.АЯ библиотека!

Публицистика

Главная Проза Публицистика Стройка — наша судьба

Стройка — наша судьба - А ЖИЗНЬ ШЛА. (воспоминания бывшего секретаря комитета ВЛКСМ треста т. Сорокина И.Ф.).

Cтроительно-монтажный трест №2 — один из самых старейших строительных подразделений в г. Омске.И. Ф. СОРОКИН.
А ЖИЗНЬ ШЛА...

Несколько примеров из жизни комсомола и молодежи треста в военные и первые послевоенные годы. Несколько штрихов из отдельных человеческих судеб.

Несколько... потому что минуло полвека с той поры, о которой предложено рассказать. Полагаться на память — это по меньшей мере означало бы переоценить свои способности на старости лет. Документов под рукой никаких не было. Записок, заметок, естественно тоже нет — мемуары писать не собирался. Поэтому возникает опасность где-то ошибиться, о чем-то более заметном и важном не рассказать. Но постараюсь написать истину.

Начинал свою трудовую деятельность в Омске с апреля 1942 года в транспортной конторе треста №2. И с этого времени без малого тридцать лет отдано тресту №2.

Транспортная контора — это большое и сложное хозяйство. По теперешним меркам его не соизмерить ни с одним автотранспортным предприятием. Это в своем роде было уникальное автопредприятие с полным внутрихозяйственным циклом. С. удите сами. У нас, например, была своя небольшая вагранка и своя литейка. Технологи-транспортники освоили свой метод закалки листовой рессорной стали. Она так была нужна при том бездорожье! А где ее было взять, когда действовал лозунг — «Все для фронта, все для Победы!»? Было все это примитивным, но обеспечивало внутренние нужды. Был освоен выпуск коробки передач, своими силами производился ремонт моторов, вулканизация резины. Автомобильный парк составлял 150-170 единиц. В основном это были газогенераторные машины, работающие на древесных чурках, для подготовки которых был специально создан чурочный цех, где работали женщины. Для обслуживания строительных площадок раствором, сыпучими материалами, самосвалы, а их не было ни одного. Как решили эту задачу наши рационализаторы? В мехмастерских работал слесарем некто Апельдинов по национальности татарин, человек пытливого ума. Он предложил использовать вагонетки, которые ежечасно курсировали мимо нашей конторы с глиной на кирпичный завод. Ставили вагонетку на раму машины ГАЗ-ААА (в обиходном названии ГАЗ три А). Рычажное устройство позволяло вываливать грузы без применения ручного труда. Не ахти какая механизация, но все-таки это уже чего-то стоило. В шутку теперь самосвал стали называть ГАЗ-С «Апельдин».

Впоследствии было найдено более усовершенствованное решение, ближе к заводскому. При перевозке сыпучих применяли деревянные конуса, по ним легко они ссыпались. Это освобождало машины от сопровождения грузчиками. Был в составе конторы и конный парк, насчитывающий до 150 рабочих лошадей. Для закупки лошадей ездили в Монголию и оттуда гоном в сопровождении гуртоправов гнали до Омска. Закупить лошадей в области было бесполезно: они были истреблены, когда гремели фанфары.

Мы с чудесным конем все поля обойдем — ... да и нужны были на селе, где еще пахали и боронили не на «бабах». В районах Тюменской области имелись свои дровозаготовительный и сенозаготовительный участки. В тресте отсутствовала самая элементарная механизация. Все погрузочно-разгрузочные работы выполнялись вручную. Поэтому при транспортной конторе содержалось погрузбюро — 100- 120 человек. Все цеха работали в две смены по 12 часов каждая. Шофера работали сутками. Делалось это с той целью, чтобы не терять лишнее время на передачу машины сменщику.

Комсомольская организация транспортной конторы считалась самой активной в тресте. Руководил ею П. П. Андреев, впоследствии более 20 лет работавший в аппарате обкома партии. Не было дня, чтобы не были выпущены или «Молния» или Сатирический листок. Содержание их было злободневным и почти всегда резким, интересным. Могу поклясться — около них всегда стояли люди. Надо было, например, отметить хорошую работу погрузбюро, где бригадиром был Ваня Гулик, там появился такой плакат:

У грузчиков говорится: дело Гулика боится!

и отмечались дела бригады за этот день или неделю.

Или вот:

Выполняй рабочий план, как водитель Шнайдерман!

и здесь приводились трудовые достижения этого трудолюбивого и очень скромного человека. Кстати заметить, что М. А. Шнайдерман проработал в этой конторе за рулем грузовой автомашины более 40 лет. Не обходил комитет комсомола своим вниманием и тех водителей, которые заботливым уходом за машиной удлиняли межремонтный пробег. В одно время появился такой плакат:

Прежде чем выехать на работу, прояви о машине большую заботу: осмотри ее со всех сторон, как это делает Токарев Антон.

Токарев был в числе лучших водителей. Впоследствии избирался профсоюзным вожаком. Регулярно освещались результаты ходимости шин, расхода горючего и делалось это, например, под таким крупным плакатом, касаясь тех, кто допускал перерасход бензина:

Смотри, разгильдяй, как в капле бензина тонешь ты и твоя машина!

Это, конечно, не были поэтические шедевры, но мобилизующее начало они в себе несли. Активно работал в комитете комсомола транспортной конторы Михаил Пономарев. Эти вот листки были его рук дело. Студент Московского автодорожного института он в составе московских ополченцев участвовал в защите столицы, был тяжело ранен и после . госпиталя прибыл в трест. С тяжелым ранением, полученным на Северо-западном направлении, инвалидом пришел в нашу контору комсомолец Сергей Беззубцев, до конца войны работавший диспетчером.

Родом из Москвы, после окончания войны уехал и работал там до ухода на пенсию начальником автотранспортного предприятия. Как-то он сопровождал автоколонну на уборочную в Алтай и посетил Омск, где были проведены три года его военной молодости. 16-летним юнцом пришел в контору слесарь Вася Гудзь. Отдал этому предприятию более 40 лет и отсюда ушел на пенсию. Такими же юнцами пришли в контору Виктор Вережников, Николай Панов, Петр Яковлев, Владимир Ивин и многие многие другие ребята, быстро освоившие машины. Работали водителями и таких же лет девушки. Наставниками их были опытные водители Несговоров Георгий Иванович, Лавров Терентий Васильевич, Шубин Борис Кириллович, Торшин Василий Павлович и другие, начавшие работу в тресте еще до войны.

Смежным по территории с тра нспортной конторой было другое предприятие треста — Контора Подсобных Предприятий, сокращенно — КПП. В процессе так модных у нас реорганизаций оно исчезло. Все его цеха «оккупировал» трест КПД. Нас роднили и общие задачи и, видимо, еще больше — соседство. Комсомольские организации этих двух контор соревновались. Нередко мы проводили совместные собрания и были соперниками в спортивных соревнованиях. Руководил комсомолом КПП Виктор Лавренович.

Это тоже было крупное и сложное хозяйство. В его составе были деревообрабатывающие цеха, лесопильный завод, бетонный завод и другие службы.

На весь трест гремела слава соревнующихся между собой комсомольско-молодежных бригад деревообделочников Вали Барминой (ныне Мостицкой) и Таси Тетериной. Когда началась Великая Отечественная война Валя Бармина работала на омском заводе им. Р. Люксембург токарем 4-го разряда. На ее просьбу отправить на фронт Куйбышевский РК ВЛКСМ ответил отказом и направил ее на строительство завода им. Баранова. Так она оказалась в тресте. Человеку с задатками организатора, поручили руководство бригадой. Валя сумела из разных вроде бы по характеру, таких же, как и она, молодых девчат сделать коллектив единомышленников.

В 1944 году большая группа строителей треста за успешное выполнение заданий правительства по вводу военных объектов была награждена правительственными наградами. Награждены были оба эти прославленные бригадира. Тася Тетерина была награждена орденом Трудового Красного Знамени, а Валя Бармина медалью «За трудовую доблесть».

По окончании войны все члены бригады Вали Барминой были награждены медалями. «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», сама бригадир — второй медалью. Бригада была сфотографирована под Знаменем Омского горкома ВЛКСМ и фотография была передана на хранение в Омский музей. Все уже пенсионеры, они до сих пор сохраняют традицию собираться вместе, за чашкой чая вспомнить прошлое, поделиться семейными новостями и заботами.

Особенность работы комсомольских организаторов и их актива в строительных конторах определялась тем, что все выпускники школы ФЗО шли в эти подразделения. Забот и хлопот с устройством их быта и «прописки» на производстве требовалось немалых.

Комсоргом стройконторы №1 в сороковых годах был Анатолий Мостицкий. Комсоргами стройконторы №2 в разное время работали Виктор Крапивницкий, Петр Молчанов, Люся Шевченко.

Приходя в трест, выпускники школ вливались в кадровые составы. А чаще из них формировались комсомольско- молодежные бригады, во главе которых ставились талантливые организаторы строительного производства. В разное время тех далеких лет наставниками молодых были умудренные жизненным опытом и овладевшие секретами строительного производства каменщики — Гагарин Николай Ильич, Бохан Алексей Лукьянович, Ворона Игнат Иванович, Шмаков Иван Михайлович. Штукатуры-маляры Кусик Максим Иванович, Комаров Александр Арсентьевич, Будылев Александр Ананьевич, Коробов Иван Митрофанович, Гепперле Иван Яковлевич, Ярош Андрей Гаврилович, Будзиновский Ян Янович, Порошин Федор Иванович, плотники-столяры Дерик Алексей Порфирьевич, Люсов Тимофей Филиппович, Берсенев Василий Сергеевич и др.

Из-за отсутствия надлежащих условий школа ФЗО не могла подчас дать и самых элементарных профессиональных навыков. Штукатуры, например, навык намета осваивали песком: не было раствора. Способы штукатурки под сокол и более качественную — по маякам осваивали уже в бригадах на объектах треста.

Тяжелым был труд штукатуров в тресте. Долог и мучителен был путь механизации штукатурных работ. От ковша Шаульского и совка Илюхина до набрызга насосом и до штукатурных станций лежала целая эпоха. В этих условиях наставничество было просто необходимо. До сих пор добрым словом вспоминают теперь уже сами ставшие ветеранами бригадира М. И. Кусика. Мягкий по характеру, никогда не повышая голоса, не применяя крепких слов, столь привычных у строителей, он умел по-отечески обойтись со своим питомцем. Знал Максим Иванович в совершенстве не только все премудрости штукатурных работ, но владел и специальностью лепщика. В декоре лучших зданий того времени и его вклад. И не вина его, да и не вина строителей в бедности фасадов тех лет. Вина тому эпоха, потребовавшая как можно быстрее вызволить из барачных трущоб десятки тысяч семей.

Были среди выпускников школы ФЗО ребята и девушки, способные и сами, как говорится, взять быка за рога, и принимались за руководство бригадами. В сороковые годы большой известностью пользовались бригады штукатуров первой стройконторы, которыми руководили Полина Асеева и Валя Репина, бригада маляров Шамрая Саши. Эти коллективы полностью были молодежными и почти все комсомольцами.

Гласность в то время было понятием, относящемся исключительно к соревнованию, й означало это регулярное освещение итогов работы звеньев, бригад и подразделений треста. Вменялось это в обязанность постройкомов и комитетов комсомола. Эффектно действовали доски показателей с традициями от «самолёта» до «рака».

Было и материальное поощрение. Вот попытайтесь спросить сейчас даже тех, кто в достатке хватил военного лихолетья, что такое УДП — и вам немногие ответят. А те, кто не раз ложился спать голодным, кто весной 1942, 43 да и 44-го годов собирал перезимовавшую в поле мелочь и подрезки картошки, те скажут — это Усиленное Дополнительное Питание. Выдавалось 200-300 граммов хлеба и 40-50 граммов масла. Было оно разовым и выдавалось тем, кто добивался высоких показателей в труде и поголовно всем, — когда Красная Армия добилась крупных успехов на фронте. По заключениям медицинских комиссий поддерживались этим и обессилевшие.

Часто в годы войны по инициативе комсомола организовывались фронтовые вахты. Цель их — ударным трудом содействовать успехам Красной Армии на фронте. В ответ на злодеяния фашистов проводились митинги. Помню какой гнев и негодование звучали в речах выступавших, когда мы узнали о зверском уничтожении под Киевом десятков тысяч мирных советских граждан. Бабий Яр звал к мщению. Жертвами концлагеря под Киевом были родственники некоторых работников треста.

Комитет комсомола треста, комсомольские организаторы в его подразделениях загружены были и не масштабными работами, бытовыми текущими вопросами. Вот пример на этот счет. В годы войны особо жестко применялся Указ от 26 июня 1940 года в части дисциплины. По этому Указу, как известно, за опоздание на работу более 20 минут человек привлекался к суду с отсидкой в колонии на 6 месяцев. За прогулы кара была вообще жестокой. Жертвой этого Указа был наш комсомолец Павел Сотчев, которому пришлось этот срок отсидеть. Голод, босячество вынуждали ребят ехать на выходной день домой к родителям в близлежащие районы. Не приехать вовремя причин было предостаточно. Отделы кадров были беспощадны. Дело в том, что существовал прокурорский надзор за неукоснительным исполнением этого злополучного Указа. Поблажки дорого обходились некоторым сердобольным кадровикам. Начальник отдела кадров одной из контор треста за сокрытие несколько прогулов, не злостных, а самых, что ни на есть вынужденных, был осужден на 3 года лишения свободы. Комсомолу было сподручнее заниматься защитой своих подопечных и он занимался этим. Или другой пример. Жутко было смотреть на голодного полуопухшего молодого человека, клянчующего в понедельник у продавца пайку хлеба вперед на четвертый или пятый день недели. Приходилось обращаться с просьбой к начальству найти возможность хоть немного чем-то помочь человеку. А утеря хлебных карточек! Это же была настоящая трагедия. А были и такие случай.

Вечерами весь комсомольский актив собирался в общежитиях. Ведь почти все 100% молодежи жили здесь. Жизнь шла. Каждый день выдвигал новые задачи.

На второй день после окончания войны управляющий трестом П. Н. Рудаков подписывает приказ об организации при тресте №2 школы рабочей молодежи и назначает директора этой школы. Молодежи надо было наверстывать упущенное во время войны.

Комсомол, совместная работа на производстве не только сплачивали, но и роднили. Многие ребята и девушки поженились и образовались семьи Ланиных, Мостицких, Гара, Шамрай, Кулиненко, Блук, Молодцевых, Куценко... Да всех и не перечесть. Одним словом — жизнь шла.

Значило бы согрешить перед истиной, если на том и остановиться, что комсомол только тем и занимался в далекие военные годы, что организовывал ударные вахты да читал нравоучения о моральном облике молодого советского человека. Были у нас и самодеятельные хоровые, танцевальные и даже музыкальные кружки. Оживилась эта работа, когда зимой 1942 года в палаточном городке был построен клуб. Наспех сколоченное из досок здание, с одним залом позволяло теперь собираться молодежи. Танцевали под баян баяниста-виртуоза Володи Корж, ставшего знаменитым омским музыкантом и композитором.

Были в каждом коллективе и свои доморощенные Василии Теркины. Они сейчас лучше любого агитатора поднимали настроение людей.

Были розыгрыши и шутки. Вот в диспетчерской гаража слышен хохот. Это какую-то очередную байку «травит» Гоша Самарханов. Оказывается у него состоялась сегодня выгодная коммерция на «левом» грузе. Спрашивают: что возил?

— Бутовый камень, — отвечает.

— Ну и что?

— Ты знаешь, бабы солят капусту

Заехал я на 25 Линию, около машины сразу очередь.

Кто вилок капусты, кто десятку за камень дают.

Полмашины завез в столовую.

Сначала сцена, как в картине Перова «Охотники»: неопытные слушают, раскрыв рты, постарше — чешут за ухом — мол, ври-ври, остальная братва гогочет.

Спросите любого, кто в сороковые годы работал в гараже или в КПП, что такое «дунинская ветка», вам все скажут. Долго дурил голову кадровикам Андрей Дунин, каждое утро «задерживаясь» на 2-3 минуты. Опоздание всегда объяснял одной причиной — опоздала ветка (так называли пригородные поезда). Разоблачение наступило позднее. На самом деле он Жил в своем доме в 200 м от гаража. Безалаберный по натуре, проспав, бежал на работу и иногда подсаживался на вагонетку, что возила глину на кирпичный завод.

Вот эта узкоколейка и получила «историческое» название — «дунинская».

В КПП каждый день «выдавал» новости электрик Гриша Иванов. Главным героем его истории была теща. То они с ней вырастили новую породу кроликов весом каждый с барана, то в парном катании на коньках удивляли публику в парке и все это выдавалось на полном серьезе.

На долго в памяти комсомольцев и молодежи треста остались воспоминания об организации социалистического соревнования за коммунистическое отношение к труду и поныне в стене комнаты трудовой славы дома культуры «Современник» замуровано письмо к комсомольцам и молодежи 2018 года (в день 100-летия ВЛКСМ) от комсомольцев и молодежи треста, принятое на общетрестовском комсомольско-молодежном митинге в 1968 году (в день 50-летия ВЛКСМ), в котором рассказывается о первых ударниках и коллективах коммунистического труда, о жизни и деятельности комсомольских организаций треста, о мечтах на будущее.

Встречаясь со своими друзьями по работе в тресте №2 мы с гордостью вспоминаем свою комсомольскую юность и никогда не променяем ее на другую.

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Проза Публицистика Стройка — наша судьба