.АЯ библиотека!

Публицистика

Омск - Пешт - «Тайны» доктора Лёкёша

КАПЛИ ЗОЛОТОГО ДОЖДЯ

«Тайны» доктора Лёкёша

Первым вышел из самолета доктор Лёкёш, редактор Пештской областной газеты, которого мы, омские газетчики, встречавшие делегацию венгерских журналистов, знаем уже много лет.

Сразу же вспомнилось, как мы колесили по венгерской земле. Ездили с рассвета до заката. Это было в те дни, когда области наши только-только породнились. После обмена первыми партийными делегациями к побратимам командировали работников «Омской правды». И журналисты газеты «Пешт медьеи хирлап» с энтузиазмом помогали коллегам знакомиться со своей областью.

За полторы недели надо было увидеть все «самое-самое» — такое, что дает представление о целом и частностях, об экономике и о людях, о городах и- селах, о народных обычаях. И не просто увидеть, но и впитать в себя, осмыслить, переварить, чтобы в дальнейшем провести за собой по Пештской земле и читателей газеты.

Позднее заместитель редактора «Пешт медьеи хирлап» Агнеш Шаги подсчитала, что во время ее поездки по Омской области сто человек рассказывали ей о своих коллективах, о своей работе. И, конечно, ничуть не меньшее число людей представляли и Пештскую область омским газетчикам. Это были партийные и советские работники, руководители предприятий и хозяйств, рабочие, специалисты и ученые. Оставив на время свои ежечасные заботы, они в доверительных беседах делились тем, что было им дорого, что рождалось в нелегких трудах, что волновало и приносило радость.

Редактор «Омской правды» Иван Дмитриевич Фадеев своими вопросами, как отмечали венгерские коллеги, обычно направлял корабль разговора по главному руслу. В этом помогал ему многолетний опыт газетчика, члена бюро обкома партии, наконец, просто коммуниста. Речь шла о том, как в повседневной практике работы выполняются решения съездов ВСРП. О повышении эффективности производства. О сотрудничестве Венгрии с Советским Союзом и другими странами СЭВ. А также о воспитании людей и о различных проблемах социального развития.

Начав путешествие по Пештской области с востока — с городов Цеглед и Надькереш, — мы двигались как бы по ходу часовой стрелки. На юге — Рацкеве и Сазхаломбатта. На западе — Эрд. И наконец северные города Вац и Сентэндре.

Менялись адреса. Множились знакомства. Впечатления наслаивались одно на другое, порождая вполне определенное желание написать по возвращении домой не менее шести «венгерских репортажей».

Рукопожатие побратимов. Дружеский шарж художника Виктора Резниченко.

Рукопожатие побратимов. Дружеский шарж художника Виктора Резниченко.

Периодически, когда высвобождался некоторый промежуток времени, редакторы братских газет, можно сказать, брали интервью друг у друга. Собственно, обо всем основном было уже расспрошено и рассказано. Но иногда вот всплывало вдруг что-то еще — касающееся организации внутриредакционной работы, стимулирования творчества журналистов.

Редакторы беседовали между собой раздумчиво, словно советовались, как им лучше руководить своими достаточно сложными и подчас ершистыми коллективами.

После первых встреч журналистов начался период активного общения между редакциями «Омской правды» и «Пешт медьеи хирлап». Шла переписка. Комплектовались обменные полосы. Мы высылали друг другу газеты с публикациями о буднях побратимов.

Все активнее включались в этот процесс общения и наши читатели. Как только были напечатаны «венгерские репортажи», редакционный портфель «Омской правды» стал пополняться материалами об интернациональной дружбе. Делились воспоминаниями участники освобождения Венгрии. Писали о своих впечатлениях те, кто был по туристической путевке в этой стране. Писали и те, кто там не был, но хочет больше узнать о ВНР и о Пештской области.

На страницах «Омской правды» выступили венгерские журналисты Йожеф Мурани и Янош Месарош. Побывав в Венгрии, написали о братской области Анатолий Васильевич Басов и Александр Григорьевич Яценко, А в «Пешт медьеи хирлап» были опубликованы серии рассказов об омских встречах Золтана Лёкёша и Агнеш Шаги.

Это все — журналистские работы. Кроме них, печатались еще, конечно, и заметки членов различных делегаций, побывавших у побратимов, а также интервью с гостями, выступления представителей породненных коллективов. В «Омской правде» каждый месяц стала появляться подборка информаций «По страницам газеты «Пешт медьеи хирлап».

Но читатели, как известно, народ дотошный. Чем больше они узнают, тем больше хотят знать еще. Причем, это явление, можно сказать, международное. Во всяком случае, во всех странах СЭВ печать отмечает повышенный интерес людей к жизни братских народов, к социалистической интеграции, к различным проявлениям интернациональной дружбы и взаимопомощи.

Венгерские журналисты рассказывают, что по этой теме им чаще всего приходится работать методом «вопрос — ответ». В газетах заведены разделы «Мозаика дружбы», «Спрашивай — отвечаем», «Что интересует вас в странах СЭВ?» А у телевидения и радио есть цикл специальных передач для любознательных.

Когда, например, по будапештскому телевидению шла очередная передача из популярной серии «Форум», посвященная Советскому Союзу, то диапазон вопросов охватил сферы от Арктики до Антарктики. Одного интересовали рейсы атомного ледокола «Ленин», другого — будни зимовщиков на Южном полюсе. Третий хотел знать все о БАМе, четвертый — все о КамАЗе. А пятый дошел до космоса, но его интересовали не научные наблюдения, а смешные случаи. Не отстают в любознательности и омичи.

