.АЯ библиотека!

Бюллетень

Главная Периодика Бюллетень Ветераны в строю, №24

Ветераны в строю, №24 - ПЕРВЫЕ ШАГИ

В железнодорожном районе Омска (в то время назывался 3-й район) попытки объединения молодежи были еще в 1917 году. Революционные события, которые развивались в ту пору, не всегда были понятны нам, молодым девушкам и юношам.ПЕРВЫЕ ШАГИ

В железнодорожном районе Омска (в то время назывался 3-й район) попытки объединения молодежи были еще в 1917 году. Революционные события, которые развивались в ту пору, не всегда были понятны нам, молодым девушкам и юношам. Одно было ясно молодым рабочим-железнодорожникам, что стоять в стороне от этих событий молодежь не может.

Июльские события 1917 года послужили толчком для организации союза молодежи и в нашем железнодорожном районе.

На одном из митингов, проходившем около железнодорожного клуба (ныне клуб им. Ворошилова), выступил товарищ (фамилию плохо помню), возвратившийся с фронта. Он рассказал правду об июльских событиях, хорошо говорил о Владимире Ильиче Ленине. Рассказал он и о предательской роли правых эсеров и меньшевиков. И как всегда в то время, его выступление одни приветствовали, другие высказывали свое неудовлетворение. У эсеров и меньшевиков, а их у нас было в то время не мало, это выступление вызвало негодование. Один из предателей в своем выступлении крикнул: «ленинца-германского шпиона схватить и избить». Несколько эсеровских приспешников хотели устроить самосуд над фронтовиком. Но рабочая молодежь, находившаяся на митинге, не допустила этого.

В этот день, по существу, и было проведено организационное собрание молодежи. В организацию стала вливаться и учащаяся молодёжь. Поэтому решено было тогда наш союз назвать «Союз рабочей и учащейся молодежи».

Наряду с этой группой укреплялась другая, главным образом из среды рабочей молодежи, на которую на производстве распространялось влияние большевиков. Это такие ребята, как Николай Лукашевич, Сергей Пранов, Кирилл Дергачев и другие. Эта группа стала приглашать на наши собрания большевиков. Нам удалось два раза послушать выступления товарища Залмана Лобкова - одного из руководителей омских большевиков. Он был большим оратором. Но не все члены союза хотели такие речи слушать, часть возражали против его выступлений. Некоторые учащиеся говорили, что наш союз беспартийная организация и если мы даем слово Лобкову, как представителю большевистской партии, тогда надо приглашать на собрания представителей и других партий.

В летнее время собрания проходили на летней площадке железнодорожного сада (ныне сад им. Лобкова). Осенью мы собрали одно из собраний в помещении, которое занимала большевистская организация. На этом собрании, по предложению учащейся молодежи, мы должны были обсудить вопрос о проводах солдат на фронт, об оказании помощи фронту. Это собрание было последним. Наш союз окончательно раскололся. В этом нам помогла Анна Федоровна Блусевич, член партии с 1904 года, работавшая в райкоме РСДРП(б): Анна Федоровна разъяснила нам точку зрения большевиков на войну, дала оценку текущему моменту. Это было как раз незадолго до Октябрьской революции.

После ее выступления учащиеся заявили, что они против того, чтобы на нас оказывали свое влияние большевики и покинули собрание. Мы, кто остался, решили просить райком партии об оказании нам повседневной помощи и о руководстве.

Председателем Союза рабочей молодежи был избран Николай Лукашевич.

Лучшие члены нашего Союза вскоре вступили в ряды партии, и он стал работать под руководством райкома ВСДРП(б). Мы принимали участие в ликвидации кулацких и белоофицерских восстаний, во время колчаковщины выполняли задания, которые поручала партийная организация, ушедшая в подполье. Активно боролись против колчаковщины Николай Лукашевич и Кирилл Дергачев. Николай Лукашевич вел пропагандистскую работу среди солдат колчаковской армии. Он был осужден на 12 лет и убит в Александровском централе. Кирилл Дергачев тоже был на нелегальной большевистской работе и, в числе других большевиков, был осужден колчаковцами к расстрелу.

Эти товарищи были моими близкими друзьями. Из четырех человек нашей группы во время колчаковщины остались в живых мы двое я и товарищ Игнат Конончук, впоследствии работавший в партийных органах Сибири и ЦК КПСС. В первые месяцы 1920 года он недолго работал в Омском горкоме комсомола.

На долю оставшихся в живых после колчаковщины, выпала честь по заданию партийной организации и под ее руководством создавать ячейки коммунистического союза молодежи. Вскоре после освобождения Омска, во время одного из общих партийных собраний, меня пригласили к секретарю райкома РКП(б) тов. Петру Марченко. В это время у него находился тов. Спунде, один из работников городской партийной организации. Тов. Марченко представил меня тов. Спунде.

«Ну вот наш член партии, молодая и грамотная девушка, ей и можно поручить создание Коммунистического Союза молодежи. Кстати, она была членом Союза молодежи, организованном в 1917 году, не теряла связи с партией и выполняла наши отдельные поручения. Многие члены партии ее хорошо знают. Райком ей может поручить эту работу» Начали создавать ячейки в железнодорожных мастерских, депо и других предприятиях. Большую помощь мне оказали старшие товарищи члены партии: П. Марченко, А. Монахов, С. Пранов и руководители партийных ячеек. Эти товарищи, выступая ни собраниях в цехах, на митингах призывали молодежь вступать в ряды комсомола.

Районная партийная организация видела в Союзе молодежи своего молодого, трудолюбивого помощнике и потому активно участвовала в создании комсомольских ячеек. А дел в ту пору у районной партийной организации был непочатый край. Надо было залечить раны, нанесенные гражданской войной как в хозяйственной жизни, так и в быту.

Вскоре у нас уже насчитывалось несколько десятков комсомольцев. Мы назначили общее собрание, на котором были избраны члены районного комитета РКСМ - председатель и секретарь райкома. Председателем избрали меня, секретарем - Сашу Данилова.

Первым боевым заданием нам было - развернуть борьбу с тифом. При отступлении колчаковская армия оставила сотни больных тифом солдат. Казармы, расположенные около станции Карлушки, были переполнены тифозными.

Комсомольцы приводили в порядок воинские казармы, отправляли больных в госпитали.

Много сил положили на это первые омские комсомольцы.

С самых первых дней мы стали завязывать дружбу с воинами Красной Армии. Чуть ли не ежедневно приходили и уходили эшелоны, то на восток для разгрома белогвардейских банд, то на запад для пополнения сил в борьбе с другими контрреволюционными бандами. Мы встречали эти эшелоны, готовили им свои скромные подарки. Для этого организовывали платные спектакли, литературные вечера. При районной комсомольской организации были созданы драматический, литературный и музыкальный кружки. Тяга в эти кружки со стороны молодежи в то время была огромная. Участники кружков часто выступали на рабочих собраниях, в железнодорожном клубе (им. Лобкова).

Для проведения культурно-массовых мероприятий райком партии отдал в распоряжение райкома комсомола большой клубный зал.

В начале 1920 года в Омск приехала группа комсомольских активистов, направленных ЦК комсомола. Это были товарищи Ф. Ютт, И. Маврин, и А. Мильчаков - члены Сиббюро ЦК РКСМ. Эти товарищи уже имели опыт комсомольской работы в центре России. Они очень нам помогли в укреплении районных организаций, в объединении их в общегородскую и губернскую.

В первом составе горкома РКСМ работали товарищи Поздняков, Харитонов, Катон, Абрамович и другие. Среди членов горкома были распределены участки работы и выделены руководители: политпросвет работой, военной, экономической и т.д. В этом составе я была просто членом горкома и одновременно председателем 3-го райкома комсомола.

Тов. Абрамович, комсомолец из нашего железнодорожного района, в горкоме был организатором экономической работы.

По инициативе приехавших товарищей, в нашем районе несколько раз проводились товарищеские суды над отрицательными поступками комсомольцев. На первом суде в качестве прокурора и защитника выступали Ютт и Мильчаков. Это мероприятие пользовалось большой симпатией не только у молодежи, но и среди взрослых рабочих.

После создания горкома и выделения работника по экономработе, наш райком стал интересоваться условиями работы молодежи на производстве. Мы обследовали условия жизни многих подростков, при помощи партийных организаций удалось привлечь старых производственников к обучению молодежи, передаче им своего опыта.

Немало приходилось заниматься обучением молодежи военному делу. Мы тесно были связаны с военным отделом райкома РКП(б). Изучали винтовку, учились и готовили себя к борьбе с контрреволюцией, которая не сразу разоружилась.

Многие десятки, сотни наших комсомольцев овеяли себя славой борцов, с оружием в руках защищали завоевания Октября.

В 1920 году впервые омские комсомольцы участвовали в работе съезда комсомола в Москве. Это был исторический III-й съезд РКСМ.

От Омской организации было направлено 7 делегатов: Резвушкин, Южаков, Ефремов, Новицкий, я и еще два товарища, фамилии которых сейчас уже не помню. После возвращения из Москвы все мы много выступали перед молодежью, рассказывали о выступлении В.И. Ленина, делились впечатлениями о съезде.

Помещения районных, городских и губернских комитетов комсомола в то время всегда были полны молодежью. Активные споры, диспуты, выступления, рассказы и беседы с участниками Октябрьского переворота и гражданской войны, со старыми большевиками-подпольщиками всегда привлекали наше внимание. Слушая их, мы воспитывались политически, учились бороться за дело коммунистической партии.

А.Я. Попова