течение 2-х — 3-х сданных объектов этот пробел линейных ИТР исправили. В своей работе уделяли внимание повышению качества, выполнению работ по графику и решению возникающих вопросов на оперативных совещаниях, соблюдению правил по технике безопасности, применению механизации и др. По этим вопросам вскоре я начал ощущать понимание и поддержку.

Особо активными, инициативными линейными работниками были т. Бачанцев Николай Никифорович, Груздков Александр Иванович, Платунова Валентина Терентьевна, и славный механик т. Храпов Анатолий Александрович.

С главным механиком т. Храповым А. А. усовершенствовали штукатурные станции, внедрили затирочные машинки. Работая в СМУ-3 треста №2 в марте 1968 года был сдан первый 9-этажный кооперативный дом «Сибзаводец» на 243 квартиры, затем дома кооперативов: «Искусство», «Медик» по ул. Масленникова, гостиница с рестораном «Омск» по Иртышской набережной, дома по ул. Циолковского и ряд других объектов.

В этом управлении при рентабельной работе всего коллектива велась активная работа партийной, профсоюзной и комсомольской организаций. Регулярно рассматривались проблемные вопросы на открытых партийных собраниях, подводились итоги работ, ставились задачи на перспективу, пресекались всякого рода нарушения и др.

Инициатором всех общественных дел, а, вернее, душой всей этой многогранной работы были секретарь партийной организации т. Усов А. А., председатель профкома т. Мастицкая В. Д., секретарь комсомольской организации т. Ставская Г. А. Это был самый приятный период в моей работе — так как было легко и радостно работать и было много чему поучиться. На третьем году работы управляющий трестом №2 в то время т. Худолей П. Ф. настоял и назначил меня начальником СМУ-4 этого же треста.

Так начиналась новая работа. Строительно-монтажное управление №4 представляло собой управление с множеством начатых объектов. Это были: Дворец культуры завода Кислородного машиностроения, два магазина, кооперативный дом «Рассвет», «Водитель», дома №6, 41, 31 в Амурском поселке и ряд других объектов.

Управление работало уже в условиях специализации, т. е. являлось Генподрядным коллективом выполняющим собственными силами столярно-плотничные, отделочные работы всех видов.

Главным инженером управления работал Баранов К. В., зам. начальника т. Прокопович Н. П., на линии старшими прорабами были т. Морозов Ю. А., Рыбин М. А., гл. механиком Т. Медведев А. С.

Бригадирами работали — плотников-столяров Алексеев И. Г., Иванов В. Я., Слюнченко Н. А. и другие.

Штукатурных бригад: Масленников В. Ф. (в настоящее время т. Золотарева Е. Л. ), Павлинов Ф. Е. (позднее Лазогреева Л. Т. ), Бондарь В. Ф. (в данное время т. Тюпанова Н. А. ), Сиплевич Н. Н. (позднее Наварова В. П. ).

Малярных бригад: Гунченкова Е. Д. (теперь т. Семенова Н. А. ), Прахт А. А. (потом т. Потапкина Н. А. ), Тарасова Т. Л. (затем т. Грибова В. П. ) сейчас т. Иванова С. Н., Яковлева А. Д. (ныне т. Мочалова Л. И. ).

Облицовщиков-мозаичников — Гапеев И. Ф. (в настоящее время Царик В. В. ).

Все бригады были многочисленные по 25-30 человек.

Коллектив СМУ-4 в отличие от предыдущих коллективов, в которых я работал, был также работоспособным, слаженным, однако нарушений трудовой дисциплины отдельными товарищами допускалось частенько. Достаточного спроса за выполнение планов и ввод объектов в эксплуатацию не чувствовалось, царило какое-то безразличие к этому.

Секретарем партийной организации был начальник отдела кадров т. Шучкин П. М., председателем профсоюзного комитета т. Бек В. А. секретарем комсомольской организации — Питерман И. А.

С главным инженером Барановым К. В., секретарем партбюро т. Шучкиным П. М. побывали на всех объектах, ознакомились с их техническим состоянием, на каждом объекте встретились с коллективами бригад, обговорили пути улучшения работ, установили порядок отчета линейными инженерно-техническими работниками о проделанной работе за день, приняли меры по обеспечению объектов стройматериалами, механизмами.

Раскрепили ответственных работников управления за бригадами, для оказания помощи в работе, решили вопросы с общественным питанием на объектах, заказали автобусы для подвоза людей на работу и с работы.

Решив все эти и ряд других вопросов и мы почувствовали, что коллектив стал поправляться. В своей повседневной работе я опирался на партийную и профсоюзную и комсомольскую организации, во всем находил с их стороны помощь и поддержку, а со стороны секретаря партбюро т. Шучкина П. М. — дельные советы.

Вскоре в управлении стало заметно финансовое положение, управление стало платежеспособным. С октября 1970 года приступили к выполнению очередных задач и первой ударной задачей явилась сдача школы в эксплуатацию в микрорайоне №12 г. Нефтяников к новому 1971 году.

Кирпичная кладка школы в октябре только заканчивалась, а вокруг ее уже был заселен жилой массив.

Председатель горисполкома т. Литвинчев И. Ф. лично прибыл на объект, встретился с коллективом и обратился с просьбой к рабочим, закончить строительство школы и обеспечить ввод ее в эксплуатацию к 1. 01. 71 г. Его личное обращение и простота разговора с людьми было с воодушевлением воспринято коллективом и нам не потребовалось принуждать людей работать сверхурочно.

Строительными материалами и оборудованием школа была закомплектована полностью, все виды работ выполнялись согласно пусковому графику и объект был сдан в срок.

Не раз бывали на наших стройках Норка Е. А.: Рыжов В. А. — первые секретари ГК КПСС, Литвинчев И. Ф., Грицевич Н. Г., Глебов Ю. Я. и всегда мы получали от них не только замечания, но практическую помощь и поддержку в работе.

Коллектив нашего управления все истекшие годы выполнял установленные планы и обеспечивал ввод строящихся объектов в эксплуатацию.

На ряду с городскими объектами приходилось выполнять большой объем строительства на селе.

Возводили объекты по всем районам области: от Омского до Седельниковского и Знаменского на севере области, до Черлакского на юге, Полтавского на западе, Оконешниковского и Нижне-Омского на востоке области. Освоение средств на сельских объектах достигало в отдельные годы 1, 5 млн. рублей. Так только в 1985 г. нами были построены 40 двухквартирных домов с водопроводом холодной воды, канализацией, местным отоплением, электроосвещением, радио и разводкой телефона.

Все квартиры в построенных домах были трехкомнатные, площадью одного дома 137,5 м2

Трудностей при строительстве сельских объектов было гораздо больше, чем в городе, однако, сознавая необходимость строительства жилья для селян, претерпевали все невзгоды, работали и никто не роптал.

Строительство жилых домов на селе продолжаем в настоящее время.

Государственный план все годы доводился от достигнутого, ежегодно увеличивался до 6%. Хотя и трудно выполнять ежегодные увеличения, но сознавая, что наш труд улучшает благосостояние омичей, весь коллектив испытывает чувство удовлетворения и каждый год выполняет план по основным технико-экономическим показателям.

За последние двадцать лет построено 52 общеобразовательных школы и более 60-и детских дошкольных учреждений, ряд магазинов, корпуса Омского Сельскохозяйственного и Политехнического институтов, кинотеатр «Иртыш», ряд общежитий и жилых домов — таков далеко не полный перечень наших строек.

К этому следует отдельно выделить объекты здравоохранения: Областная клиническая больница, сданная в эксплуатацию в 1973 г., городская многопрофильная больница в 1983 г., Онкологический диспансер в 1987 г., больничный комплекс медсанчасти №6. Все эти объекты не просто корпуса больниц, а целые комплексы медицинских учреждений с новейшим современным отечественным и импортным оборудованием.

Кроме больничных комплексов управлением построено и сдано ряд поликлиник и аптек. Была построена на ул. Березовой водолечебница, а в 1987 г. в комплексе ее был построен межколхозный пансионат-санаторий «Омский» на 500 коек.

Оглядываясь на пройденный путь последний 20 лет, трудно себе представить, что этот объем работ смог выполнить коллектив нашего управления. Да это так!

И это стало возможным благодаря напряженному труду не только нашего коллектива, но и всего коллектива треста №2. Так, СМУ-1 и СМУ-2 в основном вовремя сдавали объекты под отделку, а в ходе строительства старались решать все технические вопросы, устраняли замечания заказчика и создавали нашему управлению нормальные условия для отделочных работ и своевременного ввода объектов в эксплуатацию.

Руководство треста №2, партком, профком и комитет ВЛКСМ постоянно держали под контролем работу СМУ-4, повседневно оказывали помощь управлению по всем вопросам. Перерабатывая большое количество строительных материалов, мы почти не чувствовали их отсутствия, либо недостатка.

Зам. управляющего т. Липин В. И., начальник комплектации т. Ряполова Н.. С., начальник УПТК т. Мартынов В. Д., позднее т. Куликов А. В. ответственно относятся к нуждам управления и поставляют вовремя стройматериалы и др. изделия.

Так практически весь период моей работы был отдан строительству в г. Омске и области.

 

 


Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.Г. Д. БАЙБАК — управляющий трестом №2.
50 ЛЕТ — ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ, ПЛАНЫ:

Пятидесятилетие строительно-монтажного треста №2 — это большое событие в жизни и деятельности нашего трудового коллектива, который по праву считается одним из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.

Свой полувековой юбилей трест отмечает в непростых условиях перестройки всей экономической, политической и духовной жизни в стране. Курс на революционное обновление резко ускорил общественное развитие страны. Это безусловно оказывает свое влияние на капитальное строительство и особенно социально-бытового направления.

Сложный, но насыщенный большими делами и событиями путь прошел коллектив треста за истекшие пятьдесят лет.

Как известно, трест мужал в суровые военные годы. Страна переживала самые трудные дни — дни фашистского нашествия. Надо было крепить обороноспособность страны, многое менять в работе предприятий, строить заново и в невиданно короткие сроки вводить все это в действие.

С первых дней этого сурового времени 1 941 года, когда вся страна перестраивалась на военные рельсы, коллектив треста проявил высокую мобильность, быстро вовлекая в производство вливающиеся в трест кадры строительных организаций из Киева, Харькова, Москвы, Запорожья с их строймеханизмами и транспортными средствами.

Организованная этими возросшими силами круглосуточная работа, как на уже строящихся, так и вновь начинаемых объектах — обусловила резкий рост темпов строительства, 10-ти кратное увеличение объема строймонтажных работ, в сравнении с объемом 1940 года, определила возможность разместить под крышу к концу 1941 г. первоочередные производства заводов П. И. Баранова и В. В. Куйбышева, расселить с помощью местного населения, работников этих заводов.

Силой труда и умения строителей в г. Омске — далеком сибирском городе, вскоре встали корпуса новых предприятий, а рядом с ними росли кварталы жилых домов, больниц, детских дошкольных учреждений и школ.

Пяти десятилетняя история треста — это улицы города Омска Если Вы хотите лучше увидеть то, что сделали за пятьдесят трудовых лет строители треста в своем городе, то лучшего места для обозрения не подобрать, как противоположный берег Иртыша. Будет ли это раннее утро, когда в синей предрассветной дымке чуть прочеркиваются красивые кварталы Иртышской набережной, и город как будто смотрится в воды старинной реки, или это ясный солнечный день, когда все, что есть на его берегу, вырисовывается отчетливо и ярко, или это поздний вечер, расцвеченный тысячами электрических огней и неоновых реклам — впечатление будет огромным и Вы не станете равнодушными к увиденному, особенно если Вы помните каким оно было лет 20-25 тому назад. Этот район города отличается той особенностью, что он построен на намывных грунтах, превратив этим коллектив треста в пионеров такого вида градостроительства:

Красивыми и стройными вписались в жилые кварталы пятиэтажных домов — высотные дома; роскошно выглядят здания речного вокзала и гостиничного комплекса «Турист» на слиянии Оми с Иртышом, 14-ти этажного жилого дома рядом с Ленинградским мостом, трех девятиэтажных многоквартирных домов с фирменным магазином «Океан», первых в Омске трех девятиэтажных одноподъездных домов, построенных в 1965-66 годах, 7-и этажной гостиницы «Омск», девятиэтажных домов примыкающих к речному порту — все это вместе взятое, очень изменило облик этой части города, а его набережную сделало гордостью и любимым местом отдыха омичей.

Строители треста создали многие жилые кварталы в других районах города: в поселке Нефтяников, Амурском и Чкаловском, по улицам Красный Путь, Масленникова, проспекте Маркса, иначе говоря — нет в нашем городе района, в котором не трудились бы наши строители.

Одним словом, город наш с его красивыми улицами и скверами, благоустроенными домами, роскошными дворцами — живая летопись трудовых дел строительно-монтажного треста №2, где и по сей день вместе со всеми продолжает трудиться наш коллектив.

За 50-летний период коллектив треста построил свыше 2, 1 миллиона квадратных метров жилой площади в кирпичном исполнении. Более 250, 0 тысяч омичей живут ныне в этих благоустроенных домах.

Построено свыше 500, 0 тысяч квадратных метров промышленных площадей, более 250 километров подземных коммуникаций, 82 школы на 80484 места, 126 детских дошкольных учреждений на 22370 мест, 31 больницу на 6033 коек, 21 поликлинику, 11 дворцов и домов культуры, 27 учебных заведений, 8 кинотеатров, 16 столовых и кафе, 59 магазинов, а всего более 640 объектов социально- бытового назначения.

Освоено свыше 802, 0 миллионов рублей.

Среди важнейших гражданских строек треста: Музыкальный театр и театр юного зрителя, дворцы культуры им. П. И. Баранова, имени Малунцева, завода Кислородного машиностроения, гостиницы «Омск» и «Турист», дом Союзов, санаторий «Омский» на 500 мест, областная клиническая и городская многопрофильная больницы, 4-х зальный спортивный павильон «Спартак» и многие другие.

Большой вклад внес коллектив в укрепление материально-технической базы колхозов и совхозов области. Построил 2 совхоза, 3 машинотракторные станции, Октябрьскую и Сибирскую птицефабрики, много животноводческих помещений, более 50 объектов соцбытового назначения.

За последние годы трест построил 35 девятиэтажных домов, 12-ти и 7-и этажные гостиницы. Строят ежегодно до 70 объектов жилья, школ, детских учреждений и т. д.

Трест является зачинателем строительства в г. Омске крупнопанельных домов.

Большое количество старейших работников треста вошло в руководящий состав строительных организаций ПСО «Омскстрой» — ДСК №1, трест «Спецстрой», трест «Строймеханизация» и других.

За 50 лет трест вырастил и воспитал большую армию строителей, сейчас в его рядах еще немало специалистов, начавших трудиться в первые годы его организации.

Свыше 40 лет трудятся в тресте товарищи: Лехлер Яков Иванович — каменщик, Кабаков Иван Алексеевич — мастер, Устинова Мария Тимофеевна — контролер, Масловский Мирослав Иванович — электросварщик, Гооге Владимир Фридрихович — мастер, Мезенцева Вера Игнатьевна — рабочая, Гребенцов Ефим Аронович — фотограф, Кирпиченко Ольга Никодимовна — рабочая, Гейнц Яков Федорович — электромонтер, Холкин Константин Семенович — мастер, Циллер Яков Давыдович — слесарь и другие.

Свыше 35 лет работают в тресте тт. Кузло Тит Евтухович — каменщик, Яшкин Иван Самуилович — каменщик, Бушкова Валентина Петровна — штукатур, Гришин Андрей Андреевич — бригадир плотников, Левашева Парас- ковья Прокопьевна — рабочая, Павлов Геннадий Петрович — инженер, Сологубова Каролина Ивановна — бригадир штукатуров, Степанова Валентина Васильевна — штукатур Цупикова Фея Степановна — старший инспектор по кадрам, Алексеев Иван Григорьевич — старший прораб, Боровиков Илья Максимович — мастер, Савченко Галина Андреевна — зав. детским садом №71, Куценко Мария Васильевна — прораб ЖКК, Заливина Зоя Николаевна — комплектовщица и др.

Трест воспитал в своем коллективе знатных строителей — мастеров высокого класса: т. Мазур Марию Леонтьевну — Героя социалистического труда; Науменко Нину Федоровну — лауреата Государственной премии, кавалера орденов Ленина, Октябрьской революции, «Знак Почета», заслуженного строителя РСФСР; Иванова Валентина Яковлевича — кавалера ордена Ленина, заслуженного строителя РСФСР; Гооге Владимира Фридриховича — орденоносца, заслуженного строителя РСФСР; Потапкину Надежду Александровну — заслуженного строителя РСФСР; Васильева Николая Васильевича — кавалера ордена Трудового Красного Знамени, заслуженного строителя РСФСР; Мартынову Полину Васильевну — награжденную орденом Трудового Красного Знамени, заслуженного строителя РСФСР; Антонову Валентину Ивановну — орденоносца, заслуженного строителя РСФСР; Анисимову Валентину Антоновну — орденоносца, заслуженного строителя РСФСР и многих других.

Отряд заслуженных строителей пополнился совсем недавно: еще одному ветерану треста, начальнику СМУ-4, Григорию Алексеевичу Афонькину, работающему в этой должности 20 лет, указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 февраля 1990 г. присвоено почетное звание «заслуженный строитель РСФСР».

Долгое время плодотворно работали в тресте такие известные строители — управляющие трестом, как Рудаков Петр Николаевич, Ищенко Евгений Спиридонович, Павлов Федор Георгиевич, Худолей Петр Филиппович, Онищенко Семен Иванович.

Выросли и вносят немалый вклад в жилищное строительство тт. Липин Владимир Иванович, Убомасов Александр Ефимович, Кукаренко Владимир Иванович, Куликов Александр Викторович, Баженов Владимир Никандрович и многие другие.

В настоящее время в тресте 488 ветеранов труда, в их числе 11 заслуженных строителей РСФСР, 69 награжденных орденами СССР, 85 значком «Отличник социалистического соревнования РСФСР», 35 гвардейцев жилищного строительства, 81 заслуженных ветеранов треста.

Исторические даты: — 100-летие со дня рождения В. И. Ленина, 60-летие образования СССР коллектив треста отмечал значительными достижениями в работе,

В социалистическом соревновании за достойную встречу 100-летия со дня рождения В. И. Ленина коллектив треста удостоен Ленинской Юбилейной Почетной грамоты ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, ВЦСПС и Диплома о занесении в Ленинскую книгу труда и славы Министерства промышленного строительства СССР. 299 строителей треста были награждены юбилейными медалями «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина».

В 1983 году ЦК КПСС, Совет Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ присудили коллективу треста — победителю во Всесоюзном социалистическом соревновании за достойную встречу 60 годовщины образования Союза Советских Социалистических Республик — переходящее Красное Знамя и Диплом о занесении на Всесоюзную Доску почета на ВДНХ СССР.

В нашей трудовой биографии не все шло гладко и радостно. Мы и огорчались и оказывались в труднейшем положении.

Не место подсчитывать наши потери и провалы. Хотя и это мы делаем. Но тем не менее хочется отметить, что многие годы в Омске слабо решаются вопросы комплексной застройки жилых микрорайонов, что вызывает законное недовольство омичей.

Существующая многозвенная ведомственная структура управления строительным комплексом вносит серьезные осложнения и снижает мобильность трудовых коллективов.

Переход к экономическим методам управления еще далеко не завершен, а практическая реальность реализуется в виде ужесточения административно-командной системы, но в более изощренной форме.

Как и в прежние годы, планы капитального строительства не сбалансированы с материально-техническими, финансовыми и трудовыми ресурсами

Постоянная нехватка строительных материалов, неритмичность их поставок приводит к тому, что значительная часть организаторов строительного производства занята выполнением несвойственных им снабженческих функций. Падает заработная плата рабочих, не прекращаются авралы и штурмовщина.

По этой причине в последнее время резко увеличился отток кадровых рабочих и ИТР в кооперативы, предлагающие работникам более высокие заработки.

Задачей всего руководящего состава треста и его общественных организаций является решительное изжитие этих негативных явлений, что можно достичь только на путях улучшения условий труда работающих, внедрения прогрессивных технологий, конструкций материалов, совершенствования норм и расценок по многим видам работ, которые не отражают фактических трудозатрат, повышения заработной платы, чтобы она соответствовала социальной значимости и тяжести труда строителя.

 

Необходимо уделить значительно большее внимание вопросу децентрализованных заготовок материалов, имея в виду эту деятельность, как первую ступень договорной системы материального снабжения в недалекой перспективе.

Нельзя упускать и шанса появляющегося в обстановке углубляющейся конверсии оборонного производства, где можно разместить заказы на многие изделия потребные строящимся для этих производств объектам.

Есть много и других проблем. Все они ждут своего разрешения.

Перед коллективом треста стоят большие задачи. Главная из них — коренной перестройкой в работе повышения трудовой и технологической дисциплины добиваться высокопроизводительного труда каждого работающего, на этой основе обеспечивать выполнение и перевыполнение плановых заданий с хорошим качеством.

В юбилейном году не должно быть отстающих коллективов. Всем необходимо заняться повышением культуры производства, снижением производственных потерь труда и материальных ресурсов, повышением экономической работы.

На отдельных участках, объектах еще много бесхозяйственности, расточительности, плохого использования автотранспорта и механизмов. Отдельные строительно-монтажные управления и участки не выдерживают установленных сроков ввода объектов в эксплуатацию, допускают сдачу их с дефектами и недоделками.

В создавшейся ныне тяжелейшей ситуации с материально-техническим обеспечением необходимо найти пути резкого сокращения удельного расхода материалов, устранения причин их порчи и разбазаривания.

Коллектив, как и весь советский народ, разделяет надежды на ускорение позитивных перемен, углубление перестроечного процесса в области экономики, скорейшей замены административно-командных отношений — экономическими, связывая их с совершенствованием политической системы, принятием 3-им съездом народных депутатов Президентского управления страной.

Отмечая свое пятидесятилетие, коллектив треста полон желания еще выше поднять свою трудовую активность для выполнения программы «Жилье-2000 года» и успешного решения задач социально-экономического и политического преобразования в нашей стране.

Мы уверенно смотрим в будущее своего коллектива, в которое верим и за которое будем бороться.

Хочется закончить свой рассказ прекрасными словами поэта:

Мы — строители, строить нужно прочно.
Очень точно. Абсолютно точно.
Мы уйдем
Но если плох наш дом.
Кто его доделает потом?
Значит нужно, чтоб сверкали стекла,
Чтоб на стенах краска не поблекла
Чтоб без скрипа
открывалась дверь,
— Мол, зайди согрейся и поверь.
Чтобы гостя под приветным кровом
Дожидалось ласковое слово,
Чтоб была хозяйка хороша,
Чтоб осталась там твоя душа.

 


Выходные данные | Иллюстрации

 

 Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске. Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика Стройка — наша судьба