Можно сказать, интерес к побратимам запылал как добрый костер. И «пенять» не на кого — сами же старались, «подкладывали хворост в огонь». Мало того, что публиковали материалы, так еще ввели в моду конкурсы и викторины на темы «Наш друг — Венгрия», «Как ты знаешь братскую область Пешт ВНР?» После первого областного конкурса, проведенного по инициативе «Омской правды», организовали такие же мероприятия многотиражные газеты «Сибирский нефтяник», «Текстильщик» и другие. А профсоюзы и Омское отделение Общества советско-венгерской дружбы позаботились о том, чтобы победители конкурсов побывали по бесплатным путевкам в Венгрии.

Общение между журналистами братских газет так или иначе оказывало свое воздействие и на их личное творчество.

С Агнеш Шаги мы писали первую совместную книгу о начальном периоде дружбы областей. Было это непросто по многим причинам. И не только потому, что нас разделяли пять тысяч километров, а будущим главам книги приходилось путешествовать туда и сюда. Но и потому, что надо было познать стилевые особенности друг друга, а также употреблять выражения применительно к звучанию как русского, так и венгерского языка.

Даже когда уже все было завершено и оставалось лишь окончательно утрясти вопрос с названием книги, возникла пиковая ситуация. Западно-Сибирское издательство требовало: название должно быть кратким. «Предлагаю назвать книгу: «Руку, товарищ Венгрия!» — телеграфировала я Агнеш. — Это энергично и коротко». «Энергично, но не коротко, — ответила она. — По- венгерски это более тридцати знаков». Тогда я предложила: «Грани дружбы». «Но по-венгерски понятие «грани» обозначается тем же словом, что и понятие «границы», — сообщила Агнеш. — Читатели могут нас неправильно понять...»

Редактор газеты «Пешт медьеи хирлап» Золтан Лёкёш и сотрудник газеты «Непсава» Йожеф Короди беседуют с молодым кандидатом технических наук Д. К. Пискуновым, помогавшим на одном из чепельских заводов внедрять изобретенный им прибор.

Редактор газеты «Пешт медьеи хирлап» Золтан Лёкёш и сотрудник газеты «Непсава» Йожеф Короди беседуют с молодым кандидатом технических наук Д. К. Пискуновым, помогавшим на одном из чепельских заводов внедрять изобретенный им прибор.

 

И неизвестно, сколько еще продолжалось бы все это, если бы измученный нашими словопрениями редактор книги не предложил свой вариант названия: «Крепче гранита». Меня, честно говоря, «гранит» как-то не грел. Но Агнеш восприняла его с восторгом.

Обмен материалами между редакциями создал благодатный фон и для некоторого творческого соперничества. «Вы для нас готовите страницу, мы — для вас. У кого получится лучше?» Редакторы со своей стороны подогревали это негласное состязание: «Когда мы в «Омской правде» избавимся от крупных блоков? Посмотрите, какие публикации в венгерской газете: небольшие, да еще с подзаголовками...» А в Будапеште в это же время: «Когда мы в «Пешт медьеи хирлап» будем так же регулярно информировать читателей о соревновании на предприятиях, как наши побратимы?..»

А однажды пештские коллеги организовали самый настоящий газетный «фитиль», то есть опередили нас в важнейшей информации. И было это так. Когда открылся XXV съезд КПСС, командировали меня от редакции в Москву взять у омских делегатов интервью о первых днях работы партийного форума. Приезжаю. Звоню нашим делегатам в гостиницу «Россия», а они мне вдруг говорят: «А с нами уже беседовал корреспондент пештской газеты». И вот получаем номер «Пешт медьеи хирлап» за 3 марта 1976 года. В нем, действительно, интервью с омичами.

— Ну, вы нас потрясли тогда своей оперативностью! — говорю я доктору Лёкёшу, приехавшему в Омск на следующий год в составе делегации венгерских журналистов.

Он из скромности делает вид, что не понимает, чем и когда они отличились. Потом будто спохватывается:

— Ах, в прошлом году? Это нам просто повезло тогда. Корреспондент одного журнала в Москве согласился быстро сделать материал для нашей газеты.

— Хорошо, конечно, когда такое «везенье»...

А редактор Веспремской областной газеты Имре Чаба с улыбкой замечает:

— А у нас журналистам из «Пешт медьеи хирлап» всегда везет. Другие еще только подумают, а они уже готово — напечатали. Как успевают? А вот уж это редакторская тайна доктора Лёкёша.

Маршрут у этой делегации журналистов особый. В год 60-летия Великого Октября они едут по тем городам Сибири и Дальнего Востока, где в борьбе за власть Советов участвовали и венгерские интернационалисты. Из Омска делегация полетит в Иркутск, затем — в Хабаровск. История и современность, прошлое и настоящее — то, за что отдали жизнь многие красные мадьяры, — все это пестрой мозаикой фактов ложится в блокноты, вызывая раздумья и заставляя уже здесь прикидывать, как лучше обо всем этом написать.

Очень волнуют гостей встречи с людьми, освобождавшими Венгрию. Оживленную реакцию вызывает и общение с теми, кто позднее побывал в их стране. А если кто-то из омичей знает хоть несколько венгерских слов, — это воспринимается как добрый знак дружбы.

Доктор Золтан Лёкёш записи делает в блокноте, по-моему, реже других. Однако можно не сомневаться, что по возвращении домой он опубликует серию крупных, значительных материалов, как это было и после первой его поездки в Омск. Как ему удается это, для нас по-прежнему оставалось тайной.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить